Содержание, задачи и исторические этапы развития военно-полевой хирургии

07 Июля в 9:03 1201 0


Содержание раздела хирургии, который носит название военно-полевой хирургии, достаточно ясно определяется уже самим названием. Однако для того, чтобы полностью представить все особенности этой дисциплины, необходимо перечислить стоящие перед ней задачи и специфические условия, в которых протекает работа военно-полевых хирургов.

Первая и наиболее характерная особенность военно-полевой хирургии заключается в том, что она не только учит тому, как лечить рану, но и разрабатывает способы и методы лечения раненых. Лечение ран и лечение раненых это вовсе не одно и то же. Учение о ранах является предметом общей хирургии и читается в курсе общей хирургии лечение их рассматривает с организационными вопросами, возникающими в различных условиях боевой обстановки.

Для того, чтобы оказать своевременную и наиболее эффективную помощь большому числу раненых, недостаточно знать, как производить хирургические операции, как накладывать повязки, шины и делать переливания крови. В условиях массовой работы первенствующее значение принадлежит организации работы. Эта особенность военно-полевой хирургии была подмечена еще Н. И. Пироговым, который предупреждал, что «если врач в этих случаях не предположит себе главной целью прежде всего действовать административно, а потом уже врачебно, то он совсем растеряется, и ни голова его, ни руки не окажут помощи».

Однако первенствующее значение организации вовсе не означает того, что она может хотя бы в малейшей степени заменить хирургов. Организация призвана сопутствовать и даже предшествовать хирургии, чтобы хирург имел возможность н в самых неблагоприятных условиях оказать полноценную помощь раненым.

Характерной особенностью военно-полевой хирургии является постоянная готовность полевых медицинских учреждений к организации хирургической работы на новых местах и и новых условиях. На войне медицинские учреждения войскового, армейского и фронтового районов принуждены менять места своего расположения в зависимости от боевой и медико-тактической обстановки, чтобы всегда находиться на определенном расстоянии от войск и чтобы раненые поступали в эти учреждения в наиболее ранние сроки после ранений.

Следующей особенностью военно-полевой хирургии является необходимость единого руководства всей хирургической работой в соответствии с разработанными и утвержденными принципами Это вызвано тем, что лечение раненых на войне ведется в разных учреждениях (па этапах), куда они поступают по мерс эвакуации, отсюда — необходимость преемственности. Если в таких условиях в каждом учреждении лечение будет вестись без учета предыдущего и последующего лечения, это весьма отрицательно скажется па его результатах и сроках.

Сказанное, конечно, не означает, что во время войны, если возникнут условия, при которых заранее разработанная система уже не будет способна обеспечить наилучшие результаты лечения, она не может быть изменена. Новые условия потребуют изменения ряда положении, которые, учитывая преемственность в лечении, снова должны быть включены в новую, но опять-таки единую систему. Принятая и разработанная система в ряде случаев может оказаться непригодной для определенного участка фронта, и на этом его участке потребуется введение повой системы, но тоже единой для всех этапов данного участка или направления.

Таким образом, военно-полевая хирургия относится к числу таких хирургических дисциплин, которые находят применение только во время войны, и является разделом хирургии, предназначенным для работы в условиях, когда общехирургические правила должны приспосабливаться к особенностям общевоенной и частной боевой обстановки.

Поэтому организация и лечебные принципы военно-полевой хирургии должны согласовываться с требованиями военной науки, а в ряде случаев и подчиняться им.

История военно-полевой хирургии изобилует поучительными примерами, свидетельствующими о том, что развитие ее всегда зависело не только от прогресса медицины вообще, но и от состояния военной науки и условий ведения боевых операции.

Развитие военно-полевой хирургии представляет собой сложный и весьма поучительный раздел истории хирургии, изложение которого можно начать с глубокой древности. Еще в войсках Древнего Египта существовали учреждения, напоминающие перевязочные пункты. Об этом можно судить по изображениям на фресках, обнаруженных при раскопках Фив, Карнаха и Луксора — городов, известных уже с середины третьего тысячелетия до нашей эры. На одной из фресок имеется изображение человека (врача?), перевязывающего голову раненого, другая фигура изображает человека, который дает лекарство раненому с наложенной на груди повязкой.

В древних произведениях индийской литературы, священных книгах — ведах, имеются описания способов лечения раненых.

Так, в книге «Люрведа» («Знание жизни»), которая, по преданиям, написана или записана жрецом Сушрутой, обстоятельно изложена глава о распознавании и удалении из тела наконечников стрел, причем упоминается даже о том, что металлические наконечники удаляют с помощью магнита. Раны головы и лица зашивались льняными, пеньковыми, сухожильными нитями и конским волосом. Кишечные раны соединялись челюстями черных муравьев, тела которых отрывались после того, как муравей схватывал сближенные края кишечной раны.

В Древнем Китае при лечении ран употреблялись вяжущие средства, в частности отвар женьшеня. При ранении брюшной полости рекомендовалось вправление выпавших кишок и зашивание брюшной раны нитями из коры тутового дерева. При лечении открытых переломов извлекались свободные осколки кости.

В войсках Древней Греции, которая вела многочисленные войны, имелись специальные военные врачи. На дошедшем до нас рисунке на чаше Sasiasa, относящейся к пятому столетию нашей эры, изображена перевязка раненого, выполняемая, как теперь принято называть, в порядке взаимопомощи. Вонзившаяся в помост стрела, по-видимому, должна обозначать, что перевязка делается на ноле боя. Во время Троянской войны среди войсковых врачей имелись хирурги и врачи по внутренним болезням, они пользовались большим доверием в войсках и высоко ценились («Опытный врач драгоценнее многих других человеков». «Илиада», песнь 9-я).

В войсках Древнего Рима также были врачи, причем имеются сведения о том, что существовали и определенные организационные формы и даже штатные медицинские учреждения. В войсках Тиберия (14—37-е годы н. э.) раненых лечили в специальных лазаретах. В каждом легионе, состоящем из десяти когорг, имелся врач легиона и по одному врачу в каждой когорте. Во флоте на каждой триреме находился врач.



Организация оказания хирургической помощи раненым предусматривала элементы самопомощи, и для этой цели каждый солдат носил с собой перевязочный материал. При императоре Маврикии (582—602 гг.) для каждого отряда в 200 человек существовала команда из 8—10 невооруженных «депутатов» или «писцов», которые выносили раненых с поля боя. После сражения раненых эвакуировали в города и поручали уходу матрон. В войсках Древнего Рима были и госпитали, которые развертывались по одному на каждые 5—б легионов. В госпиталях работали лечащие врачи и «инструментарии» (фельдшера).

Оказывали помощь своим раиеиым на поле боя и скифы (VII в. до н. э. и первые века нашей эры). Об этом можно судить по изображению на вазе, обнаруженной при раскопках кургана Куль-Оба.

Распространенное мнение о том, что в средние века хирургия повсеместно пришла в упадок, является правильным только по отношению к странам Западной Европы, вернее к тем странам, где господствовала католическая религия, так как именно власть католической церкви с ее догматическим гнетом объявила греховными занятия хирургией, и хирурги в этих странах были низведены до уровня цирюльников-брадобреев. Даже медицинская деятельность монахов, заключавшаяся, в частности, в оказании помощи больным и раненым во время крестовых походов, постановлением Майнцкого собора была запрещена.

В странах, свободных от гнета католической церкви, хирургия продолжала развиваться. Развитию военной хирургии способствовало все более широкое применение огнестрельного оружия и обусловленное этим увеличение числа раненых, а также большое число осложнений, возникающих при огнестрельных ранениях.

В истории русской хирургии мало изучен период, который соответствует средневековью. Поэтому в литературе нередко можно найти сведения о том, что у русского войска в его многочисленных походах помощь раненым не была организована и последние предоставлялись самим себе. Такое мнение не соответствует существовавшему положению вещей. Во многих исторических документах обнаруживаются указания на то, что помощь раненым русским воинам оказывалась и в те отдаленные времена, причем в этом деле существовала некоторая система, конечно, соответствующая уровню развития медицины того времени.

Так, на древней миниатюре имеется изображение оказания помощи князю Андрею Боголюбскому (1149 г.), получившему ушибы в битве с половцами. В старинных книгах и житиях имеются описания состояния раненых, которое напоминает шок, человек становится «аки мертв, весь трясется, холодеет, придя в сознание просит пить». Для остановки кровотечения применялся «повраз» — жгут. Для перевязки ран употреблялись «убрусы» — ручные платки, которые еще при Ярославле Мудром воины носили в колчанах.

В русских войсках существовали и средства эвакуации раненых: носилки, волокуши и сани, причем последние ценились особенно высоко, так как на них раненых перевозили с большим «покоем и бережением». Перевозка раненых производилась и на носилках, которые укреплялись на двух лошадях — «межи конь».

Наиболее ранним сочинением, в котором описан способ лечения ран, является изданная в 1460 г. в Германии «Книга лечения перевязками» Генриха фон Пфольспеунда. В этой книге описаны способы зашивания ран, в частности — ран брюшной стенки, и даже способ соединения концов поврежденной кишки с помощью серебряной трубочки. Этот автор, как в последующем и многие другие на протяжении нескольких столетий, считал огнестрельные раны отравленными порохом и рекомендовал удалять из ран порох и мелкие осколки пули с помощью особого инструмента.

Хирурги XV — XVI и даже XVII вв., наблюдая необычное течение ран, нанесенных огнестрельным оружием, и имея возможность сравнивать течение их с заживлением ран, полученных от холодного оружия, постоянно убеждались в том, что огнестрельные раны заживают позже, дают множество осложнений и часто ведут к смерти. Единственным объяснением этому они считали заражение ран порохом, тем более, что при выстрелах с близких расстояний, по-видимому, порох и пыжи действительно часто обнаруживались в ранах.

Учение об огнестрельных ранах изложено было и в книге И. Браупшвейга, изданной в 1497 г. В ней нет еще никаких намеков на организацию помощи раненым. Учение же об огнестрельной ране пронизано убеждением в том, что все огнестрельные рапы «отравлены» порохом, и в соответствии с этим рекомендуются крайне своеобразные способы лечения.

Так, в частности, приводится следующая рекомендация: «если кто ранен из ружья и порохом рана отравлена, то возьми веревку волосяную и протолкни ее через простреленное отверстие и протягивай ее туда и обратно на все лады, и тогда ты добьешься выхода пороха из раны; тогда рана не будет гноиться». Страх перед загрязнением ран порохом заставлял хирургов в течение нескольких столетий бороться с этим загрязнением, для чего выжигали рапы каленым железом или заливали их кипящим маслом. Иногда искусственно вызывали нагноение ран, применяя едкие вещества и очистительные пластыри.

Интересно отметить, что уже в то время у русских врачей было отчетливо выражено бережное отношение к ране. Об этом можно судить хотя бы по тому, что для лечения ран они применяли различные жировые повязки, для которых заготовлялось и содержалось в аптечке «сало псовое, диких котов, язвецовое, говяжье, медвежье и змеиное». Надо думать, что жировые повязки приносили больше пользы, чем самые решительные способы борьбы с пороховым отравлением ран, применявшиеся западноевропейскими хирургами.

Стремление очищать рапы от пороха и извлекать пули способствовало изобретению для этого различных и иногда весьма оригинальных инструментов.

Лечение огнестрельных ран изложено в «Полевой книжке врача», написанной Гансом Гередорфом в 1517 г. В ней уже имеется описание способа перевязки сосудов в ране. Огнестрельные раны очищаются от пороха горячим конопляным маслом, которое вливается в рану. Раны расширяются и тампонируются для того, чтобы оставшиеся частицы пороха вышли наружу.

А.Н. Беркутов
Похожие статьи
показать еще
 
Военно-полевая хирургия