Хороший врач - забота о себе самом

25 Октября в 9:23 1483 0


Из чужих страданий создать свои заботы.
Гиппократ

Призрак бродит по медицине.

Это - этика.

Она призрачна потому, что внезапный взрыв «моды» на медицинскую этику раздражает.

В конце концов врачи всегда задавались вопросом, правильно ли они поступают или неправильно, хорошо или плохо. Наконец, с 1980 года стали вырастать как из-под земли центры, академии и институты медицинской этики, появляются специализированные журналы по этике, разрабатываются международные документы по биоэтике, комиссии по этике дают свои рекомендации — мне же приходится сопротивляться этому буму предложений по проведению дальнейшего обучения этике.

В то же время появилось большое количество учебников по медицинской этике.

Другими словами, я желал бы предпринять попытку изложить то же самое по-иному, в частности доказать, что существуют научно подтвержденные методы для того, чтобы я мог с помощью применения правил, норм, принципов, имеющих определенный радиус действия, разложить свою врачебную позицию на отдельные элементы, подвергнуть их перепроверке и сделать соответствующие принципам выводы о правильности своих поступков.

Здесь следует упомянуть наиболее распространенный перечень принципов Prinziplismus Бошана (Beauchamp) и Чайльдресса (Childress).


1) уважение самостоятельности;
2) обдуманность действий;
3) непричинение вреда;
4) справедливость.

Я стараюсь разъяснить, что здесь, как и в других науках, возможны различные теоретические подходы: утилитаристский подход, в котором речь идет о счастье для наибольшего числа людей; деонтологический подход, ссылающийся на провозглашенный Кантом закон нравственного долга, для которого решающим является обобщение, универсализация моих действий; и, наконец, дискурсивно-этический подход Хабермаса, который скромно ограничивается процедурными методами, то есть тем, каким образом может быть принято правильное решение конкретной проблемы.

Этот последний метод допускает принятие решения на основании свободного обсуждения всеми заинтересованными лицами, которые в результате такого обсуждения свободно, без принуждения приходят к консенсусу.

При всем при том обращает на себя внимание, что все приведенные в качестве примеров подходы, как правило, касаются проблем, которые в средствах массовой информации обсуждаются с большим общественным интересом (генная инженерия, смерть мозга как смерть человека, эвтаназия).

Однако это отнюдь не проблемы повседневной врачебной практики.

Например: должен ли я следовать пожеланию пациента выписать ему больничный лист из-за простуды или предложить хронически больному свои дальнейшие диагностические соображения и терапевтические предложения, что в этическом отношении это так же трудно сделать, как и правильный выбор в редких граничных ситуациях, требующих проявления всей врачебной квалификации.



Авторы учебников и члены создаваемых медико-этических групп экспертов редко упускают возможность сослаться на то, что в области научной медицинской этики мы здесь в Германии безнадежно отстали от других стран, что врачи у нас, как правило, занимаются своим делом, не имея никакого образования в области этики, что абсолютно недопустимо.

Поэтому во всех университетах и институтах безотлагательно должны быть организованы кафедры медицинской этики для того, чтобы по меньшей мере следующее поколение врачей получило соответствующее образование в этой области.

И когда я слышу или читаю в заключениях экспертов, преимущественно философов, юристов и теологов, что этот новый предмет очень сложен, и чтобы постичь его, необходимо хорошо разбираться в теории познания, онтологии, феноменологии, философии права и богословии, то я оказываюсь совершенно сбитым с толку.

С одной стороны, все это звучит логично и убедительно, и не приходится оспаривать то, что применение методов создания этических оценок, касающихся медицинских проблем, может быть в высшей степени полезным. С другой стороны, я испытываю угрызения совести1, когда выслушиваю упреки этих экспертов и спрашиваю себя, такая ли уж нечистая у меня совесть, или же она просто представляет хорошую основу для процветания современного этического бума, основанного на личных интересах за пределами медицинской практики.

Не будет ли моя наука, медицина, — в своей основе верная, но в случае перегиба неправильная — сведена к обесчеловеченной, естественной науке без ценностей, когда логично будет утверждать, что в ее развитии ей можно будет помочь только привнесенным извне подходом к оценке ценностей?

Более того: не буду ли я как врач таким способом вначале разобран на части и затем превращен в некое чудовище, не способное и не готовое к этическому самоанализу и этическому поведению, чтобы в дальнейшем оправдать навязывание мне этических норм извне?

И наконец, не будет ли также правильно в основе, но неправильно при утрировании, если мы будем исходить из того, что моя врачебная сословная организация, врачебное самоуправление — только пережиток сословных отношений, перенесенный из прошлого, который к тому же настолько коррумпирован и разъедаем экономическими противоречиями, что оказывается неспособным к этической рефлексии и нравственной ориентировке во врачебных действиях, что и здесь необходимо навязывать этику извне или сверху в качестве единственной возможности спасения?

И все же почти все медицинские законы и правила последних десятилетий в Германии скорее наоборот дают больше возможностей для достижения равновесия в конфликте между техническим прогрессом и нравственными предпосылками в пользу последних, чем законы большинства других стран.

Дёрнер Клаус
Похожие статьи
  • 20.11.2013 9910 10
    Коммуникативная компетентность врача

    Коммуникативная компетентность как профессионально значимое качество врача. Профессия врача предполагает в той или иной степени выраженное интенсивное и продолжительное общение: с больными, их родственниками, медицинским персоналом — от медицинских сестер и санитарок до главных врачей, руководителей...

    Психология врача
  • 20.11.2013 7621 10
    Типы личности медицинских работников: эпилептоидный, истероидный

    Черты эпилептоидного типа обычно видны уже в детстве. Ребенок эпилептоидного типа может часами плакать, и его невозможно ни утешить, ни отвлечь, ни приструнить, ни заставить замолчать. Очень рано у таких детей выявляются садистские наклонности: они любят мучить животных, дразнить малышей, издеваться...

    Психология врача
  • 25.10.2013 6133 15
    Отношения врача и родственников больного

    До тех пор пока врач принимает острое заболевание за парадигму медицины, он не сможет правильно воспринимать ни хронически больного, ни его родственника. В такой ситуации родственник остается для врача не более чем неким довеском к пациенту. Только если врач станет принимать за парадигму медицины хр...

    Психология врача
показать еще
 
Общее в медицине