Хронические вирусные инфекции и заболевания почек

27 Августа в 11:49 1433 0


Хроническая вирусная инфекция у животных нередко приводит к развитию хронического ГН, во многом напоминающего ГН человека. J. Hotchin и D. Collins (1964) впервые показали, что инфицирование новорожденных мышей вирусом лимфоцитарного хориоменингита приводит к развитию хронической вирусной инфекции, способствующей возникновению ГН. М. В. Oldstone и F. Y. Dixon (1971) установили, что у хронически инфицированных мышей вирус лимфоцитарного хориоменингита циркулирует в крови как комплекс вирусный антиген — антитело, а почки содержат большое количество антигена лимфоцитарного хориоменингита, антител к нему и комплемента. При морфологическом исследовании почек мышей были обнаружены изменения, характерные для хронического ГН. 

Хроническое инфицирование мышей лактатдегидрогеназным вирусом также приводило к развитию ГН, но менее тяжелого и в значительно меньшем проценте случаев, чем при инфицировании животных вирусом лимфоцитарного хориоменингита.

Поражения почек, подобные хроническому мембранозному ГН или волчаночному нефриту человека, наряду с другими системными проявлениями заболевания (кумбоположительная гемолитическая анемия, спленомегалия, лимфаденопатия, наличие в сыворотке крови антинуклеарного фактора) спонтанно развиваются у новозеландских мышей линии NZB и гибридных мышей линии NZB/NZW. Возможность переноса болезни от больных животных здоровым с помощью свободных от клеток фильтратов позволяет предполагать вирусную этиологию заболевания [Mellors R. С., Huang С. J., 1966]. У новозеландских мышей удалось наблюдать вирусоподобные частицы в лимфоидных клетках, почках, вилочковой железе, селезенке, во внеклеточных пространствах. По внешнему виду частицы были сходны с типом С вируса мышиной лейкемии. 

Роль вирусной инфекции в развитии системного заболевания с поражением почек у новозеландских мышей косвенно подтверждается эффективностью противовирусных препаратов [А. А. Матулис и др., 1979].

Болезнь алеутских норок, близкая системной красной волчанке (СКВ) человека, при которой одним из наиболее значительных органных поражений является прогрессирующий, ГН, также относится к заболеваниям вирусной этиологии. D. D. Porter и А. Е. Larsen (1967) в своих экспериментальных исследованиях получили доказательства, что вирус алеутской болезни норок циркулирует в кровотоке больных животных в виде комплексов вирусный антиген — антитело, подобно тому как это имеет место, в частности, у мышей, инфицированных лактатдегидрогеназным вирусом или вирусом лимфоцитарного хориоменингита.

Болезнь алеутских норок может быть перенесена с мочой, кровью, экстрактами тканей, взятыми от больных животных. Так, через 1—3 нед после введения здоровым норкам гомогената селезенки естественно инфицированной норки D. D. Porter и соавт. (1969) отметили очень высокие титры вирусов в тканях, а в сыворотках крови — антитела к вирусным антигенам, которые достигли особенно высокого уровня к концу 2-го месяца после инфицирования. К этому времени у 12 из 14 животных были обнаружены гистологические признаки ГН с гранулярными отложениями в клубочках почек IgG и комплемента.

Отложения гранулярных депозитов вдоль стенок капилляров клубочков и в мезангиуме находят также при таких заболеваниях вызываемых вирусами, как холера свиней, лошадиная анемия. Циркулирующие иммунные комплексы вирусный антиген — антитело найдены при инфицировании мышей вирусом саркомы Moloney. При всех этих заболеваниях наблюдается развитие ГН, в ряде случаев как одно из проявлений генерализованного васкулита [Oldstone М. В. A., Dixon F. J., 1971; Banks К. L. et al., 1972]. У собак известен аденовирусный ГН [Wright N. G. et al., 1971, 1973].

Полученные доказательства роли вирусной инфекции в этиологии прогрессирующего ГН у животных позволяют предполагать этиологическую роль вирусов в развитии хронических форм ГН и у человека [Суходольская А. Е., Голигорский С. Д., 1973; Burch G. Е., Sun S. С., 1968; Howard R. J., Balfour Н. Н., 1975; Eknoyan G., Dillman R. О., 1978]. Особенно важное значение в развитии хронических заболеваний почек у человека придается латентной вирусной инфекции, установлению которой могут способствовать частые случаи вирусной инфекции в детстве и на протяжении всей жизни человека. Большой объем крови, протекающей через почки (до 20% сердечного выброса), при виремии, наблюдающейся при острых вирусных инфекциях, нередко может способствовать фиксации вирусов в ткани почек, тем более что почечная ткань является хорошей питательной средой для многих вирусов.

Показано, что у обезьян уровень латентной вирусной инфекции в почках очень высок [Пилле Э. Р, и др., 1961]. Попытки выделить вирус из почечной ткани человека также не оказались безрезультатными. М. Benyesh-Melnick и соавт. (1964) при исследовании культуры клеток почечной ткани 84 умерших детей, не страдавших заболеваниями почек, выделили 3 типа цитомегаловируса, 3 типа аденовируса, вирус кори, ветряной оспы, Коксаки В., G. Е. Burch и соавт. (1969) обнаружили антиген вируса Коксаки В4 в почках в 11 из 104 вскрытий.

Эти авторы предполагают, что вирусы, находящиеся в почках человека в латентном состоянии, при различных заболеваниях, в том числе и при стрептококковых инфекциях, а также при условиях, неблагоприятных для организма, способны вызвать острые и хронические заболевания почек.

К настоящему времени получены данные, в определенной степени подтверждающие возможность развития у человека хронического ГН вирусной этиологии.

В. Combes и соавт. в 1971 г. описали больного 53 лет с посттрансфузионным гепатитом и персистенцией в сыворотке крови HBsAg у которого через 1 год после начала заболевания печени развилось поражение почек. Морфологически выявлен мембранозный ГН; при иммунофлюоресцентном исследовании в клубочках почек обнаружен HBsAg, локализованный, подобно распределению IgG и С3. 

В дальнейшем поражение почек у больных хроническим гепатитом, циррозом печени с персистенцией в сыворотках крови HBsAg, а в ряде случаев и определением на базальной мембране клубочков депозитов HBsAg, С3 и иммуноглобулинов, было описано и другими авторами.


Поражение почек не является большой редкостью и у детей, инфицированных (как правило, внутриутробно) цитомегаловиpycoм. Заболевание клинически может проявляться картиной латентного ГН, иногда нефротического синдрома [Матвеев М. П., 1976].

У некоторых лиц с заболеваниями почек, подобно больным СКВ, вирусная этиология которой широко обсуждается, обнаруживаются вирусоподобные включения.

A. D. Datsis (1972) при исследовании биоптата почки 14-летнего мальчика, страдающего хроническим латентным ГН, в цитоплазме эндотелиальных клеток выявил плотные округлые образования. Внутри этих образований были обнаружены маленькие округлые тельца, имеющие на продольных срезах трубчатое строение. J. Bariety и соавт. (1973) при электронно-микроскопическом исследовании биоптата почек выявили интраэндотелиальные вирусоподобные частицы у 1/4 больных с минимальными гломерулярными изменениями, у 1/4 больных с мембранозной нефропатией, почти у 1/3 больных с мембранозно-пролиферативным ГН и у 1/5 больных с острым ГН. В то же время J. М. В. Biloomworth и W. D. Shelp (1970) в цитоплазме эпителия капилляров клубочков наблюдали вирусоподобные включения в 62 % биоптатов почек больных системной красной волчанкой и только в 2,4% биопсий при болезнях почек другой этиологии

Изучение состояния противовирусного иммунитета при ГН у человека в сравнении с больными волчаночным нефритом выявило изменения, в значительной степени сходные при обоих заболеваниях.

С. B.Wilson и F. J. Dixon (1973) обнаружили, что у больных ГН, подобно больным волчаночным нефритом, повышен среднегеометрический титр антител к вирусу краснухи, парагриппа III типа. Мы также исследовали некоторые показатели противовирусного иммунитета (содержание противовирусных антител в сыворотках крови, интерферонообразование) у больных хроническим ГН в сравнении с больными СКВ [Филимонова Р. Г. и др., 1977; Тареева И. Е. и др., 1978, 1979].

Титры противовирусных антител исследовали в РТГА с антигенами кори, гриппа А2 и В, парагриппа I, II и III типов, в РСК — с антигеном аденовируса. Контрольную группу составили доноры того же возраста. Во всех группах наиболее часто выявлялась противокоревая активность. Однако если у доноров титр противокоревых антител 1:128 и выше наблюдался лишь в 6,2% случаев и средний титр был равен 1:41, то при СКВ процент больных с такими титрами составил 45 и средний титр был 1:335 (табл. 1). 

Таблица 1
Средний титр антител к вирусным антигенам при хроническом ГН и СКВ
Нозологическая формаСредние титры антител к антигенам
аденовирусакоригриппа А2гриппа Впарагриппа типа
IIIIII
Хронический
ГН
СКВ
Контроль

1:0,06
1:4
1:27

1:471
1:335
1:41

1:107
1:80
1:12

1:9
1:2
1:0,4

1:18
1:14
1:4

1:28
1:16
1:6

1:300
1:382
1:20

При хроническом ГН титры противокоревых антител оказались также высокими: у 43% больных титр антител был 1:128 и выше, средний титр 1:471. Аналогичные закономерности выявлены в отношении антител к вирусам гриппа А2, парагриппа III типа.

Таким образом, у больных хроническим ГН и системной красной волчанкой выявлены одинаковые закономерности в изменении гуморального-противовирусного иммунитета. Особенно интересен тот факт, что у больных хроническим ГН средний титр антител к вирусу кори оказался таким же высоким, как и у больных СКВ, в этиологии которой коревому антигену отводится существенная роль [Жданов В. М. и др., 1975].

Образование интерферона — одного из важнейших факторов неспецифического противовирусного иммунитета у больных хроническим ГН, как у больных СКВ, по нашим данным, значительно снижено. 

Показатели интерферонсинтезирующей активности лейкоцитов периферической крови при хроническом ГН и СКВ оказались значительно ниже, чем в группе доноров: средний геометрический титр лейкоцитарного интерферона у больных СКВ был равен 1:4,0, у больных хроническим ГН — 1:3,5, у практически здоровых лиц — 1:34. Средние геометрические величины титров интерферона сыворотки при СКВ и хроническом ГН составили 1:2,7 и 1:2,3 соответственно, т. е. также оказались сходными и были в 3 раза ниже средней геометрической величины (1:7) титров интерферона в сыворотках доноров.

Клиническая нефрология
под ред. Е.М. Тареева
Похожие статьи
показать еще
 
Урология