Личность (авторитет врача)

17 Апреля в 23:22 2301 0


Авторитет врача играет большую роль в установлении оптимального психологического контакта с больным, а следовательно, во многом определяет эффективность лечения. На всех этапах врачевания исключительно важное значение имеет хороший контакт, установленный между больным и врачом. Отсутствие такого контакта может быть одной из основных причин неверной диагностики и безуспешного лечения. Врачу надо верить безраздельно.

Лечить сомневающегося пациента очень трудно. В.В. Вересаев указывал, что «врач может обладать замечательным распознавательным талантом, уметь улавливать самые тонкие детали своих назначений и все это останется бесплодным, если у него нет способности подчинить себе душу больного». Таким образом, несомненно, что психологическая совместимость врача и пациента играет ведущую роль в процессе врачевания.

В этой связи большое значение приобретает необходимость завоевать доверие больного. Предпосылки возникновения положительных психологических отношений между врачом и пациентом являются, несомненно, квалификация, опыт и искусство врача. Однако квалификация служит только инструментом, применение которого с большим или меньшим эффектом зависит от других сторон личности врача. Это вытекает из доверия к врачу. Ведь «врач — тот единственный человек, которому мы, не смущаясь, смеем говорить все о себе» (Мур).

Доверие к врачу — это динамическое, положительное отношение больного к врачу, когда больной видит, что врач имеет не только способности, но и желание помочь ему наилучшим образом. В процессе лечения больной должен стать союзником врача. М.Я. Мудров в своей работе «Слово о способе учить и учиться медицине» писал: «Теперь ты испытал болезнь и знаешь больного, но ведай, что и больной испытал тебя и знает, каков ты. Из сего ты можешь заключить, какое нужно терпение, благоразумие и напряжение ума при постели больного, чтобы выиграть всю его доверенность и любовь к себе, а сие для врача всего важнее».

Авторитет врача — это результат высокого врачебного профессионализма, высоких нравственных качеств и высокой культуры.

Разумеется, что любой специалист должен обладать хорошими знаниями и большим профессиональным опытом. Высокий профессионализм требует большого и систематического труда. Вся жизнь любого специалиста представляет собой постоянное совершенствование своих знаний. Однако развитие и образование ни одному человеку не могут быть даны или сообщены. Поэтому всякий, кто желает к ним приобщиться, должен достигнуть этого собственной деятельностью, собственными силами, собственным напряжением. Польский медик Келанович пишет, что врача, который не заглядывает в книги, следует остерегаться больше болезни. Важная задача в процессе обучения — научить человека мыслить. A.M. Горький говорил: «Знания необходимы не только для того, чтобы знать, но осмысленно действовать».

Только в труде, в преодолении препятствий формируются профессиональные знания и навыки, настоящий характер, воспитывается на всю жизнь высокая нравственность. Человек должен заниматься самовоспитанием. Только тогда вырабатывается постоянная осмысленная психологическая готовность поступать так, как велит совесть, диктует чувство долга. Разумеется, что необходим прочный слой профессиональных знаний и опыта. «Ум заключается не только в знании, по и в уменье прилагать знание на деле» (Аристотель).

Медицинский работник приобретает доверие больных в том случае, если он как личность гармоничен, спокоен и уверен, но не надменен и если его манера поведения — настойчивая и решительная, сопровождающаяся человеческим участием и деликатностью. Особые требования к нему предъявляет необходимость быть терпеливым и владеть собой.

Уравновешенная личность врача является для больного комплексом гармонических внешних стимулов, влияние которых принимает участие в его выздоровлении. В целом можно сказать, что больной теряет доверие, а врач теряет свой авторитет в том случае, если у больного создается впечатление, что врач является тем, что называют «плохой человек». Не о таких ли врачах Вольтер говорил: «Врачи прописывают лекарства, о которых они мало что знают, от болезней, в которых они разбираются еще хуже, и пичкают ими людей, о которых им вообще ничего неизвестно».


Обстоятельства работы вынуждают врача быть своего рода актером. Что ни больной, то для врача не только новое, неповторимое в деталях заболевание, но и особая личность. Какая гамма темпераментов, характеров; у каждого свой склад ума. И врач должен иметь к каждому особый подход. В этом отношении весьма созвучны слова К.С. Станиславского: «...Играть при полном и сочувствующем вам зрительном зале то же, что петь в помещении с хорошей акустикой. Зритель создает, так сказать, душевную акустику. Он воспринимает от нас и, точно резонатор, возвращает нам свои живые человеческие чувствования».

Врачу очень важно знать те реакции личности больного, которые формируются во время болезни. Поэтому врачи должны быть хорошими психологами и психотерапевтами. Нет сомнения, что болезнь влияет в определенной степени на психику больных. Каждый больной имеет свою психологию, свое отношение к окружающим, себе и своей болезни. Не случайно академик Миротворцев как-то сказал, что «нет ведь больших эгоистов, чем больные...». Следовательно, если психические факторы имеют такое большое значение в лечебной деятельности, то необходимо заниматься и методами их познания. Как говорил Г.А. Захарьин: «...врач должен снять психологический портрет больного».

Придавая большое значение состоянию нервной системы и психики в сопротивлении болезнетворным воздействиям, надо бережно относиться к больным. Рекомендуется не травмировать и не пугать больных, успокаивать возбужденную нервную систему и подчинять больного своему психотерапевтическому влиянию.

Больной человек ждет ласки и утешения, а порой и нежности. Вместе с тем быть гуманным к людям, к больному — это дело не только сердца, но и разума. Интересны рассуждения Цвейга о различных видах сострадания. Он пишет: «...есть 2 рода сострадания. Одно — малодушное и сентиментальное, оно, в сущности, не что иное, как нетерпение сердца, торопящегося избавиться от тягостного ощущения при виде чужого несчастья, это не сострадание, а лишь инстинктивное желание оградить свой покой от страданий больного. Но есть и другое сострадание — истинное, которое требует действий, а не сентиментальных переживаний, оно знает чего хочет и полон решимости, страдая и сострадая, сделать все, что в человеческих силах и даже свыше их».

Больной человек в значительно большей степени, чем здоровый, восприимчив к различного рода внушающим влияниям. Даже неосторожный жест врача может вызвать у больного искаженное представление о тяжести болезни, а ободряющее слово может вселить веру в выздоровление. «Если после разговора с врачом больному не стало легче, то это не врач» (Бехтерев).

К сожалению, есть еще врачи, которые недостойны гуманной врачебной профессии. А.П. Чехов много внимания уделял вопросам медицинской деонтологии. Однако, защищая медицину, врачей, означало ли это, что все доктора являли собой некое живое воплощение заповедей Гиппократа? Совсем не в чеховском духе была бы такая безмятежная благость. Всякий тотчас же вспомнит Ионыча, доктора Чебутылкина из «Трех сестер», целую галерею других персонажей его рассказов.

Чехов далек от стремления во что бы то ни стало защищать честь своего мундира и не разделяет взглядов прозектора Петра Игнатьевича из «Скучной истории», по глубокому убеждению которого «самая лучшая паука — медицина, самые лучшие люди — врачи, самые лучшие традиции — медицинские». Предостаточно он видел среди врачей и невежд, и хамов, как и среди людей других профессий. Если врач не только знающий человек, но и человек решительный, душевный, близко принимающий к сердцу горе и страдание своего больного, то к его профессиональному искусству прибавляется обаяние личности. Авторитет такого врача, вера в него благотворно влияют на состояние здоровья больного, укрепляет его волю.

Ю. Герман в своем произведении «Дело, которому ты служишь» писал: «Врач должен быть не отварной говядиной, а энергичным, сильным человеком, которому приятно подчиняться. Вы обязаны быть нравственно богатырем, легендой, сказкой, а не овсяным киселем... Вы еще и своей личностью обязаны действовать, а не только потом или микстурами».

Лисовский В.А., Евсеев С.П., Голофеевский В.Ю., Мироненко А.Н.

Похожие статьи
показать еще
 
Реабилитация и адаптация