Консервативное лечение гангрены легких

05 Июля в 9:25 1710 0


Наши взгляды на тактику лечения гангрены легких менялись. В первые годы нашей работы мы отдавали предпочтение консервативному лечению и паллиативным хирургическим вмешательствам (дренирование плевральной полости при осложнении  гангрены пиопневмотораксом, пневмотомии). Резекции легких считались очень рискованными для жизни больных. 

Из 13 больных, которых мы лечили в клинике до создания специализированного отделения, резекция легкого, закончившаяся летальным исходом, была выполнена лишь у 1 больной. Лечение в тот период, как правило, начиналось с антибактериальной терапии, чаще всего не имевшей успеха. Пневмотомия, предпринимавшаяся в поздние сроки заболевания после безуспешной консервативной терапии, также эффекта не имела, и больные нередко умирали от прогрессирования заболевания. Наши данные совпали в этом отношении с результатами лечения подобных больных другими хирургами. 

Неэффективность консервативного лечения и пневмотомии определила необходимость поиска новых путей решения проблемы. Изменение наших принципов лечения этого заболевания соответствовало той эволюции взглядов, о которой говорилось в предыдущем разделе. Мы начали считать, что только ранние резекции легких смогут решить проблему лечения больных и существенно улучшить результаты лечения. Из последних четырех лет нашей работы первые 3 года были посвящены оценке ранних резекций при гангрене легких. Результаты проведенной работы оказались, к сожалению, хуже, чем мы предполагали. 

Существенного улучшения исходов лечения ранними резекциями легких нами не было достигнуто. Поэтому в течение последнего года работы отношение к резекциям легких при гангрене стало более сдержанным. Это не означает полного отказа от них. Более того, по нашему мнению, резекции легких при гангрене являются наиболее эффективным и радикальным методом лечения, но не у всех больных. О том, что тактика лечения любого заболевания, в том числе гангрены легких, должна быть индивидуальной, известно. Известно также и то, что выработать правильную тактику возможно только тогда, когда имеется опыт лечения больных с разными формами заболевания различными методами. В этом отношении огромное практическое значение имеет анализ положительных и летальных исходив, удач и ошибок. 

Лечение больных гангреной легких следует начинать с интенсивной терапии, содержание и объем которой определяют хирург и реаниматолог тотчас после поступления больного в хирургический стационар и оценки его состояния. Необходимость в осуществлении интенсивной терапии определяется тяжелой интоксикацией, легочно-сердечной недостаточностью, глубокими изменениями гомеостаза при гангрене легких, характеризующимися выраженными волемическими нарушениями, белковым голоданием, изменениями кислотно-основного состояния и гидропонного состава крови. Основными элементами интенсивной терапии у больных гангреной легких должны быть борьба с интоксикацией, поддержание полноценного газообмена и сердечной деятельности, коррекция волемических нарушений и белкового голодания, поддержание энергетического баланса.

Существенной частью интенсивной терапии у больных гангреной легких является комплекс лечебных мероприятий, воздействующих на патогенетические механизмы заболевания. Имея в виду ведущую роль в патогенезе острых гнойно-деструктивных поражений легких нарушений бронхиальной проходимости, основное внимание следует уделять санации трахеобронхиального дерева с целью максимально полного и по возможности постоянного оттока гнойного содержимого из очагов деструкции в легком. Санация у наших больных включала постуральный дренаж, ингаляцию антисептических препаратов и ферментов, интратрахеальные введения антисептических препаратов и ферментов, лечебные бронхоскопия. 

Из предложенных методов санации постуральный дренаж является простейшим и наименее обременительным для больного. Принцип его сводится к тому, что путем придания телу больного соответствующего положения, при котором устья дренирующих бронхов располагаются в нижних отделах полости деструкции, обеспечивается возможно более полное опорожнение их от содержимого, что способствует уменьшению гнойной интоксикации. 

Постуральный дренаж, к сожалению, мало распространен, а там, где применяется, у ряда больных оказывается недостаточно эффективным из-за нарушения проходимости дренирующих бронхов вследствие густой консистенции гноя или некротических секвестров, закрывающих устья дренирующих бронхов. Их проходимость — симптом динамичный, и поэтому у больных гангреной, тяжесть состояния которых обусловлена прежде всего гнойной интоксикацией, отказываться от постурального дренажа нецелесообразно, даже если он и не обеспечивает оттока гноя в желаемой степени. 

Нет необходимости подробно описывать детально разработанные стандартные положения для постурального дренажа. Они эффективны чаще всего при одиночных гнойных полостях и абсцессах. При гангрене легких поражение обычно носит долевой характер. Нередко встречаются поражения 2 долей или легкого, а также двусторонние поражения. Поэтому «дренажное» положение, обеспечивающее отделение наибольшего количества мокроты, должен найти сам больной, которому в доступной форме следует объяснить смысл этой процедуры. 

Мы рекомендуем принимать дренажное положение как можно чаще и по возможности более продолжительное время, но так, чтобы не вызвать у больных чрезмерного утомления мучительным кашлем. Если это возможно, то крайне желательно сохранить Дренажное положение и во время сна, для чего приподнимается головной или ножной конец кровати. Постуральный дренаж целесообразно сочетать с дыхательными упражнениями, а также массажем и поколачиванием области грудной клетки. 

Необходимо настаивать на проведении постурального дренажа утром, сразу же после пробуждения, чтобы очистить бронхи от скопившейся за ночь мокроты, и вечером перед сном. Следует, однако, помнить, что чрезмерно усердствовать в осуществлении постурального дренажа у больных гангреной, находящихся в очень тяжелом состоянии и пожилого возраста, опасно из-за возможности аспирации мокроты в противоположное легкое. 

Для улучшения проходимости дренирующих бронхов давно применяются ингаляции, интратрахеальные вливания различных бальзамических веществ, а также отхаркивающие средства. Ингаляции осуществляли с помощью стационарного ингалятора, способного подавать подогретую до температуры 42—45 °С вдыхаемую лекарственную смесь в двух режимах: грубо- и мелкодисперсном. Частота ингаляции — 2—3 раза в сутки. Продолжительность процедуры — 5—10 мин. 

В качестве основных лекарственных препаратов использовали распространенные антисептические растворы (фурацилин, солафур и 3% раствор натрия гидрокарбоната). Как показали наши наблюдения, наиболее эффективными оказались ингаляции солафура. Больные гангреной легких, даже находящиеся в тяжелом состоянии, легко переносят их. После нескольких ингаляций самочувствие больных улучшалось, увеличивалось количество отделяемой мокроты. Высокая эффективность нитрофурановых препаратов в комплексной санации трахеобронхиального дерева отмечена и другими авторами [Заева С. И., Крузметра Л. В., 1968; Стручков В. И. и др., 1978]. 

Эффективность санации трахеобронхиального дерева у больных с нагноениями легких значительно увеличилась после внедрения в клиническую практику протеолитических ферментов: трипсина, химопсина, эластазы, гиалуронидазы, рибонуклеазы [Злыдников Д. М., 1961; Стручков В. И., Лохвицкий С. В., 1972; Abderhalden R., 1961]. По данным Г. И. Лукомского и соавт. (1966), в бронхах имеются оптимальные условия для действия протеолитических ферментов (pH 7,21—7,63). Ферменты при любом способе их введения в трахею и бронхи растворяют мелкие секвестры, гнойные пробки, разжижают мокроту, способствуя более полному механическому удалению гнойного содержимого. Обладая противовоспалительным действием, ферменты приводят к уменьшению воспаления и отека дренирующих бронхов, т. е. способствуют восстановлению бронхиальной проходимости. Отмечено также, что ферменты усиливают действие антибиотиков.

Наиболее часто применяли трипсин, химонсин и дезоксирибонуклеазу. Использовали следующие дозировки: 20—40 мг трипсина, 30—40 мг химопсина и 2500—5000 ЕД дезоксирибонуклеазы. Ферменты в указанных количествах растворяли в 30—40 мл солафура или другого антисептического раствора ингалировали или вводили в трахею во время бронхоскопии, также интратрахеально через катетер, введенный через нижний носовой ход. Последний способ является одним из наиболее эффективных. 

Из-за возникающих при проведении катетера неприятных субъективных ощущений больные вначале негативно относятся к этой процедуре, однако быстро убеждаются в ее целесообразности и переносят без существенных неудобств. Ее могут выполнять как врач, так и обученная медицинская сестра. Наш многолетний опыт показал, что нет необходимости в рентгенологическом контроле за введением катетера в трахею, как это рекомендуют некоторые авторы. Катетер должен быть достаточного диаметра и плотным. Слишком тонкие и мягкие катетеры сворачиваются в глотке, плохо проходят через голосовую щель, иногда выбрасываются из трахеи при кашле. Мы чаще всего использовали обычные уретральные катетеры, начиная с катетера № 16. Техника интратрахеальной санации подробно описана нами ранее [Колесников И. С.. Вихриев Б. С., 1973]. 

Выбранный антисептик в количестве 100—150 мл дробными порциями по 5—10 мл вводится через катетер в трахею. Для этой цели обычно используются растворы фурацилина, риванола или калия перманганата, обладающего дезодорирующим свойством. Эффективность интратрахеальных вливаний оценивали по количеству и качеству мокроты, отделяемой больным во время промывания трахеобронхиального дерева, а также по изменению общего состояния. Интратрахеальные вливания осуществляли ежедневно однократно. Обычный курс лечения — не менее 7—10 процедур. 

У больных гангреной легких, находящихся в тяжелом состоянии, и больных, которые по различным причинам не могут эффективно откашливать мокроту, а также когда ее выделяется большое количество, санация вливаниями растворов оказывается малоэффективной. В таких случаях показана бронхоскопическая санация, во время которой под визуальным контролем удается максимально аспирировать гнойную мокроту, промыть трахею и бронхи антисептическими растворами с протеолитическими ферментами, оценить выраженность и распространенность воспалительных изменений. Бронхоскопическая санация является сейчас обязательным элементом комплексного лечения больных гангреной. 

Первую бронхоскопию мы выполняли всем нашим больным сразу же после поступления в клинику с диагностической целью для исключения бронхогенной опухоли как причины легочного нагноения и завершали ее санацией трахеи и бронхов. В последующем частота лечебных бронхоскопий зависела от клинического течения заболевания и составляла не более 2 процедур в неделю, так как она довольно трудно переносится больными. 

Больным гангреной легких, откашливавшим большое количество мокроты, лечебные бронхоскопии выполняли под наркозом, так как с помощью местной анестезии у них невозможно достичь необходимого обезболивания. В клинике разработана методика санационной бронхоскопии у больных с нагноениями легких, осуществляемая под наркозом с искусственной вентиляцией инжекционным способом. Более эффективно санацию осуществлять с помощью бронхоскопа Фриделя. Очень важно в процессе санационной бронхоскопии осуществлять аспирацию из трахеобронхиального дерева при пробуждении больного от наркоза и появлении кашля, во время которого в просвет долевых бронхов и трахеи выделяется гнойный экссудат из сегментарных и субсегментарных бронхов. 

После того как в результате бронхоскопий наступит улучшение состояния больного, целесообразно вернуться к более щадящим методам санации трахеи и бронхов, используя методику интратрахеального введения антисептических растворов и протеолитических ферментов. 

Различные способы санации, являющиеся основной частью интенсивной терапии или предоперационной подготовки, применяли у всех больных гангреной легких. Чаще всего использовали постуральный дренаж и ингаляции в сочетании с интратрахеальными вливаниями лекарственных препаратов или бронхоскопической санацией трахеобронхиального дерева. 

Существенной частью интенсивного лечения является инфузионная терапия для обеспечения парентерального питания, коррекции волемических нарушений, улучшения реологических свойств крови, поддержания энергетического баланса и дезинтоксикации. 

Парентеральное питание необходимо для восполнения огромных потерь тканевого белка, характерных для гнойного распада больших массивов мертвой легочной ткани, при нарушении синтеза белка и преобладании процессов катаболизма. Значительные потери пластических материалов и энергетических ресурсов не могут быть полностью восстановлены за счет употребляемых с пищей продуктов, так как значительное угнетение деятельности пищеварительных желез у больных в лихорадочном состоянии нарушает процессы пищеварения и всасывания пищи [Веселкин П. Н., 1963]. Кроме того, подавляющее большинство больных гангреной легких страдают отсутствием аппетита. 

В настоящее время доказана возможность длительного полного парентерального питания в течение недель и месяцев [Dudrick S. et al., 1967]. По мнению G. Berg (1970), от 3 до 5 % стационарных больных нуждаются в полном и 5—10 % — в частичном парентеральном питании. К числу последних, как считает Г. И. Лукомский (1976), относятся и больные с нагноительными процессами в плевральной полости и легких. Парентеральное питание может быть эффективным лишь при условии значительного уменьшения всасывания токсических продуктов из гнойно-гнилостного очага распада, поэтому его следует проводить в комплексе с санацией трахеобронхиального дерева и дренированием гнойных очагов в легких. 

Для выполнения инфузионной терапии большинству больных катетеризировали подключичную вену. Такой путь введения инфузионных препаратов способствует максимальной утилизации азота и энергетических веществ, профилактике тромбофлебитов и эмболии легочной артерии. Как правило, катетеризовали подключичную вену на стороне пораженного легкого, чтобы избежать возникновения пневмоторакса «здорового» легкого, наблюдающегося в связи с этой манипуляцией в 0,4—2 % случаев, у нас таких осложнений не было. Случайное извлечение катетера самими больными отмечено в 6 наблюдениях, локальное нагноение кожи было у 8 больных. 


Необходимое для введения количество энергетических и питательных растворов определяли индивидуально для каждого больного в зависимости от массы тела, величины потерь белка, воды и электролитов, динамики патологического процесса в легких. В нашей клинике осуществляют парентеральное питание по программе, разработанной для больных, оперированных по поводу рака и хронических нагноительных заболеваний легких [Шанин Ю. Н., Костюченко А. Л., 1975]. 

Энергетический баланс поддерживают «введением концентрированных растворов глюкозы (25—40 %) в дозе от 1,5 до 3 л в сутки, а также чистого 96 % этилового спирта в объеме до 100 мл в сутки, но в большом разведении. Концентрированные растворы глюкозы вливают медленно (16—20 капель в 1 мин). Такой темп инфузии предупреждает глюкозурию и осмотический диурез. Глюкоза утилизируется в организме в присутствии инсулина, который обладает также выраженным анаболическим эффектом, способствуя торможению мобилизации белков из мышечной ткани и задержке калия в организме. Дозу инсулина определяют из расчета 1 ЕД препарата на 3—4 г глюкозы. 

Состав энергетического полиионного раствора, применяемого для парентерального питания в нашей клинике, следующий: 1 л 25 % раствора глюкозы содержит 3 г калия хлорида, 0,8 г кальция хлорида, 0,4 г магния хлорида (реже сульфата). Для гипералиментации используют 40 % раствор глюкозы, к 1 л которого добавляют 5 г калия хлорида, 2 г натрия хлорида, 1 г кальция хлорида, 0,5 г магния хлорида и 0,2 г натрия фосфата.

Восполнение белковых потерь чаще всего осуществляют аминопептидом, который вводят в смеси с концентрированным раствором глюкозы. Буферирование аминопептида раствором гидрокарбоната и разведение его полиионным раствором непосредственно перед вливанием (либо одномоментная инфузия их через 2 системы) позволяют в большинстве случаев избегать гипераминоацидемин, являющейся основной причиной непереносимости препарата и других побочных реакций. Количество аминопептида должно обеспечивать не менее 40—50 % суточной потребности в белках (аминокислотах), т. е. 0,9—1,2 л. 

Усвоение вводимого азота повышается при одновременном введении анаболических гормонов (неробол, ретаболил) и витаминов, особенно группы В и С. Мы придерживались следующей суточной дозы витаминов: витамин В1 — 2 мг, В2 — 2 мг, РР — 20 мг, В6 — 3 мг, В12 — 3 мкг, С — 300 мг. 

Инфузионную терапию проводят под контролем биохимических показателей крови, данных ОЦК, функции почек и сердечно-сосудистой системы. Продолжительность ее связана с динамикой течения патологического процесса. 

При тяжелых нагноительных процессах в легких часто наблюдаются изменения в ферментативных системах организма. М. В. Даниленко и соавт. (1974), изучая активность протеоличтических ферментов сыворотки крови у больных с острыми нагноениями легких, обнаружили ее значительное повышение. Так, уровень трипсина у этих больных в среднем составил 420 мкг при норме 250—300 мкг. Высокая протеолитическая активность сыворотки крови, обычно сочетающаяся с общей гиперфермеитемией, усугубляет интоксикацию и определяет необходимость применения ингибиторов протеолиза: контрикала до 80 000 ЕД или гордокса — 200 000—300 000 ЕД в сутки, которые вводят в течение 5—7 дней. 

Для дезинтоксикации и улучшения реологических свойств крови, улучшения капиллярного кровотока вливали гемодез и реоиолиглюкин. Важным преимуществом гемодеза является его быстрое выведение вместе с токсинами из организма. При этом увеличивается диурез, т. е. обеспечивается дезинтоксикационный эффект. Доза гемодеза — 2—5 мл на 1 кг массы тела 2 раза в неделю. Оправдано применение больным гангреной легких внутривенных вливаний 1 % раствора кальция хлорида но 300—400 мл 2 раза в неделю. Этот препарат обладает противовоспалительным действием, понижает всасывающую способность капилляра, способствует нормализации функции почек. 

В коррекции гипопротеинемии и анемии важная роль принадлежит вливанию донорской крови. Гемотрансфузии обычно производят 1—2 раза в неделю. Больным чаще всего переливали свежецетратную кровь в количестве 450 мл, заготовленную в тот же день в отделении переливания крови нашей клиники. Такая кровь не только устраняет гиповолемию и гипопротеинемию, но и уменьшает тканевую гипоксию. 

Повторные переливания крови у больных гангреной легких следует осуществлять до ликвидации анемии и интоксикации. Наш многолетний опыт лечения больных гнойными заболеваниями легких не позволил выявить заметной разницы в эффективности между прямыми трансфузиями и трансфузиями свежецитратной крови. В последние годы в клинике осуществляют аутотрансфузию крови и ее фракций у больных нагноительными заболеваниями легких. О благотворном воздействии аутотрансфузий крови с целью иммуностимуляции при хирургическом лечении острых абсцессов легких сообщили П. П. Коваленко с соавт. (1980). 

Для лечения и профилактики легочно-сердечной недостаточности обычно применяют 0,06 % раствор коргликона по 1 мл или 0,05 % раствор строфантина по 0,5 мл и 2,4 % раствор эуфиллина но 10—20 мл внутривенно. Используют кордиамин по 1 мл и 20% раствор камфорного масла по 3 мл. Для борьбы с гипоксией всем больным проводили оксигенотерапию. 

Всем больным, лечившимся в клинике, вводили препараты, повышающие специфическую (стафилококковый бактериофаг, антистафилококковый полиглобулин, стафилококковый анатоксин) и неспецифическую (продигиозан, гамма-глобулин) иммунореактивность. Курс иммунизации стафилококковым бактериофагом состоял из ежедневных внутримышечных инъекций в возрастающей дозировке: 0,5—1 — 1,5—2 — 2 мл. 

Стафилококковый анатоксин вводили подкожно в область угла лопатки в возрастающей дозе 0,5—1 — 1,5—2 мл с интервалами между введениями в 3—5 дней. Антистафилококковый полиглобулин вводили внутримышечно в дозе 9 мл ежедневно в течение 3 дней. Неспецифическую иммунизацию гамма-глобулином осуществляли внутримышечными инъекциями препарата из расчета 0,2 мл на 1 кг массы тела 1 раз в 2 нед. Иммунизацию больных проводили одним из названных препаратов. Для стимуляции лейкопоэза назначали пентоксил в дозе 0,3 г 3 раза в сутки. Больным, находящимся в тяжелом состоянии, целесообразны инфузии гипериммунной антистафилококковой плазмы [Стручков В. И. и др., 1981].

Больным гангреной легких показана симпотамитическая терапия. Применение наркотических анальгетиков (пантопон, морфии) с целью снятия болевых ощущений нецелесообразно из-за резкого угнетения ими функции дыхательного центра и кашлевого рефлекса. С этой целью чаще всего использовали ненаркотические анальгетики (50 % раствор анальгина по 3—5 мл внутримышечно). По показаниям применяли жаропонижающие средства (3—5 мл 50 % раствора реопирина внутримышечно или 1—2 г аспирина внутрь), препараты, нормализующие сон (микстура Иванова-Смоленского по 30 мл на ночь, фенобарбитал по 0,1—0,05 г, барбитал-натрий по 0,5 г), повышающие аппетит (перитол по 1 таблетке 3 раза в день за 15 мин до еды), снимающие раздражительность (бромиды). Широко применяли отхаркивающие средства. 

Антибактериальная терапия не является совершенно необходимой в комплексе консервативного лечения больных гангреной легких. Подавляющее большинство наблюдавшихся нами больных до перевода в клинику безуспешно лечили в терапевтических стационарах антибиотиками. У большинства из них мы антибиотики не применяли. В тех случаях, когда лечение антибиотиками было все же проведено, каких-либо преимуществ такой терапии мы отметить не смогли. Многолетний опыт убедил нас в возможности успешного лечения больных гангренами и абсцессами легких без использования антибиотиков. К таким же выводам пришли и другие. Так, В. И. Стручков и соавт. (1978) с 1968 г. полностью исключили антибиотики из арсенала лечебных средств у больных с острыми нагноениями, особенно при проведении предоперационной подготовки. 

Продолжительность интенсивной терапии зависит от динамики течения заболевании. Сроки ее, по мнению В. И. Стручкова и соавт. (1978), должны быть в пределах 12—15 дней, т. е. периода времени, необходимого для иммунизации, общеукрепляющей терапии и комплексной бронхологической санации с использованием нитрофурановых препаратов. Г. И. Лукомский (1976) считает, что время предоперационной подготовки может быть и более продолжительным, так как определяется оно главным образом наступлением положительной динамики волемических фаз, переходом из состояния истощения в состояние гнойно-резорбтивной лихорадки. 

Анализ наших наблюдений показал, что ограничить продолжительность интенсивной терапии какими-либо временными рамками невозможно. Все зависит от состояния больного и течения гангрены легких в каждом конкретном случае. Если, несмотря на интенсивную терапию и санацию, состояние больного ухудшается, что подтверждается данными клинического и рентгенологического исследований, может возникнуть необходимость в оперативном лечении через несколько дней после осуществления интенсивной терапии. В случаях, когда состояние больного улучшается, даже если это улучшение незначительное, целесообразно продолжить интенсивную терапию до тех пор, пока не наступит период стабилизации процесса или проводимое лечение не даст положительного эффекта. У части больных гангреной легких интенсивная терапия может быть эффективной и оказаться единственным способом лечения. 

Прогрессирование патологического процесса в легком, несмотря на проводимую интенсивную терапию, ставит перед хирургом немало задач, и прежде всего в определении оптимального и переносимого для каждого больного способа оперативного лечения. 

В зависимости от индивидуальных особенностей организма больного, тяжести состояния, динамики патологического процесса изложенное выше консервативное лечение, основной частью которого является интенсивная терапия, в полном (как изложено) или сокращенном объеме получили все больные гангреной легких. У 19 (18,6 %) пациентов консервативное лечение оказалось самостоятельным метолом. Из них 14 больных страдали распространенной и 5 — ограниченной гангреной. Из 14 больных распространенной формой гангрены легких умерло 9. Все они переведены в клинику в очень тяжелом состоянии, причиной которого у 7 больных были обширное поражение легких или необратимые последствия тяжелой интоксикации, а у 2 больных — бурно протекающая форма гангрены. У 8 умерших гангрена легких была осложнена пиопневмотораксом, у 2 — гнойным пневмоперикардитом. В 3 наблюдениях процесс был двусторонним, причем у 2 больных летальные исходы отмечены на 22-й и 23-й дни лечения в клинике. 

Выздоровели и выписаны из клиники после консервативного лечения 5 больных с распространенной формой гангрены легких. У 2 больных эффективным оказались санация трахеобронхиального дерева, установление, достаточного естественного дренажа и инфузионная терапия. Продолжительность лечения этих больных в клинике была от 2 до 5 нед. Трое больных поступили в клинику с огромными остаточными полостями и нуждались в общеукрепляющем лечении. Состояние этих больных значительно улучшилось, и они были выписаны. 

Консервативное лечение было эффективным у всех 5 больных с ограниченной формой гангрены легких, 3 из которых поступили в стадии заболевания, соответствующей полному распаду некротических участков легкого и образования хорошо дренируемой большой полости. Рентгенологически у них отмечались большие полости распада, захватывавшие 2 сегмента верхней доли правого легкого. В результате проведенной терапии наступило значительное улучшение состояния, они были выписаны на амбулаторное лечение с сухими остаточными полостями в легких. Длительность лечения этих больных в клинике составила от 3 до 6 нед. 

Таким образом, из 19 больных гангреной легких, которые не были оперированы, выписано из клиники 10 человек и умерло 9. Нетрудно заметить, что консервативное лечение было эффективным в тех случаях, когда заболевание не прогрессировало и гангренозный процесс в легком перешел в заключительную фазу. У больных прогрессирующей гангреной легких консервативное лечение успеха не имело. Ретроспективный анализ летальных исходов позволил сделать вывод о том, что можно было бы попытаться спасти 2 больных радикальной операцией, несмотря на их тяжелое состояние и крайний риск оперативного вмешательства. 

Анализ результатов лечения гангрены консервативными методами, а также сопоставление их с результатами оперативного лечения позволили сформулировать показания к консервативному лечению: 
1) прогрессирующая гангрена легких с выраженной легочно-сердечной недостаточностью и двусторонним процессом; 
2) конечные стадии гангрены легких, соответствующие хорошо дренирующемуся абсцессу; 
3) неосложненная гангрена легких, когда интенсивная терапия и санация трахеобронхиального дерева в течение 7—10 дней сопровождаются отчетливым улучшением общего состояния с достаточным опорожнением содержимого участка деструкции через бронхи. 

По-видимому, если больные гангреной легких будут переведены в специализированные хирургические стационары сразу же после установления диагноза или, что еще лучше, в стадии ателектаз-пневмонии, число излечившихся интенсивной терапией и санацией трахеобронхиального дерева может возрасти.

Колесников И.С., Лыткин М.И., Лесницкий Л.С.
Гангрена легкого и пиопневмоторакс
Похожие статьи
показать еще
 
Торакальная хирургия