Раздел медицины:
Онкология

Роль ДНК-содержащих онкогенных вирусов в возникновении опухолей человека

1981 0
ДНК-содержащие онковирусы были изучены первыми, а к концу XX века была обнаружена онкогенность почти 200 разновидностей вирусов животных и предположено их участие в возникновении отдельных видов опухолей у человека.

Сегодня очевидно, что многие ДНК-онковирусы могут вызывать опухоли у животных, а некоторые имеют отношение к развитию новообразований человека.

В таблице 4.3 дана краткая характеристика некоторых из этих онкогенных вирусов. Как было уже указано выше, белки, кодируемые генами ДНК-содержащих онковирусов, могут способствовать малигнизации клеток разными путями на этапах роста и размножения нормальных клеток.

Таблица 4.3. ДНК-содержащие онкогенные вирусы [Зайчик А.Ш., Чурилов Л.П., 2002].
obchon_t4.3.jpg

Наиболее клинически важные опухолевые ДНК-вирусы, как этиологические факторы злокачественных новообразований, требуют более подробного описания.

Онкогенные герпесвирусы

Среди семейства герпесвирусов наибольший интерес для онкологии как возбудители естественных опухолей человека и животных представляют вирус Эпштейна-Барр (EBV или HHV-4) и вирус саркомы Капоши (HHV-8) — герпесвирус человека 8 типа, который был идентифицирован как возбудитель пигментированной саркомы кожи (Капоши).

Вирус Эпштейна-Барр

Вирус Эпштейна-Барр (EBV) обозначен также как HHV-4 (human herpes virus 4). EBV впервые выделен в 1964 г. из культуры лимфоцитов ребенка, больного лимфомой Беркитта.

Дальнейшие исследования показали, что этот вирус является убиквитарным для человека и персистирует примерно у 85-100% взрослого населения планеты. Вирус распространяется со слюной орально («болезнь поцелуя»), при половых контактах и родах. Инфицирование EBV обычно происходит в раннем детстве и протекает, как правило, бессимптомно.

При более позднем контакте с вирусом (в старшем детском и юношеском возрасте) примерно в 50% случаев возникает классический инфекционный мононуклеоз. После первичного инфицирования человек пожизненно становится носителем вируса, который локализуется в В-лимфоцитах периферической крови и в эпителиальных клетках ротоносоглотки.

У нормальных лиц инфекция вирусом EBV легко контролируется эффективным иммунным ответом и подавляющее большинство инфицированных людей не имеют симптоматики. В В-лимфоцитах крови вирус находится в латентном состоянии, тогда как в эпителиальных клетках имеет место продуктивная (литическая) инфекция, сопровождающаяся гибелью инфицированных клеток.

Установлено, что EBV проникает в геном В-лимфоцитов. где вирусные гены и их белки инактивируют р53 и активируют антиапоптотический онкоген Bcl-2, что приводит к неконтролируемой пролиферации, накоплению генетических мутаций и является пусковым механизмом канцерогенеза.

В итоге клеточный клон, куда интегрировался EBV. утрачивает способность к естественной гибели и становится потенциально бессмертным. Все вместе эти изменения приворят к появлению моноклональной В-клеточной опухоли.

Таким образом, EBV сам по себе не обладает прямым опухолеродным действием, но, действуя как В-клеточный митоген, он определяет приобретение мутаций, которые, в конце концов, выводят клетки из нормальной регуляции роста.

Гены EBV участвуют в возникновении ряда доброкачественных и злокачественных лимфопролиферативных заболеваний, таких как инфекционный мононуклеоз, лимфома Беркитта, некоторые гистологические варианты болезни Ходжкина (лимфогранулематоза), определенные формы Т- и В-клеточных неходжкинских лимфом и др.

Кроме того, EBV патогенетически связан и с малигнизацией эпителиальных клеток и приводит к развитию недифференцированного рака носоглотки, желудка, слюнных и околоушных желез.

Лимфома Беркитта и другие лимфомы

Первой злокачественной опухолью, для которой была доказана этиологическая роль EBV, является лимфома Беркитта. Большинство случаев (до 100%) лимфомы Беркитта в эндемичных регионах Африки связаны с EBV, в неэндемичных регионах частота EBV-ассоциированных случаев колеблется от 20 до 87%.

Заболевание малярией как кофактор канцерогенеза повышает риск лимфомы Беркитта. Предупреждение малярии с использованием хининопрофилактики привели к снижению заболеваемости не только малярией, но и лимфомой.

Этиологическая роль EBV показана также для других типов неходжинских лимфом. EBV с различной частотой обнаруживается в лимфо-эпителиальных опухолях различной локализации и в первую очередь лимфомах желудка.

У больных различными формами иммунодефицита, в том числе и у реципиентов трансплантатов и больных с врожденным и приобретенным иммунодефицитом, заболевание лимфомой практически всегда ассоциировано с EBV.

Лимфогранулематоз

Лимфогранулематоз (ЛГМ) или лимфома Ходжкина. Связь между заболеванием инфекционным мононуклеозом и последующим риском развития ЛГМ установлена в когортных проспективных исследованиях и в исследованиях методом случай-контроль.

ЛГМ развивается в среднем через 8-10 лет после инфекционного мононуклеоза примерно у 0,1% больных, его перенесших. Такой вывод подтверждают и результаты исследований с использованием серологических маркеров инфицированности EBV.

Рак носоглотки

Другим новообразованием, связанным с поражением вирусом EBV, является карцинома назофарингеальной области. Существуют эндемические зоны для этого заболевания в Южном Китае, некоторых районах Африки и Арктики (у арктических эскимосов).

Подтверждение этиологической роли EBV для рака носоглотки были получены в результате массового скрининга на носительство EBV в нескольких провинциях Китая и на Тайване.

 Однако в этиологии рака носоглотки важную роль играют и другие факторы, в первую очередь питание. В странах Юго-Восточной Азии показана этиологическая роль соленой рыбы, которая наряду с рисом является основным продуктом питания не только для взрослых, но и младенцев.

При недостаточной засолке и в результате длительного хранения рыба начинает портиться и в ней образуются токсические и канцерогенные вещества. Недостаток в питании овощей и фруктов, другие факторы окружающей среды также вызывают риск рака носоглотки.

Так, вдыхание дыма в домах с традиционным китайским очагом, у которого обычно нет никакого дымоотвода, также является доказанным фактором риска назофарингеального рака. Кроме того, профессиональная экспозиция к парам формальдегида и пыли повышает риск рака этой локализации.

Рабочая группа международного агентства по изучению рака (МАИР) по оценке канцерогенного риска пришла к заключению, что имеется достаточно данных для подтверждения роли EBV в этиологии лимфомы Беркитта и других лимфом и рака носоглотки и отнесла EBV к группе 1, к которой относятся факторы доказанной канцерогенности для человека.

Вирус герпеса человека 8-го типа (HHV-8) или вирус саркомы Капоши

Впервые вирус HHV-8 (human herpes virus 8) выделен в 1994 г. из клеток опухопи больного саркомой Капоши, возникшей на фоне СПИДа. Последующие эпидемиологические и молекулярно-биологические исследования подтвердили возможную этиологическую роль HHV-8 в возникновении данной саркомы и, возможно, некоторых других неоплазии.

Было показано, что, по крайней мере, у больных СПИДом, инфицирование HHV-8 предшествует появлению саркомы Капоши. Геном HHV-8 содержит чрезвычайно большое число генов, когда-то захваченных из клеточной ДНК эукариотов. Среди них гомолог клеточного антиапоптотического белка Bcl-2, гомологи семейства ростовых факторов (хемокинов) чеповека и др.

В настоящее время имеется доказательства, что HHV-8 инфицирует и персистирует в опухолевых клетках больных саркомой Капоши, в лимфоцитах и эндотелиальных макрофагах (они могут переносить вирус), в клетках простаты и в семенной жидкости. HHV-8 также находили в мокроте, слюне, промывных бронхоальвеолярных водах, главным образом у больных саркомой.

Данные полимеразной цепной реакции (ПЦР) и серологических исследований позволяют сделать вывод о том, что HHV-8 не является убиквитарной инфекцией для населения западноевропейских стран и США, но приближается к таковой для населения некоторых регионов Африки. Основной путь передачи HHV-8 в странах с низким уровнем инфицированности населения - половой, возможен и со слюной,

Саркома Капоши представляет собой многофокусный неопластический процесс, возникший из эндотелия кровеносных и лимфатических сосудов, главным образом дермы, т.е. это злокачественная опухоль кровеносных сосудов.

Различают несколько форм саркомы: спорадическую (т.н. классическую, или идиопатическую), эндемическую (африканскую), эпидемическую (СПИД-ассоциированную) и связанную с иммунодефицитными состояниями (обычно у реципиентов трансплантантов).

Гистологическая картина при всех указанных формах болезни существенно не различается. К группам риска относятся ВИЧ-инфицированные лица, больные СПИДом, мужчины-гомосексуалисты, больные иммунодефицитными состояниями различного генеза и т.д.

Кроме саркомы Капоши, заболеванием, тесно ассоциированным с HHV-8. является лимфома, обычно выявляемая у ВИЧ-инфицированных больных с тяжелым иммунодефицитом. При этом довольно редком заболевании опухолевые массы и пораженные опухолевым процессом лимфатические узлы отсутствуют, а лимфомные клетки обнаруживают в выпоте плевральной, перикардиальной или перитонеальной полостей.

Такая особенность клинического проявления болезни позволила некоторым исследователям назвать это патологическое состояние первично выпотной лимфомой (PEL).

Подводя итог знаниям о HHV-8, следует сказать, что его роль в патогенезе вышеперечисленных заболеваний до сих пор окончательно не выяснена. Известно, что вирус постоянно присутствует в опухолевых клетках, причем эти клетки моноклональны по своему происхождению.

Известно также, что в клетках этих опухолей имеются вирусные гомологи клеточных генов, которые могут играть важную роль в генезе патологических состояний, ассоциированных с HHV-8.

Следовательно, кодируя целый набор белков, гомологичных клеточным белкам, вовлеченным в цикл клеточной прогрессии и передачу сигналов, HHV-8 является неоспоримым кандидатом в онкогенные вирусы человека.

Онкогенные папилломавирусы

К семейству папилломавирусов относится вирус папилломы человека (HPV). Известно около 80 генотипов HPV человека. Фактически все HPV можно условно разделить на две большие группы. Одна из них связана с кожей, другая — со слизистыми оболочками. Типичными проявлениями инфекции кожи являются доброкачественные бородавки и папиломы, а слизистых оболочек — предраковые и раковые поражения шейки матки.

Вирус папилломы человека

Среди всех известных HPV сравнительно небольшое количество ассоциировано со злокачественными поражениями. Исследования убедительно показали, что два типа HPV (16 и 18) выявляются при раке шейки матки. Что касается других типов вирусов, то в настоящее время твердо доказано, что именно HPV1, 2. 4 и 7 является этиологическим агентом таких распространенных поражений, как бородавки и папилломы.

Типы HPV6 и 11 выделены из кондилом аногенитальной зоны, которые расцениваются как предрак. Типы 30 и 40 HPV имеются в геноме опухолевых клеток при раке гортани. Установлены и изучены гены вирусов HPV.

Основная их функция заключается в инактивации генов-супрессоров р53 и Rb и нарушении функций генов, контролирующих клеточную пролиферацию (циклинов). что дает клеткам-мишеням бессмертие.

Рак шейки матки

Уже более 150 лет тому назад было известно, что в возникновении рака шейки матки определенную роль может играть какой-то компонент передачи поповым путем, так как заболевание наиболее часто встречается среди проституток и чрезвычайно редко - среди монахинь.

Вирус папилломы человека чаще всего передается поповым путем, возможны также перинатальный и оральный. Инфицирование наиболее вероятно на участках поврежденного эпителиального покрова. Частота инфицированности HPV наиболее высока среди сексуально активных молодых людей обоих полов.

Диагностика HPV стала достоверной лишь с появлением методик детекции нуклеиновых кислот — гибридизации и ПЦР. Согласно накопленным эпидемиологическим сведениям, инфицированность HPV в здоровых популяциях значительно варьирует в различных этногеографических регионах, во многом определяется поведенческими, социально-экономическими, медицинскими и гигиеническими стандартами, тесно взаимосвязана с таковыми для других генитальных инфекций (сифилиса, гонореи, хламидиоза, урогенитального микоплазмоза и т.д.) и варьирует от 5 (Испания) до 40% (Аргентина).

Заражение HPV в подавляющем большинстве случаев не приводит к заболеванию и не дает никаких симптомов.

Попадая в организм, HPV локализуется в базальном клеточном слое эпителия, который представляет собой популяцию делящихся клеток. По мере дифференциации этих клеток геном вирусов проходит все стадии продуктивной инфекции и завершается этот процесс в зрелых кератиноцитах.

Такая форма инфекции приводит к цитопатическим эффектам, проявляющимся у определенного процента инфицированных в форме кондилом и папилом в области шейки матки, вагины, вульвы или ануса и слизистых оболочек дыхательных путей, а также папиллом и бородавок на коже.


И только у очень небольшого процента HPV-инфицированных наблюдается достаточно длительная персистенция вируса в клетках базального слоя эпителия. Дальнейшая динамика HPV-инфекции может быть различной. При формировании иммунного ответа происходит ее регрессия и элиминация вирусинфицированных клеток.

В противном случае, наоборот, возможна прогрессия инфекции, сопровождающаяся включением HPV-ДНК в клеточный геном и появлением характерных для злокачественной трансформации морфологических изменений эпителия.

Наиболее часто при предраке и раке шейки матки обнаруживаются HPV 16 и 18 типов. Частота выявляемости HPV растет параллельно с выраженностью процесса малигнизации и практически одинакова во всех регионах мира.

При интраэпителиальной неоппазии (CIN) III степени HPV выявляется в 70%. при карциноме in situ, плоскоклеточном раке и аденокарциноме шейки достигает 90% и более. В когортных проспективных исследованиях изучена роль HPV-инфекции на разных стадиях канцерогенеза в шейке матки.

Показано, что у здоровых женщин с HPV-инфицированностью достоверно повышен риск развития интраэпителиальной неоплазии (может достигать 60%), а риск рака носительство HPV повышает в 10 и более раз. Частота возникновения рака у женщин «высокого риска» (см. ниже), инфицированных HPV, возрастает в среднем в 30 раз по сравнению с незараженными HPV. Кроме того, считается, что HPV является этиологическим фактором рака вульвы, полового члена и анального рака.

Латентный период после инфицирования до развития рака шейки составляет 1-3 десятилетия. Очевидно, что прогрессия опухоли от предкийнической стадии интраэпителиальных дисплазий до инвазивного метастатического рака есть многоэтапный процесс не только с клинической точки зрения, но и с молекулярно-генетической.

Вероятно, HPV как фактор канцерогенеза, действует в тканях человека не один. Действие вирусных генов лишь инициирует опухолевый процесс, но является недостаточным для его прогрессии. Однако инфекция HPV — ключевой момент ранних стадий канцерогенеза в шейке матки и определяющий фактор для запуска последующих генетических процессов, приводящих к формированию опухоли. Среди дополнительных факторов наибольшее значение, по видимому, имеют мутагены различного типа и эстрогены.

Они могут существенно влиять на активность персистирующей ДНК HPV. что в свою очередь может вызывать модификацию других клеточных генов и индуцировать геномную нестабильность Ограничение ранних стадии указанных превращений (инфицированности HPV) может оказаться решающим фактором для предотвращения развития опухолевого процесса.

Не следует забывать, что распространение HPV-инфекции подчиняется тем же закономерностям, которые характерны для других передающихся поповым путем заболеваний. Отсюда следует, что многие меры профилактики HPV-инфекции носят социально-поведенческий характер.

Вместе с тем молекупярно-генетический скрининг HPV имеет важную клиническую значимость, так как помогает выделить группы женщин с высоким риском развития рака шейки матки, к которым относятся раннее начало половой жизни, промискуитет, высокая частота контрацептивных абортов и т.д. С другой стороны, сам факт HPV-инфицирования не является фатальным.

Рак шейки матки, даже если он возникает, развивается через довольно длительные, относительно неопасные фазы предрака и неинвазивного рака. Таким образом, тщательный мониторинг HPV-носительниц, по-видимому, позволит полностью избавиться от жизненно-опасных последствий папиллома-вирусной инфекции, поскольку в настоящее время не существует эффективных методов лечения ее как таковой. Лечебные мероприятия направлены главным образом на ликвидацию доброкачественных и предраковых образований, вызванных HPV.

В последние годы активно ведутся работы по созданию вакцин против HPV как лечебных, направленных на излечение от уже существующей HPV-инфекции путем активации клеточного иммунитета, так и профилактических, предотвращающих заражение вирусом путем стимуляции выработки вируснейтрализующих антител. Нескольких типов таких вакцин в настоящее время проходят клинические испытания.

На основании анализа существующих научных данных рабочая группа МАИР пришла к заключению, что HPV 16 и 18 типов являются канцерогенными для человека (табл. 4.2).
Онкогенные гепаднавирусы. Гепаднавирусы являются возбудителями гепатита человека (гепатит В) и животных и вызывают гепатомы в естественных условиях.

Вирус гепатита В (HBV)

Вирус не содержит собственного онкогена В составе генома HBV идентифицировано несколько генов, продукты которых обладают способностью активировать другие гены, связанные с пролиферацией клеток.

В мире частота хронической инфицированности HBV колеблется от высокой (более 8% населения) в странах Юго-Восточной Азии и Центральной Африки, до низкой в Европе и Северной Америке (не превышает 2%).

В эндемичных регионах HBV чаще всего передается перинатально от матери к ребенку, а также в раннем детском возрасте от ребенка к ребенку. В 70-90% этих случаев инфицированность не проявляется клинически и приобретает хронический характер В развитых странах среди взрослых инфекция HBV в основном распространяется парентерально и половым путем, что приводит к развитию гепатита, и только в 5-10% случаев развивается хроническая инфицированность.

Основным серологическим маркером инфицированности HBV является HBsAg  поверхностный антиген. Если HBsAg определяется в сыворотке более 6 мес, это указывает на то, что инфицированность приобрела хронический характер. В настоящее время на земном шаре инфицированы около 200 млн человек. Каждый год в результате заражения HBV погибают 2 млн заболевших, из которых 700 тыс. человек умирают от рака печени, этиологически связанного с HBV.

Поскольку инкубационный период для HBV-ассоциированного рака печени составляет не менее 30 лет, можно полагать, что опухоли печени будут представлять серьезную проблему для здравоохранения еще многие десятилетия.

В настоящее время значение вируса гепатита в развитии рака печени, которое получило серьезное подтверждение после выявления вирусной ДНК в этих опухолях, сомнений не вызывает. Имеется выраженная корреляция между инфицированностью населения HBV и заболеваемостью гепатоцеллюлярным раком.

Результаты более десятка проспективных когортных исследований показали, что хроническая инфицированность HBV в 100 раз и более повышает риск развития гепатоцеллюлярного рака.

Доказано, что 30% рака печени связано с вирусами гепатита В и С, что составляет 4,5% от всех известных опухолей. Риск возникновения рака значительно выше у мужчин, чем у женщин, что, скорее всего, связано с гормональным профилем мужчин и с особенностями образа жизни, т.е. потреблением алкоголя и курением.

Учитывая, что заражение HBV чаще всего происходит перинатально или в раннем детском возрасте, а опухоли в печени у подавляющего большинства больных возникают после пятидесяти лет, очевидно, что процесс канцерогенеза в печени имеет длительный латентный период.

Механизм развития рака печени при хронической инфекции HBV

Известно, что лишь хронические активные формы и вирусоносительство (7-10% всех инфицированных), а не острый процесс, приводят к раку печени. Роль HBV в гепатоканцерогенезе подтверждена и в эксперименте, но точные его функции в патогенезе рака печени у человека пока не ясны. Практически во всех случаях указанного рака обнаружена интеграция ДНК вируса HBV в геном гепатоцитов.

Однако геном HBV не кодирует онкобелки и не обнаруживает закономерной интеграции поблизости от какого-либо известного протоонкогена. Поэтому весьма вероятно, что он, обладая непрямым и, возможно, многофакторным действием, может быть первичным фактором инициации онкогенеза.

Возможно, сценарий развития опухолевого процесса начинается с инфицирования вирусом гепатоцитов. В силу неполноценности (может быть, генетически детерминированного) иммунного ответа инфицированные гепатоциты не удаляются из организма и инфекция становится хронической.

В некоторых гепатоцитах вирусоносителей HBV интегрирует в клеточный геном в виде одной или нескольких копий. В результате ухода из под иммунологического контроля происходит селекция клеток с HBV в геноме.

Гены интегрированного вируса кодируют регуляторные белки (они известны) с различными функциями. В частности, они активируют клеточные протоонкогены, контролирующие пролиферацию, и рост пораженных гепатоцитов становится неуправляемым. Кроме того, гены вируса активируют и другие гены и прежде всего гены цитокинов (в частности интерлейкин (ИЛ)-6).

Секретируемые активированными гепатоцитами цитокины создают специфическое микроокружение из соседствующих фибробластов, эндотепиальных и других клеток. Эти клетки продуцируют ростовые факторы, которые в свою очередь стимулирует по наракринному типу пролиферацию гепатоцитов.

В условиях ускоренной пролиферации гепатоцитов высока вероятность мутаций и селекция таких клеток как потенциально канцерогенных. Все процессы, стимулирующие регенерацию печени, например, алкогольная гепатопатия — также способствуют онкогенному действию вируса.

Таким образом, вызывая хроническое повреждение гепатоцитов и их регенеративную гиперплазию, HBV расширяет пул клеток, которые подвергаются риску последующих генетических изменений. В митотически активных гепатоцитах мутации могут иметь случайный характер или вызываться агентами из микроокружения, например пищевыми афлатоксинами.

Показано, что афлатоксины, канцерогенность которых для человека доказана, повышают риск развития рака печени у HBV-носителей, играя роль кофактора в канцерогенезе. Не надо забывать, что HBV не содержит собственного онкогена и опухолевый процесс проявляется через очень длительный период после первичной инфекции (до 30 лет), что свидетельствует о многостадийности процесса.

С 1970 г. во многих странах Азии и Африки принята практика массовой вакцинации новорожденных против HBV. В западных странах рекомендуется тестирование на HBsAg всех беременных женщин, а младенцам, рожденным от женщин с положительным HBsAg, также проводится вакцинация. Сейчас, для оценки эффективности вакцины против гепатита В в профилактике рака печени проводятся эпидемиологические исследования.

По предварительным данным, в популяции вакцинированных отмечается снижение частоты рака печени, однако однозначных конкретных результатов, видимо, можно ожидать позже.

На основании анализа существующих эпидемиологических данных рабочая группа международног агентства по изучению рака пришла к заключению, что хроническое носительство вируса гепатита В является канцерогенным для человека — группа 1.

Вирус гепатита С (HCV)

Вирус гепатита С, канцерогенный для человека, относится к семейству Flaviviridae, его геном представлен однонитевой РНК. В этом плане гепатоцеллюлярный рак представляют интерес для изучения молекулярных аспектов канцерогенеза, поскольку один и тот же тип опухолей индуцируется и ДНК-содержащим (HBV), и РНК-содержащим (HCV) вирусами. Правда, и сегодня остается неясным, в какой форме РНК HCV персистирует при хронической инфекции и опухолях печени.

Частота носительства HCV в различных регионах колеблется от менее 1% в Европе до 3% в странах Ближнего Востока и Азии. Однако ситуация складывается таким образом, что в течение ближайших 20 лет количество HCV-инфицированных может возрасти в 3 раза, что в свою очередь увеличит риск возникновения опухолей печени на 68%.

HCV чаще всего передается парентеральным путем. К группе риска в первую очередь относятся наркоманы, больные, которым проводится гемодиализ и частые переливания крови, а также медицинские работники. Передача HCV половым путем или перинатально происходит реже.

Инфекция HCV обычно приобретает хронический характер и вызывает тяжелый хронический гепатит, а в дальнейшем цирроз. Тестом инфицированности HCV служит выявление в сыворотке крови антител к HCV или непосредственно РНК вируса, наличие которого является маркером повышенного риска гепатоцеллюлярного рака.

Для профилактики гепатита С и первичного рака печени, индуцированного HCV, необходимо получение вакцины против HCV, работа над которой ведется в ряде лабораторий мира.

На основании анализа эпидемиологических данных рабочая группа МАИР пришла к выводу, что хроническое носительство вируса гепатита С является канцерогенным для человека, a HCV отнесен к группе 1 доказанных канцерогенов.

Онкогенные локсвирусы не вызывают злокачественных опухолей ни в естественных условиях, ни в эксперименте, но ряд их способен индуцировать доброкачественные опухоли. Доброкачественное опухолевое заболевание кожи человека — контагиозный моллюск — вызывается специфическим локсвирусом, патогенным только для людей. Заболевание это встречается повсеместно, но особенно распространено на островах Тихого океана, где обнаруживается у 5% населения.

Единичные или множественные безболезненные кожные опухоли размером 1-10 мм, имеют жемчужный оттенок и располагаются по всему телу, кроме ладоней и подошв. Локсвирусы размножаются в трансформированных ими клетках, опухоли заразны для других особей. Передача инфекции происходит контактным путем или через членистоногих.

Угляница К.Н., Луд Н.Г., Угляница Н.К.
Похожие статьи
показать еще
 
Категории