Содержание, задачи и исторические этапы развития военно-полевой хирургии. Переход к новой хирургической тактике

07 Июля в 9:42 1111 0


Переход к новой хирургической тактике требовал проведения значительных реорганизационных мероприятий, что в условиях войны было, несомненно, делом весьма трудным. Если к этому прибавить, что во время первой мировой войны командование еще недооценивало значения работы медицинской службы по быстрому возвращению в строй раненых, то станут еще более понятными те трудности, которые приходилось преодолевать военным хирургам русской армии в организации такой хирургической помощи, которая соответствовала бы требованиям хирургической науки.

Нельзя, однако, представлять себе дело таким образом, что хирургические методы лечения раненых вообще игнорировались. Будет правильным оценить хирургическую работу в русской армии как недостаточно активную. Так, в «Инструкции по оказанию хирургической помощи раненым» предусматривалось (§23): «Для подачи помощи более тяжело раненым и производства операций в каждом перевязочном отряде должно быть не менее одного хирурга». Однако в следующем пункте «Инструкции» подчеркивалось (§ 24): «Как правило, па головном перевязочном пункте должны производиться только те операции, кои будут неотложными».

Хирургическая работа велась и на следующем этапе, которым являлись дивизионные лазареты, причем один из лазаретов был «специально оборудован для приема хирургических больных, особенно требующих оперативной помощи».

Несоответствие организационных форм обслуживания раненых требованиям хирургии было особенно отчетливо показано в работах проф. В. А. Оппеля, который и разработал новую систему организации хирургической помощи раненым, получившую название «этапного лечения». Существо этой системы заключалось в том, что эвакуация раненых должна быть теснейшим образом связана с их лечением. Он считал, что «прогресс хирургии последних десятилетий заключается именно в том, что, познав многое, хирургия в состоянии приспособиться для оказания оперативной, то есть наиболее сложной помощи в разнообразной окружающей обстановке».

Основным элементом системы этапного лечения признавалась сортировка раненых, которая, по мнению В. А. Оппеля, должна была начинаться иа полковых перевязочных пунктах и обеспечивать основную задачу этапного лечения, создающего условия для того, чтобы «раненый получал такое хирургическое пособие, тогда и там, где и когда в таком пособии обнаружена необходимость». Система В. А. Оппеля не отрицала значения эвакуации, а заменяла принцип «эвакуации прежде всего» принципом сочетания эвакуации с лечением. Система этапного лечения была в последующем творчески разработана советскими хирургами и успешно применялась в Великой Отечественной войне.

После окончания первой мировой войны было опубликовано много работ, в которых подводились итоги наблюдений, проведенных иа войне. Число таких работ столь значительно, что не может быть приведено в кратком очерке.

Период между первой и второй мировыми войнами для военно-полевой хирургии характеризовался рядом особенностей.

В странах-победительницах военно-полевая хирургия, особенно в части, касающейся разработки новых организационных форм обслуживания раненых, не отличалась новшествами. Большинство хирургов западноевропейских стран считало, что во время прошедшей мировой войны организационные и хирургические положения военно-полевой хирургии были разработаны настолько полно и настолько правильно, что дальнейшему их развитию не стоило уделять особого внимания. Будущее показало, что условия второй мировой войны потребовали от военно-нолевой хирургии разработки и применения новых организационных принципов.

Совсем иное положение сложилось в Советском Союзе. Созданное на новой основе Советское государство не могло уже использовать те принципы, которые лежали в основе организации хирургической помощи в царской армии.

Необходимость в разработке новых организационных форм военно-полевой хирургии диктовалась еще и тем особым положением, которое занимало государство рабочих и крестьян, окруженное враждебными капиталистическими государствами. Неудавшаяся интервенция против Советской России не означала, что капиталистические страны не попытаются еще раз применить оружие.

В работе по укреплению обороноспособности принимали деятельное участие хирурги, разрабатывавшие вопросы организации хирургической помощи иа войне. Эти вопросы служили предметом обсуждения на хирургических конференциях, съездах и совещаниях. Так, одной из программных тем 23-го Всесоюзного съезда хирургов явился вопрос об «этапном лечении ран на войне». Естественно, что при обсуждении этих вопросов широко использовался опыт первой мировой войны, причем критическая оценка этого опыта производилась при активном участии хирургов — Н. Н. Бурденко, С. С. Гирголава, С. Р. Миротворцева, Г. И. Турнера, Р. Р. Вредена, П. А. Куприянова и др.

В качестве главного принципа организации хирургической помощи раненым на войне была принята система «этапного лечения», основные черты которой, как говорилось выше, были предложены В. А. Оппелем еще в 1916 г.

Заслуживает особого упоминания дискуссия по вопросу о применении первичного шва раны, которая велась в течение нескольких лет советскими хирургами. Этот старый вопрос, который постоянно возникал в межвоенные периоды, по сути дела не терял своей остроты на протяжении столетий. И несмотря на то, что во время прошлой войны первичный шов раны, как было сказано выше, почти не применялся, ряд хирургов (В. В. Гориневская) считал возможным вновь поставить вопрос о его применении.

Постановка вопроса о перзичном шве раны подкреплялась ссылками на прогресс хирургии и опыты Фридриха, который в своих экспериментальных исследованиях доказывал возможность полного иссечения загрязненной раны с последующим наложением глухого шва. Теоретические дискуссии не привели к окончательному решению, и вопрос о первичном шве раны, по существу, был разрешен только во время боевых столкновений, предшествующих Великой Отечественной войне.

Неожиданные провокационные нападения на наши границы имели место в 1938 г. па о. Хасан и на границе дружественного государства Монголии в 1939 г. Эти быстротечные операции, закончившиеся разгромом вторгнувшихся войск противника, не потребовали от Советской Армии полного развертывания всех своих сил, но дали возможность убедиться в целесообразности или непригодности ряда организационных и лечебных принципов. В первую очередь это должно быть отнесено к решетит вопроса о возможности применения первичного шва ран.



Вновь была подтверждена опасность зашивания огнестрельной рапы непосредственно после первичной хирургической обработки. Подтвердилась и возможность развертывания массовой хирургической работы в учреждениях войскового района (ДМП и ППГ).

Более ответственным, более продолжительным н более трудным испытанием для медицинской службы Советской Армии была война с Финляндией 1939—1940 гг., когда потребовалось развертывание медицинских учреждений в более широком масштабе и уже с соблюдением всех элементов системы этапного лечения.

Отрицательные результаты применения первичного шва огнестрельной рапы на этот раз подтвердились па весьма значительном числе наблюдений, и это потребовало принятия более решительных мер для ограничения деятельности его сторонников. Применение первичного шва было запрещено официальной директивой.

Опыт, полученный при оказании помощи раненым во время войны с Финляндией, позволил сделать весьма важные выводы в отношении организации специализированной помощи. Эти выводы коснулись прежде всего вопроса о том, где должна оказываться специализированная помощь. Наблюдения показали, что для оказания такой помощи раненым с проникающими ранениями черепа, с повреждениями глаз, челюстей и ЛОР-органов в учреждениях войскового района не могут быть созданы условия, обеспечивающие полноценное выполнение специализированных хирургических вмешательств.

С другой стороны, были получены данные о том, что оказание такой помощи может быть отнесено иа более поздние сроки. Таким образом, наметилась отчетливая тенденция к переносу всех видов специализированной помощи в госпитали армейского и даже фронтового районов. Следовательно, боевые столкновения, в которых была вынуждена участвовать Советская Армия, создали условия для практического применения принципов организации хирургической помощи и позволили внести в эту организацию ряд существенных поправок.

Руководитель медицинской службы Советской Армии Е. И. Смирнов так оценивал этот опыт: «Медицинская служба получила достаточный опыт работы в полевых условиях. Этот опыт она учла в подготовке медицинских кадров и в создании штатпо-организационной структуры военно-медицинских учреждений. Были уточнены многие положения из практики военно-полевой хирургии, из организационно-тактической области военной медицины, разработаны основные вопросы лечения огнестрельных ран, ожогов, отморожений. Внесено было много нового в тактику хирургов, работающих в медико-санитарных батальонах и хирургических полевых подвижных госпиталях, в хирургическую тактику при огнестрельных ранах черепа».

В июне 1941 г. Советское государство подверглось нападению гитлеровских армий. Началась Великая Отечественная война, которая характеризовалась большой подвижностью войск, значительным увеличением мощи огнестрельного оружия, большой протяженностью фронтов и участием в боях многомиллионных армий. Эти особенности для военно-полевой хирургии означали резкое увеличение числа раненых, которые должны быть доставлены в возможно короткие сроки в медицинские учреждения для оказания помощи и дальнейшей эвакуации.

Перечисленные задачи медицинская служба разрешала уже при достаточно хорошо разработанных положениях, составлявших четкую систему для различных условий боевой деятельности войск. Эти положения были изданы в виде указаний и наставлений, которые составили содержание единой военно-полевой медицинской доктрины. Для военно-полевой хирургии основным принципом, определяющим существо ее работы, стала «Система этапного лечения с эвакуацией по назначению».

Центральным пунктом, где производилось наибольшее число оперативных вмешательств, был дивизионный медицинский пункт, развертывающийся в войсковом тыловом районе на расстоянии 8—12 км от линии боя. Такое приближение центра хирургической работы к боевой линии вызывалось требованием производить первичную хирургическую обработку ран в наиболее ранние сроки после ранения.

Массовая хирургическая работа, развернутая в войсковом районе, велась в соответствии с медицинскими показаниями, на основании которых и проводилась первичная хирургическая обработка ран. Поэтому около 20—30% огнестрельных ран не подвергались хирургической обработке и заживали без осложнений и при консервативном лечении.

На протяжении всей войны действовало директивное указание, запрещающее применение первичного шва при лечении огнестрельных ран, в связи с чем широко применялся отсроченный шов, накладываемый спустя различные сроки после первичной хирургической обработки. Значительные потери, которые несла армия, требовали от медицинской службы скорейшего возвращения в строи раненых.

Для этой цели были организованы специальные госпитали для лечения легкораненых, располагавшиеся в армейском и фронтовом тылу. Вся система организации хирургической работы, и в частности работа госпиталей для легкораненых, позволила обеспечить возвращение в строй до 72% всех раненых.

Заканчивая краткое перечисление этапов развития военно-полевой хирургии, нужно подчеркнуть, что как научная дисциплина она не может в своем развитии опираться только па опыт прошлого. Новые условия войны, новые боевые средства с новыми поражающими факторами потребовали разработки новых организационных форм с учетом особенностей боевых действий, развития хирургии и других отраслей медицинской науки. Тем не менее опыт прошлого содержит в себе множество поучительных элементов, знание которых почти всегда оказывается необходимым при организации хирургической помощи и в современных условиях ведения войны.

А.Н. Беркутов
Похожие статьи
показать еще
 
Военно-полевая хирургия