Новости по темам: Медицина

Прогерия в вопросах и ответах

Наталья 31 Июля в 5:00 2975 0


Прогерия в вопросах и ответах
Доктор Лесли Гордон (Leslie Gordon) – известный американский эксперт по прогерии, директор Фонда по изучению прогерии (Progeria Research Foundation), исследовательница.

У доктора Гордона личные счеты с этой болезнью – пять лет назад ее сыну поставили диагноз прогерия.

Доктор Гордон преподает педиатрию на медицинском факультете Университете Брауна в Провиденсе, штат Род-Айленд.

Является научным сотрудником Университета Тафтса в Бостоне, где активно проводит исследования в области синдрома Хатчинсона-Гилфорда (HGPS).

Благодаря доктору Гордон западная медицинская наука существенно продвинулась в данной области. В частности, доктор Гордон открыла ген прогерии и сделала множество других важных открытий, касающихся патогенеза этого редкого заболевания.

Доктор Лесли Гордон
Исследовательница часто попадала на телеэкраны, ее статьи по прогерии публиковались в New York Times, The Boston Globe, People Magazine, The Boston Herald, Science News, USA Today, а также The Journal of the American Medical Association (JAMA).

В этой статье доктор Гордон отвечает представителям NHMHB на частые вопросы о прогерии.

- Что такое синдром Хатчинсона-Гилфорда, или прогерия, и чем вызывается эта болезнь?

- Когда мы говорим о прогерии, я обращаюсь к синдрому Хатчинсона-Гилфорда, потому что существуют и другие прогерические синдромы.

Прогерия – это то, что мы называем «синдромом преждевременного старения», который воздействует на организм ребенка самыми разными путями, особенно сильно старя их сердечнососудистую систему.

Все дети с прогерией умирают раньше положенного срока, страдая тяжелым атеросклерозом, в возрасте от 8 до 20 лет. Основная причина смерти таких детей – сердечнососудистые заболевания, характерные для стариков. Прогерия возникает в среднем у одного ребенка на 4 миллиона человек, но в некоторых популяциях этот показатель варьирует от 1 до 8 миллионов.

Большая часть детей с прогерией на момент рождения выглядят совершенно нормально. В возрасте около 9 месяцев у них начинают появляться классические симптомы прогерии, включая изменения кожи, облысение и др. Такие дети дорастают максимум до 3,5 футов, что чуть больше половины роста нормального взрослого человека.

Нервная система и головной мозг таких детей болезнь обходит стороной, поэтому они функционируют в соответствии с биологическим возрастом. Социальные навыки и интеллект у детей с прогерией полностью сохраняются.

Другими словами, это счастливые детки, первоклассники, второклассники, которые хотят радоваться жизни и баловаться с ровесниками, но очень быстро дряхлеют и покидают нас. Понимание того, что происходит в организме ребенка при прогерии, должно помочь нам найти лекарство от этого ужасного заболевания.

- Когда и почему вы решили основать Фонд по изучению прогерии?

- Когда нашему сыну Сэму было почти 2 года, ему поставили диагноз прогерия. Мой муж врач, а я сама врач и научный работник. Конечно, мы отлично понимали суть проблемы и делали все возможное, чтобы остановить эту болезнь.

За несколько дней мы собрали весь имеющийся у современной науки материал – оказалось, что это менее 200 опубликованных статей. И все. Не было даже организации, которая занималась бы сбором средств на проведение дальнейших исследований, не было практически ничего.

Поэтому мы с мужем решили основать Фонд по изучению прогерии, PRF. Моя сестра Одри работает юристом, и мы попросили ее, как человека подкованного в правовых вопросах, стать первым президентом и исполнительным директором фонда.

Теперь у нас в организации есть большой и очень квалифицированный совет директоров, великолепный комитет волонтеров и много других людей, которые помогают в борьбе с прогерией.

Фонд по изучению прогерии – это некоммерческая организация, которая постоянно растет.

- Чем занимается Фонд по изучению прогерии?

- Фонд по изучению прогерии был создан в то время, когда для детей с этим синдромом в нашей стране не было практически ничего. Мы основали эту организацию с четким пониманием того, что нужно для борьбы с болезнью.

Вот что мы постоянно слышали: «Нет денег на проведение исследований в этой области, поэтому нам нечем помочь таким пациентам». Тогда мы собрали деньги и дали исследователям гранты на проведение особо важных работ, и мы продолжаем делать это сегодня.

Нам говорили: «Нет оборудования и инструментов. Нет клеточных культур. Исследователям необходимо с чем-то работать». Поэтому мы создали собственный банк клеток и тканей, взятых у больных прогерией. Все дети с этим синдромом могут пожертвовать свои клетки для нашего банка, чтобы ученым хватало материала для исследований. Теперь у них есть все, и результаты не заставили себя ждать.

Мы хотели переманить исследователей из других областей, убедить их заняться прогерией. Мы проводили научные встречи, которые помогали распространять информацию, мы предлагали солидные гранты на проведение ключевых исследований, и это помогло привлечь в нашу сферу ученых не только из разных уголков Америки, но даже из других стран.

Мы также создали Консорциум по изучению генетики прогерии (Progeria Research Genetics Consortium), в который сегодня входит 20 ученых, и я в их числе. Шестеро из нас принимали участие в историческом исследовании, которое завершилось открытием гена прогерии.

- Можно ли диагностировать прогерию до рождения ребенка?

- Да, это можно сделать. Это стало возможным благодаря недавнему открытию гена прогерии. Но так как прогерия не передается через поколения (это спорадическая мутация), то крайне маловероятно, что в одной семье родится два ребенка с этим редким заболеванием.

После открытия гена прогерии диагностика этого синдрома стала быстрой и надежной. Врачи со всего мира отправляют нам образцы клеток своих пациентов, чтобы мы проверили их на синдром Хатчинсона-Гилфорда, и мы делаем это совершенно бесплатно. Для всех.

- Каков прогноз для детей с прогерией?

- Заболевание смертельно в 100% случаев. Ребенок умирает в юном возрасте в результате инфаркта или инсульта. Его убивает то же самое, что уносит жизни большинства пожилых людей, только это происходит в детские или подростковые годы. Закупоренные мозговые и коронарные артерии, стенокардия, инсульты – вот чего следует ожидать от этой болезни.

- С какими трудностями сталкиваются больные прогерией?

- Я бы разделила эти трудности на две основные категории.

Во-первых, повседневное сохранение здоровья. Наш фонд очень быстро выяснил, что врачи не обладают полной информацией по правильной организации обследований, профилактических мероприятий у стремительно стареющих детей.

Семьи постоянно нуждаются в информировании и профессиональной помощи. Поэтому мы организовали третью программу – базу медицинских и научных данных (Medical and Research Database). Наши ученые анализируют и систематизируют всю поступающую информацию о больных прогерией, составляя специальные протоколы по питанию, физической терапии и др. Кроме того, врачи и родители больных могут звонить нам круглосуточно и получать консультации.

Мы настоятельно рекомендуем таким детям специальную физическую и трудовую терапию. Наши консультанты спрашивают родителей об этом, и оказывается, что в большинстве случаев ничего подобного не проводится. Ребенок с прогерией, который проходит хороший курс физической терапии, живет совершенно другой жизнью. Запомните это.

Во-вторых, существуют психологические и социальные трудности. Дети с прогерией внешне очень сильно отличаются от здоровых детей, хотя интеллектуальное развитие у них точно такое же.

Дети с этим синдромом хотят быть как все, вести обычную жизнь, играть с другими детьми, веселиться. У них могут быть прекрасные детские отношения. Им не хочется думать о прогерии, и прогерия не должна съедать их и без того короткую жизнь.

Я выяснила, что семьи больных прогерией стремятся общаться с другими семьями, которых постигло такое же несчастье. Поэтому наш фонд нередко сводит такие семьи, давая им возможность делиться опытом и поддерживать друг друга морально. Это очень важно для всех.
Похожие статьи
показать еще
  • Новые
  • Популярные
Prev Next