Раздел медицины:
Онкология

Лечение гормонорезистентного рака предстательной железы: механизмы гормоноризистентности, полихимиотерапия

273 0

Патофизиологические механизмы гормоноризистентности при раке предстательной железы

Рак предстательной железы (РПЖ) — гормональнозависимая опухоль, и чтобы понять механизм развития гормопорезистентных форм при РПЖ, важно уяснить взаимодействие гормонов в эндокринной системе мужчины.

Современные научные представления свидетельствуют о достаточной изученности патофизиологических механизмов гормонорегуляции в экспериментальной и клинической практике.

Тем не менее фундаментальные механизмы, ведущие к развитию гормонорезистентного рака предстательной железы (ГРПЖ), не полностью ясны.

Известно, что необходимы многочисленные события дли трансформации клеток в злокачественные, и хотя последовательность этих событий недостаточно исследована, установлено, что они происходят как во время транскрипции темой, так и после нее. В наиболее тяжелом положении оказывается группа больных, у которых на фоне проводимой гормональной терапии (ГТ) клинический эффект отсутствует либо бывает незначительным.

При этом через короткий промежуток времени происходит прогрессирование заболевания, несмотря па адекватную ГТ. Подобное течение заболевания наблюдают, когда опухоль первично резистентна к ГТ. Среди больных РПЖ первично-резистентные опухоли к гормонотерапии составляют 15 20%. Источником первично-резистентных опухолей в основном бывают несекреторный эпителий и некоторые формы низкодифференцированного рака предстательной железы, изначально гормонорефрактерные.

Существует мнение, что в возникновении механизма андрогеннезависимости РПЖ основная роль принадлежит возможности нейроэндокринной дифференцировки опухоли, при которой происходит разрастание клопа злокачественных рецептор-негативных нейроэндокринных клеток. Это связано с высокой вариабельностью строения опухоли наклеточно-молекулярном уровне. Гистологическая неоднородность клеток рака предстательной железы обусловлена генетической нестабильностью, приводящей к накоплению определенных генетических дефектов, которые, в свою очередь, приводят» к изменению ряда свойств опухолевых клеток: скорости роста, способности к распространению, чувствительности к препаратам гормонального воздействия, химиотерапии и т.д.

РПЖ — гетерогенное заболевание. Механизмы воздействия андрогенов на клетки рака предстательной железы недостаточно изучены, но недавние исследования дают некоторое представление о них. Известно, что андрогенная абляция способствует развитию гормононезависимых клеток, и они постепенно замещают собой большую часть других клеток опухоли. Нарушение регуляции андрогенной функции — определяющий фактор в развитии ГРПЖ. Предполагают, что существует два основных взаимодействующих механизма развития ГРПЖ, один из которых зависит, а другой не зависит от адренорецептора (АР).

АР-независимые механизмы могут быть связаны с нарушением процесса апоптоза в результате нарушения регуляции онкогенов. Высокие уровни экспрессии белка Вс1-2 обнаруживают чаще по мере прогрессирования РПЖ, а предотвращение разрушения микротрубочек может способствовать развитию антиапоптотического действия Вс1-2. Действительно, наиболее активные методы химиотерапии в лечении ГРПЖ основаны на процессе замедления формирования микротрубочек.

При ГРПЖ наиболее часто возникает мутация антионкогенар53. Исследования показали, что наличие сверхэкспрессии белка Bel -2 и генар53 в тканях после удаления предстательной железы коррелирует с агрессивным клиническим течением опухолевого процесса. В настоящее время проходят исследования, цель которых — изучить механизмы действия Вс1-2, поскольку в этот процесс могут быть также вовлечены онкоген MDM2 и ген-супрессор PTEN (гомолог фосфатазы и тензина).

АР-зависимые механизмы, действующие напрямую, составляют основу патологического процесса. Предполагают, что лиганднезависимая активация АР может осуществляться путем активации тирозинкиназного патогенетического пути (IGF-1, KGF, EGF). Эпидермальиый фактор роста также является сильным митогеном стромальных и эпителиальных клеток предстательной железы. Он образуется местно в больших количествах и действует как паракринный стимулятор. В АР-независимых опухолях большее значение может иметь аутокринная стимуляция, которая способна привести к нерегулируемому разрастанию клеток опухоли.

Амплификация и сверхэкспрессия АР в опухолевых тканях происходят у трети больных ГРПЖ, что может привести к гиперчувствительности АР. Мутации АР иногда приводят к нарушениям их функций. В то же время наблюдается увеличение количества андрогенов внутри клетей от конверсии in situ. Увеличение их количества может быть результатом увеличения числа энзимов, которые участвуют в синтезе андрогенов.

Поскольку мутации АР встречаются лишь в небольшой субпопуляции опухолевых клеток, сомнительно, чтобы они были причиной всех проявлений при ЛР-пезавлсимом состоянии опухоли. Возможно, мутации АР происходят под ноздействием отбора со стороны антиандрогенов. Недавнее открытие возможности слияния гена TMPRSS2, который регулируется андрогенами, и семейства онкогенов EGR-ETS позволяет предположить возможность регуляции онкогенов с помощью механизмов регуляции андрогенов.

В процессе слияния генов элемент андроген-регулируемого гена, который реагирует на андрогены, ассоциируется с генами, которые обычно не регулируются андрогенами, и эти гены тоже становятся андрогензависимыми. В настоящее время применение этого метода влечении ГРПЖ рассматривают только теоретически. Даже у пациентов мосле кастрации в тканях, пораженных метастазами, часто обнаруживают высокое содержание андрогенов, что указывает па наличие интракриппого синтеза. Возможно, высокое содержание холестерина в предстательной железе запускает определенные андрогенные механизмы.

Точного определения рецидивного рака предстательной железы в настоящее время не существует, поэтому несколько исследовательских групп недавно опубликовали практические рекомендации по определению ГРПЖ. Для описания разновидностей РПЖ, который развивается после курса начальной абляционной ГТ, используют различные термины, включая «ГРПЖ», «андрогеннезависимый рак предстательной железы» и «гормононезависимый рак предстательной железы». РПЖ, резистентный к кастрационным методам терапии, но при этом гормоночувствительности был выделен в отдельную группу с появлением новых лекарственных препаратов, направленных непосредственно на АР (например, MDV3100) или блокирование синтеза андрогенов (например, ингибитор CYP 17).

Необходимо различать рак предстательной железы, резистентный к кастрации, но чувствительный к другой ГТ, и ГРПЖ. Применение при раке предстательной железы, резистентном к кастрации, ГТ второй линии, включая отмен), антиандрогенов, эстрогены и глюкокортикоиды, нередко дает положительный результат, тогда как истинный ГРПЖ не чувствителен к любым гормональным воздействиям.

Таким образом, ключевыми показателями ГРПЖ являются следующие признаки:

1. Кастрационный уровень содержания тестостерона в сыворотке крови (<50 нг/дл либо <1,7 нмоль/л).

2. Три последовательных повышения концентрации простатспецифического антигена (ПСА) с интервалом не меньше 1 нед, в результате чего уровень ПСА увеличивается в 2 раза по 50% относительно надира, при уровне ПСА >2 нг/мл.

3. Антиандрогены не применяются, как минимум, в течение 4 под.

4. Прогрессировапие количества ПСА, несмотря на последующую ГТ.

Оценку результата терапии больных андрогеннсзависимым РПЖ следует проводить на основании недавно опубликованных рекомендаций RECTST по оценке реакции на терапию у больных с солидными опухолями. Однако у 80-90% больных невозможно определить очаги с двумя измеряемыми показателями. Кроме того, при наличии мягкотканных образований прогноз обычно хуже, тем при наличии только костных метастазов.

Определение точного количества остеобластных костных метастазов до сих пор вызывает трудности. При выявлении количества метастазов можно использовать магнитно-резонансную томографию (МРТ) осевого скелета. Поскольку причину смерти больных раком предстательной железы часто трудно определить, более достоверным показателем служит общая выживаемость (ОВ), а не опухолево-специфическая выживаемость.

Во многих современных исследованиях концентрацию ПСА используют в качестве критерия ответа на терапию, несмотря па то что до сих пор не существует четких рекомендаций в отношении должных показателей степени и длительности снижения уровня ПСА. Хотя ПСА-скрининг применяют для опенки эффективности лекарственных препаратов, достоверность этого метода и соответственно возможность использовать его для результатов лечения вызывает сомнения. Испытания вакцин Sipuleucel-T (Provcngc) и TRICOM (PROSTVAC) показали высокую степень ОВ без изменений содержания ПСА и поставили под вопрос возможность использования ПСА в качестве индикатора при использовании негормональных препаратов, не вызывающих патологических изменений в клетках.

Кроме того, в значениях уровня ПСА выявлен значительный разброс из-за нестационарного воздействия препаратов на синтез ПСА. Данные, полученные в результате применения ПСА для индикации, необходимо использовать в совокупности с другими данными клинических исследований, и при этом учитывать воздействие лекарственных препаратов, используемых при терапии, на экспрессию ПСА.

Однако с помощью воспроизводимых методов исследования было доказано, что снижение концентрации ПСА >50% относительно уровня до начала терапии означает большую вероятность выживания. В ходе исследований Kelly и соавт. у 10 больных с понижением содержания ПСА >50% исходного в процессе проводимой терапии медиана выживаемости составила больше 25 мес, тогда как у тех больных, у которых не было такого снижения, медиана выживаемости составила всего 8,6 мес.

Согласно результатам исследований Smith и соавт., при снижении количества ПСА >50% на протяжении, по крайней мере, 8 пед среднее время выживания увеличивается и составляет 91 нед но сравнению с 38 нед у больных с меньшей степенью снижения содержания ПСА. В результате исследования TAX 327 также были отмечены улучшенные показатели выживаемости среди больных с нормальным количеством ПСА (<4 нг/мл, медиана выживаемости 33 мес) но сравнению с больными, у которых уровень ПСА был нарушен (медиана выживаемости 15,8 мес).

Исследования также показали, что изменение концентрации ПСА не являлось суррогатным маркером эффективности терапии, поскольку одинаковый уровень ПСА отмечен у больных обеих'групп (45%), получавших доцетаксел, а показатели выживаемости улучшились только среди пациентов, получавших доцетаксел по 3-недельной схеме. Согласно последним данным исследований TAX 327, снижение уровня ПСА >30% указывает на высокую вероятность выживаемости.

Исследования других потенциальных молекулярных маркеров для оценки эффективности терапии находятся пока в начальной стадии. К примеру, существует возможность взаимосвязи положительных результатов анализа с помощью полимеразной цепной реакции с обратной транскрипцией и низкими показателями выживаемости, но прежде чем применять этот метод на практике, необходимо подтвердить его действенность.

Другим, более интересным потенциальным маркером может служить метод с использованием количества циркулирующих клеток опухоли, который был исследован параллельно с абиратероном. В ряде исследований результаты применения метода определения количества циркулирующих клеток опухоли показали наличие прямой связи последнего с уровнем выживаемости, это свидетельствует о возможном появлении нового индикатора выживаемости. FDA недавно санкционировало проведение соответствующих исследований для количества циркулирующих клеток опухоли.

При лечении больных с выраженными симптомами костного поражения свидетельством эффективности терапии может служить уменьшение или полное исчезновение болевого синдрома.

При поиске новых эффективных методов лечения ГРПЖ все больше исследователей используют в качестве оценки эффективности терапии субъективные параметры.

Однако не следует забывать о следующих положениях:

1. Цели исследований должны быть постаанены четко и служить для подтверждения существующих гипотез. Необходим отдельный отчет по изменению каждого параметра исследований.

2. Показания, полученные в результате применения ПСА в качестве индикатора, следует рассматривать в совокупности с другими данными клинических исследований параметров эффективности.

3. Цели, направленные на исследование возможностей улучшения качества жизни, необходимо рассматривать отдельно у больных с соответствующими симптомами.

4. На практике оценка эффективности лечения должна быть основана на уменьшении выраженности симптомов, увеличении времени выживания или других предварительно намеченных показателях.

По рекомендациям Европейской ассоциации урологов, оценкой терапевтического эффекта принято считать следующее:

1. Снижение количества ПСА >30% исходного на протяжении 8 нед указывает на положительный прогноз, чем при уменьшении уровня ПСА <30%.

2. При ГРПЖ с некостными метастазами необходимо пользоваться критериями оценки REC1ST.

3. У пациентов с ярко выраженными симптомами метастатического ГРПЖ можно определить степень эффективности терапии по уменьшению выраженности симптомов.

Методы лечения гормонорезистентного рака предстательной железы

Считают, что резистентность к ГТ рано или поздно развивается у любой опухоли, однако не все больные доживают до этого момента. Переход к гормонорезистентному раку клинически характеризуется нарастанием содержания ПСА и прогрессированием заболевания на фоне проводимой ГТ. В такой ситуации необходимо скорректировать проводимую гормонотерапию или перейти к следующей линии препаратов.

Полихимиотерапия

В последнее время в терапии ГРПЖ развивается тенденция к проведению комбинированной терапии. Основными комбинациями служат сочетания химиопрепаратов с гормоноцитостатиками и глюкокортикоидами.

Комбинации на основе эстрамустина

В обзоре 18 клинических исследований фазы II, проведенных среди больных ГРПЖ, пролеченных эстрамустином, был отмечен объективный ответ порядка 1.9%. Результаты проведенных in vitro и in vivo исследований показывают синергизм между эстрамустином и винбластином, этопозидом. паклитакселом, доцетакселом и др. Результаты комбинированной терапии на основе эстрамустина приведены в табл. 1-10.

Таблица 1-10. Эстрамустин в комбинации с нетаксановыми средствами (селективная фаза II исследований эстрамустина с нетаксановыми агентами у больных гормонорезистентным раком предстательной железы)

ur_t1-10.jpg

Примечание: За 100% принято не абсолютное количество больных, а лишь пациенты, у которых, ответ на терапию был определим, после косой черты указано количество таких пациентов: **'65% снижение концентрации ПСА; НД — нет данных.

Представленные в табл. 1-10 данные показывают, что комбинация эстрамустина с нетаксановыми препаратами дает снижение уровня ПСА более чем у половины больных, позитивные изменения со стороны пораженных лимфатических узлов — у 39-75% больных, а также среднюю ОВ около 10,2-19 мес.

Проведенные позднее фазы II-III исследований комбинаций эстрамустина с антимикротубулиновыми агентами также показали свою активность. Данные приведены в табл. 1-11.

Таблица 1-11. Эстрамустин в комбинации с антимикротубулиновыми химиопрепаратами (фаза II-III)

ur_t1-11.jpg
Примечание: *За 100% принята не абсолютное количество больных, а лишь пациенты, у которых ответ на терапию был определим, после косой черты указано количество таких пациентов.

Исследуется возможность применения эстрамустина в комбинации с таксанами. Так, по данным Б.П. Матвеева и Б.В. Бухаркина, схема доцетаксел 75 мг/м2 + эстрамустин 300 мг/м2 показала общий клинический ответ (частичная регрессия и стабилизация) у 70% больных, при этом снижение уровня ПСА отмечено в 60% случаев, Токсичность, как гематологическую, так и негематологическую, регистрировали с одинаковой относительно низкой частотой. Зарубежные исследования I и II (разы эстрамустина с паклитаксел ом либо доцетакселом также, демонстрируют высокую активность у больных ГРПЖ. Данные приведены в табл. 1-12.

Таблица 1-12. Химиотерапия комбинациями эстрамустина и доцетаксела

ur_t1-12.jpg
Примечание: * За 100% принято не абсолютное количество больных, а лишь пациенты, у которых ответ на терапию был определим, после косой черты указано количество таких пациентов; ** доцетаксел 20-30 мг/м; в 3-й день еженедельно 6 раз каждые 8 нед, затем 30-40 мг/м-' во 2-й день еженедельно 2 раза каждые 3 нед: НД — нет данных.

Действительно, таксаны представляют наиболее эффективную группу лекарственных препаратов, используемых в комбинации с эстрамустин ом. Данные недавних исследований демонстрируют эффективность добавления к комбинации паклитаксела и эстрамустина карбоплатина, а также есть обнадеживающие результаты полихимиотерапевтического режима с применением доцетаксела и митоксантрона.

Таксаны в полихимиотерапии гормоне резистентное о рака предстательной железы

В настоящее время проходит несколько исследований I и II фаз, направленных на возможность дальнейшего улучшения результатов лечения. В этих исследованиях применяли комбинации таксанов и анти-bс1-2, кальцитриола (исследование приостановлено из-за внезапной токсичности), эксисулинда и талидомида, что приводило к снижению концентрации ПСА приблизительно в 60% случаев.

Во время проведения рандомизированного исследования II фазы с целью сравнения результатов терапии только доцетакселом и доцетакселом в комплексе с талидомидом 75 больных ГРПЖ, ранее не получавшие химиотерапию, были рандомизированы на получение доцетаксела в дозе 30 мг/м2 на протяжении 5 из каждых 6 нед либо доцетаксела в той же дозировке и по той же схеме в совокупности с талидомидом в дозе 200 мг внутрь каждый день.

Снижение уровня ПСА >50% чаще отмечали в группе, получающей комбинированное лечение (53%) по сравнению с группой, получающей только доцетаксел (37%). В результате наблюдений, которые вели на протяжении 18 мес, медиана безрецидивной выживаемости и ОВ составила 5,9 мес у 68% в группе больных, принимающих доцетаксел и талидомид, тогда как в группе больных, принимающих только доцетаксел, эти показатели составили 3,7 мес у 43%.

Однако у пациентов возникали выраженные побочные эффекты: у 28% больных в группе комбинированной терапии зарегистрированы тромбоэмболические осложнения, тогда как в группе принимающих только доцетаксел таких осложнений не было. Проводимое в настоящее время исследование III фазы среди пациентов с ГРПЖ подтвердило потенциальную целесообразность применения талидомида вместо плацебо при лечении больных с неметастатическим раком предстательной железы с безрецидивной выживаемостью 15 мес против 9,6 мес (р=0,0002).

В настоящее время также проходят исследования но применению синтетических препаратов в комбинации с доцетакселом. Особо пристальное внимание уделяют средствам, нацеленным на фактор роста эндотелия сосудов (VEGF). Поскольку исследования I-II фазы показали интересные результаты, сейчас проявятся несколько крупных исследований III фазы (в каждом участвуют около 1000 больных) с использованием бевацизумаба (моноклональные антитела), афлиберсепта (блокатор VEGF), сунитиниба (антирецептор VEGF) либо дазатиниба (анти-Src).

Альтернативное лечение

Обнадеживающие результаты применения альтернативных схем лечения были получены в ходе клинических исследований II фазы, в которых применяли пегилированный доксорубицин, комбинацию паклитаксела, карбоплатина и эстрамустина, комбинацию винбластина, доксорубицина и радионуклидов и комбинацию доцетаксела и митоксантрона. Отсутствие репрезентативных рандомизированных исследований III фазы и данных о долговременном эффекте терапии — основные проблемы, связанные с этими исследованиями.

Циклофосфамид для приема внутрь

Внутривенное применение циклофосфамида было изучено в ходе многих исследований. Однако сейчас большой интерес вызывает возможность приема циклофосфамида внутрь. Такой метод менее токсичен, чем внутривенное введение, и может оказаться более эффективным. Исследование по применению пероральных циклофосфамида и этопозида у 20 пациентов дало обнадеживающие результаты.

Цисплатини карбоплатин

Цисплатин и карбоплатин используют в лечении РПЖ как самостоятельные препараты. Однако исследования in vitro показали, что их можно применять в комбинации с зтопозидом или паклитакселом при лечении опухолей других локализаций, например рака легких и яичников. Поскольку при использовании эстрамустина в комбинации с этими препаратами также наблюдают взаимоусиливающее действие, в данный момент исследуют возможность комбинированного применения этих трех препаратов на практике.

Комбинация эстрамустина, этонозида и цисплатина (или карбоплатина) эффективна при низкодифференцированном ГРПЖ. Лечение комбинацией эстрамустина, этопозида и паклитаксела также дало положительные результаты.

Нецитотоксичные препараты: вакцины

Возможности применения вакцин при лечении рака предстательной железы изучали долгое время, но достичь обнадеживающих результатов не удавалось. Недавнее крупное исследование III фазы (n=500) подтвердило результаты предыдущего исследования III фазы, которые продемонстрировали улучшение показателей ОВ, не связанные с концентрацией ПСА или временем до рецидива.

В первом исследовании III фазы участвовали 127 больных ГРПЖ, которых рандомизированно распределили на группу лечения препаратом sipuleucel-T (provenge) и группу плацебо. Главная цель (увеличение времени до рецидива) не была достигнута, но значительно увеличилась ОВ (OP 1,7), что доказало целесообразность данного подхода и привело к следующему исследованию с участием 500 больных, главной целью которого было улучшение показателей ОВ.

Это исследование также показало статистическое улучшение (25,8 мес по сравнению с 21,7 мес, ОР 0,77; р=0,03). Это единственные положительные результаты для вакцин после результатов исследования вакцины tricom (prostvac). Однако это позволяет утверждать, что вакцинацию при лечении рака можно будет применять в будущем, на что указывает, помимо всего прочего, хорошая переносимость препаратов (нежелательные явления III степени отсутствовали совсем, зарегистрированы лишь незначительные нежелательные явления I и II степени).

Костные метастазы

При РПЖ метастазы чаще всего образуются в костях, что становится достаточным обоснованием для исследования препаратов, способных защитить кости от образования в них метастатических опухолей. Помимо золедроновой кислоты и денозумаба, существуют и другие перспективные препараты, действие которых направлено на эндотелии-1.

Первый из этих препаратов (атразентан) демонстрировал явное наличие биологического ответа, но клинические результаты вызывали сомнения, возможно, в результате неправильной организации исследования. Однако целесообразность применения этих препаратов была доказана, и в данный момент разрабатывают препараты блокаторы II поколения, которые уже успешно миновали II фазу исследований и проходят III фазу с участием больных ГРПЖ без метастазов (>1000 больных), с метастазами (>500 больных) и принимающих доцетаксел (>1000 больных).

Паллиативная химиотерапия второй линиии

Поскольку у всех больных ГРПЖ, прошедших химиотерапию на базе доцетаксела, через 6-8 мес развивался рецидив, проходит много клинических исследований, посвященных спасительной химиотерапии. По их результатам стало возможным определить наиболее приемлемые методы лечения: прерывистая химиотерапия с использованием доцетаксела, молекулярно-направленная терапия и вторая линия терапии с использованием сатраплатина.

В нескольких группах применяли прерывистую терарию доцетакселом у больных, продемонстрировавших положительный ответ на первую линию терапии доцетакселом. В общем снижение содержания ПСА происходит приблизительно у 60% пациентов со средним временем до рецидива около 6 мес, тогда как уровень токсичности лечения минимален и соизмерим с уровнем токсичности первой линии терапии доцетакселом.

Друтй подход, предложенный недавно, — молекулярно-направленная терапия, но он требует проведения дополнительных исследований с участием большего количества пациентов. Платиносодержащие схемы химиотерапии уже исследованы в группах пациентов с ГРПЖ. Хотя препарат платины сатраплатин продемонстрировал свою эффективность в лечении ГРПЖ и в ходе клинических исследований были получены определенные положительные результаты, он не был зарегистрирован FDA в 2008 г.

Многие из новых препаратов, нанример бевацизумаб (исследование САГВ 90401, III фаза), облимерсен (исследование EORTC 30021, III фаза), а также вакцина G-Vax, проходят исследования III фазы. Однако исследование G-Vax было преждевременно остановлено из-за намного более высокого уровня смертности в исследуемой группе по сравнению с группой, получающей доцетаксел.

Недавно были получены положительные результаты проспективного рандомизированного исследования III фазы, проводимого для сравнения терапевтического эффекта производных таксана, кабазитаксела в совокупности с преднизолоном и митоксантрона в совокупности с преднизолоном, у 755 больных ГРПЖ, у которых случился рецидив после или во время химиотерапии с применением доцетаксела.

Больные прошли максимум по 10 циклов терапии кабазитакселом (в дозе 25 мг/м2) и митоксантроном (12 мг/м2). В обеих группах пациенты, помимо основного препарата, принимали 10 мг преднизолона ежедневно на протяжении всего срока терапии. Основной целью исследования было улучшение показателей ОВ, вторичными целями — улучшение показателей времени до рецидива, результатов и безопасности лечения. У больных из группы терапии кабазитакселом наблюдали значительные улучшения показателей ОВ: 15,1 против 12,7 мес (р<0,0001) у больных из группы терапии митоксантроном.

В группе лечения кабазитакселом отмечено значительное увеличение времени до рецидива (2,8 против 1,4 мес; р <0,0001), а также объективное улучшение показателей эффективности терапии в соответствии с критериями RECIST (14,4 против 4,4%; р <0,005) и уровня ПСА (39,2 против 17,8%; р <0,0002). Связанные с лечением побочные эффекты III-IV степени по шкале Всемирной организации здравоохранения (ВОЗ) намного чаще проявлялись в группе терапии кабазитакселом, среди них, в частности, гематологическая (68,2 против 47,3%; р<0,0002) и негематологическая (57,4 против 39,8%; р <0,0002).

В соответствии с положительными результатами данного рандомизированного клинического исследования III фазы (уровень достоверности 1) кабаpитакcел можно применять при лечении рецидивного ГРПЖ после терапии на основе достаксела.

Результаты лечения

Несмотря на разнообразие проводимых неследований, для постоянно растущего количества больных ГРПЖ необходимы разработка и адаптация новых стратегий, ведущей из которых остается лекарственная терапия.

На основании данных проведенных исследований с применением как гормоно-, так и химиопрепаратов, а также их комбинаций в лечении ГРПЖ можно отметить следующее:

1. Симптоматический эффект гормональных препаратов, стабилизация заболевания на фоне их приема максимум па 2-4 мес.

2. Возможности применения гормонотерапии преимущественно в комбинациях с химиопрепаратами, из которых наиболее активными в настоящее время являются таксаны, в частности доцетаксел. В последнее время вновь возрос интерес к эстрогенам как виду терапии ГРПЖ.

3. Эффективность применения химиопрепаратов как в режиме монотерапии, так и в комбинации. По сравнению с режимами лечения, используемыми в 80-е и 90-е годы XX века, новые препараты выводят химиотерапию на одно из ведущих мест в лечении ГРПЖ. Эти режимы демонстрируют ответ по ПСА как основному маркеру заболевания, ответ со стороны «измеряемого заболевания» — то есть стабилизацию или регрессию процесса по пораженным лимфатическим узлам, другим участкам метастазирования в паренхиматозные органы и мягкие ткани.

Современные химические агенты увеличивают время ОВ. Следует отметить как менее существенный фактор — период до прогрессирования заболевания на фоне лечения. Это обусловлено тем, что зачастую при минимальном времени до прогрессирования происходит значительное увеличение ОВ.

Важен также положительный эффект со стороны вовлеченных в патологический процесс костных тканей, что проявляется снижением накопления реитгепфармпрепарата при сцинтиграфическом исследовании костей и, что самое главное для этой категории больных, — снижением градации боли. В свою очередь, данные эффекты повышают качество жизни больного, что при паллиативной направленности проводимого лечения играет немаловажную роль. В РФ в настоящее время основным методом лечения ГРПЖ остается цитотоксическая терапия.

Однако ни один из существующих режимов не показал преимущества в ОВ и продолжительности жизни больных ГРПЖ. Таким образом, поиск и разработка наиболее эффективной схемы лечения ГРПЖ остается на сегодняшний день одной из актуальных задач, стоящих перед онкологами и урологами.

П.В. Глыбочко, Ю.Г. Аляев
Похожие статьи
показать еще
 
Категории