Опухоли надпочечников. Лабораторные и инструментальные исследования

19 Марта в 20:15 4774 0


Цель лабораторных исследований при новообразованиях надпочечников - определение маркёров их гормональной активности - неотъемлемая часть диагностического поиска. Лучевые методы исследования предназначены для топического выявления поражённого надпочечника, оценки размеров опухоли, её плотности и синтопического расположения с прилежащими структурами.

Первичный гиперальдостеронизм

При подозрении на первичный гиперальдостеронизм обязательны определение у больного уровня альдостерона крови, активности ренина плазмы и оценка электролитов крови (калия и натрия).

Скрининг-тестом служит определение концентрации калия в сыворотке крови. Снижение калия в сыворотке крови до уровня 3,6 ммоль/л или ниже, особенно если при этом имеется артериальная гипертензия, - достаточные основания для предварительного диагноза первичного гиперальдостеронизма. Чувствительность данного теста не превышает 80%, специфичность - ещё ниже. Для этого есть ряд причин. Во-первых, базальная, точнее, утренняя (натощак) гипокалиемия может маскироваться нормальным физиологическим ортостатическим подъёмом концентрации калия в крови. Во-вторых, даже непродолжительное, а тем более длительное наложение жгута перед венепункцией, а также массаж предплечья или сжимание-разжимание кулака для усиления венозного оттока и наполнения подкожных вен могут повысить концентрацию калия в венозной крови данной конечности, в связи с чем лёгкая гипокалиемия нивелируется. В-третьих, больные, страдающие артериальной гипертензией, нередко самостоятельно переходят на низкосолевую и обогащенную калием диету, что также скрадывает гипокалиемию.

Но даже при полном исключении перечисленных факторов, что практически невыполнимо, чувствительность теста на гипокалиемию не бывает абсолютной. Примерно у 10-30% больных с первичным гиперальдостеронизмом любого генеза гипокалиемия носит транзиторный характер, а ещё у 10% имеется нормокалиемический минералокортицизм. Главная причина малой специфичности - предшествовавший или продолжающийся приём диуретиков. Известно, что частота гипокалиемии на фоне лечения диуретиками достигает 60%. Но и без диуретической терапии приблизительно у 5% больных с эссенциальной гипертензией имеется идиопатическая гипокалиемия.

Для повышения информативности скрининг-теста на гипокалиемию нужно:
  • не менее чем за 3 нед до исследования сывороточного калия отменить диуретики и все гипотензивные препараты;
  • за 3-4 дня до исследования содержание натрия в диете увеличить до 200-250 ммоль/сут, что соответствует 8-10 г поваренной соли;
  • забор крови для определения калия проводить утром натощак, до вставания пациента с постели, избегая физических нагрузок, длительного наложения жгута и массажа конечности, из которой берут кровь;
  • после взятия пробы крови её немедленно центрифугировать, чтобы исключить диффузию калия из эритроцитов или гемолиз;
  • определение калия проводить 3-4 дня подряд, так как гипокалиемия бывает эпизодической, и чтобы снизить риск случайной лабораторной ошибки.
В качестве ориентира на скрытую гипокалиемию следует использовать электрокардиографию (ЭКГ). Довольно постоянными, хотя и неспецифическими ЭКГ-признаками гипокалиемии служат частые желудочковые экстрасистолы, удлинение сегмента QRS, снижение интервала S-T, низкий и уплощённый зубец T, выраженный зубец U.

Для первичного гиперальдостеронизма характерна разнонаправленная динамика анионов, поэтому концентрация натрия в сыворотке имеет тенденцию к росту и обычно превышает 140 ммоль/л. Более информативно определение в слюне соотношения Na+/K+. В норме этот показатель выше 0,5, а при синдроме минералокортицизма - ниже 0,3.

Повышение в крови альдостерона и снижение ренина плазмы - характерный лабораторный признак пациентов с первичным гиперальдостеронизмом. Вместе с тем уровень альдостерона в крови даже при первичном гиперальдостеронизме повышен далеко не всегда, так как его секреция сохраняет зависимость от АКТГ и других контрольных механизмов. После проведения натриевой нагрузки у здоровых людей уровень альдостерона снижается, а у большинства больных уровень альдостерона плазмы повышается. Следует также учитывать, что секреция альдостерона уменьшается с возрастом под влиянием гипокалиемии и низкосолевой диеты. Поэтому анализ лабораторных тестов рекомендуют проводить с помощью специальных номограмм, учитывающих возраст и пол пациента, потребление соли и другие факторы.

Более надёжный диагностический признак - так называемый интегральный показатель секреции альдостерона - многократное определение его концентрации в крови на протяжении суток с последующим вычислением средней величины.

Чувствительность топических методов в диагностике первичного гиперальдостеронизма составляет при УЗИ 80%, КТ - 90%, МРТ - 98%. При топической диагностике первичного гиперальдостеронизма предпочтение следует отдавать КТ и МРТ ввиду малого размера альдостером (1,0-3,5 см) надпочечника (рис. 41-2).

ris-41-2.jpg

Рис. 41-2. Магнитно-резонансная томограмма опухоли левого надпочечника (опухоль указана стрелкой).

Синдром Иценко-Кушинга

При подозрении на синдром Иценко-Кушинга обязательны исследования уровня кортизола крови и определение уровня 17-оксиглюкокортикоидов в суточной моче.

Уровень кортизола в сыворотке у здоровых людей наиболее высок утром и уменьшается в течение дня, достигая низшей точки к середине ночи. У больных с синдромом Иценко-Кушинга утренний уровень бывает повышен, но более постоянным признаком считают повышение уровня кортизола вечером. Повышение суточного суммарного выделения с мочой 17-оксиглюкокортикоидов свидетельствует о повышенной эндогенной продукции кортизола.

Для топической оценки изменений в надпочечниках при синдроме Иценко-Кушинга используют различные лучевые методы исследования (чувствительность УЗИ - 90-95%, КТ - 96%, МРТ - 98%). При этой патологии УЗИ иногда затруднительно из-за ожирения пациента, поэтому возможно идентифицировать только сравнительно большие (≥2 см) опухоли. Вот почему этот метод имеет ограниченное значение для пациентов с эндогенным гиперкортицизмом.

В определении локализации кортикостеромы ведущие позиции занимает КТ (рис. 41-3), которая бывает также эффективна для выявления эктопированных АКТГ-продуцирующих аденом.

ris-41-3.jpg

Рис. 41-3. Рентгеновская компьютерная томограмма при кортикостероме правого надпочечника (опухоль указана стрелкой).

Следует подчеркнуть, что при аденомах надпочечников более 2 см в диаметре их выявление приближается к 100%. КТ бывает также полезной в оценке гиперплазии. В почти половине случаев с АКТГ-зависимым синдромом Иценко-Кушинга КТ показывает увеличение надпочечников.

Наиболее демонстративно при синдроме Иценко-Кушинга клинически и рентгенологически проявляется остеопороз поясничного и грудного отделов позвоночного столба. Деминерализация позвонков приводит к уменьшению их плотности и возникновению компрессии. Рентгенологически определяют повышение проницаемости костной ткани, сужение межпозвоночных щелей, снижение высоты тел позвонков и деформация их по типу «рыбьих», то есть в виде двояковогнутых линз. Возможно даже разрушение тел позвонков с их клиновидной деформацией. Интенсивная боль, возникающая в поясничной области в результате сдавления и отёка нервных корешков, - типичное клиническое проявление остеопороза.



Вирильный синдром

Лабораторная диагностика при андростероме заключается в исследовании уровня дегидроэпиандросте- рона, андростендиона, 11-гидроксиандостендиона, тестостерона крови и 17-кетостероидов в суточной моче. Андростендион обладает большей андрогенной активностью, чем дегидроэпиандростерон, но в 5 раз меньшей, чем тестостерон. Избыточная продукция надпочечниковых андрогенов приводит к выраженному вирильному эффекту и требует проведения топических методов исследования надпочечников. Обычно при УЗИ, КТ и МРТ обнаруживают опухоль надпочечника. Контуры опухоли не всегда ровные, но чёткие. Андростеромы больших размеров смещают органы (печень кпереди, почки книзу), тень новообразования может сливаться с тенью органов, что нередко затрудняет правильную оценку топографических взаимоотношений опухоли. Особенностью также является неоднородность, «пёстрость» структуры опухоли (рис. 41-4).

ris-41-4.jpg

Рис. 41-4. Рентгеновская компьютерная томограмма при андростероме правого надпочечника. Видна неоднородность («пёстрость») структуры опухоли (указана стрелкой).

Хромаффинома

В распознавании хромаффиномы, наряду с клинической картиной, большое значение имеет оценка характера экскреции катехоламинов и их дериватов с суточной мочой, прежде всего, ванилилминдальной кислоты и метанефринов. Точность метода достигает 96%. Такие исследования рекомендуют проводить не менее 4 раз. Кроме того, широкое распространение в России приобрело исследование катехоламинов в моче, собранной в течение 3 ч после гипертонического криза. Высокочувствителен метод определения катехоламинов и их метаболитов в плазме крови. Достоверное свидетельство заболевания - повышение уровня катехоламинов в плазме крови в 3 раза и более.

Определение сывороточного хромогранина А считают более чувствительным тестом в сравнении с определением катехоламинов, но его не отличает высокая специфичность. Хромогранин А - маркёр пептидобразующих нейроэндокринных опухолей, он высвобождается в мозговом слое надпочечников и симпатических нейральных гранулах вместе с катехоламинами.

В качестве скрининг-теста на катехоламин-секретирующие опухоли используют определение в крови и в моче суммарных (конъюгированных и свободных) меток-синаминов: метанефрина и норметанефрина. При феохромоцитоме метанефрины в большом количестве синтезируются непосредственно в опухоли. В отличие от других фракций и метаболитов, особенность катехоламинов состоит в том, что фракция метанефринов устойчива в течение суток, поэтому её определение не связано по времени с моментом выброса гормонов опухолью.

Генетические исследования у больных с хромаффиномой и всех членов их семьи целесообразны при синдроме множественной эндокринной неоплазии типа II. Они состоят в изучении 10 и 11 экзонов RET-протоонкогена 10-й хромосомы методом полимеразной цепной реакции (ПЦР) и прямого секвенирования. При генетическом верифицированном диагнозе у членов семьи больного показано ежегодное топическое и лабораторное обследование для раннего выявления феохромоцитомы и прочих проявлений множественной эндокринной неоплазии типа II.

Характерная клиническая картина и повышенная экскреция катехоламинов с суточной мочой даёт основание для предварительного диагноза хромаффиномы и постановки вопроса о локализации опухоли. Обнаруживают опухоль обычно с помощью УЗИ, КТ и МРТ (чувствительность их 80-85%, 90-95% и 95-98% соответственно), что позволяет практически во всех наблюдениях поставить правильный топический диагноз. Если новообразование более 10 мм в диаметре, то чувствительность этих методов приближается к 100%. Диагностическую ценность КТ и МРТ повышает контрастное усиление, но оно может привести к развитию гипертонического криза. Поэтому необходимо предварительное создание α-адренергической блокады.

В настоящее время при неясной локализации хромаффинной опухоли, «немой» феохромоцитоме и подозрении на метастазирование злокачественной хромаффиномы обязательна сцинтиграфия всего тела с метайодбензилгуанидином, меченным 123J (MIBG-123J). После внутривенного введения он поступает в адренергические структуры. Через 24 ч нормальная хромаффинная ткань освобождается от препарата, в опухоли же он задерживается до 4 сут и более. С учётом выявления места патологического накопления радиофармпрепарата проводят дополнительные исследования - УЗИ, КТ, МРТ интересующей области (мочевого пузыря, парааортальных и паравертебральных зон забрюшинного пространства). Следует помнить, что сцинтиграфию с MIBG-123J нельзя считать высокочувствительным методом в диагностике хромаффином. Этот радиофармпрепарат практически не накапливается в нефункционирующих «гормонально-неактивных» феохромоцитомах (в связи с незрелостью опухоли) и плохо накапливается в злокачественных феохромоцитомах и в дофамин-секретирующих опухолях (из-за очагового некроза).

Ангиографию применяют сравнительно редко, когда неинвазивные методы оказываются малоинформативными. При этом пациентам необходимо назначать блокаторы α-адренорецепторов с целью профилактики гипертонических кризов. У больных с тахиаритмиями, при опухолях, выделяющих адреналин, целесообразны β-блокаторы. Артериография должна включать верхние, средние и нижние надпочечные артерии. Селективная венография вен брюшной полости, таза и груди эффективна для диагностики маленьких опухолей как надпочечной локализации, так и эктопированных.

Рак надпочечника

Значительные трудности диагностики до операции представляют больные с адренокортикальным раком, который в большинстве случаев протекает бессимптомно. Повышение уровня дегидроэпиандростерона-сульфата в сыворотке крови (чувствительность - 55%), изменение соотношения кортизола (F) к кортизону (Е) в сторону повышения соотношения (норма 2,0-4,5 усл. ед.), а также выявление при КТ опухоли надпочечника неоднородной структуры более 8 см в диаметре, с бугристыми контурами, очагами распада, кальцификацией и плотностью +50...+60 ед. Хаунсфилда (повышение плотности на 10-15 ед. после внутривенного введения йогексола) свидетельствует о злокачественной природе опухоли (рис. 41-5).

ris-41-5.jpg

Рис. 41-5. Рентгеновская компьютерная томограмма при раке левого надпочечника (указан двумя пересекающимися линиями).

При IV стадии адренокортикального рака КТ позволяет выявлять метастазы такой же плотности и в печени. Чувствительность топических методов в диагностике злокачественного поражения надпочечников составляет: УЗИ - 80%, КТ - 87% и МРТ - 91%. О степени злокачественности опухолевой ткани надпочечника можно судить по патологическому накоплению радиоактивной 18-фтордезоксиглюкозы при выполнении позитронно-эмиссионной томографии. Пункционная трепанационная биопсия опухоли надпочечника под УЗИ-контролем позволяет диагностировать рак коры надпочечника с целью определения варианта оперативного вмешательства.

Н.А. Майстренко
Похожие статьи
показать еще
 
Эндокринная хирургия