Кохлеарный неврит

22 Января в 20:31 2904 0


Следующую форму негнойного заболевания уха представляет кохлеарный неврит, характеризующийся нейросенсорной тугоухостью. При рассмотрении этого заболевания обращает на себя внимание многообразие этиологических факторов.

Среди медикаментов, обладающих ототоксичностью, на первом месте стоят антибиотики аминогликозидного ряда и стрептомицины, а также некоторые мочегонные (этакриновая кислота и ее производные) и противоопухолевые (цисплатин) средства, салицилаты, хинин. Ототоксическими являются также соли некоторых тяжелых металлов (ртути, свинца), фосфор, мышьяк, бензин и другие продукты переработки нефти. Интоксикация слухового нерва происходит при злоупотреблении алкоголем, курении табака.

Ототоксическое действие антибиотиков-аминогликозидов (неомицин, мономицин, канамицин, гентамицин и др.) и стрептомицинов особенно резко проявляется у детей младшего возраста.

В специальном дошкольном учреждении для глухих детей в г. Куйбышеве — детском доме № 12 — 75 детей. У большинства из них глухота обусловлена применением ототоксических антибиотиков на первом году жизни.

Интересно, что некоторые лекарственные вещества обладают избирательным действием. Так, если неомицин, мономицин, препараты мышьяка или хинина действуют в основном на кохлеарную часть п. veslibulocochlearis, то стрептомицин, дигидрострептомиции, гентамицин обладают способностью воздействовать преимущественно на его вестибулярную часть.

Кохлеарный неврит может быть травматической природы. К развитию нейросенсорной тугоухости нередко ведут сосудистые расстройства, обусловленные гипертонической болезнью, дисциркуляцией в вертебробазилярном бассейне, эндокринными заболеваниями. Известны кохлеарные невриты аллергического происхождения. Особую группу составляют профессиональные невриты, которые развиваются при длительном влиянии на организм шума и вибрации.

Чрезмерно сильный звук (выстрел, свисток) даже при кратковременном воздействии также может быть причиной кохлеарного неврита (так называемая акустическая травма). И, наконец, имеет место поражение нерва в возрасте после 60—70 лет, которое представляет собой процесс старения, изнашиваемости нервной ткани (presbyacusis).

Обычно процесс начинается с поражения улитковой части п. vestibulocochlearis, так как слуховой анализатор является филогенетически более молодым по сравнению с другими анализаторами, в частности вестибулярным, а следовательно, обладает меньшей устойчивостью и сопротивляемостью.

Процесс в большинстве случаев локализуется в рецепторном аппарате улитки, чаще у основного завитка ее, т. е. в области восприятия высоких звуков — наиболее чувствительной к воздействию различных эндо- и экзогенных факторов. С распространением процесса на ствол преддверно-улиткового нерва может поражаться и преддверная часть его.

Экспериментальными исследованиями установлено, что под влиянием ототоксических средств возникают патоморфологические изменения в рецепторном аппарате улитки, в сосудах, особенно в stria vascularis. Изменения чувствительных волосковых клеток улитки, начинаясь с ее основного завитка, прогрессируют даже после отмены ототоксических антибиотиков, распространяются к ее вершине, вследствие чего развивается ухудшение слуха на различные частоты слышимого спектра. Воздействие ототоксических антибиотиков влечет за собой как снижение микрофонного потенциала, так и угнетение корковых потенциалов.

 Отмечено нарушение ионного баланса в улитке в виде понижения концентрации калия и увеличения натрия в эндолимфе. После внутривенного введения стрептомицина, а также под влиянием канамицина происходит снижение активности дыхательных и других ферментов в волосковых клетках, возникает гипоксия тканей улитки. Показано, что при острой неомициновой интоксикации содержание ацетилхолина сначала уменьшается, а затем он полностью исчезает из лабиринтной жидкости.

Ототоксическое действие антибиотиков проявляется не только при парентеральном их введении, но и при местном использовании. Сказанное подтверждается значительным снижением потенциалов улитки при аппликациях в область ниши окна улитки растворов стрептомицина и неомицина.

Клиническая картина

Клиническая картина кохлеарного неврита проявляется понижением слуха и шумом в ушах; с вовлечением в процесс вестибулярной части преддверно-улиткового нерва появляются расстройство равновесия и головокружение. При отоскопии патологических изменений обычно не отмечается. По этому поводу иногда острят: «При кохлеарном неврите врач ничего не видит, а больной... ничего не слышит». Диагноз почти полностью базируется на данных исследования слуховой функции. Характерным для кохлеарного неврита является поражение звуковоспринимающего аппарата, дискантовый тип тугоухости (перцептивная, или нейросенсорная, тугоухость): повышение порогов слуха по костному и воздушному звукопроведению в зоне высоких частот, нисходящий характер кривых, отсутствие костно-воздушного интервала на тональной пороговой аудиограмме.

Данные комплексной аудиометрии позволяют с большой долей вероятности определять локализацию поражения в различных отделах слухового анализатора: волосковые клетки улитки, ганглий, ствол нерва, ядра, подкорковые и корковые центры.

По поводу сифилитического поражения VIII пары черепных нервов на нашей кафедре предпринято специальное исследование, которое нашло отражение в докторской диссертации моей ученицы Н. Н. Рештейн. Ею показано, что клинико-аудиологическая картина сифилитической тугоухости во многом сходна с тугоухостью при болезни Меньера. В пользу специфического поражения слухового анализатора свидетельствуют преобладание жалоб на шум в ушах, медленно прогрессирующее течение заболевания, некоторые особенности аудиологической характеристики и положительные серологические реакции на сифилис.

Вестибулярные расстройства при сифилисе отражают почти обязательное вовлечение в процесс центральных отделов анализатора. На это указывают жалобы на головокружение в виде качки, проваливания или уплывания пола из-под ног и жалобы на расстройство равновесия в виде неустойчивости при ходьбе и латеропульсий; дисгармоничный характер спонтанных вестибулярных нарушений; симметричное снижение вестибулярной возбудимости при калорической и вращательной пробах; отсутствие вестибулярной иллюзии противовращения.

Тугоухость при кохлеарном неврите обычно бывает двусторонней, что отличает его от невриномы преддверно-улиткового нерва.

Наиболее частой локализацией этой опухоли, исходящей из шванновской оболочки нервных стволов, является именно п. vestibulocochlearis. Помимо нейросенсорной тугоухости и глухоты, невринома проявляется вестибулярными нарушениями (спонтанный нистагм, калорическая арефлексия), нарушением вкуса, а в дальнейшем также стволовыми и мозжечковыми нарушениями. Типичный признак невриномы — расширение внутреннего слухового прохода — выявляется при компьютерной томографии, на рентгенограмме височных костей в укладке по Стенверсу. Ценные сведения для ранней диагностики дают объективная аудиометрия и вестибулометрия, электрогустометрия и меатоцистернография.

Лечение

Лечение при кохлеарном неврите должно быть прежде всего направлено на устранение этиологического фактора, вызывающего заболевание нерва. Патогенетическое лечение заключается в назначении средств, обеспечивающих улучшение или восстановление обменных процессов и регенерацию нервной ткани, например витамины комплекса В: B1, В2, В6, В12, витамины А и Е, кокарбоксилаза, аденозинтрифосфорная кислота, биогенные стимуляторы — экстракт алоэ, ФиБС, гумизоль, апилак; сосудорасширяющих средств (никотиновая кислота, папаверин, дибазол), улучшающих микроциркуляцию (трентал, кавинтон, стугерон), антихолинэстеразных средств (галантамин, прозерин), улучшающих проводимость нервной ткани; антигистаминных средств (димедрол, пипольфен, диазолин, тавегил и др.).



В нашей клинике при заболеваниях уха и особенно при кохлеарном неврите широко используют меатотимпанальный способ введения лекарственных средств, что соответствует современному принципу целенаправленного транспорта лекарства для создания достаточной концентрации его в области очага патологического процесса. Меатотимпанально мы вводим, в частности, галантамин (в 0,5 % растворе, вместе с 1—2 % раствором новокаина или 0,5—1 % раствором тримекаина — всего 2 мл ежедневно, на курс 15 инъекций). Галантамин (как и аналогичный болгарский препарат нивалин) в отличие oт прозерина проникает через гематоэнцефалический барьер, облегчая проведение импульсов в холинергических синапсах центральной нервной системы и, таким образом, оказывает действие на все звенья слухового анализатора.

Невринома левого преддверно-улиткового нерва. Значительное расширение внутреннего слухового прохода слева. Рентгенограммы височных костей в укладке по Стенверсу
Невринома левого преддверно-улиткового нерва. Значительное расширение внутреннего слухового прохода слева. Рентгенограммы височных костей в укладке по Стенверсу:
1 — височно нижнечелюстной сустав 2 — сосцевидный отросток, 3 — внутренний слуховой проход, 4 — полукружные каналы


Для уменьшения или устранения шума в ушах мы применяем метод введения анестетиков в биологически активные точки околоушной области, а также акупунктуру, электропунктуру, электроакупунктуру, магнитопунктуру и лазерпунктуру. Наряду с рефлексотерапией проводим магнитотерапию как общим соленоидом, так и местным — с помощью магнитера.

В лечении при кохлеарном неврите мы в течение многих лет используем гипербарическую оксигенацию — 10 ежедневных сеансов продолжительностью 45 мин в рекомпрессионной барокамере. Этот метод наиболее оправдан в случаях острой нейросенсорной тугоухости, а также при кохлеарных невритах профессионального и травматического характера.

Больные острым кохлеарным невритом (внезапно наступившая нейросенсорная тугоухость и глухота) нуждаются в экстренной госпитализации и комплексном лечении. Последнее, помимо гипербарической оксигенации, включает рефлексотерапию, седативные средства, дегидратирующую и дезинтоксикационную терапию, средства, улучшающие микроциркуляцию, нормализующие проницаемость сосудов и процессы метаболизма во внутреннем ухе; при показаниях необходимо назначение гипотензивных средств и антикоагулянтов. При внезапной глухоте, вызванной сифилисом, проводят противосифилитическое лечение применяют пирогенал.

Лечение при кохлеарном неврите следует начинать возможно раньше, в период обратимых изменений нервной ткани Эффективность лечения находится в прямой зависимости от длительности и стадии заболевания. При стойкой, длительно существующей нейросенсорной тугоухости со стабилизацией порогов слышимости медикаментозное лечение в основном бывает неэффективным в связи с разрушением морфологического субстрата звуковосприятия. В такой ситуации ведущими являются методы реэдукации слуха—улучшение его путем слуховых упражнений (от латинских приставки «ге» — повторение, возобновление, и слова «educatio» — воспитание). Лекарственную терапию и другие методы воздействия назначают в основном для стабилизации процесса и уменьшения шума в ушах.

При двусторонней тугоухости или односторонней тугоухости и глухоте на другое ухо, затрудняющих речевое общение, прибегают к слухопротезированию, т. е. к пользованию слуховым аппаратом, который усиливает звуки речи, повышает их громкость и, таким образом, способствует установлению речевого контакта. Слуховой аппарат обычно показан, когда величина средней потери слуха па частоты 500, 1000, 2000 и 4000 Гц составляет 40 дБ и больше. В настоящее время медицинская промышленность выпускает несколько видов слуховых аппаратов Их основу составляют электроакустические узлы и радиодетали, вмонтированные в воздушные и костные телефоны, усиливающие окружающие нас звуки и речь. Аппараты снабжены регуляторами громкости и специальными устройствами для переговоров по телефону.

Конструкция слуховых аппаратов постоянно улучшается, при слухопротезировании используют ушные вкладыши, которые позволяют сохранить резонанс наружного слухового прохода. Для уменьшения акустической обратной связи в электронную схему слуховых аппаратов включают акустические фильтры (они уменьшают амплитуду звуковых колебаний на тех частотах, на которых особенно легко возникает акустическая обратная связь). Все это уже позволило повысить эффективность слухового аппарата до 20 дБ, что особенно важно при использовании новых моделей малогабаритных компактных протезов, умещающихся в наружном слуховом проходе.

Подбор слухового аппарата осуществляют в слухопротезных пунктах (в г. Куйбышеве он функционирует на базе областной больницы им. М. И. Калинина) при участии врача оториноларинголога-сурдолога, слухопротезиста и техника. На практических занятиях в аудиологической лаборатории кафедры вы увидите образцы современных слуховых аппаратов («заушины», «слуховые очки», «ушные вставки» и др.), ознакомитесь с особенностями их использования.

Если слуховой аппарат недостаточно эффективен, то дополнением к нему является чтение с губ говорящего.

В последние годы предприняты исследования по электродному протезированию улитки. Речь идет о хирургической имплантации в улитку практически глухих людей электродов для получения при их электрической стимуляции слуховых ощущений.

На I Европейском конгрессе оториноларингологов и шейно-лицевых хирургов, проходившем в Париже в 1988 г., мне довелось подробно ознакомиться с аппаратурой, используемой для электродно-имплантационного слухопротезирования. Демонстрировались приборы с различными процессорами, имплантируемыми модулями и стимулирующими электродами. Они отличались друг от друга конструкцией и электронными схемами, количеством электродов и принципом передачи энергии процессора на имплантируемые модули и электроды.

Минимальное число электродов равняется двум: активный электрод устанавливают около улитки или вводят в нее, индифферентный (заземляющий) — на некотором расстоянии от улитки. Считается, что оптимальным способом кохлеарной имплантации является вживление в улитку не менее десяти стимулирующих электродов. Необходимое условие успеха электродного протезирования улитки — сохранность достаточного количества нейронов в ее спиральном узле.

Большое значение имеют мероприятия по предупреждению нейросенсорной тугоухости. Со значительным ростом технического прогресса участились случаи профессиональных кохлеарных невритов, возникающих под влиянием шума и сотрясения. Отсюда становится очевидной необходимость принятия мер коллективной профилактики, заключающейся в совершенствовании технологического процесса, а также индивидуальной профилактики, направленной на использование во время работы специальных антифонов для уменьшения вредного действия шумового фактора на преддверно-улитковый орган.

Необходимо соблюдать осторожность при лечении антибиотиками — аминогликозидами и стрептомицинами, особенно детей раннего возраста. К назначению этих антибиотиков следует прибегать лишь по жизненным показаниям, когда они не могут быть заменены другими медикаментами. При лечении антибиотиками ототоксического действия одновременно необходимо назначать, помимо обычно применяемых лекарственных средств, унитиол. Этот отечественный препарат вводится в 5 % растворе по 5 мл внутримышечно в течение 20 дней.

И. Б. Солдатов
Похожие статьи
показать еще
 
Оториноларингология