Сосудорасширяющие средства в лечении почечной гипертонии

29 Августа в 10:31 3006 0


Основной механизм действия препаратов этой группы сводится к непосредственному расслаблению миогенного тонуса сосудов (вне связи с вегетативной регуляцией) и снижению общего периферического сопротивления. Показания к применению сосудорасширяющих средств ограничены наиболее тяжелыми формами артериальной гипертонии с высоким общим периферическим сопротивлением и вследствие этого — выраженной ишемией органов. Снижая сосудистое сопротивление, все эти препараты одновременно в различной степени увеличивают сердечный выброс, объем крови, симпатический тонус и активность ренина плазмы. Поэтому лечение сосудорасширяющими средствами проводят, как правило, в сочетании с препаратами других групп. 

Типичным представителем этой группы является гидралазин. Особенно полезен он может быть при ПГС, поскольку улучшает почечный кровоток и клубочковую фильтрацию. Однако гидралазин широко не применяется в связи с частыми и тяжелыми побочными явлениями: тахикардией, коронарной недостаточностью, гастритом и изредка (при использовании больших доз) волчаночноподобным синдромом. Начинают с дозы 10 мг 3 раза в день, затем постепенно увеличивают ее до наступления эффекта (в редких случаях до 300 мг/сут).

Такие препараты, как верапамил, диазоксид и нитропруссид натрия, могут применяться парентерально и поэтому особенно показаны при тяжелом, осложненном ПГС (кризы, нарастающая энцефалопатия и.др.). Мы имеем некоторый опыт использования этих препаратов при ПГС и оцениваем его положительно [Сивкова С. К. и др., 1979]. D. Brittinger и соавт. (1969, 1970), впервые успешно применившие верапамил внутривенно при тяжелом ПГС, подчеркивали, что препарат особенно активен при нефрогенной гипертонии, а не при гипертонической болезни.

В приводимых этими авторами впечатляющих клинических примерах верапамил резко превосходил другие гипотензивные средства при резистентном к лечению ПГС. По их мнению, препарат, оказывая сосудорасширяющее действие, значительно улучшает периферическое кровообращение, в частности в почках, с чем и связывают его избирательный эффект. Особенностью действия вводимого внутривенно верапамила является быстрота и кратковременность гипотензивного эффекта. При струйном введении максимум действия достигается через несколько минут, а через 30 мин уже заметна определенная тенденция к повышению артериального давления. Капельное введение позволяет дольше стабилизировать его. 

Поэтому мы предпочитали применять верапамил у больных с ХПН, находящихся на лечении гемодиализами и склонных к гипертоническим кризам в конце процедуры. Верапамил вводили внутривенно струйно в количестве 5—10 мг и затем при необходимости продолжали введение капельно до общей дозы 30—40 мг. Удовлетворительный гипотензивный эффект был достигнут у всех больных. Общее периферическое сопротивление снижалось в среднем на 34%, сердечный выброс увеличивался, частота сердечных сокращений в первые минуты возрастала (соответственно быстроте снижения артериального давления) затем падала ниже исходного в среднем на 15%. Субъективно введение верапамила переносилось хорошо. 

Все большее распространение в нашей стране при тяжелых гипертонических состояниях получает диазоксид — препарат тиазидной группы, основной фармакологический эффект которого сводится к расширению артериол (Голиков А. П. и соавт., 1978]. В противоположность другим тиазидам он задерживает натрий, поэтому диазоксид, как правило, надо сочетать с фуросемидом. Диазоксид мы вводили внутривенно струйно (в течение примерно 15 с — препарат эффективен только при быстром введении), в количестве 300 мг 25 больным с ПГС, из которых у 10 была терминальная почечная недостаточность, леченная гемодиализами. 

Гипотензивный эффект был заметен уже через минуту, максимальный эффект достигался через 4—5 мин. Систолическое и диастолическое артериальное давление снижалось в среднем на 27%. Продолжительность действия составляла 6—12 ч. Более длительный эффект наблюдался при введении диазоксида в той же дозе в последующие 2—4 дня. Положительное гипотензивное действие сопровождалось умеренной тахикардией в течение 1—2 ч, снижением общего периферического сопротивления почти вдвое и увеличением сердечного выброса. Содержание в сыворотке креатинина и азота мочевины, клиренс креатинина не изменялись, ортостатизма не наблюдалось. 

У всех вольных лечение диазоксидом сопровождалось умеренным снижением почечного кровотока, который через 1—2 дня возвращался к исходному уровню. У части больных в течение ближайших часов после введения препарата обнаруживалась умеренная гипергликемия (что характерно для тиазидов вообще). У некоторых больных введение диазоксида сопровождалось неприятными ощущениями — колющими болями в области сердца, чувством жара и гиперемией покровов, местной болезненностью, тошнотой; у 1 больного возникла рвота. Все эти изменения не зависели определенно от степени снижения функции почек. Хотя необходимость быстрого введения препарата предопределяет тот или иной гипотензивный эффект и затрудняет контроль артериального давления, чрезмерной гипотонии мы не наблюдали. 


Эффективность диазоксида при ПГС (включая ХПН) ряд авторов отмечали и ранее [Pohl J., Thurston И., 1971; Mollег В., Holendorf К., 1975]. Некоторое ухудшение функции почек у отдельных больных, видимо, связано с временным снижением почечного кровотока и носит преходящий характер, не сопровождается существенным падением диуреза и не отражает какого-либо нефротоксического действия препарата. При удовлетворительном гипотензивном эффекте функция почек в более поздние сроки фактически улучшается. Возможно, применение диазоксида особенно перспективно у больных, находящихся на лечении гемодиализами, хотя диализуемость самого препарата может создать дополнительные трудности с дозировкой. 

Более сильное гипотензивное действие оказывает нитропруссид натрия, который, как и другие нитросоединения, обладает непосредственным сосудорасширяющим свойством. Нитропруссид натрия мы вводили в локтевую вену капельно в количестве 50 мг, разведенных в 250 мл 5% раствора глюкозы, со скоростью 5—10 капель в минуту (максимально 120 мкг/мин) в течение 6—9 ч. У части больных введение повторяли в ближайшие дни, но не более 3 раз, поскольку не имелось возможности контролировать кровь на тиоцианат — токсический дериват, накапливающийся в крови при длительном применении этого препарата. 

Мы применили нитропруссид натрия у 19 больных с ПГС вследствие хронического почечного заболевания, в том числе у 10 — с умеренно выраженной ХПН (креатинин крови 0,35 ммоль/л) и получили определенный, хотя и преходящий гипотензивный эффект даже у тех больных, у которых массивное гипотензивное лечение обычными средствами и введение диазоксида были неэффективны. 

Снижение артериального давления отмечалось в ближайшие минуты после начала введения лекарства, в дальнейшем уровень давления определялся скоростью введения и, таким образом, был сравнительно легко управляем. Снижение артериального давления сопровождалось уменьшением общего периферического сопротивления и увеличением сердечного выброса. У всех больных мы тщательно контролировали влияние нитропруссида на функцию почек и установили, что на 2-е сутки лечения регистрируется небольшое (в среднем на 6,9% при неосложненном ПГС и на 10,5% при ПГС с начальной почечной недостаточностью) снижение почечного кровотока, исчезающее на 3-и сутки, тогда как уровень креатинина крови, клиренс креатинина, содержание в крови азота мочевины, мочевой кислоты и натрия не менялись. 

Капельное введение препарата и возможность титрования дозы являются известным удобством при лечении тяжелого ПГС. Вместе с тем серьезную опасность представляет возможность чрезмерного снижения артериального давления вследствие даже кратковременной передозировки. Поэтому тщательный контроль артериального давления и постоянная скорость инфузии обязательны. Изменение скорости инфузии на 3—4 капли в минуту может вести к значительным колебаниям артериального давления. Постоянство скорости инфузии легче обеспечить при использовании подключичной вены. При введении в локтевую вену следует обращать особое внимание на неподвижность руки. Быстрое снижение артериального давления (например на 40 мм в течение 5—10 мин) может сопровождаться чувством жара, сердцебиением, болями в области сердца, которые уменьшаются или исчезают при уменьшении скорости введения. 

Метаболизм нитропруссида натрия сопровождается накоплением в крови тиоцианата. Хотя описано лечение нитропруссидом в течение 12—20 дней [Ahearn D., Grim С, 1974] без существенного повышения уровня тиоцианата крови (допустимый уровень до 12 мг%), обычно считают, что лишь лечение продолжительностью до 3 дней определенно не связано с такой опасностью. При выраженном снижении функции почек опасность интоксикации выше. У своих больных мы не отмечали каких-либо признаков интоксикации тиоцианатом.

Использование нитропруссида натрия весьма эффективно при осложнении ПГС сердечной недостаточностью, особенно острой левожелудочковой недостаточностью, которая сама по себе рассматривается в настоящее время как показание к лечению препаратами прямого сосудорасширяющего действия. 

Наш опыт использования верапамила, диазоксида и нитропруссида натрия при тяжелом ПГС свидетельствует, что такое лечение удовлетворительно переносится и в большинстве случаев позволяет улучшить состояние больного, ликвидировать осложнения, сделать ПГС более податливым к обычной гипотензивной терапии.

Клиническая нефрология 
под ред. Е.М. Тареева
Похожие статьи
показать еще
 
Урология