"Инвазивная" эхография

18 Декабря в 8:16 1887 2


Сохранение репродуктивной функции у женщин фертильного периода и гомеостаза у женщин в пременопаузе представляет одну из важных проблем современной гинекологии. Поэтому при хирургическом вмешательстве на матке и ее придатках возникает необходимость в применении органосохраняющих операций и/или уменьшении объема оперативного лечения. Современный уровень развития медицинской науки и техники позволяет добиться решения данной проблемы с помощью методов так называемой малоинвазивной хирургии. В гинекологии для этих целей используются «инвазивная» эхография (выполнение инвазивных исследований под контролем трансвагинального ультразвукового сканирования), «ультразвуковая» минископия, гистерорезектоскопия и оперативная лапароскопия, в том числе так называемая «открытая» лапароскопия, или мини-лапаротомия.

Одним из основных достоинств ультразвукового сканирования является его абсолютная безвредность, обеспечивающая возможность многократного применения метода с целью диагностики состояний органов и систем человека. Вместе с тем, эхография (как и другие современные инструментальные методы исследования — рентгенография, компьютерная томография, ЯМР-спектроскопия и др.) в определенной степени основана на субъективном восприятии изображения внутренних органов или их патологических образований, что нередко приводит к возникновению диагностических ошибок. 

Для решения данной проблемы в последние годы широко используется так называемая «инвазивная» эхография — дренирование гнойных осумкованных полостей, аспирация кистозных образований, лапароцентез и др., выполняемые под контролем ультразвукового сканирования. Прицельная аспирация патологического содержимого не только позволяет повысить диагностическую ценность исследования (и, тем самым, избежать неоправданного применения более дорогостоящих и/или травматичных методов), но и в ряде случаев обеспечивает адекватный лечебный эффект. 

Эхографический контроль инвазивных исследований в гинекологии способствует решению одновременно двух задач: 

1) установлению нозологической принадлежности объемных патологических образований внутренних половых органов; 

2) снижению количества полостных операций у пациенток с ретенционными кистами яичников, гнойными воспалительными заболеваниями придатков матки, эктопической беременностью, что, безусловно, имеет немаловажное значение для сохранения репродуктивной функции. 

В настоящее время инвазивные вмешательства в гинекологии осуществляют под контролем трансвагинальной эхографии. Следует отметить, что трансвагинальное ультразвуковое сканирование представляет почти «идеальный» метод диагностики заболеваний матки и ее придатков на первом послеклиническом этапе по многим положениям: 
  • трансвагинальная эхография предусматривает возможность применения датчиков с высокой частотой колебаний (т. е. с высокой разрешающей способностью); 
  • трансвагинальное ультразвуковое сканирование осуществляется при практически непосредственном соприкосновении рабочей поверхности датчика с исследуемым органом или новообразованием (применение высокочастотных датчиков и возможность их непосредственного соприкосновения с изучаемым органом значительно повышают информативность ультразвукового исследования); 
  • при трансвагинальной эхографии в отличие от абдоминального метода ультразвукового исследования отсутствует необходимость в «наполнении» мочевого пузыря, что устраняет не только причину возникновения дискомфорта у женщин, но и облегчает исследование больных с подозрением на ургентное состояние или с заболеваниями мочевыводящих путей; 
  • ожирение или обширный спаечный процесс в малом тазу не оказывают существенного влияния на визуализацию матки и ее придатков; 
  • трансвагинальное сканирование обеспечивает возможность двуручной манипуляции при исследовании, что значительно улучшает диагностику объемных новообразований внутренних половых органов. 
В различные годы в качестве визуального контроля «инвазивных» исследований в гинекологии применялись чрезкожные методики — трансабдоминальная эхография и компьютерная томография. Однако чрезкожный доступ характеризуется существенным недостатком — введение аспирационной иглы в брюшную полость осуществляется при наполненном мочевом пузыре. Поэтому частыми осложнениями чрезкожных методик являлись макрогематурия и свищи мочевого пузыря. . 

Трансвагинальная эхография обеспечивает менее травматичный (и в то же время более объективный в сравнении с трансабдоминальным сканированием и компьютерной томографией) мониторинг инвазивных исследований. С указанных позиций достоинства трансвагинального метода заключаются в следующем: 

1) эвакуация содержимого патологического образования или брюшной полости осуществляется через задний свод влагалища, что является анатомически обоснованным; 

2) уменьшение расстояния между областью входа иглы в брюшную полость и исследуемой структурой (в ряде наблюдений, например при абсцессе прямокишечно-маточного углубления, это расстояние сведено до минимума) позволяет избежать осложнений, связанных с повреждением петель кишечника и/или магистральных сосудов; 

3) отсутствие необходимости в применении специальных методов обезболивания сокращает длительность манипуляции, а также устраняет развитие тяжелых «анестезиологических» осложнений;  

4) отсутствует риск повреждения мочевого пузыря. 

Методика «инвазивной» эхографии

Вмешательство выполняют с помощью специального устройства для трансвагинального датчика (рис. 1). Суть конструкции этого устройства — обеспечить поступление иглы строго по ориентиру. Ориентир направления аспирационной иглы отражается на экране ультразвукового прибора в виде пунктирной линии при работе аппарата в режиме «биопсия», т. е. в каком бы эхографии положении ни находился датчик, игла будет направлена строго по определенной линии. Такая конструкция позволяет выбрать оптимальное место прокола. После прокола изучаемой структуры (образования) иглу извлекают из катетера (таким образом, одновременно игла выполняет функцию мандрена), катетер соединяют со шприцем или вакуум-аппаратом. Полученный аспират осматривают, определяют его характер, цвет, запах. По показаниям производят бактерио- и цитологическое исследования. 

Методика "инвазивной" эхографии
Рис. 1. Методика "инвазивной" эхографии

Трансвагинальный ультразвуковой мониторинг предполагает решение одновременно нескольких задач: 

1) диагностика — аспирация содержимого брюшной полости или «недифференцированных» патологических структур, локализованных в малом тазу, с последующим цито- и бактериологическим (или бактериоскопическим) анализом полученного материала; 


2) лечение — эвакуация содержимого ретенционных кист яичников, дренирование воспалительных тубо-овариальных образований, медикаментозная терапия эктопической беременности; 

3) лечение и диагностика — данный аспект объединяет терапевтические и диагностические концепции ультразвукового мониторинга, в частности, лечебно-диагностическое воздействие имеет место при гнойных тубо-овариальных образованиях (обнаружение гноя — диагностика, эвакуация гноя — лечение). 

Далее изложены основные положения применения «инвазивной» эхографии в гинекологии при различных заболеваниях. 

Кисты яичников

При решении вопроса о возможности и/ или целесообразности аспирации кистозных образований яичников особую актуальность приобретают критерии отбора больных, среди которых наиболее важное значение отводится возрастному критерию. Согласно результатам статистических исследований, риск озлокачествления акустически однородных «жидкостных» образований яичников у пациенток моложе 40 лет минимальный и не превышает соотношения 1,8 : 100 000. В то же время это не означает необходимость аспирации всех «эхо-свободных» образований яичников у молодых женщин. Их аспирацию производят строго в соответствии с клинической картиной заболевания и/или при наличии определенных показаний, а именно: 

1) появление болевого синдрома или выраженного дискомфорта (частичный перекрут «ножки» кисты яичника; массивное кровоизлияние в кисту желтого тела); 

2) нарушение функции яичников; 

3) персистенция кист яичников свыше двух менструальных циклов; 

4) рецидив ретенционных кист яичников после хирургического вмешательства (при условии их гистологической верификации во время предшествующей операции) или серозоцеле.

Обязательным условием подобного лечения является цитологическое исследование полученного аспирата. Лечебной аспирации должны подвергаться образования яичников с абсолютно свободной эхоструктурой и с тонкой капсулой, а также кисты яичников с «классическими» акустическими признаками персистирующего желтого тела (рис. 2). 

Аспирация кисты яичника под контролем трансвагинальной эхографии
Рис. 2. Аспирация кисты яичника под контролем трансвагинальной эхографии

Внематочная беременность

«Инвазивную» эхографию при внематочной беременности используют для обеспечения визуального контроля над локальными инъекциями метотрексата (медикаментозное лечение трубной беременности). Метотрексат (аметоптерин) относится к группе химических антиметаболитов и является структурным аналогом и антагонистом фолиевой кислоты. Под влиянием метотрексата тормозится активность фермента фолатредуктазы и нарушается процесс трансформации фолиевой кислоты в тетрагидрофолиевую кислоту, участвующую в обмене и репродукции клеток. Аметоптерин вводят в просвет плодного яйца после предварительной аспирации амниотической жидкости. Разовая доза препарата варьирует от 5 до 50 мг и определяется гестационным сроком (в то же время, учитывают выраженное побочное действие метотрексата, эффект которого усиливается при его передозировке). 

Ведущее достоинство этого метода — нехирургическое лечение эктопической беременности. Однако абсолютным условием к его применению является прогрессирующая трубная беременность, удельная частота которой не превышает 5—8% всех эктопических нидаций. 

Гнойные воспалительные заболевания придатков матки

Классический постулат гнойной хирургии гласит «ubi pus, ibi incisio» («где гной, там разрез»). Однако с позиций патогенеза заболевания важен не сам разрез, а полная эвакуация гноя. В современных условиях активное дренирование гнойных тубо-овариальных образований с помощью трансвагинального ультразвукового мониторинга представляет оптимальный метод терапии больных репродуктивного периода. Данная концепция основывается на следующих аргументах: 

1) во время дренирования патологических образований достигается основная цель лечения — эвакуация гнойного содержимого; 

2) в большинстве случаев гнойные воспалительные образования придатков матки локализуются в прямокишечно-маточном пространстве и отграничены от органов и структур верхнего этажа брюшной полости; следовательно, их опорожнение через задний свод влагалища является оптимальным и анатомически обоснованным; 

3) использование активного «визуального» дренирования абсцессов маточных труб и яичников у молодых пациенток (основной контингент больных при данной нозологии) позволяет избежать хирургического вмешательства и, тем самым, сохранить репродуктивные органы; 

4) методика «визуального» дренирования обеспечивает высокий экономический эффект, так как материальные затраты в этих случаях минимальны и значительно уступают стоимости традиционной терапии (операция, анестезия, ведение до- и послеоперационного периода, суммарный койко-день). 

Во время «визуального» дренирования осуществляют многократную эвакуацию гнойного содержимого с промыванием полости патологического образования растворами антисептиков и введением в нее антибактериальных препаратов с учетом чувствительности микрофлоры, а также склерозирующих веществ (этиловый спирт). В 80% наблюдений применение этой методики в комплексе с адекватной консервативной терапией позволяет избежать хирургического вмешательства (следовательно, органоуносящих операций). 

Кульдоцентез, или пункция заднего свода влагалища, применяется с целью диагностики внутрибрюшного кровотечения, а также аспирации асцитической жидкости для последующего цитологического анализа. С появлением методики «инвазивной» эхографии был пересмотрен ряд позиций в отношении рутинного кульдоцентеза. Во-первых, высокая разрешающая способность трансвагинальных датчиков позволяет не только обнаружить даже минимальное количество «свободной» жидкости в брюшной полости, но и оценить ее акустическое отражение и, тем самым, уточнить показания для кульдоцентеза. Во-вторых, применение ультразвукового мониторинга обеспечивает возможность прицельной аспирации содержимого брюшной полости, что, с одной стороны, повышает диагностическую ценность инвазивной методики (поскольку информативность рутинного кульдоцентеза не превышает 70%), с другой — сводит к минимуму риск потенциальных осложнений (повреждение кишечника, сосудов, мочевого пузыря).

Избранные лекции по акушерству и гинекологии 
Под ред. А.Н. Стрижакова, А.И. Давыдова, Л.Д. Белоцерковцевой
Похожие статьи
показать еще
 
Акушерство и гинекология