Лечение остеохондроза режимом

18 Марта в 16:42 1409 0


Что касается пищевого режима, то вопросы диеты при остеохондрозе следует считать совершенно неразработанными. При нарушении целостности диска под влиянием макро- и микротравм, а также ряда гуморальных сдвигов увеличивается содержание протеолитических ферментов — хондрокатепсинов. 

Эти ферменты гидролизуют белковый компонент мукополисахаридно-белкового комплекса, высвобождая полисахарид хондроитинсульфат. Т.к. тиоловые соединения активируют хондрокатепсины (Чудновский В.А., 1974), при остеохондрозе в период обострения рекомендуют диету, бедную тиоловыми соединениями: ограничивается прием икры, яиц, немолочного сыра. Предполагается, что такая диета в некоторой степени может способствовать задержке процесса деструкции хряща.

Вопрос о диете значительно актуальнее при других вертеброгенных заболеваниях, особенно при остеопатиях (остеопороз, остеомаляция). Известно, что недостаточное поступление белка, витаминов и солей способствует деминерализации костей. Следует учесть, что фосфора больше в хлебе, мясе, картофеле и крупах, кальция — в молочных продуктах, морских водорослях, кунжутной халве. Важнее, однако, направить лечебные усилия на лечение основного заболевания, часто связанного с гормональной или висцеральной патологией. Дефицит кальция, плохо всасывающегося из больного кишечника, не удается восполнить его внутривенным введением.

Диетическую коррекцию мышечно-дистрофических нарушений при остеохондрозе предложили Г.К.Недзведь и со-авт. (1993). До начала курса лечения вольтареном назначается двухдневная разгрузочная диета: в первый день — полное голодание с питьем 3 л дистиллированной воды; во второй день — неполное голодание (овощи и фрукты с питьем 1,5 л). При указанных нарушениях в мышцах 1) угнетается адреналин-индуцированная агрегация тромбоцитов (она повышается при данной диете); 2) нарушается кининовая система (после лечения она нормализуется); 3) истощается минералокортикоидная функция надпочечников (под влиянием данного вида лечения экскреция альдостерона и ре-ниновая активность плазмы усиливается). Авторы связывают положительный эффект такого лечения с поддержанием кальциевого гомеостаза, важного для процессов возбуждения в мышцах. Эта коррекция осуществляется с участием щитовидной и паращитовидной желез.

Основные положения режима касаются, естественно, двигательной активности пациентов. Т.к. все синдромы позвоночного остеохондроза обусловлены травмирующим воздействием позвоночных структур на нервные элементы, в остром периоде почти любое движение в соответствующем отделе позвоночника может лишь усугубить травматизацию, отек и другие нарушения со стороны нервных и соединительнотканных элементов. В 90-93% случаев пребывание на щите приводит к уменьшению болей (Hanraets R., 1959). Отсюда необходимость покоя в указанный период. Покой, кроме того, способствует постепенному рубцеванию разрывов фиброзного кольца. Необходимость покоя в остром периоде диктуется и логикой саногенетических процессов — миофиксацией пораженного отдела позвоночника. В ряде клиник рассматривали покой в положении на щите как основной лечебный фактор, дающий те же результаты, что и любые другие ортопедические, физиотерапевтические и фармакологические воздействия (Jennet W., 1956; Larson С, 1967; Roseman К., 1967; Arseni С, Stonciu M., 1970). Некоторые авторы ограничивались лечением только с помощью абсолютного покоя (PearceJ., MollJ., 1967). Больной оставался на щите все 24 часа в сутки. 

Если в течение двух недель боль исчезала, ему разрешалось ходить по отделению в корсете еще две недели. После этого, в зависимости от результатов лечения, или снимался корсет и больной выписывался, или назначался покой еще на 7-14 дней. Хороший эффект имел место в 70%. В целях сокращения абсолютного покоя C.Arseni и M.Stanciu (1970) рекомендовали предпослать ему «анестезию позвоночника», которая с точки зрения авторов уменьшает не только контрактуру позвоночных мышц, но и гиперемию эпидуральных тканей.

В постели больной выбирает удобную для него защитную позу на боку, полубоком, полуничком или на коленях и локтях. При положении на спине или на животе, если состояние выпрямления ног для больного тягостно, следует подложить под колени или под живот валик. В целях того же устранения лордоза и усиления кифоза, особенно если поражены межлозвонковые суставы, пользуются провисанием в гамаке, подкладыванием сложенного одеяла под спину, перегибанием ног через спинку кровати, подкладной подушкой под животом и др. (Schlegel К., 1958; Viernstein К. et al, 1959; Darris R., 1960; Шустин В.А., 1966). Совершенно недопустимы повороты в постели — вращение вокруг оси позвоночника. В целях поворота тела или перехода в положение сидя следует, согнув ноги в коленях, опираясь на локоть одной руки и ладонь другой, сделать третьей точкой опоры ягодицу и садиться, вращаясь на ней. Считают, что покой бесполезен, если он не абсолютный, поэтому настаивают на полном запрете вставания с постели. Однако требуемое в этих условиях пользование судном не только угнетает психологически, но и сопровождается напряженными движениями в пояснице.

По-видимому, целесообразнее рекомендовать проделать путь в туалет на костылях, а на стульчаке сидеть, опираясь на него ладонями вытянутых рук. Также и для приема пищи целесообразно осторожно, сменяя горизонтальную позу на сидячую, садиться, опираясь (но только ладонью одной руки — другую освободить для еды) на постель или сиденье стула.

Сиденье стула, по мнению одних авторов, должно быть чуть наклоненным вперед в целях сохранения физиологического поясничного лордоза (ОгиенкоФ.Ф., 1980). По мнению же других авторов, оно должно устранить лордоз и обеспечить кифозирование. Этого мнения придерживаются нейрохирурги, которые сталкиваются при лечении остеохондроза в первую очередь с проблемой дискорадикулярного конфликта — кифозирование его уменьшает. Поэтому рекомендуют невысокие стулья: чтобы в положении сидя колени располагались не ниже, а выше тазобедренных суставов. Той же цели служит и положение нога на ногу. Заметим, что, по мнению названных авторов, и вне обострения высокое сиденье является фактором, способствующим развитию остеохондроза, например, у водителей автомобиля; авторы рекомендуют легкий наклон этого сиденья назад на 15-20°, причем оно должно быть расположено близко к рулю.

В последующем, когда больной в состоянии сидеть свободно, он должен пользоваться упором на ладони в качестве приема, который в течение 40-60 с предшествует вставанию со стула. Еще лучше вставание со стула с упором ладоней на бедрах — по типу «лесенки», которой пользуются больные миопатией. Пациент должен знать, что нельзя наклонять туловище и в положении сидя: надо сидеть, лишь опираясь на спинку стула. При пириформис-синдроме больному рекомендуют сидеть на здоровой ягодице, при синдроме средней ягодичной мышцы — на больной, а вставать сгибая здоровую ногу. Этому всему следует обучать с первого же дня лечения. Когда с уменьшением болей больной может уже некоторое время стоять с наклоненным вперед туловищем, он должен быть проинструктирован о недопустимости этой позы: появление болевых ощущений не только неприятно субъективно в данный момент («тактически»), но наносит вред и «стратегически» в силу травматизации пораженного сегмента. Наклон туловища вперед на первых порах компенсирует компрессионные явления в позвоночном канале. 



В дальнейшем этого наклона целесообразно избегать, т.к. перегружаются разгибатели поясницы и бедра, удерживающие тело от падения вперед. При такой позе опорная фаза не является подготовкой к фазе переноса другой конечности, например, у больного коксартрозом (ГафаровХ.З. ссоавт., 1990). В этих условиях целесообразно расслабление разгибателей, проще всего — постизометрическое. В последующем, по мере наращивания нагрузок по лечебной физкультуре (см. ниже), режим должен обеспечивать оптимальную возможность фиксации пораженного сегмента мышечным «корсетом». Такое лечение является не только паллиативным, но и патогенетическим. При выборе режима следует помнить о покое или активности не только относительно позвоночника, но и других тканей и систем. Так, в условиях венозного или другого застоя, при синдроме тазового дна длительное положение в постели усугубляет застой: следует чередовать покой с движениями с учетом оптимальных для данного больного поз. 

Рабочая группа Всемирного Кокрановского сотрудничества собрала статистические данные, согласно которым к третьей неделе лечения интенсивность боли не зависит от соблюдения постельного режима. Методологически ошибочныым является критерий интенсивности боли на определенном этапе. Наличие боли и качество саногенеза не идентичны. Однако следует согласиться, что динамическая нейрогенно обеспечиваемая мышечно-тоническая фиксация больного позвоночного сегмента при определенных условиях (не в первые часы!) не менее оправдана, чем фиксация пассивная. В связи со сказанным особое значение приобретает вопрос о том, где следует лечить больных с различными клиническими проявлениями в острой стадии заболевания — в поликлинике или стационаре. С коллективом сотрудников Всероссийского центра по спондилогенным заболеваниям нервной системы мы провели соответствующее исследование. Была проведена статистическая обработка историй болезней и амбулаторных карт 1015 (637 стационарных и 378 амбулаторных) лиц, перенесших обострения по поводу поясничного остеохондроза. Больные проживали на территории обслуживания одной из городских больниц Казани. Период наблюдения охватывал 1970-1977 гг. В табл. 12.2 представлены сведения о частоте синдромов поясничного остеохондроза в поликлинике и стационаре.

nevrolgiya11.2_.2_.JPG

Из табл. 12.2 следует, что у стационарных больных удельный вес компрессионных синдромов в 2 раза больше, чем у амбулаторных. Число же больных с люмбаго и люмбальгиями, наоборот, в поликлинике больше, чем в стационаре. Таким образом, структура синдромов поясничного остеохондроза в стационаре не отражает распространенности синдромов среди населения. Этим расхождением и можно объяснить данные некоторых авторов об имеющемся якобы преобладании компрессионных синдромов над некомпрессионными (Шустин В.А., 1966; Асе Я.К., 1971). Отличается между собой и продолжительность временной нетрудоспособности у лиц, лечившихся в стационаре и поликлинике (табл. 12.3).

При анализе данных таблицы может создаться впечатление, что в условиях стационара продолжительность периодов временной нетрудоспособности в два раза выше, чем у лечившихся в поликлинике. Однако подобные «ножницы» обусловлены не особой эффективностью лечения в поликлинике, а тем, что в стационар попадают больные с выраженными клиническими проявлениями заболевания, которые не удалось купировать предварительным 2-3-недельным амбулаторным лечением.

Катамнестические наблюдения показали, что обострения у амбулаторных больных возникают чаще, чем у стационарных. У них также больше и общая продолжительность пользования больничным листом в течение года (табл. 12.4).

Таким образом, лечившиеся в стационаре пользовались больничным листом значительно меньше, чем лечившиеся в поликлинике: при компрессионных синдромах — в 2 раза (соответственно 29 дней и 61 день), при люмбоишиальгии — в 2,5 раза, а при люмбаго и люмбальгии — в 4 раза меньше, чем лечившиеся в поликлинике. У лечившихся в стационаре показатели клинических проявлений заболеваний были значительно выше, чем у лечившихся в поликлинике.

nevrolgiya11.2_.3_.JPG

Коэффициент болезни больных стационара и поликлиники соответственно равнялся 29,6+2,4 и 18,2+1,7 отн. ед.

Следует возможно скорее начать лечение в стационаре. Чем короче догоспитальный период, тем короче период временной нетрудоспособности (табл. 12.5). Последний снижается при правильной преемственности лечебных учреждений и высоком профессионализме врача-вертеброневролога (Попелянский Я.Ю. с соавт., 1988).

Как следует из табл. 12.5, наиболее выраженная зависимость продолжительности временной нетрудоспособности догоспитального периода отмечена у больных с люмбоишиальгическим синдромом. Если госпитализировать эту группу в первую же неделю с момента начала обострения, период нетрудоспособности можно сократить в два с лишним раза сравнительно с группой лиц, госпитализируемых через 4 недели с момента начала обострения.

Если встречающиеся в литературе рекомендации «активного двигательного режима» при дистрофическом процессе в ПДС в период обострения можно считать одиозными, этого нельзя сказать относительно некоторых воспалительных заболеваний. Одно дело — туберкулезный спондилит, при котором необходимо корсетирование, другое дело — инфекционно-аллергические процессы типа болезни Бехтерева, при которой, наоборот, надо стремиться как можно дольше сохранять подвижность в суставах — до образования анкилозов.

Я.Ю. Попелянский
Ортопедическая неврология (вертеброневрология)

Похожие статьи
показать еще
 
Нейрохирургия и неврология