Заболеваемость медицинских работников инфекционными болезнями, связанная с профессиональной деятельностью

13 Ноября в 18:05 4764 0


Защита медицинского персонала от заражения инфекционными болезнями в современных условиях развития здравоохранения становится неотложной государственной задачей. Установлено, что заболеваемость медицинских работников, связанная с профессиональной деятельностью, имеет высокий уровень. Нельзя мириться с тем, что при спасении миллионов человеческих жизней медицинский персонал подвергается повышенной опасности инфицирования.

В России показатели профессиональной заболеваемости медицинских работников вдвое превышают таковые в других отраслях народного хозяйства (2003 г.). По данным выборочных исследований, уровень заболеваемости острыми и хроническими инфекционными заболеваниями превышает аналогичную заболеваемость населения в 7 раз.

Инфицированию медицинского персонала способствует своеобразие экологических условий ЛПУ (госпитальный микробный пейзаж, ускорение темпов эволюции возбудителей внутрибольничной инфекции — ВБИ, концентрация ослабленных лиц на ограниченной площади помещений), наличие большого числа источников инфекции (больных и носителей) среди пациентов, увеличение числа инвазивных вмешательств, повышающее риск заражения персонала через кровь и другие биологические жидкости, ухудшение эпидемиологической обстановки в стране. Нельзя не учитывать также большое психоэмоциональное напряжение медицинских работников, их работу зачастую в экстремальных условиях.

Медицинские работники могут заражаться классическими инфекциями (парентеральные вирусные гепатиты, дифтерия и др.), вновь возникающими инфекциями (туберкулез, малярия), в борьбе с которыми еще недавно были отмечены значительные успехи, заболеваниями, возбудителей которых удалось идентифицировать в последние 25-30 лет (хеликобактериоз, криптоспоридиоз, гепатиты С, G), новыми в эволюционном плане эмерджентными инфекционными болезнями (ВИЧ-инфекция, атипичная коронавирусная пневмония или тяжелый острый респираторный синдром — ТОРС, птичий грипп).

Заболевания медицинских работников могут быть ассоциированы с заражением в микробиологических лабораториях. Ежедневная работа с материалом побуждает доводить до автоматизма все действия, минимизируя риск заражений.

Однако малейшие сбои в выполнении процедур, особенно вручную, могут приводить к серьезным и даже трагическим последствиям. Часть инфекций, угрожающих медицинскому персоналу, относится к числу особо опасных (чума, холера, ТОРС, геморрагические лихорадки Крым— Конго, Марбург, Ласса, Эбола).

Среди профессиональных заболеваний медицинских работников в нашей стране первое ранговое место занимает туберкулез органов дыхания (50.4-67.9%). Заболеваемость персонала противотуберкулезных учреждений в 4-18, а работников судебно-медицинской экспертизы в 50 раз превышает таковую среди населения. Рост заболеваемости персонала туберкулезом обусловлен неблагополучием в стране в отношении этой инфекции, "реагирующей" на социально-экономические условия, циркуляцией резистентных к антибиотикам штаммов возбудителя (40-70%), материально-техническим состоянием учреждений туберкулезного профиля и недочетами в комплексе мер индивидуальной защиты персонала.

Огромной проблемой стали гемотрансмиссивные инфекции: вирусные гепатиты В, С, D, приводящие к хронизации процесса, циррозу печени, развитию гепатоцеллюлярной карциномы. По данным ВОЗ, ежедневно от вирусного гепатита В погибает один медицинский работник. В нашей стране гепатит В занимает второе место в структуре профессиональной заболеваемости медицинских работников (15%). По риску заражения в порядке его убывания можно выделить три группы медицинских работников: персонал в отделениях гемодиализа и гематологических; персонал лабораторных, реанимационных и хирургических отделений; сотрудники терапевтических отделений.

У хирургов на первых этапах вакцинации против гепатита В показатели заболеваемости составляли 455 на 100 000 данного контингента, у персонала реанимационных отделений — 294, лабораторий — 161 (в целом по стране — 28-35). Высокая частота маркеров гепатита В обнаруживается у стоматологов, а среди них — у персонала ортопедических отделений и зубных техников (54-56%). В результате интенсивной профилактической и противоэпидемической работы, главное, благодаря вакцинации медицинских работников генно-инженерной субъединичной вакциной против гепатита В, заболеваемость персонала ощутимо снижается. В Москве с 1993 по 2002 гг. отмечено снижение заболеваемости медицинского персонала в 13 раз.

Заболеваемость и инфицированность гепатитом С у медицинских работников остаются высокими, а средства специфической профилактики еще не разработаны.

Во время эпидемии дифтерии в России в 1990-е годы только в Москве заболевали в год 50-60 медицинских работников, а в 1994 г., самом неблагоприятном по дифтерии, заболели 107 работников здравоохранения (62 на 100 000 данной группы). Проведенная вакцинация радикально изменила ситуацию, однако единичные случаи выявляются и в последние годы.

Установлена высокая заболеваемость медицинских работников острыми и хроническими инфекциями. По отдельным нозологическим формам (ринит, тонзиллит, бронхит, гнойничковые поражения кожи и др.) уровень заболеваемости медицинских работников превышает таковой населения в десятки и сотни раз.

При подъемах заболеваемости гриппом и острыми респираторными вирусными инфекциями (ОРВИ) среди населения возникают внутрибольничные вспышки у пациентов и персонала. Наиболее высок (в 1.5-1.8 раза выше показателей взрослого населения) уровень заболеваемости ОРВИ в период сезонного подъема у сотрудников поликлиник, приемных отделений, инфекционных, стоматологических и многопрофильных стационаров. Рост временной нетрудоспособности медицинских работников нарушает работу стационаров и поликлинических учреждений. Применение иммуномодуляторов, противовирусных препаратов и вакцин с профилактической целью лишь отчасти снижает заболеваемость. Среди медицинских работников распространены не только заболевания дыхательных путей, но и желудочно-кишечного тракта (гастрит, язва желудка, двенадцатиперстной кишки), мочевыводящих путей.
Повышена заболеваемость медицинских работников в отделениях гнойной хирургии.

В ожоговых центрах, где основными этиологическими агентами являются золотистый стафилококк и псевдомонады, показатель заболеваемости гнойно-воспалительными болезнями кожи, слизистых оболочек, пневмониями у персонала в 7 раз выше, чем у населения. Наиболее высокая заболеваемость наблюдается в первые годы работы медицинского работника.

В гастроэнтерологических отделениях у специалистов, проводящих эндоскопические процедуры (гастро-, дуоденоскопия), IgM и IgG на хеликобактериоз определялись существенно чаще, чем у населения.

В урологическом и нефрологическом отделениях происходит инфицирование грамотрицательными бактериями (эшерихии, протей, псевдомонады, клебсиеллы), вызывающими цистит и пиелонефрит.

Медицинские работники — контингента риска по огромному числу инфекционных заболеваний, вызываемых условно- и безусловно-патогенными микроорганизмами.

В современных условиях при развитии транспортных средств сообщения, колоссальных миграционных процессах и масштабах туризма, при использовании экзотических животных в целях бизнеса и для нужд медицины нельзя забывать о возможности заноса на территорию страны экзотических особо опасных инфекций. Среди них следует выделить африканские геморрагические лихорадки Марбург, Эбола, Ласса в связи с тяжелым течением, высокой (до 40-90%) летальностью, отсутствием специфических методов лечения и профилактики, высокой заболеваемостью и летальностью медицинских работников.

Именно со вспышек тяжелой лихорадки, сопровождавшейся геморрагическим синдромом, у персонала вирусологических лабораторий в Германии (Марбург, Франкфурт) и Югославии (Белград) началось изучение лихорадки Марбург. Из 31 заболевшего сотрудника лаборатории 7 погибли. Случаи гибели работников здравоохранения отмечались в странах Африки и в последующие годы. Вовлекался в эпидемический процесс и нес потери медицинский персонал во время двух последних крупных вспышек в Демократической Республике Конго (1998-2000 гг.), где из 149 человек погибли 123, и Анголе (2004-2005 гг.), где умерли 95 из 102 больных (летальность 93%). Медицинский персонал заражался при уходе за больными и проведении медицинских манипуляций.

Лихорадка Эбола стала известной с 1976 г. после крупных вспышек в Заире и Судане (1976-1979 гг.) с летальностью 53-88%. В Судане в госпитале из 230 медицинских работников погиб 41. В 1996 г. вспышка лихорадки Эбола вновь зарегистрирована в Судане, при этом поражались и работники здравоохранения.

Лихорадка Ласса, протекающая по типу лихорадки с геморрагическим синдромом и почечной недостаточностью, вызывала сложные эпидемиологические ситуации и внутрибольничные вспышки в странах Западной Африки. В Заире лихорадкой Ласса заразились три операционные сестры, два анестезиолога и несколько палатных сестер. В госпитале Сьерра-Леоне в 2004 г. возникла внутрибольничная вспышка, охватившая 95 детей, при этом заболели и погибли несколько работников здравоохранения. Лихорадка Ласса неоднократно заносилась в страны Старого и Нового Света: США, Великобританию, Германию, Японию. Оперативные широкомасштабные мероприятия по месту заноса: выявление и изоляция больных, жесткие карантинные мероприятия, использование средств индивидуальной защиты, работа персонала в костюмах биологической защиты от инфекции первого уровня патогенности позволили ликвидировать заносные эпидемические очаги.

В отношении высококонтагиозных геморрагических лихорадок известно, что на территории нашей страны существуют природные очаги геморрагической лихорадки Крым—Конго, при которой у больных на фоне интоксикации возникают обильные носовые, маточные, кишечные кровотечения. Вследствие этого происходили случаи заражения терапевтов и гинекологов, принимавших пациентов до установления истинного диагноза.



Чума — инфекция, опаснейшим образом соединяющяя способность многих зоонозов к укоренению в природных очагах со склонностью антропонозов к массовому распространению среди людей. При этом могут поражаться и медицинские работники. Известны случаи заноса чумы на большое расстояние от основного очага. Главной причиной, побуждающей заниматься эпидемиологией и профилактикой чумы, является наличие стойких природных очагов в пределах России и ряде стран СНГ, где эпизоотический процесс у грызунов протекает непрерывно.

На территории России в 12 природных очагах, охватывающих 30 млн гектаров, риску инфицирования подвергаются более 20 000 человек, и лишь усилиями работников противочумной сети и общей сети здравоохранения обеспечивается эпидемиологическое благополучие при сложной эпизоотологической ситуации. Каждый медицинский работник должен знать, какие меры незамедлительно следует предпринять при выявлении у человека бубонной или легочной чумы, чтобы не дать ей распространиться среди населения.

Меры по защите медицинского персонала должны учитывать возможность появления в естественных природных условиях новых в эволюционном плане возбудителей болезней человека. К ним относится ВИЧ-инфекция, по мнению большинства исследователей, — результат адаптации вируса обезьян к организму человека.

Эпидемиологическую обстановку по ВИЧ-инфекции в России нельзя рассматривать изолированно от ситуации в мире. По данным ВОЗ, на конец 2004 г. в мире больны около 50 млн человек. Информация об инфицированности медицинских работников по большинству стран отсутствует. В 2001 г. на одном из семинаров в США указывалось на заражение ВИЧ при выполнении профессиональных обязанностей около 100 медицинских работников.

В России эпидемия ВИЧ-инфекции вступила в новую фазу. Если с 1096 г. распространение инфекции шло в основном через кровь при инъекционном употреблении наркотиков, то в последнее время эпидемия затрагивает и широкие слои населения в результате увеличения числа заражений половым путем (незащищенные половые контакты). Растет число случаев передачи инфекции от матери ребенку. С увеличением контингента инфицированных лиц возрастет риск заражения медицинского персонала.

Большим испытанием для служб здравоохранения всего мира стало появление новой в эволюционном плане инфекции - атипичной пневмонии (ТОРС или SARS — severe acute respiratory syndrome). ТОРС появился в южной провинции Китая в 2002 г. в результате изменения свойств коронавируса, адаптировавшегося к организму человека. В короткий срок инфекция распространилась по всему Китаю и Тайваню (на них проходилось 90% всех заболеваний, зарегистрированных в мире). На протяжении 7 мес (с 1 ноября 2002 г. по 2 июня 2003 г.) инфекция проникла в 11 стран Европы (в России наблюдался 1 случай), Канаду, США. Всего в 29 странах было зарегистрировано, по данным ВОЗ, 8442 случая заболевания и 916 (14%) смертельных исходов.

Была выявлена "эпидемиологическая триада", знание которой сыграло большую роль в борьбе с этой инфекцией: множественность механизмов передачи (воздушно-капельный, фекально-оральный, артифициальный), колоссальнейшая значимость внутрибольнич-ного инфицирования, высокая пораженность медицинского персонала. Медицинский персонал в ряде стран составлял 30-40% всех заболевших. Так, в Канаде наблюдались 2 волны ТОРС, охватившие 361 человека, а в одном из госпиталей на медицинский персонал пришлась Уз всех заболеваний. Опасность заражения работников здравоохранения возрастала при увеличении длительности контакта с больными, в фазе критического состояния пациента, а также при аэрозольных процедурах и интубации. Объединенными усилиями служб здравоохранения многих стран под эгидой ВОЗ инфекция была ликвидирована в глобальном масштабе.

В последние годы службы здравоохранения мира обеспокоены еще одной проблемой: новой эмерджентной инфекцией "птичий грипп" (ПГ), которая поражает очень многие виды пернатых. Возбудитель ПГ относится к вирусам гриппа типа А семейства Orthomyxoviridae. Подтипы определяются особенностями антигенной структуры гемагглютинина (Н) и нейраминидазы (N). Известны 16 подтипов Н и 9 подтипов N. Наиболее патогенны для домашних птиц вирусы с антигенной формулой H5N1 и H7N7. Наблюдения последних лет показали, что вирусы ПГ H5N1 и H7N7 в результате мутаций приобрели способность преодолевать видовой барьер и вызывать тяжелые заболевания человека.

Локальные очаги гриппозной инфекции среди людей, имевших контакт с домашними птицами, выявлены в 1997 г. в Гонконге A (H5N1), в 2003 г. в Нидерландах A (H7N7), в 2003-2005 гг. в Таиланде, Вьетнаме, Китае и других странах Юго-Восточной Азии A (H5N1). В Таиланде и Вьетнаме заболевания отличались тяжелым течением с летальностью до 70%. Установлено, что ПГ от человека к человеку не передается. Однако (по прогнозу ВОЗ) при коинфекции людей человеческим и птичьим гриппом возможно появление реассортантов, несущих поверхностные гены от ПГ, а внутренние — от эпидемического человеческого вируса.

В этом случае не исключена возможность трансмиссии инфекции воздушно-капельным путем, распространение ее по законам антропонозного гриппа и возникновение пандемии типа испанки в начале прошлого века. Заболеваемость в сравнении с рутинной эпидемиологической ситуацией по гриппу может возрасти в 4-5 раз, а смертность — в 5-10 раз. К контингентам риска при этом следует отнести в первую очередь медицинских работников.

Службы здравоохранения обеспокоены преодолеванием биологического барьера, нарастанием патогенности к организму человека не только вируса ПГ, но и вируса оспы обезьян. Оспа обезьян впервые выявлена у человека в 1970 г. в Конго, в регионе, свободном от натуральной оспы. Основными источниками инфекции являются древесные белки и некоторые мелкие грызуны.

Обезьянья оспа отличается несколько более легким течением, наличием лимфоаденопатии и более низкой летальностью.

Было установлено, что человек, как правило, не является источником инфекции для человека, лишь в редких случаях возможны 1-2 генерации. В последние годы появились сообщения о возможности 4-7 генераций инфекции у человека. Видимо, постепенно идет адаптация вируса обезьяньей оспы к организму человека. Число случаев заболевания человека в Африке стало возрастать. Это связано, очевидно, и с прекращением вакцинации против натуральной оспы, ликвидированной в глобальном масштабе. Прививки против натуральной оспы защищали на 70-85% и от оспы обезьян.

Случаи заболевания оспой обезьян регистрировались лишь в странах африканского региона. Неожиданно в 2003 г. в США появились заболевания людей, вызванные вирусом обезьяньей оспы, всего зарегистрированы 87 случаев в 6 штатах. Было установлено, что инфекция занесена в Техас из Ганы кораблем, на котором находились мелкие экзотические животные (у некоторых из них был выделен вирус обезьяньей оспы), содержавшиеся в тесном контакте с местными грызунами (луговые собачки). Источниками инфекции являлись не только экзотические и местные грызуны, но и заразившиеся от них люди.

Вспышка была ликвидирована. Наряду с ветеринарно-санитарными мерами (выявление и уничтожение больных животных) и госпитализацией больных прививали оспенную вакцину лицам (в первую очередь медицинским работникам), общавшимся с животными и больными людьми. Возможность такого рода заносов и возрастающая адаптация вируса оспы обезьян к организму человека побуждают осуществлять эпидемиологический надзор за ситуацией по оспе обезьян в глобальном масштабе, а медицинских работников — быть готовыми к проведению противоэпидемических мероприятий в случае заноса инфекции.

Медицинские работники не должны забывать о возможности биотерроризма. В современном мире нельзя исключить возможность получения с помощью генно-инженерных технологий штаммов возбудителей для проведения биотеррористических актов. С 1900 по 2001 г. произошли 262 инцидента с применением биологических агентов. Часть из них оказалась ложной или нереализованной угрозой, но в 13% случаев действительно использовался биологический агент.

Огромную тревогу вызвали случаи биотерроризма в США в 2001 г. Применение для этих целей возбудителя сибирской язвы привело к 23 случаям заболевания с 5 летальными исходами. Превентивное лечение или экстренную профилактику в штате Кентукки в течение 60 дней получили более 10 000 человек. Биотеррористические акты выдвигают важную задачу профессиональной подготовки эпидемиологов, врачей скорой помощи, инфекционистов, терапевтов, всех, кто в первую очередь может столкнуться с проблемой ранней диагностики особо опасных инфекций.

Таким образом, медицинские работники являются контингентами высокого риска заражения при инфекционных заболеваниях, вызываемых условно- и безусловно-патогенными микроорганизмами. Их инфекционная заболеваемость — важная составляющая ВБИ, взаимосвязанная с ВБИ пациентов.

При заболеваниях, вызываемых условно-патогенными агентами, наибольший риск инфицирования существует в первые годы профессиональной деятельности. При новых, эмерджентных инфекциях (ВИЧ-инфекция, ТОРС), вновь возникающих инфекциях (туберкулез), особо опасных инфекциях — заносных (холера, геморрагические лихорадки Ласса, Марбург, Эбола и др.) и связанных с природными очагами в стране (чума, геморрагическая лихорадка Крым—Конго) — риск заражения зависит не от стажа, а от квалификации медицинского персонала.

Полиэтиологичность внутрибольничных и внебольничных заболеваний, многообразие условий, при которых может происходить инфицирование, предопределяют многовекторность профилактических мероприятий по защите медицинского персонала.

Н.А.Семина, Е.П.Ковалева, В.Г.Акимкин, Е.П.Селькова, И.А.Храпунова
Похожие статьи
показать еще
 
Профилактика заболеваний