Интервью врачей и специалистов:

Будущее онкологии в Германии: интервью с экспертом

Администратор 01 Октября в 23:55 145 0
Будущее онкологии в Германии: интервью с экспертом

Профессор Губерт Серве - один из ведущих онкологов Университетской клиники Франкфурта, Германия

Многие наши соотечественники по достоинству оценили уровень немецкой медицины, но каким видят будущее онкологии в Германии сами немцы?

Диагноз рак моментально переворачивает жизнь людей: к сожалению, даже лучшие университетские клиники Германии не могут спасти всех больных.

Метастатический рак в большинстве случаев остается смертельным, а при многих типах опухолей профилактика и раннее выявление видится единственным шансом.

Сегодня гость нашей рубрики — профессор Губерт Серве (Hubert Serve), один из ведущих онкологов Университетской клиники Франкфурта, который сталкивается со страшной болезнью ежедневно.

Он поделится своим видением перспектив онкологии, профилактики и альтернативных методов лечения рака.

- Насколько рак сегодня можно назвать смертным приговором?

- Рак — это не болезнь, а собирательное понятие, под которым кроется множество заболеваний.

В общей сложности в Германии порядка 500 000 человек заболевают каждый год. Из них 150 000 человек умирает. При оптимальном использовании потенциала современной медицины большинство не должны умирать.

Хотя действительно есть онкологические заболевания, которые плохо поддаются лечению и не позволяют нам обнадежить пациента, рак — это очень разнородная группа болезней. Они сильно отличаются друг от друга.

Насколько их можно назвать смертным приговором — это зависит преимущественно от стадии, на которой диагностирована опухоль. Чем позже, тем хуже.

- Определяет ли тип страхования пациента качество лечения?

- Нет, это не имеет никакого значения в немецкой системе здравоохранения.

На международном уровне дело другое. У нас все люди получают одинаковые методы лечения, независимо от того, как и на какую сумму они застрахованы. Туристам, которые приезжают на лечение рака в Германию, бывает тяжело, потому что у них нет страховки. Это проблематично, ведь в ряде случае мы просто не можем предоставить иностранным пациентам предусмотренные нашими протоколами дорогостоящие процедуры. Они не в состоянии их оплатить.

- Как обстоят дела с проведением онкологических исследований?

- В Германии действительно очень много денег вкладывается в проведение биомедицинских исследований, в разных областях.

В международном сравнении это выглядит немного хуже. Англичане и американцы больше интересуются исследованиями в области здравоохранения. В плане лоббирования научных проектов следует быть осторожным, чтобы оно отвечало интересам пациентов, а не служило частным экономическим интересам.

Здесь немалую роль играют некоммерческие организации, которые финансируется исключительно добровольными пожертвованиями, обладают серьезными ресурсами и при этом не зависят от интересов промышленности.

- Что должно измениться в немецкой онкологии в ближайшие годы?

- Мы приходим к пониманию того, что придется гораздо тратить больше денег на профилактику рака.

В плане ухода за пациентами и исследований нам необходимо активизировать клинические испытания новых препаратов. Проблема Германии заключается в том, что у нас много больниц, где рассредотачиваются пациенты. Буквально в каждом городке есть первоклассные онкологические клиники, из-за чего централизованные крупные научные исследования проводить сложнее и дороже.

Небольшие клинические испытания ведутся то здесь, то там. Зачастую подходящие по всем параметрам пациенты и их врачи не знают, в какой больнице испытываются нужные лекарства от конкретного типа рака. Это плохо и для пациентов, и для фармацевтических компаний, разрабатывающих препарат.

- Каким видится выход из данной ситуации?

- Одним из решений было бы собрать их в крупных центрах, как делается в США. Тогда будет достаточно возможностей для реализации тех или иных клинических исследований. Но это неосуществимо в Германии, потому что мы стремимся обеспечить первоклассное лечение рака всем людям на местах.

- Почему мы не можем укрупнить онкологические центры?

- Система онкологии в Германии основана на конкуренции, поэтому в условиях экономических трудностей и чрезмерных нагрузок возникают проблемы. Было бы желательно заставить больницы не только конкурировать, но и сотрудничать в организации клинических исследований. Отойти от бизнес-идеи.

Несмотря на все, нам нужна вся эта разветвленная структура местных больниц, какой бы дорогостоящей в обслуживании и сложной она ни была.

- Что вы думаете об альтернативных средствах лечения рака, таких как популярные в Германии гомеопатические препараты?

- Я выступаю против альтернативной медицины, потому что она необязательно должна быть «альтернативной», как будто противопоставленной научной. Мне больше нравится термин «дополнительная» (комплементарная) медицина.

Она дополняет меры, предлагаемые традиционной медициной. Это сложная область, потому что, например, гомеопатия не доказана и порой является чистым маркетингом. У нас продаются таблетки, которые ничего не приносят.

Я убежден, что гомеопатия не подходит как активный метод лечения рака.

- Как можно уменьшить индивидуальный риск рака?

- В двух словах: не курить, упражняться и придерживаться здорового рациона, употребляя меньше мяса и больше рыбы, овощей, фруктов.

- Каких знаний о раке больше всего не хватает нашему обществу?

- Многие люди не понимают, что успех лечения в значительной степени зависит от того, насколько рано заболевание диагностировано, и что своевременного диагноза бояться не нужно. Наоборот, нужно стремиться пойти к врачу поскорее. Люди этого не понимают, и даже при очевидных симптомах болезни оттягивают консультацию онколога. Они боятся услышать слово «рак», поэтому не обращаются вовремя, нередко подписывая этим свой собственный приговор.

Кроме того, некоторые люди считают рак заразным, что, конечно, абсолютно неверно. Это обрекает на определенную изоляцию онкобольных, причиняя даже большие страдания, чем им уже довелось испытать. 

Существует также невежество в отношении лечения, а химиотерапия по-прежнему считается кошмаром любого пациента. И это при том, что современные препараты в клиниках Германии позволяют успешно контролировать побочные эффекты, максимально сохраняя качество жизни большинства больных.

- Как вам удается каждый день поддерживать связь с тяжело больными, не позволяя трагедиям проникать в ваше сознание?

- В самом начале работы онкологом это было особенно трудно, но с течением времени человек учится справляться со страданиями других.

В какой-то момент даже возникает гордость и удовольствие, что твои пациенты справляются в невероятно сложных ситуациях и продолжают жить. Поэтому вы учитесь видеть в этой работе не только негатив, но и познавать отношение человека к жизни, вы обогащаете себя самого духовно.
Похожие статьи
показать еще