Раздел медицины:
Торакальная хирургия

Нарушения легочной гемодинамики и измененная гиперреактивность дыхательных путей

1700 0
В генезе бронхиальной гиперреактивности, наряду с изменением чувствительности рецепторного аппарата дыхательных путей, важную роль играет функциональное состояние гладкой мускулатуры.

Учитывая общность механизмов регуляции тонуса гладких мышц в бронхиальной и сосудистой стенках, несомненный интерес представляет появление вазомоторных реакций в ответ на бронхоконстрикцию различными экзогенными стимулами у больных с заболеваниями органов дыхания, что в конечном счете может привести к формированию легочной гипертензии и правожелудочковой недостаточности, вследствие повышенной нагрузки сопротивлением в прекапиллярном отделе малого круга кровообращения.

Следует отметить, что сложные взаимоотношения между механическими и биохимическими аспектами легочной функции, регуляцией легочного вазомоторного тонуса, работой сердца при повышенной воздухонаполненности легких, влиянием гипоксии и гиперкапнии имеют место как у больных хронической обструктивной болезнью легких (ХОБЛ), так и у астматиков.

В последние годы интенсивно исследуются этиопатогенетические механизмы, ответственные за нарушения в легочных сосудах при хронических болезнях органов дыхания, и последовательность происходящих событий. В их основе лежит дисбаланс в автономной регуляции сосудистого тонуса вследствие изменений насыщения крови кислородом, активности калиевых каналов, эндогенных вазоактивные субстанций и т.д.

Важное место среди локальных механизмов в регуляции тонуса сосудистой стенки занимает эндотелиально-гладкомышечное взаимодействие, связанное с рецепторной активностью посредством холин-, гистамин- и адренергической регуляции сосудистого тонуса (Л.В. Капилевич и соавт. 2003; V. Arunthari et al., 2011).

Принято считать, что ключевым фактором развития легочной гипертензии у больных с хронической обструкцией дыхательных путей является альвеолярная гипоксия. Вместе с тем признаки сосудистой дисфункции появляются задолго до развития стабильной обструкции бронхов и связанной с ней альвеолярной гиповентиляции.

Наряду с легочной вазоконстрикцией, наиболее важным ранним компонентом гипертензионного процесса являются изменения сосудистого русла вследствие эндотелиальной дисфункции. Последняя напрямую зависит от активности медиаторов, продуцируемых эндотелием, которые регулируют сосудистый тонус и клеточную пролиферацию (J.A. Barbera et al., 2003; M. Humbert et al., 2004).

Как показали исследования, угнетение О2-чувствительных Kv-каналов, особенно Kv1.5 и Kv2.1, деполяризует гладкомышечные клетки легочной артерии, активизируя регулируемые по напряжению Са2+ - каналы, вызывая приток Са2+ и вазоконстрикцию (J.R.H. Mauban et al., 2005; S. Earley, 2006).

Экспериментальным путем была доказана роль Rho-киназ в развитии Са2+-зависимого легочного сосудистого гладкомышечного спазма и их участие в поддержании хронической гипоксии, связанной с повышенной экспрессией эндотелинов (ET)-1, ETAR, ETBR (J.S. Dhaliwal et al., 2007; P. Rivera et al., 2007; N.L. Jernigan et al., 2008; M.J.Connolly, P.I. Aaronson, 2011). Недавно описана роль кальциевых каналов a1G T-типа, выборочно регулирующих экспрессию поверхностного P-селектина в легочном капиллярном эндотелии (C. Zhou et al., 2010).

В ряде исследований показаны вазоактивные свойства рецептора сфингозина-1-фосфата (S1P). Он, помимо способности увеличивать барьерную функцию эндотелия, индуцировать гиперреактивность дыхательных путей и модулировать иммунную реакции в легком, может играть важную роль в модуляции легочного сосудистого тонуса как нормального, так и патологического легкого (W.S. Szczepaniak et al., 2010).

Результатом стойкой альвеолярной гипоксии служит развитие артериальной гипоксемии и тканевой гипоксии, что в свою очередь, обусловливает чрезмерную продукцию либо угнетение активности некоторых нейрогормонов, в том числе предсердного (ANP) и мозгового (BNP) натрийуретических пептидов, высвобождающихся из кардиомиоцитов в ответ на изменение давления и перегрузку объемом.

Влияя на натрийурез и диурез, они способствуют расслаблению гладких мышц сосудов, вызывают артериальную и венозную дилатацию, приводя к снижению артериального давления и конечно-диастолического давления в правом желудочке.

Ранее была обнаружена связь основных гормонов ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (РААС) - ангиотензина II, альдостерона и ангиотензинпревращающего фермента - с выраженностью гипоксии. Увеличение активности как плазменных, так и тканевых компонентов РААС больных ХОБЛ стимулирует рост гладкомышечных клеток сосудистой стенки, вазоконстрикцию, изменение объема циркулирующей крови, запуская механизмы ремоделирования сердца и сосудов (М.А. Бородина и соавт., 2003; Г.П. Арутюнов, 2010).

Хроническая альвеолярная гипоксия

Хроническая альвеолярная гипоксия сопровождается метаболическим и/или гемодинамическим повреждением стенки сосуда, что стимулирует трофические проводящие пути. Так, наряду с фактором роста рецептора тирозинкиназ, некоторые G двойные протеиновые рецепторы лиганд обладают трофической активностью и вовлечены в формирование легочной гипертензии, включая серотонин, его транспортер и ЕТ-1 (M. Humbert et al., 2004; M. DeCaestecker, 2006).

Существует гипотеза, что катехоламины, помимо сосудистой регуляции, тоже участвуют в процессе ремоделирования. Стимуляция определенных подтипов а1-адренорецепторов норадреналином вызывает рост гладкомышечных клеток и адвентициальных фибробластов не только в легочной, но и в сонных артериях, аорте (J.E. Faber et al., 2007).

Получение гистологического материала при начальной стадии болезни затруднительно, поэтому мало доступных данных относительно ранних нарушений легочной васкуляризации. Прежде всего в их основе лежит увеличение толщины слоя интимы в легочных мышечных артериях, большей степени мелких, что приводит к вентиляционно-перфузионной неравномерности, перераспределению кровотока и ригидности сосудистой стенки (M. Hashimoto et al., 2005; J.E. Faber et al., 2007; L. Achouh et al., 2008).

Данные изменения обнаружены не только на ранней стадии заболевания у больных хронической обструктивной болезнью легких, бронхиальной астмой, но и у злостных курильщиков с нормальной функцией дыхания (S. Santos et al., 2002). Исследования на модели животных показали, что воздействие сигаретного дыма вызывает быстрые изменение в генной экспрессии сосудистого эндотелиального фактора роста (VEGF), VEGF-рецептора-1, ET-1, а также эндотелиальной NO-синтазы (J.L. Wright et al., 2002), являющихся основными медиаторами, регулирующими рост сосудистых клеток и вазоконстрикцию.

Артерии вследствие эндотелиальной дисфункции становятся более восприимчивы к действию дополнительных факторов, наряду с артериальной гипоксемией и альвеолярной гипоксией в плохо вентилируемых легочных единицах, способных вызывать дальнейшее эндотелиальное повреждение и сосудистое ремоделирование прямо либо через VEGF-зависимые механизмы.

Подобные эффекты также сопровождаются высвобождением цитокинов (IL-1, IL-6, IL-8), хемокинов воспалительными клетками, пропитывающими адвентицию легочных артерий, и напряжением сдвига, вызванным увеличенным сосудистым сопротивлением (R.J. Bischof et al., 2005; V. Peinado et al., 2008).

Как теперь полагают, эндотелиальное повреждение клеток и их дисфункция под воздействием продуктов сигаретного дыма либо воспалительных элементов - первопричина, приводящая к легочной артериальной гипертензии при хронических болезнях органов дыхания.

Однако, несмотря на то, что роль воспалительного процесса и степени его интенсивности в генезе легочных сосудистых расстройств доказаны, отношение между характером этого воспаления и возможными ранними функциональными изменениями в малом круге кровообращения до конца не исследованы (J.A. Barbera et al., 2003; S.I. Said et al., 2010).

Появились сведения, что и аллергическое воспаление сопровождается внушительной легочной сосудистой гиперреактивностью (M. Witzenrath et al., 2006). Кроме того, в последних работах представлены новые данные о роли альвеолярных макрофагов. Активизированные гипоксией, они способны вызвать воспалительные нарушения системной микроциркуляции.

Воспалительный каскад включает локальную активацию ренин-ангиотензиновой системы, увеличивающую лейкоцитарно-эндотелиальное взаимодействие в посткапиллярных венулах, разновидности реактивного O2 на капиллярном уровне, а также транссудацию белка (J. Chao et al., 2009). Воспалительная реакция при стабильной ХОБЛ не ограничивается легкими (E.F.M. Wouters, 2009).

Определены системные воспалительные маркеры - такие как С-реактивный белок, фибриноген и IL-6, увеличивающие риск появления сердечно-сосудистых осложнений при хронических болезнях органов дыхания (G.P. Anderson, 2006; S.F.P. Man et al., 2006; P. Eickhoff et al., 2008). Показан прямой повреждающий эффект воздействия С-реактивного белка на эндотелиальную функцию не только у больных хронической обструктивной болезнью легких, но и у длительно курящих людей, не имевших обструкции бронхов (S. Verma et al., 2004).

Становится достаточно очевидной системность происходящих процессов, когда взаимное влияние экзо- и эндогенных стимулов на дыхательные пути влечет за собой общие гемодинамические расстройства.

С этой точки зрения холод является тем дополнительным фактором, который, воздействуя одновременно на дыхательную и сердечно-сосудистую системы человека, приводит к достаточно серьезным клиническим последствиям - быстрой хронизации патологического процесса. По сути своей он служит и диагностическим маркером, благодаря которому могут быть обнаружены ранние нарушения в системе кровообращения у больных хроническими болезнями органов дыхания, поскольку последняя представляет собой важное лимитирующее звено в процессе акклиматизации.

Мы уже упоминали о том, что сложный процесс легочного газообмена делает органы дыхания достаточно уязвимыми для низкотемпературного воздуха даже у здоровых лиц. Любые попытки искусственно согреть вентилируемый воздух (например, используя разного рода защитные маски и т.п.) приводят к изменению в транспорте кислорода вследствие дополнительного сопротивления дыханию, возможного увеличения объема мертвого пространства, перестройки дыхательного цикла и увеличения вентиляционно-перфузионного дисбаланса.

В холодное время года нахождение человека на улице, сопряженное даже с незначительным мышечным усилием, сопровождается приростом объема легочной вентиляции - в большей степени за счет частоты дыхания - и, как следствие, снижением ее эффективности (Н.С. Прилипко, Ю.М. Перельман, 1991; Е.Я. Ткаченко, В.Э. Диверт, 1991; Г.С. Шишкин и соавт., 1998; О.Н. Попова и соавт., 2005; О.В. Гришин, Н.В. Устюжанинова, 2006). Несоответствие вентиляции кровотоку нарушает эффективность легочного газообмена. В результате подобных сдвигов резервы вентиляции сокращаются, а компенсаторные возможности системы дыхания уменьшаются.

Исследования свидетельствуют об адаптационной морфофункциональной перестройке системы внешнего дыхания и гемодинамики малого круга кровообращения у лиц, живущих в неблагоприятных климато-географических условиях Севера (М.Т. Луценко и соавт., 1978; А.П. Авцын и соавт., 1985; Т.К. Ердакова и соавт., 2009), подобно той, которая наблюдается при адаптации к гипоксии (G. Zhou et al., 2008; N. Sommer et al., 2008). Так, J. Bligh, D. Chauca (1981) в эксперименте обнаружили, что снижение температуры окружающего воздуха до 3°С увеличивало у овец легочное артериальное давление в такой же степени, как и во время дыхания гипоксической газовой смесью (12% О2 в азоте).

Одновременное действие на организм указанных факторов приводит к суммации эффектов на давление в легочной артерии. Последствием воздействия зачастую служит формирование синдрома легочной артериальной гипертензии и скрытой дыхательной недостаточности (А.П. Авцын, А.Г. Марачев, 1975; А.П. Милованов, 1981).

Нами найдены тесные взаимоотношения между проходимостью бронхов, реакцией дыхательных путей к холодному воздуху и легочной гемодинамикой у здоровых лиц, которые можно представить в виде уравнения линейной регрессии:

ОФВ1 = -0,25 + 0,036хОЛСС - 1,04хСрДЛА,


где ∆ОФВ1 - максимальное падение объема фоpсиpованного выдоха за 1 секунду (ОФВ1) после холодовой бронхопровокации, выраженное в % от исходной величины; ОЛСС - общее легочное сосудистое сопротивление; СрДЛА - среднее давление в легочной артерии.

Патоморфологические изменения затрагивают прежде всего прекапиллярную часть сосудистого русла и гистологически проявляются клеточной пролиферацией интимы и гипертрофией гладкомышечного комплекса. В результате напряжение в системе органов дыхания сопровождается напряжением гемодинамики не только сосудов малого, но и большого круга кровообращения.

Обширный спектр эпидемиологических и экспериментальных работ демонстрирует прямое влияние холода на гемодинамические реакции: подъем артериального давления, рост частоты сердечных сокращений, увеличение гемологических факторов риска и гемоконцентрации, сезонная вариабельность этих показателей, а также их связь с увеличением летальности в зимние месяцы года из-за острых сердечно-сосудистых заболеваний (F. De Lorenzo et al., 1999; J. Leppaluoto et al., 2001).


Повреждающее действие атмосферного холода на сердечно-сосудистую систему ассоциируют в первую очередь с возбуждением симпатического отдела нервной системы, повышением уровней катехоламинов крови и изменением активности ренин-ангиотензин-альдостероновой системы (А.Б. Пирогов, С.С. Целуйко, 1991; J.K. Hiramatsu et al., 1984; Z. Sun et al., 1997-2006), что приводит к увеличению частоты сердечных сокращений, подъему систолического артериального давления и центрального объема крови.

В результате возрастает сердечный выброс, конечно-диастолическое давление и объем левого желудочка, ударный объем сердца, увеличивается кардиальная рабочая нагрузка и потребность в кислороде (D.G. Edwards et al., 2006). Имеются сведения, что даже кратковременный холодовой стимул, вызванный  одно минутным погружением правой кисти в холодную воду, у больных с артериальной гипертензией способен вызвать ухудшение диастолической функции правого желудочка (В.Р. Вебер и соавт., 2006).

Вследствие холодовой периферической вазоконстрикции повышается уровень циркулирующего предсердного натрийуретического пептида, что дополнительно увеличивает диурез и гемоконцентрацию (J. Hassi et al., 1991; Z. Sun, 2006).

Ранее установлено увеличение количества тромбоцитов, эритроцитов, изменение вязкости крови, а также уровней плазменного фибриногена, холестерина у здоровых людей, подвергшихся умеренному поверхностному охлаждению в помещении с окружающим воздухом 24°C и ниже, либо во время холодовой иммерсии тела (W.R. Keatinge et al., 1984; F.De Lorenzo et al., 1999).

Представленная цепь событий, в том числе сезонные изменения артериального давления, липидного спектра, факторов свертывания крови, достаточно хорошо изучены в эксперименте и при сердечно-сосудистой патологии. В то же время они могут ассоциироваться с провоцируемыми холодом другими функциональными расстройствами. Например, существует вероятность подъема фибриногена, нейтрофилов и C-реактивного белка вследствие присоединения зимних инфекций (G.M. Bull, 1973).

Результаты последних исследований свидетельствуют об интегральной вазоконстрикторной реакции на общее холодовое воздействие, которое затрагивает не только периферические сосуды поверхности кожи, но и висцеральные артерии: почечную, верхнюю брыжеечную, брюшной полости (L.E. Wilson et al., 2007), а также повышает центральное артериальное систолическое давление (D.G. Edwards et al., 2006), что определенным образом отражается на состоянии всех внутренних органов.

Как теперь полагают, эндотелиальная дисфункция, наряду с другими факторами, служит причиной сезонных изменений в сердечно-сосудистых событиях (M.E. Widlansky et al., 2007). Имеется ряд экспериментальных исследований, демонстрирующих прямую связь эндотелиальной функции сосудов с повышением уровня артериального давления на холодовое воздействие (Z. Zhu et al., 2002), определены некоторые механизмы, участвующие в ее регуляции.

Так, посредством иммуногистохимического анализа найдено увеличение ЕТА- и угнетение ЕТВ-рецепторов иммунореактивности в кардиомиоцитах, гладкомышечных клетках сосудов брыжеечной артерии и корковом веществе почек крыс после холодовой экспозиции (G.-F. Chen, Z. Sun, 2006).

Если физиологические процессы, которыми здоровый человек приспосабливается в холодовой среде - привыкание, адаптация или акклиматизация, - подразумевают уменьшение описанных реакций к повторным стимулам, защищая организм от возможных неблагоприятных эффектов, то у легочных больных это достигается за счет более напряженной работы и постоянного использования структурных и функциональных резервов кардиореспираторной системы.

Особый интерес представляют больные на ранней стадии заболеваний легких, отягощенные холодовой гиперреактивностью дыхательных путей. Следует подчеркнуть, что даже незначительные нарушения бронхиальной проходимости, связанные с воспалительным процессом, постоянной и/или флюктуирующей обструкцией, ухудшают гемодинамику малого круга кровообращения, переводя всю кардиореспираторную систему в режим гиперфункции.

По данным ультразвукового исследования, у больных хроническим бронхитом с измененной реактивностью дыхательных путей к холодному воздуху найдены признаки правожелудочковой дисфункции, характеризующиеся увеличением толщины межжелудочковой перегородки, стенки правого желудочка, расширением его полости, повышением давления в легочной артерии (табл. 21).

Таблица 21. Показатели внутрисердечной и легочной гемодинамики по данным эхокардиографии у больных с измененной реакцией дыхательных путей к холодному воздуху

Параметры Здоровые Бронхиальная астма Хронический бронхит
бронхоконстрикция брон­хоконстрикция бронходилатация
МЖПд, см 0,93±0,04 0,97±0,03 1,03±0,04 1,02±0,06
КДРпж, см 2,29±0,15 2,31±0,10 2,74±0,13* р<0,05 2,72±0,08* р<0,05
ПСпж, см 0,39±0,01 0,40±0,01 0,42±0,02 0,45±0,02* р<0,05
ВТпж, м/с 0,60±0,03 0,76±0,03 0,69±0,04 0,67±0,03
СрДЛА, мм рт.ст. 11,7±0,84 14,1±1,08 15,7±2,24* 13,8±1,47

ОЛСС, динхсмхс-5

236,0±28,71 285,2±31,32 220,2±15,54 207,6±28,8
ВТлж, м/с 0,66±0,04 0,78±0,02* 0,78±0,05* 0,81±0,02*

Примечание: звездочкой отмечена достоверность различий параметров с группой здоровых: * -р<0,05; р - достоверность различий в сравнении с больными бронхиальной астмой. МЖПд - толщина миокарда межжелудочковой перегородки в диастолу; КДРПЖ - конечный диастолический размер правого желудочка; ВТ - выходной тракт правого (пж) и левого (лж) желудочка; ПСПЖ - толщина миокарда передней стенки правого желудочка в диастолу.

Несмотря на то, что характер выявленных нарушений по основным параметрам внутрисердечной гемодинамики схож с изменениями у пациентов, не имевших реакции к холоду, только у этих больных обнаружена высокая степень корреляционных взаимоотношений между реакцией дыхательных путей к холодному воздуху и СрДЛА, показавшая зависимость гемодинамических нарушений от выраженности воздействия триггера (рис. 24).

gipdp_24.jpg
Рис. 24. Характер взаимосвязи между реактивностью бронхов и легочной гемодинамикой у больных с холодовой гиперреактивностью дыхательных путей.

У астматиков связь между бронхиальной и сосудистой реактивностью малого круга кровообращения носит более сложный характер, отражая зависимость последней от реакции бронхов не только на холод, но и симпатомиметик.

Легочная гемодинамика

В подтверждение вышесказанному была оценена легочная гемодинамика до и после кратковременной холодовой бронхопровокации. Как и предполагалось, у пациентов, реагирующих на холодовой стимул, реакция дыхательных путей сопровождалась существенным подъемом СрДЛА (p<0,05) вследствие укорочения времени ускорения в выходном тракте правого желудочка и легочной артерии (с 125,4±10,60 до 107,2±3,51 мс); у лиц с отсутствием таковой наблюдалась обратная тенденция (116,7±7,85 и 120,7±7,28 мс).

Прирост среднего давления в легочной артерии при холодовом бронхоспазме превышал 54,1±16,6% (с отрицательной реакцией - 9,2±12,2%), что свидетельствовало о высокой сосудистой лабильности.

Гиперпноэ вызывает ряд синхронизированных физиологических событий, призванных минимизировать повреждение тканей. Всякий раз, когда уровень вентиляции становится высоким, бронхиальный кровоток должен увеличиваться пропорционально охлаждению дыхательных путей.

В какой степени и при каких условиях происходит вовлечение бронхиальных сосудов и сосудов малого круга кровообращения в этот процесс, а также механизм их взаимодействия и взаимовлияния при охлаждении - до сих пор остается предметом дискуссии (V.B. Serikov, N.W. Fleming, 2001; C. Kotaru et al., 2000-2004).

Несмотря на оптимальное местоположение бронхиального кровообращения для теплообмена, его эффективность в локальном согревании дыхательных путей доказана только при минимальной тепловой нагрузке.

В то же время нельзя исключать возможности, что при исходно повышенном бронхиальном кровоснабжении, в несколько раз превышающем нормальный вследствие реактивной гиперемии, относительный вклад его становится существенным. Как известно, бронхиальный кровоток претерпевает глубокие изменения при определенных патологических условиях, в том числе при любом хроническом воспалительном процессе.

Некоторые медиаторы, играющие основную роль в астматическом воспалении, также способствуют расширению сосудов бронхиального дерева. В их число входят гистамин, брадикинин, лейкотриены, тромбоцитактивирующий фактор, простагландин E2, аденозин, окись азота, медиаторы, высвобождаемые автономными чувствительными нервными окончаниями (P. Paredi et al., 2005).

Одним из основных участников регуляции тонуса и ремоделирования стенки как нормальных, так и патологически измененных бронхиальных сосудов и сосудов малого круга кровообращения является NO, который не только поддерживает базальный тонус, но и противодействует гипоксической вазоконстрикции. Уровень его продукции уменьшен при хронической гипоксии, вызванной болезнями органов дыхания.

Примечательно, что эндогенный NO играет роль в плазменной транссудации, провоцируемой некоторыми воспалительными медиаторами (веществом P и лейкотриеном D4), происходящей вследствие его чрезмерной продукции в трахее и главных бронхах (C. Emanueli et al., 1998), тогда как экзогенный NO связан в большей степени с бронхиальной вазодилатацией, - например, наблюдаемой после ингаляции сигаретного дыма.

Наконец, эндогенный эндотелиальный NO оказывает влияние на вызванную ацетилхолином бронховаскулярную дилатацию. Имеются экспериментальные данные, свидетельствующие, что последняя быстро аннулируется добавлением L-NG-нитро-L-аргининметилового эфира (L. Moreno et al., 2006). Как полагают, легочная вазоконстрикция и увеличение толщины слоя гладких мышц в легочных сосудах - результат пониженной экспрессии еNOS.

В эндотелиальных клетках существует ассоциация между еNOS и белком кавеолином, подавляющим активность еNOS. После воздействия агента происходит увеличение внутриклеточной концентрации Са2+, что способствует закреплению кальмомодулина с и диссоциации последней с кавеолином. Комплекс eNOS-кальмомодулин синтезирует NO до момента уменьшения концентрации внутриклеточного Са2+, а затем происходит подавляющее eNOS-кавеолин преобразование.

В свою очередь повышенная экспрессия приводит к снижению систолического давления в правом желудочке, повышенного вследствие легочной артериальной гипертензии, и угнетению процессов ремоделирования. Попутно некоторые половые гормоны, - например, эстрогены - активизируют в эндотелиальных клетках.

Доказано, что 17в-эстрадиол увеличивает NO-зависимую дилатацию легочной артерии и грудной аорты у крыс (R.J. Gonzales et al., 2001). Кроме того, в эксперименте продемонстрировано, что активность в присутствии 17в-эстрадиола резко возрастает и в H441 - эпителиоцитах дыхательных путей человека (E.A. Kirsch et al., 1999).

Этот процесс может играть важную роль в гормональной модуляции функционального состояния дыхательных путей.

Вопрос о том, каким образом прямое охлаждение дыхательных путей может повлиять на синтез и/или высвобождение эндотелиальных сигнальных молекул, имеет дискуссионный характер. Не исключено, что оно способно ослабить и адренергический контроль регуляции сосудов бронхов, вызванный миогенными механизмами, потенцируемыми тромбоксаном (L.J. Janssen et al., 2001).

Хотя это предположение является достаточно спорным, тем не менее ранее было показано, что в-агонисты вызывают бронхиальную сосудистую релаксацию, которая частично связана с синтезом эндогенного оксида азота (P. Carvalho et al., 1998). Не исключается и прямое влияние стимула на Ca2+-зависимые К+-каналы и зависимые от напряжения Ca2+-каналы гладкомышечных клеток бронхиальных артерий, без вовлечения Cl-каналов (Q.J. Li, L.J. Janssen, 2002).

Приходько А.Г., Перельман Ю.М., Колосов В.П.
Похожие статьи
показать еще
 
Категории