О парашютных прыжках

12 Июня в 10:19 1931 0


Вопрос о том, какую роль играет патофизиология вестибулярного аппарата при парашютировании, еще не вполне разработан. Теоретически нужно себе представить, что прыгающий в первые секунды после отделения от самолета двигается по некоторой кривой параболического типа, суммирующейся из двух слагаемых; одно из них является траекторией свободного падения, и, следовательно, при этом в 1-ю секунду прыгающий снижается на 5 м, во 2-ю на 15 м, в 3-ю на 25 м и т. д. Однако из-за сопротивления воздуха, которое постепенно возрастает (от увеличивающейся скорости и увеличивающейся по мере спуска плотности воздуха), скорость падения становится меньше, чем ей следовало бы быть в безвоздушном пространстве, именно — она не превышает несколько десятков метров (60—70 м) и во всяком случае не достигает 100 м в секунду. 

Если прыжок затяжной, то за все время, пока зонт не раскрыт, все органы тела, в том числе и чувствительные к ускорениям, должны испытывать действие вертикально направленной вниз силы; при этом, как известно, они «теряют свой вес» и, следовательно, перестают давить на свои упругие подвесы или оттягивать их; получается взаимное смещение частей этих органов, и в результате возникает реакция, аналогичная той, которую мы наблюдаем в лабораторной обстановке при опытах с качелями, подъемными кранами, лифтами и т. д. Субъективно она может выражаться чувством потери почвы под ногами, замирания сердца и др.; объективно регистрируются при этом различные рефлексы, как соматические, так и вегетативные, подгибание или выброс конечностей, остановка дыхания и др. 

Опыты на животных дали весьма определенные выводы, в согласии с новейшими теориями, объясняющими функцию равновесия (Магнус и де Клейн, Квикс и др.). Не лишено, однако, вероятия, что у некоторых людей рефлексы падения вообще или вследствие кумуляции могут приобрести более угрожающий характер и выразиться шокообразными симптомами или же потерей сознания; наблюдалась и временная потеря памяти (т. е. прыгавший не мог вспомнить, что с ним происходило в тот или другой момент прыжка). Кроме указанных факторов влияние могут иметь и случайные нарушения правильности траектории, например, вращательные компоненты, однородные с теми, которые бывают и при незатяжных прыжках. Как сказано, скорость падения и при нераскрытом зонте умеряется сопротивлением воздуха, и поэтому на организм прыгающего действует ускорение g не полностью, а редуцированное (т.е. уменьшенное за счет такого торможения). 

Если прыжок не затяжной, то сразу же после отделения от самолета или спустя несколько секунд раскрывается зонт, и скорость падения быстро редуцируется до величины в несколько (около 5—6) м/сек, на которой она остается до приземления. Само по себе такое равномерное и медленное снижение не должно было бы вызывать большой вестибулярной или, обобщая, акцелерационной реакции в виде возврата силы тяжести; но здесь могут опять-таки примешиваться посторонние влияния, видоизменяющие траекторию прыжка, например, начинается раскачивание, иногда до 180°, болтанка, круговые движения, напоминающие штопорение, и т.д., со всеми их последствиями (укачивание, потеря ориентировки, извращение мышечного тонуса тела и т. д.). 

В момент раскрытия зонта происходит стремительное торможение, т.е. потеря скорости падения, обусловливающая более или менее сильный толчок, а также вестибулярные симптомы; последние до известной степени пропорциональны, согласно новейшим данным, произведению bt, и так как оба эти множителя невелики (в крайнем случае b = 4-5g, a t = 2—3 секундам), bt достигает величин, легко переносимых при опытах с выходом из пикирования. Конечно, толчок может действовать общетравматизирующим образом, так как этот фактор измеряется не ускорением, а величиной давления на единицу поверхности, а давление в свою очередь зависит и от веса парашютиста. Но эти особенности если и касаются вестибулярного аппарата, то не прямо, а как вопрос общей травматологии.

Второй компонент траектории — горизонтальный, зависит от скорости самолета, причем прежде считалось, что аэродинамика делает невозможным или опасным прыжок при скорости больше 250 км в час, так как завихрения якобы не позволяют прыгающему оторваться от самолета. Однако, по новейшим данным, даже при значительно большей скорости отделение не только возможно, но и раннее выдергивание кольца (следовательно, и раскрытие парашюта) не влечет неблагоприятных последствий. По горизонтальной слагающей парашютист двигается в течение около 10 секунд, сохраняя инерцию движения самолета, после чего остается только вертикальная слагающая траектории.


Фазы прыжка с парашютом
1) отделение от самолета и движение по траектории параболического типа, составляемой из поступательной скорости самолета и свободного падения под действием силы тяжести; продолжительность этой фазы около 2-3 секунд; 
2) выдергивание кольца, после чего пружиной выталкивается вспомогательный малый парашют, который тянет за собой главный зонт помогает ему раскрыться; от выдергивания кольца до полного раскрытия проходит от 1½ до 3 секунд; во время первой и второй фазы парашютист пролетает расстояние около 70 м; 
3) толчок при раскрывании парашюта, сопровождается резким уменьшением скорости, которая в дальнейшем может сделаться до известной степени стабильной, колеблющейся в зависимости от веса парашютиста и системы парашюта, в среднем равной 2—6 м/сек; 
4) в этой фазе медленного спуска плавность его может нарушаться благодаря раскачиванию (до 180°), вращательным движениям около вертикальной оси (штопорению) и другим неправильностям, иногда напоминающим «болтанку» самолета; 
5) приземление, сопровождающееся более или менее резким толчком, вследствие потери скорости, в очень короткий промежуток времени; толчок регулируется отчасти сопротивляемостью мышечного аппарата, связок и других тканей тела, а отчасти свойствами почвы, на которую падают парашютисты. 

Схема парашютного прыжка
Рис. 1. Схема парашютного прыжка

Факторами, действующими на ЛОРорганы при парашютных прыжках, являются; поступательное и круговое движение с ускорениями, толчки, колебания давления, холод и задувание. Наблюдения над здоровыми ЛОРорганами парашютистов обнаруживают при незатяжных прыжках сравнительно незначительные и кратковременные их расстройства, притом скоро проходящие (ослабление обоняния, спазм или расширение сосудов носовой полости и гортани, небольшие вестибулярные расстройства; сухость слизистых оболочек, закладывание и шум в ушах; боли в области лобных пазух). Но при патологически измененных ЛОРорганах встречались уже более выраженные расстройства: головные боли, понижение слуха (например, с 2,5 до 1,5 м) и др. 

По преобладающему мнению исследователей вопроса о парашютизме (Г. Г. Куликовского, А. А. Ушакова, К. Н. Шилова, Г. А. Смирнова и др.), только патологическое состояние ЛОРорганов, например, гнойные средние отиты, адгезивные отиты, плохая проходимость евстахиевых труб, параназальные синуиты и неустойчивость вестибулярного аппарата, может считаться противопоказанием к парашютным прыжкам. 

Тело прыгающего получает все время наклонность впадать в штопор, из которого уже может не выйти; поэтому во время падения нужно постоянно двигать конечностями, как при плавании, чтобы противодействовать этому закручиванию. Вторая опасность состоит в симптомах сердечно-сосудистой гипертензии, возрастающей вместе со скоростью снижения, треморе конечностей, некотором потемнении сознания, неловкости жестов, что сказывается особенно в момент раскрытия парашюта. Третья опасность — в расстройствах вентиляции евстахиевой трубы (весьма изменчивой функции даже у одного и того же человека). 

Затяжной прыжок Вилльямса был произведен с высоты 11000 м; свободное падение продолжалось 3 минуты со средней скоростью 60 м в секунду. Атмосферное давление в начале прыжка равнялось 198,2 мм рт. ст. температура равнялось — 56°. Парашютист имел кислородный аппарат вместимостью в 1 л кислорода под давлением 150 кг, с каучуковой маской. Зонт был раскрыт всего лишь на 90 м над землей.

У Вилльямса был констатирован после прыжка катаральный аэроотит слева и небольшая геморрагия на правой барабанной перепонке. Субъективно ощущалось в момент раскрытия парашюта кровотечение из носа в глотку. Рекорд Романюка дал: высота прыжка 13108 м; время свободного падения — 167 сек; средняя, скорость — 72 м в секунду; парашют был раскрыт на высоте 967 м.

Воячек В.И. 
Военная отоларингология
Похожие статьи
  • 12.06.2013 5992 9
    О вестибулярной тренировке летчиков

    Возможность перевоспитать вестибулярный аппарат и другие органы, участвующие в акцелерационном чувстве, так, чтобы они были менее расхлябанными или лучше приспособляющимися к тем неестественной формы и силы раздражителям, которые столь неизбежны во время полета, значительно увеличила бы контингенты ...

    Военная отоларингология
  • 10.06.2013 2645 15
    Ушная манометрия

    Степень проходимости евстахиевой трубы определяется рядом, способов (выслушивание при продувании уха, бужирование, рентгенография, ушная манометрия), причем уже при обычной отоскопии часто удается определить ненормальность трубы; так как расстройства ее функции в первую очередь выдают себя втянутост...

    Военная отоларингология
  • 12.06.2013 1926 20
    О парашютных прыжках

    Вопрос о том, какую роль играет патофизиология вестибулярного аппарата при парашютировании, еще не вполне разработан. Теоретически нужно себе представить, что прыгающий в первые секунды после отделения от самолета двигается по некоторой кривой параболического типа, суммирующейся из двух слагаемых; о...

    Военная отоларингология
показать еще
 
Оториноларингология