О сенсибилизации слуха

03 Июня в 12:28 1014 0


Задача усиления слуховой функции является обратной к той, которая только что была разобрана в связи с вопросом об искусственной сурдине уха. 

В известных случаях боевой и походной жизни было бы очень полезно обострять слуховую способность, чтобы лучше слышать. Этот частный вопрос связан с более общим — осуществимо ли усиление той или иной физиологической функции за пределами ее нормы. Ведь известно, что работа целого ряда наших органов уже рассчитана на максимум их продуктивности и дальнейшая нагрузка ведет к переутомлению и в конечном счете никакого выигрыша не приносит. Но можно рассуждать и так: деятельность органа допускает временное перенапряжение, которое должно быть использовано в нужный момент, а когда потребность миновала, то пускай будет переутомление — орган постепенно оправится от него; кроме того, повторная надобность в его работе может и не возникнуть так скоро. Следовательно, задача сводится только к временному обострению слуховой чувствительности. 

В физиологическом очерке упоминается, что порог нормального слуха в зоне 1000—3000 герц немногим превышает 0,0002 бара. В других зонах он стоит выше, например, для высоты в 100 герц на уровне около 0,1 бара, на уровне 8000 герц — около 0,001 бара. Можно ля снизить эти пороги? 

До сих пор нам было известно, что некоторые люди обладают чрезвычайно тонким слухом; некоторые профессии требуют такого слуха (охота); у дикарей, живущих близко к природе, слух острее, чем у цивилизованных людей, живущих в шумной атмосфере больших городов; кроме того, было известно, что слух может временно обостряться при некоторых заболеваниях и действии некоторых лекарств и ядов. Наконец, все знают, что после пребывания в тишине ухо способно в первые моменты слышать очень слабые звуки, которые в обычных условиях (шумовом окружении) не различаются. 

Однако если анализировать все эти заимствованные из житейского опыта наблюдения, то окажется, что они далеко не всегда подтверждают возможность снижения нормальной величины слухового порога; например, мы знаем, что слух обостряется при параличе стременной мышцы: но это обострение больше напоминает дизакузию, т. е. когда даже слабые звуки делаются неприятными, раздражающими. То же часто происходит от действия фармакологических веществ или при интоксикациях (стрихнин, столбнячный яд), когда повышается не чувствительность слухового аппарата, а реактивная чувствительность нервной системы на слуховые раздражения. Далее, если слух якобы обостряется в тишине, то и это явление свидетельствует прежде всего о том, что в тишине наш слух возвращается к норме, а в шумной обстановке чувствительность слуха понижена против нормы; следовательно, в этом случае нам только кажется, что мы стали (благодаря адаптации) слышать лучше. 

Но имеются и строго проведенные научные исследования, касающиеся вопроса о повышаемости остроты слуха (Бронштейн, Гершуни, Бекеши и др.). Оказывается, что при адаптации к тишине чувствительность слуха может не только вернуться к норме, но и сделаться повышенной, хотя и не намного и не всегда надолго. По Кауфману, слух может обостряться усилием воли и соответствующей психической настроенностью, что он считает не совсем аналогичным с фиксированием внимания к восприятию данного звука. Нерезкое обострение слуховой функции наблюдалось при применении фенамина в дозировках 0,01—0,015 (по С. Л. Рипсу — «Вестник отоларингологии», 1945 г., №1). 

По-видимому, если наш слух способен обостряться в истинном смысле этого слова, т. е. понижать пороги ощущения, то эта возможность количественно не очень велика, и поэтому если возникает надобность в более остром восприятии звуков, то до сих пор предпочтение оказывалось усиливающим звуки аппаратам. Соответственные примеры при эмиссии сигналов приведены нами выше; но существует ряд способов для улавливания и усиления тех звуков, которые уже оторвались от своего излучателя и сами по себе недостаточно сильны для невооруженного уха. К таким способам относятся слуховые аппараты различного устройства, применяемые в сурдологии для больных с пониженным слухом, однако из этих приборов не все родятся для использования их людьми с нормальным слухом, так как, например, электроакустические приборы настроены так, чтобы усиливать звуки, большой громкости, которые нормальным ухом отчетливо воспринимаются и без помощи аппаратов. Что же касается слуховых трубок, или рупоров (прототипом которых служит приложенная к уху ладонь руки), то этим способом можно центрировать звуки (или же сгущать их) и таким образом усиливать внешний раздражитель. 


Рупорам для удобства пользования ими придаются определенные размеры и форма, например, конусообразная (при длине в 1/2 м и диаметре раструба в 30 см); экспоненциальные рупоры имеют в продольном сечении форму, образованную не прямыми, линиями, а кривыми, расходящимися более круто по мере приближения к раструбу; благодаря этому, звуки центрируются еще лучше. Звуки можно собирать в фокус при помощи вогнутых зеркал большого диаметра. Все усиливающие аппараты одновременно с полезными звуками усиливают и посторонние шумы, что в значительной степени мешает их_действию, например, вместо десятикратного получается полезное, усиление всего лишь в два раза и т. д. 

Чтобы защищаться от посторонних шумов, применяют особые уловки. Например, чтобы изолировать себя от шума ветра на открытом месте, нужно устроить заслон от него в виде небольшой насыпи по краям ямы, где помещается слухач. Таким образом, подобная защита является тоже способом, повышающим отчетливость слухового восприятия (хотя и не прямым). На самолетах и в танках шум настолько интенсивен, что для переговоров часто приходится надевать особые аппараты: танкофоны, ларингофоны и остеофоны. 

Танкофоны состоят из наушников в шлеме, соединенных каучуковыми трубками с рупородержателем, имеющим заслонку, благодаря которой можно его включать и выключать (в этом последнем положении она изолирует уши танкиста от внешних шумов). 

Противошумовой телефон отличается от обыкновенного более толстой (рассчитанной на повышенный голос) мембраной, защищенной эбонитовым диском с мелкими; каналами, перпендикулярными, к мембране; от этого паразитные звуки, идущие к ней под углом, вязнут в каналах, а переговорные звуки могут попадать в ухо без помехи. 

Ларингофон, состоит из двух маленьких микрофонов-пелотов, приставляемых к шее по бокам гортани и соединенных проводами с телефонными наушниками; при разговоре вибрации гортани передаются на телефоны, прикрепленные к летному шлему. Передача также происходит отчетливо, если приставлять микрофон к щеке («буккофон»), или к нижней челюсти, или к лобным костям («остеофон»). До данным И. А. Калганова, вибрации голоса передаются особенно отчетливо, когда микрофоны приставляются к области лобных пазух или щеке. Однако минусом этих способов является неудобство фиксации прибора на подвижном органе — щеке или вообще на лице пилота (А. П. Попов, Г. Т. Куликовский, Алтухов).

Воячек В.И.
Военная отоларингология
Похожие статьи
  • 12.06.2013 6000 9
    О вестибулярной тренировке летчиков

    Возможность перевоспитать вестибулярный аппарат и другие органы, участвующие в акцелерационном чувстве, так, чтобы они были менее расхлябанными или лучше приспособляющимися к тем неестественной формы и силы раздражителям, которые столь неизбежны во время полета, значительно увеличила бы контингенты ...

    Военная отоларингология
  • 10.06.2013 2648 15
    Ушная манометрия

    Степень проходимости евстахиевой трубы определяется рядом, способов (выслушивание при продувании уха, бужирование, рентгенография, ушная манометрия), причем уже при обычной отоскопии часто удается определить ненормальность трубы; так как расстройства ее функции в первую очередь выдают себя втянутост...

    Военная отоларингология
  • 12.06.2013 1932 20
    О парашютных прыжках

    Вопрос о том, какую роль играет патофизиология вестибулярного аппарата при парашютировании, еще не вполне разработан. Теоретически нужно себе представить, что прыгающий в первые секунды после отделения от самолета двигается по некоторой кривой параболического типа, суммирующейся из двух слагаемых; о...

    Военная отоларингология
показать еще
 
Оториноларингология