Тканевая функциональная система. Саногенетические программы тканевой функциональной системы. Полисахаридные медиаторы, микроциркуляторные реакции и др.

22 Мая в 9:37 638 0


Полисахаридные медиаторы являются особой группой медиаторов воспаления (гликозаминогликанов). К ним относятся гепарин, хондроитин-сульфаты, гепаран-сульфат, дерматан-сульфат, вырабатываемые фибробластами, гладкомышечными клетками, эндотелием и макрофагами. Большинство эффектов полисахаридных медиаторов связано с их противоспалительным действием. Кроме того, они, в частности гепарин и гепаран-сульфат, являются сильными антикоагулянтами и антиагрегантами, а также препятствуют тромбо- и фибринообразованию, способствуют фибринолизу.

Указанные гликозаминогликаны связывают гистамин, блокируют активность звеньев системы комплемента и в целом снижают активность полисистемы плазмы крови. Хондроитин-сульфат уменьшает сосудистую проницаемость, связывает липопротеиды. Гликозаминогликаны, взаимодействуя с коллагеном, принимают активное участие в пролиферации и фиброплазии. Гепарин способствует ангиогенезу как фактор миграции эндотелиоцитов. Кроме факторов активации воспаления, образующихся в клетках крови, в ткань, подвергшуюся патогенному воздействию, в основном из плазмы крови поступают компоненты системы комплемента, т. е. системы сывороточных белков, кинины и факторы свертывающей системы крови.

Описывая механизмы тканевых саногенетических реакций, следует более подробно рассмотреть микроциркуляторные реакции. Первой кратковременной реакцией МЦР является спазм артериол и венул вследствие прямого воздействия лейкотриенов и эндотелинов, высвобождаемых при повреждении тромбоцитов и эндотелия сосудов. Существенный вклад в это вносит рефлекторное повышение базального тонуса. Саногенное значение этой реакции состоит в предупреждении возможного кровотечения при тканевом повреждении. Ишемия носит кратковременный характер и сменяется артериальной гиперемией - массированным расширением артериол, а затем и венул. Возрастает количество функционирующих капилляров, увеличивается линейная и объемная скорость тканевого лимфо- и кровотока.

Отличительным признаком саногенетического характера реакции тканевого сосудистого русла является неадекватность кровоснабжения уровню изменения функциональной активности кровоснабжаемых тканей. Поврежденные ткани «живут» по принципу «от каждого по способностям и каждому по потребностям». Посредством саногенетической артериальной гиперемии, способствующей доставке в ткани теплой крови и обеспечивающей максимально эффективный доступ к поврежденным клеткам кислорода, питательных веществ, медиаторов управления и иммунокомпетентных клеток, достигается стимуляции обменных и репаративных процессов.

Как отмечалось ранее, артериальная гиперемия имеет три механизма реализации: нейротонический, нейропаралитический и миопаралитический. При артериальной (саногенной) гиперемии могут быть задействованы все три механизма, но превалируют нейропаралитический и прежде всего миопаралитический механизм, реализуемый действием ряда тканевых медиаторов (гистамином, брадикинином, каллидином и простагландинами), обладающих мощным сосудорасширяющим действием. Большинство из них являются короткоживущими и действуют сугубо локально.

Так называемый «реактивный симпатолиз» является проявлением тканевой саногенетической реакции, которая позволяет за счет блокады симпатической иннервации отключить центральную регуляцию сосудистого обеспечения и заместить ее местными, в большей степени гуморальными, механизмами (кислород-зависимым и гистометаболическим). Артериальной гиперемией реализуются следующие саногенетические феномены: а) активация специфической функции ткани; б) инициирование неспецифических процессов в них, в частности местных реакций иммунобиологического надзора; в) усиление пластических процессов и лимфообразования; г) обеспечение гипертрофии и гиперплазии структурных элементов клеток и тканей.

Характерным примером типичной саногенетической артериальной гиперемии служит постишемическая реактивная гиперемия. Однако не любая сосудистая гиперемия имеет саногенетический характер. Так, артериальная гиперемия, обусловленная гипертензионным кризом, на фоне нейрогенного мышечного паралича сосудистой стенки носит в основном патогенетический характер. Следует напомнить и о венозной гиперемии, которая является следствием артериальной гиперемии. Если в начале ее возникновения можно отметить определенные саногенетические моменты (повышение эффективного фильтрационного давления и миграции лейкоцитов, максимально полное восстановление гемоглобина, отграничение и изоляция зоны пораженных тканей от общего циркуляторного русла), то по мере ее дальнейшего развития патогенетические компоненты начинают превалировать над саногенетическими. Другие феномены тканевого кровообращения: ишемия, стаз, кровотечение, эмболия, как уже отмечалось, также почти не имеют саногенетического содержания, являясь в основном патогенетическими феноменами.



Особо следует остановиться на микроциркуляторных изменениях, которые происходят вследствие открытия или закрытия артериовенулярных шунтов. Нет сомнения в определенной саногенетической направленности этого механизма, позволяющего, во-первых, в случае необходимости быстро централизовать большие объемы крови путем открытия шунтов, а во-вторых, защитить ткани от чрезмерного переполнения и компрессионного их повреждения кровью. Но при дальнейшем развитии эта приспособительная саногенетическая реакция может приобретать патогенный характер. Так, чрезмерное увеличение юкстакапиллярного кровотока в состоянии привести к развитию тканевой ишемии и клеточной гипоксии. Кроме того, интенсивный ток крови по шунтам повышает ее турбулентность и инициирует образование в месте их ответвления агрегатов кровяных клеток (тромбов).

Из интраваскулярных механизмов изменения микроциркуляции саногенетическую направленность может иметь замедление тока крови, способствующее «маргинации» лейкоцитов (краевое стояние) и развитию явления трансцитоза (диапедез форменных элементов крови посредством пиноцитоза). Кроме того, при этом наблюдается усиление диффузии в результате увеличения внутрисосудистого гидростатического фильтрационного давления.

В начале развития реакции на повреждение под влиянием медиаторов воспаления наблюдаются следующие внутрисосудистые изменения:
«сторожевая» полисистема плазмы крови при попадании в нее тканевых медиаторов воспаления активируется, что приводит к фибринообразованию в сосудах и увеличению клейких свойств эндотелиоцитов;
эндотелиоциты, экспрессируя молекулы клеточной адгезии, начинают набухать и округляться;
лейкоциты прикрепляются к эндотелию сосудов (краевое стояние);
кровяные пластинки подвергаются адгезии и агрегации;
эритроциты, при адсорбции на их мембранах глобулинов острой фазы и снижения альбумин-глобулинового соотношения, теряют свой поверхностный заряд и начинают слипаться (сладжсиндром).

Микроциркуляторные изменения во многом определяют трансмуральные (чресстеночные) транспортные механизмы. Их подразделяют на две группы: ток жидкой части крови и движение ее форменных элементов. Объем перемещаемой через стенку сосуда жидкости при различных состояниях может значительно меняться. В основе его увеличения лежит повышение проницаемости сосудистой стенки. Кроме патологических механизмов этого явления (ферментативный и неферментативный гидролиз базальной мембраны сосуда, механические микроразрывы кровью при венозной гиперемии и лимфостазе) наличествуют и саногенетические механизмы активного увеличения проницаемости.

Возбужденные влиянием целого ряда медиаторов (гистамин, кинины, простагландины, лейкотриены, фактор активации тромбоцитов и фрагменты комплемента) и перегруженные токсинами, поллютантами, инфекционными агентами тканевые макрофаги выделяют цитокины (ИЛ-1, ФНО-альфа), которые активируют эндотелий капилляров, делая их стенку проницаемой для дальнейшей экссудации и миграции в зону поражения лейкоцитов и тромбоцитов, являющихся источником адгезивных белков (фактор свертываемости Виллибрандта), серотонина и лизосомальных ферментов.

В процессе увеличения сосудистой проницаемости выделяют три фазы:
раннюю фазу нестойкого повышения проницаемости (510 мин) - расширение межклеточных промежутков за счет сокращения (округления) эндотелиоцитов;
раннюю фазу стойкого повышения проницаемости (4-6 ч) -рецепторный эндоцитоз (адсорбтивный и жидкофазный пиноцитоз);
позднюю пролонгированную фазу (24 ч) - повышение проницаемости, обусловленное как активацией трасцитоза, так и втягиванием соединительных отростков эндотелиоцитов с образованием между ними промежутков.

Явление программированного повышения проницаемости сосудистой стенки потенцирует следующие механизмы транспорта: фильтрацию по градиенту гидростатического давления, микровезикуляцию и пиноцитоз (захват «кванта» плазмы стенкой эндотелия и «выброс» его на противоположную сторону в ткань за пределами сосуда), диффузию по осмотическому и онкотическому градиенту. Несомненно, что описанные выше механизмы имеют саногенетический смысл, так как при повреждении клеток тканей обеспечивают повышение интенсивности и эффективности тканевого метаболизма, способствуют формированию внутритканевых саногенетических механизмов и максимально эффективной ликвидации повреждения, восстановлению структурной и функциональной целостности ткани.

А.С. Медведев
Похожие статьи
показать еще
 
Реабилитация и адаптация