Психологические и психиатрические аспекты сердечно-сосудистых заболеваний

22 Декабря в 10:31 3466 0


Возникновение ССЗ тесно связано с расстройствами психической сферы, в первую очередь с такими психопатологическими состояниями, как тревога и депрессия. Как показали данные эпидемиологических исследовании, первое место в ряду психических расстройств, наблюдаемых у пациентов кардиостационара. занимают нозогенные реакции и развития (32%). Наряду с этим значительную распространённость получают органные неврозы (11%), нарушения, обусловленные сосудистыми поражениями центральной нервной системы, и соматогении (14%). 

Разумеется, в рамках настоящего издания эта проблема не может быть рассмотрена в объёме, достаточном, чтобы удовлетворить практические потребности как кардиологов и терапевтов, так и работающих с кардиологическими пациентами психиатров. Для более подробного ознакомления с проблемой мы рекомендуем, в частности, монографию «Психокардиология» А.Б. Смулевнча и соавт., вышедшую в 2005 г.. на которую мы неоднократно ссылаемся в тексте. 

Психокардиология включает все взаимодействия психических расстройств, функциональных кардиальных симптомокомплексов и заболеваний сердца, в том числе психопатологические состояния, осложняющие соматическую патологию. 

Психокардиология отражает параметры клинических расстройств, свойственных психосоматической медицине в целом. 

Соответственно, клинические образования, характеризующие структуру психосоматических соотношений в кардиологии, могут быть сгруппированы в пределах следующих четырёх категорий. 
  • психическая патология, реализуемая в соматической сфере, при отсутствии соматической патологии (по результатам медицинского обследования);
  • сочетанные психопатологические и соматические расстройства; 
  • психопатологические расстройства, обусловленные (провоцируемые) соматическим заболеванием; 
  • психогенно провоцируемые соматические расстройства (собственно психосоматические заболевания). 
Если следовать логике представленной систематики, то все психосоматические расстройства в кардиологической клинике могут быть ранжированы в виде континуума. Таким образом, на одном из полюсов континуума превалируют нарушения, обусловленные преимущественно психической патологией, а на другом — соматической (сердечно-сосудистой). 

В пределах этого континуума выделяют четыре отдельные, клинически дифференцированные группы заболеваний: 
  • кардионевроз (НЦД, дистопия, синдром д'Акосты, синдром напряжения, синдром «солдатского сердца»); 
  • нозогении; 
  • соматогении; 
  • психосоматические реакции. 
Поскольку в кардиологии наибольшее внимание уделяют ИБС (вследствие распространённости и тяжести заболевания: в 2005 г. в РФ смертность пациентов с ИБС занимала первое место и составляла 27,2% всей летальности), психокардиологические аспекты применительно к ИБС рассматриваются наиболее подробно. 

Кардионевроз — самостоятельное психосоматическое расстройство в рамках категории органных неврозов. При этом формирование вегетативных дисфункций, соматоформных расстройств и «алгий» возможно как в рамках функциональных образований, так и в сочетании соматической, преимущественно сердечно-сосудистой патологией. 

В эпидемиологическом исследовании, проведённом сотрудниками отдела по изучению пограничной психической патологии и психосоматических расстройств ГУ НЦПЗ РАМН, участвовал 2181 пациент: 1718 больных лечились в многопрофильных больницах и 463 — в территориальных поликлиниках. Как показало исследование, кардионеврозом страдают 4,7% пациентов общемедицинской сети; при этом среди контингента амбулаторной сети кардионевроз регистрируют значительно чаще — в 15,6% случаев, в то время как в многопрофильном стационаре этот показатель не превышает 2%. 

Диагностические критерии кардионевроза, учитывая сложность психосоматических соотношений, предусматривают комплексную (с участием психиатра и кардиолога) оценку этого клинического расстройства. 
  • непрерывные или рецидивирующие (в течение 3 мес и более) симптомы: неприятные ощущения или боли в области сердца; усиленное сердцебиение, тахикардия, экстрасистолия; 
  • возникновение или усиление симптомов в связи со стрессовыми ситуациями или в период гормональной перестройки (пубертатный, климактерический периоды, беременность); 
  • признаки вегетативной дисфункции (локальная потливость, мраморность или похолодание конечностей, стойкий белый дермографизм); лабильность сердечного ритма со склонностью к тахикардии; лабильность АД; 
  • лабильность и неспецифические изменения конечной части желудочкового комплекса ЭКГ; положительные ЭКГ-пробы с хлоридом калия. β-адреноблокаторами, гипервентиляцией, в ортостазе; временная реверсия зубца Т при проведении пробы с физической нагрузкой. 
Указанные критерии соответствуют сформулированным В.И. Маколкиным, С.А. Абакумовым и А.А. Сапожниковой в книге «Нейроциркуляторная дистония» (Чебоксары, 1995), но содержат некоторые дополнения и изменения в соответствии с концепцией органных неврозов (Смулевич А.Б. «Психокардиология», М.. 2005). 

Среди психических нарушений, коморбидных кардионеврозу, преобладают тревожно-фобические расстройства. Чаще всего наблюдают панические атаки в форме спонтанных либо психогенно или ситуационно спровоцированных приступов страха. Функциональные расстройства, составляющие клиническую картину панических атак, наряду с тахикардией, экстрасистолией и усиленным сердцебиением, включают колебания АД с тенденцией к транзиторной АГ. Алгии, возникающие на высоте тревожного приступа, чаще всего локализуются в левой половине грудной клетки. Нередко отмечают иррадиацию болевых ощущений в левое плечо и область спины. На первом плане в ряду тревожных состояний стоят фобии, опасения возможности сердечной или сосудистой катастрофы, страх инфаркта или инсульта, а также танатофобии. 

Признаки гипервентиляции, ощущения головокружения, слабость или мышечное напряжение могут сопровождать обострения симптомов кардионевроза во время панической атаки. 

Формирующиеся в рамках кардионевроза панические атаки могут имитировать ургентную сердечно-сосудистую патологию. Среди пациентов, поступающих в отделение скорой медицинской помощи с жалобами на боли в сердце, доля больных кардионеврозом составляет, по некоторым данным, до 70%. Приведённые данные определяют необходимость дифференциации соматоформных и тревожно-фобических расстройств от приступов стенокардии, ИМ и гипертонического криза.

У половины больных кардионеврозом обнаруживают сопутствующую соматическую (преимущественно сердечно-сосудистую) патологию. Примерно у трети пациентов, страдающих кардионеврозом, диагностируют признаки врождённых субклинических морфологических аномалий сердца (обычно пролапс митрального клапана). О распространённости последнего у лиц с паническими атаками кардионевротического типа свидетельствуют данные ЭхоКГ. У оставшихся 20% больных развитие и возникновение обострений кардионевроза связаны с актуальной соматической патологией: ИБС (преимущественно стенокардия лёгких ФК); гипертоническая болезнь (в основном кризового течения), синдром Вольффа-Паркинсона-Уайта в сочетании с наджелудочковыми пароксизмальными тахикардиями; идиопатические нарушения сердечного ритма и другие. В большинстве случаев ССЗ предшествуют кардионеврозу. Однако в 11% случаев сердечно-сосудистые патологии возникают спустя 2-5 лет после манифестации функциональных кардионевротических расстройств. 

Симптомы кардионевроза сочетаются с соматической патологией по механизмам дублирования и амплификации сердечно-сосудистых расстройств. На фоне стенокардии лёгких ФК симптомы кардионевроза, связанные с тревожными расстройствами (панические атаки, генерализованная тревога), могут имитировать симптомы ИБС. В этом случае нарушения ритма сердца, кардиалгии, подъёмы АД, сочетающиеся с ипохондрическими фобиями (кардиофобии или танатофобии), в отличие от типичного ангинозного приступа, не сопровождаются отрицательной динамикой ЭКГ. 

При совместном течении кардионевротических расстройств с гипертоническими кризами, пароксизмальными аритмиями, приступами стенокардии (на ЭКГ регистрируют ишемию миокарда) наблюдают амплификацию кардиальной патологии. Помимо характерного для приступа стенокардии болевого синдрома (сжимающие, давящие боли за грудиной), пациентов беспокоит соматизированная тревога (кардиалгии прокалывающего характера, усиление сердцебиения, изменение общего самочувствия). В результате наблюдают углубление клинической симптоматики (при сопоставлении с объективными признаками ишемии). 

Психопатологические признаки этих пароксизмов наряду с типичными проявлениями гипертонического криза сопровождаются массивной вегетативной (учащённое сердцебиение, потливость, озноб, волны жара или холода) и конверсионной («ком в горле», онемение рук по типу «перчаток и носков», ощущение шаткости при ходьбе, предобморочное состояние) симптоматикой. При этом интенсивность типичных для гипертонического криза жалоб (пульсирующая головная боль, головокружение, «мушки в глазах», тошнота) зачастую не соответствуют относительно умеренному подъёму АД. На высоте приступа нередко возникают полиморфные кардиалгии, (прокалывающие, жгущие, сжимающие, давящие боли за грудиной, в левой половине грудной клетки, в левой подлопаточной области). Часто в структуре приступа превалируют тревожные расстройства: страх смерти, фобии ипохондрического типа (кардио- и инсультофобии), в отличие от панических атак (формируются в рамках шизотипического расстройства). Собственно тревога (паническая атака) при гипертонических кризах носит яркий соматический характер. 

Длительность такого рода панических атак при гипертонических кризах обычно варьирует в пределах нескольких десятков минут. При этом у большинства больных пароксизмы не исчезают после приёма гипотензивных средств, что требует психотропной терапии. 

У пациентов, страдающих кардионеврозом, отмечают возникновение характерных патологических расстройств различной типологической структуры, чаще всего истерического, тревожного (избегающего) и шизоидного круга. Однако в качестве общей для большинства пациентов личностной характеристики, непосредственно связанной с формированием кардионевроза, выступает невропатическая (соматопатическая) конституция. Основные признаки невропатического диатеза: конституционально обусловленная соматовегетативная неполноценность, характеризующаяся симптоматической лабильностью и склонностью к преходящим астеническим реакциям (повышенная утомляемость с явлениями гиперэстетической слабости как при эмоциональных» так и при физических нагрузках), а также ипохондрическая сенсибилизация (склонность к ипохондрическому самоконтролю). 

Динамику кардионевроза определяют по фазам течения. Первые признаки заболевания возникают в юности или немного позже. Манифестация кардионевроза чаще связана с различными психогенными вредностями, но может происходить и спонтанно. Активный период и последующие обострения достаточно продолжительны, длительность их варьирует от 2 до 9 мес. Завершение активного периода и обострений сопровождает редукция тревожно-фобических, вегетативных и соматоформных расстройств. 

Нозогении — психогении, возникающие в связи с психотравмирующими ситуациями, связанными с соматическим заболеванием («реакция на болезнь», симптомокомплексы патологического поведения во время болезни). 

Распространённость тревожно-фобических нозогенных состояний, наиболее часто диагностируемых в кардиологической практике, составляет, по данным разных авторов, 5-10%. В формировании нозогений участвуют психогенная и биологическая составляющие. В ряду психогенных воздействий выделяют стресс, связанный с манифестацией соматического заболевания (восприятие себя как ущербного, зависимого, беспомощного, лишённого в глазах окружающих прежней привлекательности); семантику диагноза (опасение смерти вследствие ИМ, инсультаI при гипертоническом кризе); необычную ситуацию — больничной (реанимационный блок, палата интенсивной терапии, изоляция от привычной социальной среды, родственников и друзей «потеря личного пространства», взаимодействие с  незнакомыми людьми) и дискомфорт, связанный с диагностическими процедурами. Особое место в ряду ситуационно-обусловленных реакций занимает ожидание предстоящих инвазивных вмешательств, операции аортокоронарного шунтирования; опасение социальных последствий болезни (ограничение профессиональной деятельности, потеря работоспособности, материальных ресурсов).

Характеристику биологических составляющих нозогении целесообразно рассматривать на примере ИБС. Нозогении чаще формируются при тяжёлом (как объективно, так и при субъективной оценке пациента) течении заболевания. Тяжесть состояния определяют следующие параметры:
  • характер дебюта ИМ;
  • большое число коронарных катастроф (повторные ИМ);
  • стенокардия с частыми и продолжительными приступами, характеризующимися достаточно интенсивными болями за грудиной, нарушением сна, возникновением витальных страхов;
  • некоторые нарушения ритма сердца, особенно если пациент ощущает неритмичность сердцебиения, нехватку воздуха;
  • недостаточность кровообращения, приступы сердечной астмы с частыми эпизодами одышки.
В соответствии с систематикой психогенных состояний у больных ССЗ нозогении классифицируют как реакции развития.


Нозогенные реакции протекают с симптомами невротической, сверхценной ипохондрии (чаще наблюдают при хроническом заболевании) и имеют длительное течение. Соответственно нозогенные реакции рассматривают в рамках развития тревожной или ипохондрической депрессии. Наряду с этим выделяют реактивные состояния: диссоциативные расстройства и сутяжные реакции.

Клиническую картину ипохондрических (тревожно-фобических) нозогений определяют тревожные опасения по поводу своего здоровья и возможной реабилитации, - ипохондрические фобии (кардиофобии, инсультофобии, танатофобии). На первом плане стоят страх повторного ИМ и инсульта, опасение утомить и без того поражённое сердце и сосуды; умереть во сне. Реакции типа «невроза ожидания» формируются перед хирургическими и инвазивными вмешательствами. При формировании клинической картины на первый план выступают тревожные опасения неблагоприятного или даже летального исхода операции («тревога вперед»), беспомощности, неконтролируемого и/или антисоциального поведения во время или после наркоза, недееспособности или профессиональной непригодности (в будущем).

Диссоциативные реакции возникают в связи с сердечно-сосудистой патологией и, как правило, не сопровождаются выраженными расстройствами сознания (псевдодеменция, феномен отчуждения и отрицания реального соматического заболевания). Поведение пациентов характеризуют как синдром «прекрасного равнодушия»: диссоциация между признаками латентной соматизированной тревоги (тахикардия, дрожь, потливость) и нарочито-пренебрежительным отношением к лечению, прогнозу и исходу заболевания. Отрицание беспокойства по поводу проявлений и исхода болезни её главная характеристика. При этом симптомы соматического заболевания (стенокардия, подъём АД или аритмия) больные зачастую интерпретируют как временные и несущественные. Их возникновение объясняют не сердечно-сосудистой патологией, а случайными, преходящими причинами: ситуативным стрессом или переутомлением. В группу признаков демонстрантивного поведения включают курение, злоупотребление алкоголем, игнорирование врачебных назначений и палатного режима. Однако за наигранным оптимизмом («сверхоптимизм») пациенты скрывают страх, связанный с нарушением сердечник деятельности. Такие пациенты охотно прислушиваются к разговорам о заболевании, нередко (втайне от врачей) просят родственников принести им специальную литературу, наводят справки о возможности изменения трудовой деятельности и снижении нагрузок. Чаще всего диссоциативные реакции наблюдают в предоперационном периоде аортокоронарного шунтирования. Пациентам присущи бравада, утрированное безразличие в оценке исхода предстоящей операции и собственных перспектив.

Сутяжные реакции чаще всего возникают у больных с расстройствами личности паранойяльного круга. Эти реакции ассоциируются с двумя видами мотивационных установок: рентными (установка на материальную компенсацию ущерба, причинённого сердечным заболеванием) и эквитными (установка на обнаружение неправильных действий медицинского персонала). 

Рентные реакции составляют притязания материального характера: требования оформить инвалидность, облегчить условия труда, выплатить компенсацию, пособие, пенсию. С усилением выраженности сутяжных реакций происходит аггравации симптомов сердечного заболевания. 

Первое место среди клинических признаков эквитных реакций занимают мысли о причинении ущерба здоровью, обвинения сотрудников медучреждений в ошибочной диагностике или неправильном лечении. Больные настаивают на дополнительных обследованиях с использованием новейшей аппаратуры, коренном изменении терапии. Симптомы рассматриваемого варианта сутяжных реакций сопряжены в первую очередь с несоблюдением медицинских рекомендаций вплоть до отказа от обращения за медицинской помощью в лечебных учреждениях, которые, по мнению пациента, уже дискредитировали себя неквалифицированным подходом к лечению. 

Затяжные нозогении, принимающие форму ипохондрического развития, чаще всего возникают при хронических заболеваниях, особенно если на протяжении всей жизни существует реальная угроза жизни пациента, связанная с невозможностью полного излечения и риском повторных сердечно-сосудистых катастроф. Как указывают M.S. Groves и Ph. R. Muskin (2005), влияния хронических заболеваний бессрочны и становятся частью жизни больного. При этом формирование ипохондрических реакций тесно связано не только с фактором соматического страдания, но и с целым рядом других обстоятельств, таких как производственные и семейные отношения, культурные традиции, наличие психических расстройств (в анамнезе и на данный момент); однако главным моментом считают структуру конституциональных патохарактерологических аномалий. С этих мультиэтиологических позиций можно рассматривать возможность аггравации ипохондрических симптомокомплексов. Причём значение имеют не только усложнение и расширение симптомов ССЗ, сопряжённое с ухудшением показателей лабораторных и инструментальных исследований, недостаточной эффективностью или побочными эффектами кардиотропных средств, но и наступающая на определённых этапах процесса относительная стабилизация или медленное нарастание патологических расстройств. 

В зависимости от структуры ипохондрических расстройств, адаптивных возможностей, поведенческих и эмоциональных реакций, а также закономерностей возникновения клинических признаков, выделяют несколько типов развития, формирующихся в рамках сердечно-сосудистой патологии. 

Невротическую ипохондрию и анксиозные признаки относят к соматоформным расстройствам. Они имитируют сердечно-сосудистую патологию, но по локализации, длительности, изменчивости, обстоятельствам возникновения и исчезновения не соответствуют симптомам основного заболевания. Так, отмечают покалывания, прострелы или тяжесть в прекордиальной области, не согласующиеся с динамикой ЭКГ, продолжающиеся мгновения или десятки минут, часы и даже дни и возникающие при различных обстоятельствах, без чёткой закономерности. Конверсионные расстройства (ощущение кома в горле, приливы жара, онемение в конечностях, внутренняя дрожь) в структуре развития выступают в коморбидности с соматоформными расстройствами. По результатам наблюдений, на первый план выходят сложные, телесные фантазии — продукт воображения и представления о функционировании сердца: сдавливание грудной клетки «обручем» или "веревкой", «сжатие сердца ладонью», чувство пронизывающего сердце инородного тела (П.И. Буренина, 1996).

По мере течения заболевания нарастают психопатические изменения тревожно-ипохондрического типа: наряду с прогрессированием таких симптомов, как тревожность, мнительность, эгоцентризм, у пациентов обнаруживают отчётливую тенденцию к созданию себе щадящего образа жизни (охранительного режима со значительным ограничением нагрузок, как бытовых, так и служебных, вплоть до ухода с работы). Любые попытки медперсонала и родственников активизировать больного, доказать целесообразность и безопасность расширения круга деятельности встречают яростное сопротивление, раздражение, обвинения в бесчувственности, недостаточном понимании тяжести и опасности заболевания.

При длительной стабилизации соматического состояния возможна редукция признаков невротической ипохондрии, при этом происходит частичная компенсация психопатических расстройств (реверсивное ипохондрическое развитие).

Развитие по типу сверхценной ипохондрии реализуется в пределах психопатологических симптомокомплексов (синдром ригидной ипохондрии, реформирования, рационализации терапии).

При возникновении ригидной ипохондрии больной устанавливает жёсткий регламент всех сторон повседневной деятельности, начиная от распорядка дня, режима сна и бодрствования, диеты и кончая ограничением и строгим дозированием как физических, так и умственных нагрузок. Все медицинские назначения и рекомендации стремятся соблюдать неукоснительно. При этом иногда обнаруживают ипохондрическую «фиксацию» на определённых препаратах: регулярный приём лекарств — элемент привычного образа жизни. Всякие попытки заменить медикаментозное средство встречают протест со стороны пациента. В других случаях диагностируют повышенную мнительность в отношении клинических эффектов соматотропных препаратов. Любое, даже незначительное изменение состояния (в том числе ЧСС или АД) пациенты трактуют как истощение лекарственной активности препарата, утверждая, что препарат, с которым они связывали надежду на постоянный и длительный контроль над нарушенными функциями организма, потерял свою силу, и требуют назначения новой схемы лечения. Постоянные симптомы: ригидность, концентрация на деталях, стремление к перепроверкам и повторному контролю. Больные становятся дотошными, прилипчивыми, доставляют множество хлопот врачам и персоналу, стремятся получить максимум информации о болезни, результатах анализов, диагнозе, механизме действия и побочных эффектах назначаемых им препаратов.

Синдром реформирования (рационализации) терапии: пациент становится приверженцем парамедицинского лечения, причём использование «домашних средств» не обосновано соматическим состоянием, а иногда и вовсе противоречит врачебным рекомендациям и даже наносит вред здоровью (уринотерапия, употребление больших количеств жидкости для уменьшения «зашлакованности организма», ношение магнитных пластырей и другие). Больные, применяя нетрадиционные методы борьбы с заболеванием, как правило, полностью не отказываются от медпомощи, охотно консультируются со специалистами, соглашаются на проведение необходимых исследований, но при этом воспринимают себя экспертами по собственной болезни и, стремясь сохранить контроль над ситуацией, не доверяют определение всего объёма помощи лечащему врачу. Так, соглашаясь на проведение медикаментозной терапии, пациенты изыскивают оптимальные, с их точки зрения, сочетания кардиотропных средств, а также их дозировки; рассматривают возможность приёма медикаментов в минимальных (вплоть до гомеопатических) или, напротив, максимальных дозах. Иногда для повышения эффективности препаратов они одновременного принимают некоторые химически активные вещества, БАД, специальные растворы (мягкая, дистиллированная вода и другие).

Развитие по типу «новой жизни» отмечают при психосоматических стрессах, связанных с опасностью летального исхода: внезапно возникшие нарушения сердечной деятельности. ИМ, отёк лёгких, пароксизмальная тахикардия, кардиохирургические вмешательства, в особенности на открытом сердце. 

Признаки развития дебютируют чаще всего остро, когда после первого же инфаркта или операции аортокоронарного шунтирования возникает представление о тяжёлой неизлечимой болезни; пациент понимает, что возврата к прежней жизни нет. В некоторых случаях формирование развития происходит на более поздних этапах течения ИБС (после второго или третьего инфаркта). 

В рассматриваемых случаях новый подход к проблеме существования пациенты реализуют не только выдвижением на первый план приоритетов здоровья, но и развитием альтернативных представлений о смысле жизни в целом (нередки обращения к религии). 

На смену уверенности в собственной успешности, способности контролировать ситуацию во всех её проявлениях, социальной и телесной неуязвимости, приходят представления о собственной беспомощности, ущербности, телесной незащищённости. На социальном уровне развитие по типу «новой жизни» происходит в форме парадоксальной, в плане ретроспективной оценки социальных и профессиональных установок (деловые люди со стремлением к карьерному росту, широким кругом служебных обязанностей и межличностных контактов), патологической реакции с ипохондрическим отказом от прежних форм активности. 

Главная цель больного — безопасное существование в условиях пошатнувшегося здоровья. Пациенты переходят на щадящий режим, размеренный, свободный от суеты и перегрузок ритм жизни, оформляют пенсию, либо меняют род деятельности на более лёгкий. При крайних вариантах происходит даже смена места жительства: переезд на дачу, в сельскую местность. Эта перемена способствует, с точки зрения пациентов, продлению жизни. Из активных, деятельных, деловых людей они превращаются в затворников, придерживающихся строго регламентированного и размеренного жизненного уклада. Резко сужается круг интересов, общение ограничивается членами семьи. 

Вслед за симптомами тревожно-фобической реакции, манифестирующей непосредственно после ИМ или оперативного вмешательства относительно быстро, происходит адаптация со снижением чувствительности к проявлениям болезни. Происходит быстрое возвращение пациентов в круг привычных семейных и служебных обязанностей, они продолжают работать в прежнем темпе, ведут активный образ жизни. При этом болезнь приобретает свойства привычного (а не экстраординарного. как это бывает в дебюте сердечно-сосудистых расстройств) явления, расположенного рядом с другими событиями обыденной жизни. Пациенты включают лекарственные назначения в общий распорядок дня, выполняют все рекомендации наряду с гигиеническими, культурными и другими мероприятиями. Они, в целом, выполняют все медицинские рекомендации, относящиеся к ограничению физических и эмоциональных нагрузок, соблюдают диету, а также проходят регулярные обследования, однако редуцируют отдельные пункты до уровня, соответствующего ритму их жизни (большой объём производственных нагрузок, сокращение времени, отведённого на сон и отдых). При этом пациент «как бы вступает с болезнью в партнерские отношения»: старается избегать ситуаций, чреватых опасностью развития декомпенсации сердечно-сосудистых расстройств; в периоды ухудшения сам регулирует дозы лекарств, сроки визита к врачу — предпринимает все необходимые шаги для «умиротворения» болезни, с тем чтобы она не препятствовала реализации его амбициозных проектов.

Соматогении — психические расстройства, непосредственно связанные с физиологическими процессами, непосредственно обусловленными соматическими вредностями. К соматогениям относят, в частности, послеоперационные психозы в кардиохирургии.

Смулевич А.Б., Сыркин А.Л.
Психологические и психиатрические аспекты сердечно-сосудистых заболеваний
Похожие статьи
показать еще
 
Профилактика заболеваний