Об акустической травме

03 Июня в 11:18 938 0


Как было сказано выше, травма слухового органа, происходящая от звуков, т. е. периодических колебаний давления, тоже представляет разновидность баротравмы, но по ряду признаков соответственные случаи все-таки выделяются в специальную группу чисто звуковой травмы или же шумовой, так как по большей части травматизирующим фактором здесь являются не чистые тоны, а та категория звуков, которая объединяется под названием шума. 

Шумы, так же как и сложные комбинации из чистых тонов (тембровые звуки), могут быть анализированы в смысле их состава из более простых компонентов; они имеют свой спектр, интенсивность, высотную характеристику (различаем низкие и высокие шумы) и даже свой тембр (шумы бывают мягкие, резкие, пронзительные, шипящие, звонкие и т. д.). Анализ состава и измерение громкости производятся посредством специальных электроакустических приборов; так, например, для измерения силы шума по объективному принципу применяется следующий агрегат: 

1) микрофон, приемник исследуемого шума, благодаря которому звуковые колебания переводятся в электрические; 

2) усилитель — увеличивает их амплитуду; 

3) особый прибор — корректор, который, "благодаря проведению тока через особые сочетания емкостей, самоиндукций и сопротивлений, видоизменяет исследуемые колебания в таком направлении, что они начинают соответствовать особенностям слуховой чувствительности (например, если в составе шума объективно обнаруживаются два звука, один, скажем, в 50 герц, а другой в 200 герц, то аппарат в конце концов будет измерять их в таком масштабе, как это делается нашим собственным ухом, следовательно, амплитуда звука в 50 герц должна быть значительно усилена, так как к этой высоте ухо мало чувствительно); 

4) выпрямитель тока (и вторичный усилитель), необходимый для того, чтобы легче измерять его силу; 

5) милливольтметр для измерения напряжения тока, показания которого уже можно записать как искомую величину; прибор градуируется для трех условно выбранных уровней интенсивности, например для 40, 60 и 80 децибел; в сущности следовало сделать то же для большего ряда уровней (так как для каждого из них известна кривая равной громкости призвуков других высот, а кривые друг с другом непараллельны, и поэтому одна кривая не помогает изменениям соседних); но ввиду большой сложности такой конструкции довольствуются тремя главными уровнями. «Анатомия» шума, делается посредством особых электроакустических фильтров, каждый из которых из всей тонскалы пропускает только одну какую-либо полосу (зону) звуков. 

Ввиду того, что вредное действие шумов некоторые относят не к их физической силе, а за счет их субъективной громкости (как сказано выше), делались попытки найти постоянную зависимость между громкостями и уровнями силы. С. Н. Ржевкин предлагает формулу: громкость равна 10 в степени 0,22 уровня ощущения; Флетчер — еще более сложную, а именно он суммирует все отдельные, составные звуки шума, измеряя их относительную громкость на основании принципа,, что двуушный слух вдвое усиливает громкость одноушного и что звук тем громче, чем больше слуховых нервных импульсов попадает в центры слуха; кроме того, введен особый коэффициент маскировки для близко отстоящих друг от друга составных звуков. 

Субъективные способы для измерения шумов основаны либо на принципе сравнения, либо маскировки. В первом случае подводят к одному и тому же уху исследователя измеряемый шум и регулируемый по силе звук сравнения, интенсивность которого заранее высчитана. Начинают изменять его силу и находят такое положение, когда сила этого пробного звука-зонда и сила шума будут казаться одинаковыми. 

Второй способ: одновременно подводят к уху измеряемый шум и звук-зонд; начинают уменьшать силу этого второго звука, пока он совсем не перестанет ощущаться (на фоне измеряемого шума), т. е. замаскировывается данным шумом. По известной заранее силе звука-зонда можно судить о силе измеряемого шума. 

Действие шумов на слуховой орган распадается на следующие этапы: 
1. Ощущение шума как специфический физиологический акт, свойственный данному органу чувств. 
2. Так называемая адаптация к звукам, т. е. тоже физиологический акт защиты от излишней громкости. Падение громкости во время звучания достигает максимума в 7—10 децибел к середине второй минуты; если звук прекратился, то происходит обратная адаптация к тишине (т. е. восстановление порога чувствительности) в течение 15 секунд, причем адаптация отражается и на соседних тонах тонскалы, хотя и в более слабой степени (Бекеши); из соседних зон больше подпадает адаптации та зона, которая ниже исследуемого звука (С. А. Винник). Обратное явление называется сенсибилизацией слуха. Наблюдалось воздействие во время звучания побочных факторов: боли (Гершуни), вибрационно-тактильных ощущений (Могильницкий) или паузы между основным и повторным опытом (Бронштейн). 

Патологоанатомические изменения в улитке при периодических колебаниях с большой амплитудой состоят в дефектах и гибели чувствительных клеток кортиева органа, дислокации чувствительных и опорных клеток его, а позднее — в распаде чувствительных клеток, нервных волокон и ганглиозных клеток (по опытам Виттмака, Маркса, Иошин, Гессли, Н. Ф. Попова, Б. Г. Ермолаева и др.) (рис. 1). 

Сильно выраженная дегенерация элементов улитки при акутравме: 1 - водопровод улитки, 2 - остаток кортиевой перепонки, прилегающий к выпяченной перепонке, 3 - разрежение уцелевших клеточных тел в спиральном узле
Рис. 1. Сильно выраженная дегенерация элементов улитки при акутравме: 
1 - водопровод улитки, 
2 - остаток кортиевой перепонки, прилегающий к выпяченной перепонке, 
3 - разрежение уцелевших клеточных тел в спиральном узле


В быту современных больших городов, на производствах при современной насыщенности их мощными машинами и на транспорте сего шумящими механизмами и пронзительными сигналами борьба с шумом является насущнейшей задачей санитарного обеспечения населения. В частности, в устранении шумов и защите от пока еще неустранимых шумов весьма заинтересована авиационная медицина. 

Шум самолетов возникает от шума двигающих его механизмов, именно шума винта (соответствующий, например, при 1800 оборотов в минуту и при двух лопастях высоте в 60 герц и сопровождающийся вторичным шумом от завихрений на кромках лопастей, примерно, в 1000—8000 герц); этот шум имеет различную интенсивность в зависимости от окружной скорости вращения винта; например, при указанном числе оборотов и окружной скорости в 260 м/сек интенсивность достигает 100 децибел. Этот шум ощущается сильнее всего в плоскости винта. Шум выхлопа от взрывообразного сгорания в цилиндрах имеет характер пронзительного трещащего звука, причем основная частота его зависит от числа цилиндров в группе и числа оборотов мотора в секунду; это еще нужно помножить на коэффициент передачи; примерно, получается звук в 90 герц с интенсивностью в 100 децибел на расстоянии 3 м при моторах в 400 л.с. Шум самого мотора этой мощности на расстоянии 3—4 м дает интенсивность в 90—100 децибел. 

В закрытой кабине шумность ощущается слабее, но все-таки достигает 80—100 децибел. К этому примешивается еще, хотя и слабее действующий на ухо, шум различных вибрирующих частей самолета (крыльев) под влиянием встречного потока воздуха. В зависимости от метеорологических и атмосферических условий, шум одного и того же самолета может быть слышен с расстояния от 1 до 20 км. 

Действие авиашума на слух летчиков слагается из непосредственного ощущения во время полета, которое кумулирует в зависимости от продолжительности его и может держаться и после полета в течение часов, а затем по большей части проходит без следа. Однако полная обратимость акутравмы у летчиков составляет предмет дискуссии, так как, несмотря на сравнительную кратковременность полетов, нередко большие паузы между ними (значение утомления и отдыха при профессиональных шумах подчеркивается Хиловым, Тумаркиным, Навяжским и др.), все-таки ряд наблюдений свидетельствует о том, что по крайней мере некоторые восприимчивые к ушным болезням люди подвержены более стойким формам акутравмы; кроме того, некоторые ушные заболевания, склонные к прогрессированию под действием внешних факторов, могут ухудшаться от шумового раздражителя (прогрессивная лабиринтная тугоухость, болезни типа отосклероза и др.). 

По наблюдениям при помощи новейших слухоизмерительных приборов (типа «отоаудион»), падение остроты слуха у летчиков после полетов главным образом отражается на верхней части тонскалы, именно в зоне около 4000 герц, приблизительно соответствуя тону с5. В то же время шум выхлопов, пропеллеров и моторов характеризуется преимущественно басовыми призвуками в зоне около 100 герц. 

Опыты на животных с использованием улитковых токов (по некоторым авторам) также подтверждают особенную восприимчивость указанной зоны в области с5 к шумовому оглушающему фактору. Таким образом, здесь можно наблюдать известное противоречие с общепринятыми установками, говорящими о соответствии высоты утомляющего шума и зоны оглушения. 

Однородный характер имеет воздействие шума в мастерских, где производится выверка аэропланных моторов; основную позицию можно видеть в том, что при наземных работах отсутствуют побочные раздражители, например скачки давления, температурные колебания, аноксемия и др., которым в совокупности приписываются так называемые аэроотиты, в свою очередь обусловливающие понижение слуха, а с другой стороны, в полетах орган слуха может получать защиту благодаря закрытой кабине. Даже среди экипажа самолета не все одинаково страдают от шума (Н. Я. Синицына); например, на тяжелых самолетах шум мотора более всего ощутим летчиками и летнабами (места их на одной линии с моторами), несколько менее — мотористами, хотя в некоторые моменты, именно когда они подходят к самим моторам, испытывается крайне сильное оглушение, граничащее с шоком; радисты и стрелки находятся дальше других от моторов, что дает им даже возможность слышать крик на расстоянии до полуметра. 

Профилактика акутравмы состоит в техническом усовершенствовании конструкции механизмов и кабин по линии их беззвучности и в применении индивидуальных мер защиты, главным образом состоящих в использовании «противошумов», образцы которых, в общем сходные с такими же аппаратами, применяющимися в артиллерии, отличаются тем, что они не должны быть жесткими, так как надеваются под шлем, и не должны давить на стенки наружного слухового прохода и должны допускать пользование переговорным телефоном. Соответственные образцы предложены Г. Г. Куликовским, А. П. Поповым и др. 

Помимо звуковых раздражений, идущих через воздух наружного слухового прохода, на ухо (а также и на другие рецепторы) летчика может действовать одновременно и фактор вибрации более грубого характера таким же путем, как действуют и приборы, назначенные для опытов с костной проводимостью. Значение этого фактора должно рассматриваться в связи с вопросом о вибраторной вредности в общем, более широком масштабе.

Воячек В.И.
Военная отоларингология
Похожие статьи
  • 12.06.2013 6000 9
    О вестибулярной тренировке летчиков

    Возможность перевоспитать вестибулярный аппарат и другие органы, участвующие в акцелерационном чувстве, так, чтобы они были менее расхлябанными или лучше приспособляющимися к тем неестественной формы и силы раздражителям, которые столь неизбежны во время полета, значительно увеличила бы контингенты ...

    Военная отоларингология
  • 10.06.2013 2648 15
    Ушная манометрия

    Степень проходимости евстахиевой трубы определяется рядом, способов (выслушивание при продувании уха, бужирование, рентгенография, ушная манометрия), причем уже при обычной отоскопии часто удается определить ненормальность трубы; так как расстройства ее функции в первую очередь выдают себя втянутост...

    Военная отоларингология
  • 12.06.2013 1932 20
    О парашютных прыжках

    Вопрос о том, какую роль играет патофизиология вестибулярного аппарата при парашютировании, еще не вполне разработан. Теоретически нужно себе представить, что прыгающий в первые секунды после отделения от самолета двигается по некоторой кривой параболического типа, суммирующейся из двух слагаемых; о...

    Военная отоларингология
показать еще
 
Оториноларингология