Общественные движения в гражданском обществе

26 Октября в 7:32 1009 0


Для людей, которые вследствие болезни или просто старения оказываются предоставленными самим себе, новые стимулы для развития эгоцентризма представляют собой яд независимо от того, идет ли речь о потере работы или иных факторах. Скорее всего это связано с тем, что по сравнению с предшествующими эпохами медицина и болезни приобретают в настоящее время очень большое значение в жизни людей.

Чтобы уменьшить их роль и развить способность человека «болея, оставаться здоровым», необходимо освободить людей от груза эгоцентризма и сосредоточить их внимание на Других, принять на себя нагрузку, которую несет Другой, сохранить социальные связи, чтобы придать своей жизни больший вес. Необходимо компенсировать общинное мировоззрение, исчезновение которого в течение последних 200 лет сперва приветствовали, а позднее осуждали; причем делать это необходимо очень осторожно, чтобы сохранить свободу отдельного человека.

Поэтому неудивительно, что с некоторого времени параллельно с различными формами глобализации, например биржевого капитала, торгового рынка и коммуникационных технологий, возрождается внимание к общественной активности граждан в существовавших ранее локальных формах общинной жизни, независимо от государства и рынка, под названиями «гражданское общество», «городское сообщество», «благотворительное общество».

Насколько трудна работа по восстановлению утраченных ценностей, идущая вразрез с путем успеха современности, можно судить по одному обстоятельству: общественную деятельность часто называют «третьим столпом», «третьим сектором» или «третьим путем», хотя каждый знает, что община и семья всегда были первым источником социальной и экономической активности. Й. Рифкен (J. Rifkin) называет общество «треногим табуретом», объединяющим общественно полезную социальную сферу, государство и рынок.

«Создание новых видов трудовой деятельности в общественно полезной сфере потребует материальных вложений. Поэтому следовало бы ввести небольшие налоги на прибыль в новой среде — киберпространстве, и направить их в те районы города и общины, где необходимо создать новые рабочие места и восстановить социальную общественную жизнь. Тогда у нас могли бы появиться новые программы действий и ясное видение общества XXI века».

Глубинные, основополагающие проблемы, которые с этим связаны, горячо обсуждались во всем мире в течение последних 20 лет в рамках дискуссии «либерализм против коммунитаризма». Обе позиции могут быть представлены в упрощенном виде в форме умозрительной беседы.

Либерал говорит о своей уверенности в том, что индивидуум опережает социальные условия, в которых живет. Поэтому для любого человека возможен свободный выбор ценностей и целей отношений. Высшим принципом социальных отношений независимых индивидов должна быть справедливость. Самым важным признаком общества следует считать равенство прав для всех. В противном случае конкуренция личных интересов грозила бы перерасти в катастрофический затяжной конфликт или репрессивное господство наиболее властных частных интересов.

Коммунитарист же утверждает, что индивидуум не опережает свое сообщество, а, наоборот, зависит от него. Поэтому общественные ценности и цели определяют его самосознание и, тем самым, его личность. Эти ценности и цели не могут быть свободно выбраны; они уже заложены в традициях в ходе исторического развития его сообщества. Так как индивидуум и община не могут быть оторваны друг от друга, то не следует ставить абстрактные принципы справедливости выше конкретных общих ценностей. Общинно-культурное благо определяет содержание, так как наполнено выстраданными представлениями о хорошей жизни, в частности потому, что связано с определенным контекстом. Это общее добро имеет преимущество перед общественной справедливостью, которое формально, нейтрально и универсально.

Между тем мы в значительной мере едины в том, что обе позиции — либеральная и коммунитаристская — необходимы для понимания основ морали современного общества, хотя и в различных пропорциях. Это можно представить следующим образом. В связи с тем, что современная эпоха принесла с собой одновременный рост в оценке свободы, самодисциплины или автономии как порядка, то общественные отношения в настоящее время настолько сложны и амбивалентны, что формально противопоставленные друг другу позиции в действительности оказываются дополняющими одна другую.

Деонтологический и универсалистский принципы справедливости для всех, с одной стороны, и ориентация каждого отдельного гражданина на то, что является для него «хорошей жизнью» — с другой; участие в идеальном обществе взаимных связей, свободном от господства, и любовь к данной реальной общине («патриотизм»); нравственный универсализм «чувства солидарности человечества» и забота о друзьях и членах семьи; общие принципы и локальный и исторический контекст, а также забота о себе самом и ответственность перед Другими; симметрия и асимметрия отношений; интерсубъективность и субъективность, с одной стороны, зависимость и незаменимость людей — с другой; ассоциация и диссоциация общин и объединений.



Из взаимных дополнений следует, что общество в демократическом смысле может быть жизнеспособным, когда не только семьи и мелкие сообщества будут солидарны друг с другом, а условия в больших объединениях продолжают регулироваться контрольными механизмами — такими как деньги, власть или право. Критерием демократии в большей степени может, по-видимому, оказаться способность к «солидарности среди Чужих». Но солидарность вырастает из доверия, а еще больше — из рассчитанных, но рационально не полностью обоснованных зачатков доверия, возникающих из экономических, ориентированных на полезность отношений, подразумевающих взаимный интерес.

Однако такое доверие обретается вначале только в малых группах в форме личных тесных контактов, в результате частых встреч, то есть в семьях, среди друзей или в добровольных локальных объединениях, не связанных с материальной заинтересованностью. Завоеванный таким образом «социальный капитал» доверия, который существует за счет собственного имплицитного избытка, способен тем активнее воздействовать на другие сферы жизни общества, чем его больше, чем больше его эффективность, чем больше его общественное признание и идейное и материальное поощрение. «Содержание акта доверия выходит за рамки обоснований. Поэтому доверие к демократической готовности к кооперации с другими строится на идеалах кооперативного сообщества, из которого никто не может быть исключен». Так возникает путь, на котором демократическое общество может приблизиться к материальному воплощению пока только формальных норм «солидарности среди Чужих».

Так как вопросы семьи мы уже рассмотрели ранее, то здесь сосредоточим наше внимание на свободных комбинациях отношений по принципу семьи и брака, то есть на «третьем столпе», на добровольных локальных общинных связях. Но мы не должны забывать, что социальное влияние семьи, ее роль в создании доверия могут быть значимыми только в той мере, в какой она сама связана с другими социальными и общественными структурами. Эти добровольные объединения, как правило, общественно полезные, являются ядром того, что называют гражданскими или общественными движениями, которые, в свою очередь, представляют собой третью силу между государством и рынком.

Однако, как уже упоминалось, они всегда составляли основу отдельных видов общественной деятельности граждан, являлись начальной формой всех социальных, экономических и политических структурных образований, всех существующих обществ. Их новое растущее значение — с ориентацией на общину — возникло прежде всего благодаря ослаблению национальной и социальной функции государства, с одной стороны, а также глобализации рынка и связанного с ней разрушения структур экономики, построенных на наемном труде и существовавших в течение 200 лет, — с другой. Иначе говоря, все большее число граждан объединяются для того, чтобы вернуть в сферу общественного и оживить все те задачи и виды деятельности, которые были вырваны из общинной почвы вследствие процессов чрезмерной рационализации и превратились в пространственно-временном измерении в крупные и могущественные самостоятельные институты.

Естественно, что такое движение не имеет предсказуемых результатов; отметить можно лишь следующее: ни один проект не достигнет успеха, если займет оборонительную позицию с целью возрождения прежних, отживших свой век традиций. Шанс на успех может появиться только там, где благодаря современным реалиям появится стремление к новому порядку, который должен удовлетворять критериям «солидарности среди Чужих». Поэтому необходимо уже теперь указать на опасность того движения, где граждане перестроят свое сообщество без учета внешних реалий, превратят его в «бомбоубежище».

И если они слишком крепко свяжут свое Мы с частными ценностями, то есть будут мыслить коммунитаристски односторонне и пренебрегать правилами плюрализма и универсализма справедливости для всех, то не должны удивляться критике и обвинениям в ксенофобии. Их подстерегает и другая опасность. Если граждане слишком односторонне и элитарно ориентируют структуру своего объединения на так называемое освобождение, которое означает сознательный отказ от неизменных ценностей и переход к изменчивым индивидуальностям, и таким образом будут подчеркивать свое самовыражение, то, быть может, это им и удастся.

Но в таком случае они исключат многих, которые к этому не способны, или тех, у кого отсутствуют необходимые для этого материальные условия. Такое положение может оказаться причиной, вынуждающей искать выход в бегстве, отчуждении, враждебности. Серьезность фразы «каждый человек хочет быть полезным» невозможно устранить иронией, говоря о том, что собственная амбивалентность делает человека ненужным.

Дёрнер Клаус
Похожие статьи
  • 20.11.2013 9897 10
    Коммуникативная компетентность врача

    Коммуникативная компетентность как профессионально значимое качество врача. Профессия врача предполагает в той или иной степени выраженное интенсивное и продолжительное общение: с больными, их родственниками, медицинским персоналом — от медицинских сестер и санитарок до главных врачей, руководителей...

    Психология врача
  • 20.11.2013 7619 10
    Типы личности медицинских работников: эпилептоидный, истероидный

    Черты эпилептоидного типа обычно видны уже в детстве. Ребенок эпилептоидного типа может часами плакать, и его невозможно ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить, ни заставить замолчать. Очень рано у таких детей выявляются садистские наклонности: они любят мучить животных, дразнить малышей, издеваться...

    Психология врача
  • 25.10.2013 6127 15
    Отношения врача и родственников больного

    До тех пор пока врач принимает острое заболевание за парадигму медицины, он не сможет правильно воспринимать ни хронически больного, ни его родственника. В такой ситуации родственник остается для врача не более чем неким довеском к пациенту. Только если врач станет принимать за парадигму медицины хр...

    Психология врача
показать еще
 
Общее в медицине