Результаты криохирургических операций при опухолях трахеи и бронхов

28 Января в 12:51 1009 0


Наибольший интерес результаты криохирургических операций, на наш взгляд, представляют в сравнении с результатами других эндохирургических методик. В РНЦХ РАМН проведено сравнение результатов эндоскопического лечения больных с доброкачественными и злокачественными опухолями трахеи и крупных бронхов различными методами. Эндоскопические операции были выполнены у 136 больных в возрасте от 8 до 72 лет (в среднем 45,5 ± 1,3 года) (77 мужского и 59 женского пола).

Из них у 42 были доброкачественные опухоли, в том числе эпителиальные (папиллома и папилломатоз) у 17, мезенхимальные (гемангиома, лейомиома, липома, нейролеммома, нейрофиброма, фиброма, хондрома) у 15, смешанные опухоли и опухолеподобные образования (полип, грануляционный полип, амилоидная опухоль, гамартома) у 10. Злокачественные опухоли были у 94 пациентов, в том числе эпидермоидный рак у 31, аденокистозный рак у 28, карциноид у 21, аденокарцинома у 3, недифференцированный рак у 3, другие злокачественные опухоли у 8; I стадия была у 2 больных, II стадия —у 9, III стадия — у 37 и IV стадия — у 46.

Показанием к эндоскопическому лечению у больных с доброкачественными опухолями было наличие доступной через бронхоскоп опухоли трахеи или бронха. У 2 пациентов такое лечение проведено как этап подготовки к циркулярной резекции трахеи или бронха, у остальных при выполнении эндоскопического вмешательства стремились полностью удалить или разрушить опухоль.

У 22 больных со злокачественными опухолями эндоскопические операции являлись этапом подготовки к радикальной операции, у 71 из-за распространенности опухолевого процесса, сниженных функциональных резервов организма или наличия сопутствующих заболеваний радикальная операция не была показана, и один больной категорически отказался от предложенной ему торакотомии. У 80 больных произведено паллиативное эндоскопическое удаление внутрипросветной порции опухоли.

При выполнении эндоскопических вмешательств у остальных 14 пациентов стремились полностью разрушить имевшуюся у них опухоль, т. е. выполнить радикальное вмешательство. Из них у 2 был так называемый микроинвазивный эпидермоидный рак, у 1 — опухоль на ножке, имевшая гистологическое строение аденокистозного рака, у остальных 11 — карциноид.

Всего у 136 больных выполнено 273 эндоскопических вмешательства. При этом использовали различные методы воздействия на опухолевую ткань. Во время 83 операций произведено замораживание опухоли криоаппликатором с температурой — 192 °С. Одно вмешательство заключалось в механическом удалении опухолевой ткани, некротизировавшейся после ранее произведенного криовоздействия. В 84 случаях опухоль была удалена механически с помощью тубуса жесткого бронхоскопа или биопсийных щипцов, в 38 наблюдениях произведены коагуляция и эвапорация опухолевой ткани неодимовым ИАГ-лазером при мощности от 8,4 до 50 Вт с использованием бесконтактного световода. В 22 случаях для коагуляции или резекции опухоли использовали токи высокой частоты.



При выполнении 46 эндоскопических операций сочетали несколько методов воздействия на опухоль, причем в 31 случае одним из этапов вмешательства была криодеструкция опухоли или ее основания: во время 12 операций криодеструкцию сочетали с механическим удалением опухоли, во время 10 — с лазерной коагуляцией, во время 8 — с электрокоагуляцией и в ходе одного вмешательства — и с лазерной коагуляцией, и с электрокоагуляцией.

Анализ полученных результатов по таким показателям, как продолжительность вмешательства, частота и тяжесть интра- и послеоперационных осложнений, продолжительность пребывания больного в стационаре, непосредственные и отдаленные результаты лечения, показал, что ни одна из исследованных методик не имеет решающих преимуществ перед другими и не может быть рекомендована как единственный или основной метод эндоскопического разрушения опухолей трахеи и бронхов.

Мы полагаем, что при выборе тактики эндоскопического вмешательства следует учитывать удобство разрушения конкретной опухоли тем или иным способом, стоимость и сложность приобретения и обслуживания аппаратуры и, что также весьма существенно, подготовку врача-эндоскописта. Криохирургический метод больше всего подходит для воздействия на интрамуральную и в меньшей степени перитрахеальную (перибронхиальную) части опухоли, осуществляемого в качестве завершающего этапа лечения практически у всех больных, но в разных целях.

У больных с доброкачественными опухолями или с микроинвазивным раком целью криовоздействия является повышение вероятности полной девитализации опухолевых клеток на границе коагуляционного некроза, образовавшегося после воздействия лазерного излучения или электрокоагуляции. У больных с нерезектабельной опухолью криовоздействие, уменьшая массу оставшейся опухолевой ткани, улучшает условия для проведения лучевой и химиотерапии и способствует увеличению продолжительности ремиссии. Связано это с тем, что при криодеструкции в отличие от остальных методов эндоскопического разрушения опухоли практически нет риска перфорации стенки трахеи или бронха.

Рубцевание после криовоздействия минимально. В то же время при стенозирующем раке для реканализации трахеи или бронха криохирургический метод не очень удобен, так как отторжение некротизированных тканей происходит только через 7—10 дней после криовоздействия.

К сожалению, внедрение описанного метода лечения в клиническую практику затруднено тем, что, как уже было сказано выше, аппаратура, необходимая для осуществления криовоздействия через бронхоскоп, существует пока только в единичных экземплярах.

А.М. Шулутко, А.А.Овчинников, О.О.Ясногородский, И.Я.Могус
Похожие статьи
показать еще
 
Торакальная хирургия