Лабораторные и инструментальные методы исследования

05 Марта в 21:58 11855 0


Применяемые для ортопедических целей лабораторно-инструментальные методы, которые иногда обозначались как дополнительные, поскольку используются не всегда, достаточно разнообразны. При проведении основных методов исследования надо наметить и мысленно обосновать необходимость данных лабораторных исследований. Рентгенологические и другие исследования проводят с целью уточнения субъективных и объективных симптомов. В ряде случаев они способствуют пониманию морфологических и функциональных изменений в органе или системе, развившихся в результате болезни. Цель этих исследований — установление и подтверждение точного диагноза. В данном разделе изложены общие принципы лабораторно-инструментальных исследований, детально они освещаются при рассмотрении нозологических форм.

Если врач не может провести необходимых с его точки зрения исследований, он обязан направить больного в другое лечебное учреждение. В случае если невозможно по полученным данным уточнить диагноз, необходимо организовать консилиум или направить больного в лечебное учреждение, где имеются специалисты по предполагаемому заболеванию. В подобных случаях врач обязан высказать и зафиксировать свой предположительный диагноз.

Рентгенологические исследования

Исследование морфологических и отчасти функциональных особенностей органов человека с целью диагностики основано на получении и прочтении рентгеновских снимков. В ортопедической стоматологии применяется несколько рентгенологических методик: внутрии внеротовая рентгенография, томография, панорамная рентгенография и ее вариант — ортопантомография. Рентгенограмма — изображение на специальной пленке, засвеченной рентгеновскими лучами после прохождения их через исследуемый орган.

Следует помнить, что на рентгеновской пленке изображение получается негативным: костная ткань имеет светлые оттенки, костномозговые пространства, мягкие ткани, воздушные пространства — темные. В тканях зуба различно содержание солей, а следовательно, через них по-разному проходят рентгеновские лучи. Поэтому на рентгенограмме эмаль имеет более светлый тон, чем дентин и цемент. Обычно на рентгенограмме четко видна граница между эмалью и дентином. Кариозные полости, если они не запломбированы, имеют темный оттенок. В зависимости от материала пломбы запломбированный участок имеет светлый оттенок (пластмасса хорошо пропускает лучи, и поэтому полость на рентгенограмме может показаться незапломбиро ванной). Полость зуба, периодонтальная щель выглядят как равномерные темные линии различной конфигурации по протяжению. Ограничивающая периодонтальную щель замыкающая пластинка стенки альвеол представляет собой компактную кость и поэтому имеет более интенсивный белый оттенок по сравнению с губчатым веществом и тянется в норме непрерывной линией по всему периметру зубной альвеолы.

Плотность твердых тканей зуба значительно выше плотности костной ткани, что и обусловливает отсутствие на рентгенограмме костной структуры по всей длине корня.

ortopedicheskaya_stomatologia_56.JPG
Рис. 56. Внутриротовая (а) и панорамная (б) рентгенограммы.

ortopedicheskaya_stomatologia_57.JPG
Рис. 57. Схема, иллюстрирующая ограниченную информативность рентгенограммы о состоянии костной ткани стенок альвеол. а — уровень резорбции костной ткани стенок альвеол; б — рентгеновская пленка; в — уровень костной ткани на пленке. Стрелками указано направление рентгеновских лучей.


Внутриротовая рентгенограмма (рис. 56, а) дает возможность установить кариозные полости на проксимальных поверхностях, под искусственными коронками (но только в пришеечной зоне), наличие ретенированных зубов; при патологической стертости — ориентировочно топографию пульпы, степень проходимости каналов, наличие дентиклей. Важные данные можно получить о степени пломбирования каналов, состояния околоверхушечной ткани (разрежение костной ткани, гиперцементоз).

Состояние периодонтальной щели, костной ткани альвеолярных отростков — стенок альвеол, включая замыкающую пластинку, рентгенографически можно определить только с боковых поверхностей корня зуба. Ни с вестибулярной, ни с язычной (небной) поверхности состояние околоверхушечных тканей, периодонтальной щели и стенок зубных альвеол выявить по рентгенограммам нельзя (рис. 57) (редкое исключение составляют случаи остеосклероза этих участков).

Оценка рентгенограмм различных отделов зубочелюстной системы включает определение правильности проекций и условий съемки, сопоставление теневого изображения данной области с нормальным, отграничение возрастных и функциональных вариантов строения костной ткани от участков патологически измененной кости. При этом следует учитывать, что на рентгенограммах, сделанных излишне жесткими лучами или «передержанных» при проявлении, тонкие участки кости могут быть не видны (об этих недостатках получения снимка судят по очень темному черному цвету пленки вне объекта исследования). При чтении рентгенограмм следует учитывать, что плотность костной ткани, особенно нижней челюсти, неодинакова в различных участках, поэтому некоторые участки челюсти кажутся более прозрачными, чем соседние. Это особенно заметно на увеличенных панорамных рентгенограммах и ортопантомограммах. Следовательно, для правильной интерпретации теневого изображения необходимо знание анатомии данной области.

Если обнаружен патологический очаг, его следует оценивать по следующим параметрам: количество очагов патологически измененной костной ткани, локализация очага в кости, его форма, размеры, контуры, интенсивность тени, состояние костного рисунка на уровне очага и вокруг него.

Богатая и разнообразная картина различных патологических изменений челюстей складывается из ограниченного числа теневых проявлений: остеопороз, остеосклероз, деструкция, или остеолиз, остеонекроз, атрофия костной ткани. Сочетание всех указанных симптомов создает в большинстве случаев характерные рентгенологические проявления поражений зубочелюстной системы (рис. 58).

Остеопороз — дистрофия костной ткани. Характеризуется уменьшением числа костных перекладин в единице объема кости, истончением и полным рассасыванием части этих элементов.

Остеосклероз — перестройка костной структуры. Для нее характерны увеличение числа костных перекладин в единице объема кости, их утолщение, уменьшение костномозговых полостей вплоть до полного их исчезновения.

Остеолиз — рассасывание ограниченного участка кости без последующего замещения другой тканью.

ortopedicheskaya_stomatologia_58.JPG
Рис. 58. Скомпонованная из серии внутриротовых снимков рентгенограмма зубов верхней и нижней челюстей.


Остеонекроз — некроз участка кости, характеризующийся лизисом (распад, растворение) остеоцитов и инкапсулированием этих участков с образованием секвестров.

Атрофия костной ткани — уменьшение массы и объема органа, ткани. Развивается вследствие нарушения физиологических соотношений между процессами рассасывания и новообразования костной ткани, характеризуется исчезновением костных структур.

Рентгенологически остеопороз проявляется повышенной прозрачностью некоторых участков костной ткани. Остеопороз может быть диффузным, равномерным. В этих случаях кость становится равномерно более проницаема для рентгеновских лучей или трабекулярный ее рисунок исчезает. Кортикальные пластинки истончены. Другая форма — пятнистый остеопороз. Для него характерно наличие очагов снижения плотности костной структуры, имеющих различные форму, величину и нечеткие, как бы смазанные, контуры. Компактный слой в этих случаях либо не изменен, либо несколько разрыхлен, а рисунок костномозговых пространств более широкопетлист, чем в норме. Обе формы остеопороза представляют собой один и тот же процесс, но разные его фазы (Н. А. Рабухина).

При остеопорозе не происходит уменьшения размеров кости, что отличает этот процесс от атрофии. Последняя характеризуется эксцентрическим или концентрическим уменьшением поперечника кости.

Процессы деструкции костной ткани вызываются различными патологическими процессами в кости, связанными с разрушением костной ткани и заменой ее различным патологическим субстратом — грануляциями, гноем, опухолевыми массами и т.д.

Остеосклероз выражается как в утолщении отдельных костных балок, так и в увеличении их количества и, следовательно, объема кости. На рентгеновском снимке это проявляется появлением светлых участков разной площади.

Нередки случаи, когда все клинические симптомы заболевания свидетельствуют о наличии патологического процесса в костной ткани челюстей, а рентгенологические данные этого не подтверждают. Такое несовпадение клинических и рентгенологических проявлений чаще всего встречается при воспалительных поражениях, особенно острых. Наблюдаются случаи несовпадения формы и размеров очагов поражения на рентгенограммах с теми, которые обнаруживают при удалении зуба, резекции верхушки корня.

Прерывистая линия замыкающей периодонтальной пластинки, появление в губчатом веществе участков темных тонов (исчезновение костного рисунка), зональное или участками расширение (более 0,2 мм) периодонтальной щели свидетельствуют о наличии патологических процессов в тканях пародонта.

Диагностические модели

Дополнительная оценка состояния зубных рядов и их соотношений, уточнение наступающих в них изменений, изучение окклюзионных контактов в аппаратах, воспроизводящих движение нижней челюсти, и проведение ряда антропометрических измерений проводятся на диагностических моделях челюстей.

Модель — позитивное изображение рельефа зубного ряда и челюсти, тканей протезного ложа, слизистой оболочки, покрывающей костный остов челюстей, и прилегающих участков мягких тканей рта, воспроизведенных в гипсе, пластмассе по слепку.

Слепок — негативное изображение рельефа тканей протезного ложа и прилегающих участков.

Слепок (оттиск) получают с помощью специальных слепочных материалов: медицинского гипса и различных пластических масс, которые способны приобретать заданную форму и точно сохранять ее.

Для введения слепочных масс в полость рта и получения формы используют слепочные ложки из пластмассы или металла. Жесткость ложек позволяет сохранять полученную форму слепка после выведения его из полости рта.

Получение слепка состоит из следующих последовательных этапов: 1) подбор стандартной ложки и ее индивидуализация; 2) приготовление слепочного материала; 3) распределение материала на ложке; 4) введение ложки с материалом в рот; 5) обработка краев слепка; 6) выведение слепка изо рта; 7) оценка слепка (при снятии слепка гипсом этому предшествует складывание его частей).

Если слепок предполагают получить с помощью эластичного материала, то берут перфорированную, со множеством отверстий ложку. При отсутствии таковой борта обычной ложки обклеивают по всей протяженности липким пластырем, создав этим ретенционные участки для укрепления эластичной массы.

При правильно выбранном размере ложки между ее бортами и зубным рядом или альвеолярным отростком расстояние 3-4 мм и весь зубной ряд, включая бугор верхней челюсти или бугорок нижней челюсти, прикрыт ложкой. Если эти образования не покрыты ложкой или ложка, точно соответствуя поперечному размеру, коротка по длине — не прикрывает последний второй или третий моляр, то ее следует удлинить (допускается удлинение ложки до 1, 5 см). Для этого из разогретой пластинки воска вырезают полоску такой же ширины, но в 3 раза превышающую необходимую длину. Из нее сворачивают дупликатуру, накладывают на задний край ложки и плотно прижимают к металлу. Воском следует обхватить край ложки не менее чем на 1 см. Затем восковую полоску приклеивают к металлу расплавленным воском.

Для получения более точного отображения переходной складки можно индивидуализировать и края бортов. После того как воск приклеют к бортам, его размягчают над пламенем горелки, вводят ложку в рот и, прижав по всей протяженности воск к альвеолярному отростку, просят больного широко открыть рот, сделать различные мимические движения. При индивидуализации краев ложки для нижней челюсти дополнительно просят выдвинуть язык вперед, сместить его вправо и влево. Излишки воска, а о них судят по отогнутым участкам, срезают.

Слепочные массы готовят в строгом соответствии с инструкцией. Накладывают ее в ложку несколько выше бортов, при этом на ложке для верхней челюсти объем массы уменьшается к заднему краю, а на ложке нижней челюсти, наоборот, увеличивается к внутреннему (язычному) краю. В участках, где отсутствуют зубы, массы также должно быть больше.

Если с верхней челюсти снимают гипсовый слепок, то перед введением ложки в рот наносят небольшую порцию гипса в область свода неба и в области бугров верхней челюсти. При снятии слепка эластичными массами этого не требуется.

Ложку с массой при снятии слепка с верхней челюсти вводят в такой последовательности: врач становится впереди и справа от больного, просит его полуоткрыть рот, указательным пальцем левой руки отводит вправо правый угол рта, а бортом ложки — левый угол рта влево. В образовавшуюся щель вводит всю ложку с массой. Ложку размещают по отношению к зубному ряду (не следует касаться зубов массой, чтобы не потерять контуры зубов) таким образом, чтобы ручка ложки находилась по центру лица, а борт ложки — впереди на расстоянии 5—8 мм от режущего края передних зубов (или альвеолярного отростка). Затем ложку прижимают к тканям протезного ложа в области дистальных зубов и по границе мягкого и твердого неба и только потом в переднем отделе. В процессе прижатия ложки к зубному ряду врач указательный палец левой руки перемещает от угла рта к центру верхней губы, отводя ее кпереди и несколько вверх, чтобы потом равномерно распределить по вестибулярной поверхности альвеолярного отростка излишки массы. Для этого губу опускают книзу, накладывают на слепочную массу и губой же подталкивают массу к переходной складке. Перемещая указательный и большой пальцы левой руки к углам рта, а затем по поверхности щек, перемещают слепочную массу от краев ложки к переходной складке. После этого просят пациента провести самостоятельно движения губой вниз, вверх, поднять углы рта и затем несколько втянуть щеки и открыть рот.

При открытом рте обязательно определяют, не попали ли излишки массы на мягкое небо. Если это произошло, то их удаляют с помощью стоматологического зеркала, перемещая его от края массы кпереди. Иногда в момент введения ложки или обработки краев слепка у пациента возникают рвотные движения.

В таких случаях необходимо подать ему команду широко открыть рот и задержать дыхание (задержка дыхания тормозит рвотный рефлекс), а затем руководить его дыханием, «вдох — выдох», советуя вдох делать медленно после длительного периода задержки дыхания, соизмеряя его с собственными дыхательными движениями. Если это не помогает, то следует дополнительно зафиксировать язык, прижав его указательным пальцем левой руки к дну рта, голову пациента наклоняют.

Введение ложки в рот при снятии слепка с нижпей челюсти проводится в той же последовательности, а погружают ее вначале в переднем, а затем в заднем участке. В момент прижатия ложки в заднем участке просят пациента слегка приподнять язык, а по завершении погружения переместить язык до упора с правой, а потом с левой щекой и кпереди. В этот момент врач указательным пальцем левой руки прижимает спинку языка к дну рта, распределяя слепочную массу по переходной складке.

При движениях языка важно надежно фиксировать ложку. Для этого указательный и средний пальцы располагают на ложке, а большой палец укрепляют под подбородком.

Обработка вестибулярного края проводится аналогично оформлению края при получении слепка с верхней челюсти, но губу при этом оттягивают вперед, вверх, а затем опускают ее и перераспределяют слепочную массу.

Таким образом, обработка краев слепка проводится активным действием рук врача в сочетании с последовательными сокращениями мышц, осуществляемыми самим пациентом. С помощью такой методики достигается точное определение границ переходной складки.

Этап выведения слепка, полученного с помощью эластичных масс, простой. Слепок стягивают с зубного ряда большим пальцем правой руки при одновременном упоре на ложку указательного и среднего пальцев. Однако при этом может произойти отслойка массы от ложки, что вызывает необходимость повторного получения слепка. Чтобы избежать этого, рекомендуется выводить слепок следующим образом: указательный палец вводят в преддверие рта в области жевательных зубов, упираются ими в край слепка и легкими толчкообразными движениями с одновременным поворотом пальца отсоединяют массу от зубного ряда.

Выведение слепка из гипса начинают с отсоединения ложки. Для этого большой палец помещают на ручку ложки, а указательный и средний — на ложку в области моляров и рычагообразными движениями отрывают ложку. Так как на зубах и на протяжении альвеолярного отростка имеется экватор, который образует зоны поднутрения (захвата), то гипсовый слепок можно вывести изо рта, разделив его на части. Для этого на разных участках слепка делают надрезы, а потом раскалывают и ломают его на отдельные части. Зоны нанесения разрезов зависят от топографии дефектов.

При оценке слепков необходимо убедиться в точности воспроизведения на них всех участков протезного ложа: рельефа зубодесневой бороздки по периметру каждого зуба, точность отображения положения тканей по переходной складке. Слепок признают годным к дальнейшей работе, если на его поверхности нет размытых, нечетких отпечатков зубов и воздушных раковин (пор).

По полученным слепкам отливают модели из гипса и проводят их изучение.

Диагностические модели (рис. 59, а) получают для:

• уточнения характера смыкания зубных рядов с оральной стороны;
• антропометрических измерений (величина зубов, протяженность зубных рядов, форма зубных дуг, ширина зубных рядов на разных участках и т.д.), выявления симметрии или асимметрии положения зубов;


• определения осей наклона коронок зубов, клинического экватора зуба и общей экваторной линии зубного ряда;
• уточнения конструктивных особенностей зубных протезов и лечебных аппаратов;
• контроля эффективности лечения (контрольные модели).

По диагностическим моделям можно получить профилограммы зубных рядов и изучить соотношения каждого зуба и камперовской горизонтали (линия, соединяющая носовую ость с верхним краем наружного слухового прохода). Эта линия является топографоанатомическим ориентиром.

Метод построения профилограмм [Миликевич В. Ю., 1984] позволяет получить графическое изображение контуров режущих краев передних зубов, бугорков жевательных зубов верхней и нижней челюстей, соотношение к линии Кампера. По этому методу слепки получают с помощью стандартных ложек, зафиксированных в специальной конструкции лицевой дуги. Эта дуга позволяет сориентировать слепок, а затем и модель точно по отношению к камперовской горизонтали: после размещения слепочной массы на ложке ее вводят в рот и погружают на зубной ряд так, чтобы наружные и лицевые стержни дуги установились на линии носовая ость — верхний край наружного слухового прохода.

Модель отливают в приспособлении, позволяющем получить основание ее, соответствующее плоскости камперовской горизонтали.

Для получения профилограмм зубных рядов на вертикальном плато аппарата Коркхауза фиксируют миллиметровую бумагу, на которой очерчивают верхнюю границу опущенных до основания аппарата стержней. Полученная горизонтальная линия соответствует камперовской горизонтали.

ortopedicheskaya_stomatologia_59.JPG
Рис. 59. Запись профилограммы зубных рядов.
а — диагностические модели (вид справа и слева); б — момент записи в аппарате Коркхауза; в — профилограммы (сплошной линией отмечена камперовская горизонталь).


Модель верхней челюсти устанавливают и закрепляют на основании аппарата, подняв вертикальные стержни. Затем стержни устанавливают на оральных или щечных бугорках и режущих краях передних зубов. Запись контура жевательных зубов осуществляется последовательно (рис. 59, б), вначале с одной стороны, затем, вращая столик основания, вычерчивают по контуру спиц края резцов и поверхность жевательных зубов с другой стороны. В итоге получается фафическое изображение всего зубного ряда верхней челюсти (профило грамма).

Перед записью нижнего зубного ряда на плато переворачивают миллиметровую бумагу и таким же образом устанавливают модель нижней челюсти на основание аппарата. Для последующего наложения профилограмм верхнего и нижнего зубных рядов предварительно наносят контрольные точки на двух парах последних антагонистов справа и слева. Запись контуров жевательных бугорков нижнего зубного ряда осуществляется по верхнему контуру спиц аппарата, как и на модели верхней челюсти.

Зная отношения каждого зуба верхнего зубного ряда к горизонтальной плоскости, можно точно определить характер и степень нарушения окклюзионной поверхности (рис. 59, в).

Для изучения соотношения зубных рядов и окклюзионных контактов при различных движениях нижней челюсти диагностические модели фиксируют в окклюдаторе или артикуляторе. Предварительно определяют и фиксируют центральную окклюзию.

Аппараты, позволяющие имитировать движения нижней челюсти (рис. 60), подразделяются на окклюдаторы, воспроизводящие движения нижней челюсти в вертикальной плоскости, т. е. при открывании и закрывании рта, и артикуляторы, воспроизводящие всевозможные артикуляционные и окклюзионные движения. В свою очередь артикуляторы делятся на сред неанатомические, узлы которых соответствуют среднеанатомическим нормам строения суставов, и универсальные, позволяющие установить индивидуальные суставные и резцовые пути.

Окклюдаторы состоят из двух сочлененных между собой рам, одна из которых идет горизонтально, имеет поперечную перемычку. В центре перемычки установлен вертикальный винт со стопорным устройством. Нижняя рама изогнута и имитирует нижнюю челюсть. Между восходящими дужками рамы в центре имеется площадка, в которую упирается винт верхней рамы. Поворот винта позволяет менять расстояние между рамами, а стопорный винт — фиксировать это расстояние.

В последние годы выпускаются окклюдаторы, обеспечивающие и боковые движения. Они состоят из двух усеченных пирамид, сочлененных между собой шарнирным устройством. Пирамиды несут верхнюю и нижнюю сменные различного размера рамы, установленные параллельно.

Артикулятор позволяет производить движения нижней челюсти вперед, вправо, влево и вниз. Для удобства работы с артикулятором нижняя рама фиксируется в руке, а все движения осуществляются за счет перемещения верхней рамы. Например, сдвигая верхнюю раму назад, имитируют движение нижней челюсти вперед.

Артикулятор состоит из двух подвижных, сочлененных упругими пружинами рам — верхней и нижней. На каждой раме по три ответвления. Два ответвления на верхней раме имеют выступы, имитирующие перевернутые суставные головки, которые упираются в площадки нижней рамы, образуя как бы сочленения.

ortopedicheskaya_stomatologia_60.JPG
Рис. 60. Аппараты, позволяющие имитировать движения нижней челюсти.
а — окклюдаторы; б — артикулятор (объяснение в тексте).


Площадки нижней рамы имеют двоякорадиусное углубление, облегчающее перемещение выступа по переднему суставному пути в 33° и боковому суставному пути в 17° . Передний выступ нижней рамы имеет съемную резцовую площадку с наклонной плоскостью, обеспечивающую перемещение штифта до упора верхней рамы, а следовательно, и всей рамы по переднему резцовому пути в 40° . При помощи переднего вертикального штифта фиксируют межальвеолярную высоту; используя имеющееся на штифте горизонтальное острие, определяют среднюю линию и место расположения резцовой точки, т. е. точки между медиальными углами центральных резцов нижней челюсти.

Горизонтальный штифт (П-Ш) имитирует оси суставных головок, наклонные плоскости (У,, У2, У3) на нижней половине артикулятора предназначены для скольжения по ним штифтов (1,2, 3). При помощи этих штифтов возможны боковые движения, вперед и назад, вверх и вниз.

При боковом движении штифт 1 скользит по резцовой наклонной площадке под углом 30—40°, штифты 2 и 3 — под углом 30° (У2 и У3).

Пункты У2 и Уг являются ротационными (вращательными). Если, например, перемещать верхнюю раму артикулятора вправо, то ротационный центр У2 остается на месте, а У3 движется назад и вверх. Штифт 1 при этом совершает движение вправо. Пункт Щ, представляющий собой геометрическую суставную головку, движется вперед (движение Бонвилля). Резцовая точка Уг перемещается с наклоном приблизительно 33° , а также внутрь под углом 17° . Пункт П, являющийся второй условной суставной головкой, движется вперед и наклонно наружу. Соответственно перемещаются и правые моляры, образуя одноименный бугорковый контакт. Моляры с противоположной стороны контактируют разноименными бугорками.

При раскрытии артикулятора происходят движения вокруг ротационного центра С, который совпадает с точками П и Ш, соответствующими расположению суставных головок. Если раскрыть артикулятор до 1 см, смещение ротационных центров будет незначительным и не изменит условий правильного конструирования зубных рядов.

Для перемещения модели нижней челюсти вперед смещают кзади верхнюю раму артикулятора, опирающуюся в трех точках на нижнюю раму (на резцовую площадку и два ротационных пункта). Поскольку опора верхней рамы находится на наклонно стоящих плоскостях, то при смещении ее кзади каждая опорная точка образует определенный угол по отношению к окклюзионной плоскости: в переднем участке 40°, в области ротационных центров 33° (средние данные).

Для диагностических целей целесообразно применение индивидуальных артикуляторов.

Окклюдаторы и артикуляторы используют не только для диагностических целей, но в основном при воссоздании искусственных зубных рядов различных видов протезов.

Регистрация жевательных движений нижней челюсти

Метод изучения жевательных движений нижней челюсти — мастикациография — детально разработан И. С. Рубиновым.

Принцип метода основан на регистрации колебаний воздуха в замкнутой системе при движении нижней челюсти. Система состоит из резинового баллона, который с помощью пращи прикрепляют к подбородку; резиновой трубки и капсулы Марея.

ortopedicheskaya_stomatologia_61.JPG
Рис. 61. Мастикациограмма одного жевательного цикла. Объяснение в тексте.


Колебания писчика на капсуле можно записать на любом пишущем приборе. Записывают движения нижней челюсти при разжевывании пищи, в частности лесного ореха массой 0,8 г или любой другой, но дозированной по массе. Начинают запись в момент введения пищи в рот и заканчивают в момент глотания.

Мастикациограмма (рис. 61) состоит из волнообразных кривых — жевательных волн, или зубцов. Акт приема пищи условно можно разделить на следующие фазы: I — состояние нижней челюсти в физиологическом покое; II — глотание слюны со смыканием зубных рядов; III — открывание рта, введение пищи между резцами; IV — откусывание пищи; V — перемещение пищи на группу жевательных зубов и разжевывание ее; VI — глотание.

Каждая волна основного жевательного цикла (V), идущая от изолинии, состоит из восходящего колена АБ и нисходящего БС, соответствующих опусканию и подъему челюсти. Амплитуда волны зависит от величины пищевого комка: чем больше его объем, тем выше волна.

Зона соединения нисходящего и восходящего колен соответствует положению нижней челюсти в центральной окклюзии. Наличие в нижней части нисходящего колена добавочных волн свидетельствует о боковых смещениях нижней челюсти или дроблении мелких, но жестких пищевых комочков.

С помощью мастикациографии можно определить время жевательного цикла до глотания и длительность его отдельных фаз, число жевательных движений, величину амплитуды открывания рта. На мастикациограмме можно определить нарушение акта жевания: например, удлинение жевательного цикла с 14 с в норме до 42—45 с при той или иной патологии. Однако причину, вызвавшую эти нарушения, с помощью данного метода выявить нельзя, поэтому метод считается вспомогательным.

Электромиография — метод функционального исследования мышечной системы, позволяющий графически регистрировать биопотенциалы мышц. Биопотенциал — это разность потенциалов между двумя точками живой ткани, отражающий ее биоэлектрическую активность (рис. 62).

Регистрация биопотенциалов помогает определить состояние и функциональные возможности различных тканей.

ortopedicheskaya_stomatologia_62.JPG
Рис. 62. Положение электродов при элекгромиографическом исследовании.


Для исследования используют многоканальный электромиограф и специальные датчики — накожные электроды. Электроды фиксируют с помощью медицинского клея или лейкопластыря на моторные точки исследуемых мышц. Эти точки — участки наибольшего периметра мышц при сокращении — определяют пальпаторно и с помощью специальных приспособлений фиксируют и записывают для идентичности положения при последующих исследованиях. Расстояние между электродами должно быть также постоянным.

Биоэлектрическую активность мышц исследуют при физиологическом покое, произвольном сжатии челюстей, заданном и произвольном жевании, глотании.

При анализе электромиограмм определяют количество жевательных движений в одном жевательном цикле, время одного цикла, время биоэлектрической активности (БЭА) и биоэлектрического покоя (БЭП) в секундах, среднюю амплитуду биопотенциалов в микровольтах, соотношение БЭА/БЭП. Данный метод позволяет оценить сократительную деятельность мышц, процессы возбуждения и торможения в них и при сопоставлении с предполагаемым диагнозом установить причину и характер изменений биоэлектрической активности. При ортогнатическом прикусе и интактных зубных рядах в положении нижней челюсти в состоянии физиологического покоя жевательные мышцы находятся в состоянии расслабления. На электромиограммах (ЭМГ) это отражается в виде прямой изоэлектрической линии; признаки, свидетельствующие о возбуждении мышц, отсутствуют.

Время одного жевательного периода 16,0± 1, 1 с, количество жевательных движений в нем 18,5±2,6. Из анализа данных ЭМГ, полученных у практически здоровых лиц, следует, что в норме акт жевания представляет собой физиологический процесс, который характеризуется скоординированным взаимодействием зубных рядов, тканей пародонта, мягких тканей рта и жевательных мышц.

Сила сокращения жевательных мышц регулируется рецепторами периодонта; процессы возбуждения (БЭА) в них синхронно чередуются с процессами торможения (БЭП). Фаза может быть равна или меньше фазы БЭП: это зависит от функционального состояния нервно-рецепторного аппарата пародонта и жевательных мышц.

При смыкании челюстей до положения центральной окклюзии отмечается быстрое нарастание биоэлектрической активности; всплески биопотенциалов имеют различную величину. После возвращения нижней челюсти в положение физиологического покоя амплитуда биопотенциалов снижается до уровня изоэлектрической линии.

При произвольном жевании ядра ореха ЭМГ представляет собой четкое синхронное чередование фаз БЭА и БЭП (рис. 63). Фазы БЭА жевательных мышц возникают в ритме жевательных движений и соответствуют им. БЭА характеризуется нарастанием частоты и амплитуды биопотенциалов, которые в середине фазы достигают максимальных значений, после чего происходят снижение их величины и переход в фазу БЭП, выраженную на ЭМГ в виде прямой линии на уровне изоэлектрической.

В процессе произвольного жевания происходит рефлекторное перемещение пищевого комка с одной стороны зубного ряда на другую. На ЭМГ это находит свое отражение в виде увеличения амплитуды биопотенциалов жевательных мышц, соответствующих стороне жевания.

Величина амплитуды биопотенциалов характеризует активность двигательных единиц жевательных мышц и зависит от стороны, где происходит жевание, а также от привычной стороны жевания.

Сила сокращения мышц во время жевания определяется периодонтомускулярным рефлексом и характеризуется уравновешенным функционированием системы пародонт — жевательные мышцы под контролем нервных рецепторов периодонта.

Если развиваемое мышцами жевательное давление превышает резервные возможности комплекса опорных тканей, то возникает болевая реакция со стороны рецепторов периодонта, которая обусловливает расслабление жевательных мышц и снятие силы жевательного давления с зуба.

Нервные рецепторы периодонта являются основным регулятором сокращения жевательных мышц и реализуют свое действие при помощи периодонтомускулярного рефлекса.

Нарушение нервно-рефлекторной связи в системе пародонт — жевательные мышцы приводит к тому, что периодонт как регулятор сокращения последних утрачивает свое ведущее значение; несоответствие между силой, развиваемой мышцами, и физиологическими резервами пародонта приводит к искажению периодонтомускулярного рефлекса.


ortopedicheskaya_stomatologia_63.JPG
Рис. 63. Электромиограммы при ортогнатическом прикусе и интактном зубном ряде (I) и при генерализованном пародонтите средней тяжести и интактном зубном ряде (II). а, в — левая и правая височные мышцы; б, г — левая и правая жевательные мышцы.


Функциональные нарушения нервных рецепторов периодонта могут иметь различный характер: от резких болевых ощущений при малейшем давлении на зуб до безболезненного восприятия жевательной нагрузки, превышающей существующие физиологические резервы пародонта.

Анализ данных ЭМГ показал, что у пациентов с хроническим пародонтитом и патологической подвижностью зубов I—II и II — III степеней в жевательных мышцах наступают функциональные изменения, увеличивается время одного жевательного цикла до 26,1+1,6 с, количество жевательных движений достигает 27,5+1,3. Снижается время БЭАи увеличивается период БЭП.

Снижение величины биопотенциалов происходит за счет уменьшения числа двигательных единиц жевательных мышц, активно включенных в процесс сокращения при жевании.

Отмечалось нарушение синхронности чередования фаз БЭА и БЭП, возникали спонтанные фазы БЭА в период БЭП, значительное преобладание процессов торможения над процессами возбуждения. Это находит свое выражение в увеличении БЭП и сокращении БЭА.

При патологической подвижности зубов жевательные мышцы получают искаженные нервные импульсы от рецепторов периодонта, поэтому развивают силу сокращения, неадекватную выносливости пародонта. Постоянное однотипное действие искаженного периодонтомускулярного рефлекса нарушает состояние жевательных мышц, вызывая снижение амплитуды биопотенциалов, сокращение БЭАи удлинение БЭП.

Электромиографические исследования следует проводить при предположении заболевания височно-нижнечелюстного сустава, заболеваниях мышечной системы, аномалиях развития зубочелюстной системы, как контроль за эффективностью ортопедического лечения.

Ортопедическая стоматология
Под редакцией члена-корреспондента РАМН, профессора В.Н.Копейкина, профессора М.З.Миргазизова

Похожие статьи
показать еще
 
Стоматология и ЧЛХ