Принципы хирургического лечения рака пищевода

18 Декабря в 22:22 3491 0


Низкая чувствительность РП к химиопрепаратам, паллиативный и кратковременный эффект лучевой терапии делают хирургическое вмешательство методом выбора.

Современная агрессивная стратегия оперативной онкологии органов желудочно-кишечного тракта состоит в максимизации хирургического воздействия на опухоль— радикальном удалении первичного очага роста с широкой диссекцией регионов метастазирования.

Ключевые моменты оперативного вмешательства.

Согласно данным современных публикаций, большинство практикующих хирургов придерживаются мнения, что с онкологических позиций радикальная операция при РП должна отвечать следующим требованиям.

1. Быть одномоментной, т.е. включать как радикальный, так и реконструктивный этапы. Сегодня нет таких больных, которые не могут быть по каким-либо причинам оперированы одномоментно. Следовательно, обладая рядом неоспоримых преимуществ, одномоментные вмешательства не имеют принципиальных противопоказаний.

2. Удалять пищевод следует целиком при раке верхнегрудного отдела пищевода (тотальная резекция, эзофагэктомия) или выполнять субтотальную резекцию при раке средне- и нижнегрудного отделов.

Эта позиция основана на нередком мультицентрическом расположении очагов, преимущественно инфильтративном росте опухоли в краниокаудальном направлении, частом интрамуральном метастазировании.

Экстирпация грудного отдела пищевода предполагает формирование внеполостного соустья на шее, которое имеет два важных преимущества:

а) его несостоятельность более безопасна, чем внутриплеврального;

б) оно более доступно хирургической реконструкции. Кроме того, культя собственного пищевода должна быть не более 5—6 см в длину, тогда ее кровоснабжение наилучшее.

Кстати, мы предпочитаем накладывать двухрядные инвагинационные пищеводные анастомозы. Однорядные соустья применяем редко из-за высокой частоты их несостоятельности — около 18%.

3. При выборе оперативного доступа необходимо учитывать возможность выполнения расширенной ЛАЭ. Многие современные авторы подчеркивают необходимость торакотомии для осуществления адекватной медиастинальной ЛАЭ, независимо от уровня поражения пищевода.

 Трехзональная ЛАЭ выполняется из билатеральной цервикотомии, правосторонней торакотомии в IV—V межреберье и срединной лапаротомии.

Для оценки местной распространенности онкопроцесса вмешательство лучше начинать с торакотомии, если при нерезектабельной опухоли планируется наложить гастростому. Если же при неблагоприятном исходе предполагается шунтирующая пластика, то сначала выполняют лапаротомию и формируют трансплантат.

Тем более что РП более чем у трети больных метастазирует в лимфоузлы брюшной полости, поэтому окончательно вопрос резектабельности решается только после выполнения лапаротомии.

Мы согласны с тем положением, что при РП с прогнозируемой лимфогенной диссеминацией для обеспечения большей радикальности вмешательства необходим трансторакальный доступ, позволяющий выполнить медиастинальную ЛАЭ.

Одним из перспективных направлений нашей работы является внедрение оперативной методики трехзональной лимфодиссекции (шея, средостение, живот) при РП. Тем не менеетрансхиатальную эзофагэктомию мы считаем радикальной при раннем РП и малотравматичной паллиативной операцией при позднем РП (IV стадии).

Она показана тяжелым больным, т.к. сравнительно легко переносится, дает небольшое число осложнений и низкую летальность.

4. Оптимальным пластическим материалом является желудок. Он хорошо кровоснабжается и устойчив к гипоксии. Пищевод замещают изоперистальтическим трансплантатом из большой кривизны желудка с полным удалением малой кривизны и кардиального отдела желудка по соображениям радикальности.

Методика предполагает формирование желудочной трубки шириной 3,5—4,0 см и длиной до 50 см с питанием на правой желудочно-сальниковой артерии. Длина такого трансплантата во всех случаях достаточна для создания пищеводно-глоточного соустья.

Пораженный пищевод можно заменить фрагментом толстой кишки. Мы используем ее левую половину и выкраиваем антиперистальтический трансплантат на средней ободочной артерии.

Причинами отказа от использования желудка при эзофагопластике могут служить:

а) ранее перенесенные на нем операции (гастростомия, гастроэнтеростомия, резекция и т.п.),

б) его патологические изменения (распространенный рак, ожог, язвенная болезнь).

В последнее время мы активно изыскиваем новые возможности создания искусственного пищевода из патологически измененного или оперированного желудка — используем дополнительные источники кровоснабжения трансплантата, разрабатываем технические приемы его ручного формирования с преимущественным использованием сохранной стенки.

5. Часть хирургов отдает предпочтение ретростернальному пути проведения трансплантата в связи с меньшей вероятностью его сдавления при рецидиве опухоли. Мы сторонники заднемедиастинальной эзофагопластики., т.к. путь на шею через заднее средостение самый короткий.

Шунтирующая загрудинная пластик? пищевода с успехом может быть выполнена в тех случаях, когда экстирпация собственного пищевода невыполнима или нецелесообразна— например, при нерезектабель-ном РП у физически сохранного больного.

6. Учитывая широкое регионарное лимфогенное метастазирование РП, целесообразно выполнять стандартную регионарную ЛАЭ.

Лимфаденэктомия при раке пищевода.

Лимфаденэктомия (ЛАЭ) представляет собой лечебную манипуляцию, состоящую в удалении регионарных для пораженного органа лимфатических коллекторов. В настоящее время ЛАЭ рассматривается многими хирургами как неотъемлемый элемент радикальной операции при РП.

Цель ЛАЭ — удаление всех фактических макро- и микроскопических опухолевых очагов. Практически она реализуется путем ликвидации всех фокусов вероятного (прогнозируемого) опухолевого поражения лимфатической системы, т.е. не только уже пораженных лимфоузлов, но и тех, которые могли бы быть вовлечены в настоящий момент.

Показания и противопоказания к ЛАЭ.

Основным аргументом в пользу широкой ЛАЭ является высокая метастатическая активность РП. Согласно данным зарубежной литературы, показания к ЛАЭ при РП выставляются в зависимости от глубины инвазии опухолью стенки органа.

По мнению Akiyama (1994), ЛАЭ целесообразно выполнять с момента врастания опухоли в собственную мышечную оболочку слизистой, поскольку частота лимфогенных отсевов при этом достигает 28,6%.

Большинство других авторов сходятся во мнении, что ЛАЭ необходимо выполнять при инвазии подслизистой оболочки пищевода, т.е. выходе опухолевого процесса за пределы слизистой, т.к. частота лимфогенного метастазирования при этом может достигать 54,1%.

Абсолютными противопоказаниями к ЛАЭ считаются случаи нерезектабельной опухоли и отдаленного метастазирования.

Известны также и относительные противопоказания, обусловленные особенностями онкопроцесса:

• опухоль в пределах эпителия и собственной пластинки слизистой, т.е. «ранний» РП, при котором метастазирование не происходит;

• «плотное сращение» опухоли с бронхом, трахеей или аортой, т.е. подозрение на инвазию окружающих органов (сомнительная резектабельность);

• подтвержденное до операции одновременное поражение лимфоузлов всех трех регионов;

• эндофитная опухоль в сочетании с низкой сте-пенью гистологической дифференцировки (V— VI тип по Akiyama).

Объем ЛАЭ.

Под медиастинальной ЛАЭ при РП понимают удаление пищевода с первичной опухолью в блоке («en bloc») с клетчаткой средостения.

При этом предполагается иссечение клетчатки корней легких, грудного лимфатического протока и непарной вены на протяжении. При необходимости производят широкую резекцию медиастинальной плевры, перикарда.

Медиастинальный лимфатический регион представлен наддиафрагмальными лимфоузлами (№ 111), нижнегрудными параэзофагеальными (№ 110), задними медиастинальными (№ 112), среднегрудными параэзофагеальными (№ 108), бифуркационными (№ 107), трахеобронхиальными (№ 109), верхнегрудными параэзофагеальными (№ 105), правыми и левыми паратрахеальными (№ 106), в т.ч. вдоль правого возвратного нерва и субаортальными).

При выполнении медиастинальной ЛАЭ сохраняют правую и левую бронхиальные артерии, сердечные и легочные ветви блуждающего нерва, оба возвратных нерва, сосудистый футляр трахеи.

Оптимальным доступом для выполнения медиастинальной ЛАЭ является правосторонняя торакотомия в V межреберье.

Абдоминальный лимфатический регион представлен перигастральными узлами, расположенными в связочном аппарате желудка (паракардиальными № 1—2, малой кривизны № 3); и чревными, залегающими вдоль чревного ствола и его основных ветвей — собственно чревными (№ 9), левыми желудочными (Н°- 7), общими печеночными (№ 8), селезеночными (№ 11).

Такой объем абдоминальной ЛАЭ является стандартным и предельно радикальным для РП. Лучший доступ — верхняя срединная лапаротомия.

Под шейной ЛАЭ при РП понимают двухстороннее прицельное удаление глубоких шейных (№ 102, в т.ч. паратрахеальных и параэзофагеальных), внутренних яремных (№ 103) и надключичных лимфоузлов (№ 104).

Обычно при выполнении ЛАЭ на шее используют воротниковый (U-образный) разрез с пересечением левой кивательной, грудино-щитовидной и грудино-подъязычной мышц с обеих сторон.

Другие мышцы, щитовидную железу, крупные сосуды и нервы сохраняют. Грудной проток перевязывают и иссекают на протяжении вместе с лимфоузлами. За рубежом шейная ЛАЭ выполняется специализированной бригадой хирургов параллельно с абдоминальным этапом операции.

Вопрос о необходимости двухсторонней шейной ЛАЭ, как дополнения к торакоабдоминальной диссекции, дискутируется в современной литературе. По сообщениям некоторых японских хирургов, частота поражения шейных узлов при раке грудного отдела пищевода достигает 36,7% и их удаление улучшают выживаемость (Kato, 1993).

Напротив, Skinner (1991) не считает шейную ЛАЭ обязательным компонентом расширенной ЛАЭ при РП, поскольку она не увеличивает длительную выживаемость и сопряжена с риском повреждения структур шеи. По мнению автора, удаление лимфоузлов шеи необходимо лишь при РП верхнегрудного и шейного отделов.

Он подчеркивает, что частота пареза голосовых складок после трехзональной ЛАЭ достигает 14,3%. По данным других авторов, частота повреждения возвратного нерва может достигать 21%.

Вопрос о необходимости шейной ЛАЭ при РП грудной локализации не решен, хотя позиция ее сторонников выглядит достаточно аргументированной и с анатомической, и с онкологической точек зрения. В основу расширенных радикальных вмешательств при РП положен объем трсхзональной ЛАЭ, полностью соответствующий границам регионарного метастазирования.

Сегодня считается доказанной возможность метастатического поражения шейных лимфоузлов даже при РП дистальной локализации. Однако данные об улучшении выживаемости при столь распространенном процессе выглядят неубедительно.


Для однозначного решения этого вопроса необходим собственный опыт предельно радикальных вмешательств.

Принципы ЛАЭ.

1. Двухзональная торакоабдоминальная ЛАЭ является морфологически обоснованной и неотъемлемой частью радикального хирургического вмешательства при РП. ЛАЭ является лечебной процедурой, направленной на ликвидацию регионарно распространенного процесса.

2. Эффективна лишь радикальная ЛАЭ, захватывающая все регионы метастазирования. При этом границы радикальной ЛАЭ должны охватывать зоны не только фактического, но и возможного (прогнозируемого) регионарного метастазирования.

3. Расширенная двухзональная ЛАЭ является стандартной процедурой и должна выполняться не только у больных с диагностированными до операции метастазами, но и у пациентов без признаков лимфогенной диссеминации.

4. При ЛАЭ принципиально удаляются все очаги лимфогенного метастазирования, в т. ч. и скрытого до момента их макроскопической реализации.

 Подлежат удалению все визуально и пальпаторно неизмененные узлы, а не только видимые и увеличенные. Оперативная тактика в отношении лимфоузлов региона едина и не зависит от результатов их срочного гистологического исследования.

5. Объем двухзональной ЛАЭ всегда стандартный, предельно радикальный для РП и не зависит от местной и регионарной распространенности опухоли и ее локализации.

Пренебрегая принципиальной ЛАЭ ради уменьшения травматичности вмешательства, мы часто переводим онкологическую операцию из разряда радикальных в разряд паллиативных.

Технические приемы ЛАЭ.

ЛАЭ в техническом смысле представляет собой методику футлярно-фасциального удаления клетчатки вместе с регионарными лимфатическими узлами, как правило, в едином блоке с пораженным органом (en bloc).

1. Большая часть узлов среднего и нижнего средостения, перигастральные лимфатические коллекторы удаляются единым блоком с резецируемыми пищеводом и желудком, окружающей их клетчаткой и связочным аппаратом.

Преимущество этой методики ЛАЭ состоит в предотвращении интраоперационного распространения опухоли.

2. Чревная и шейная ЛАЭ всегда производятся путем острой мобилизации крупных сосудов с иссечением лимфатических узлов с окружающей их клетчаткой.

3. «Биопсийный» способ удаления лимфоузлов применяется лишь по необходимости в труднодоступных участках верхнего средостения и на шее.

Успешное выполнение лимфодиссекции требует особого деликатного стиля оперирования, исключающего грубые тракции и приемы тупферной мобилизации тканей и основывающегося на их острой анатомичной препаровке с широким использованием электрокоагуляции.

На долю ЛАЭ приходится примерно треть времени операции. Средняя продолжительность эзофагопластики с двухзональной ЛАЭ составляет 4—4,5 часа.

Показания к радикальной операции.

Учитывая невозможность дифференцировать до операции «ранний» и «поздний» РП и достоверно оценить регионарную распространенность процесса, мы выработали стандартную тактику хирургического лечения.

Показанием к выполнению радикальной операции (экстирпации грудного отдела пищевода с расширенной торакоабдоминальной ЛАЭ) считаем рак грудного отдела пищевода, независимо от его локализации и распространенности, при условии резектабельности первичной опухоли и отсутствии отдаленных метастазов.

Противопоказания к радикальной операции.

Единственным абсолютным противопоказанием к выполнению радикального хирургического вмешательства в целом, и ЛАЭ в частности, является генерализация опухолевого процесса:

а) нерезектабельность (инвазия трахеи, бронхов, аорты) первичного опухолевого очага;

б) отдаленное метастазирование (плевра, брюшина, легкие, печень, кости и т.п.).

Возраст, общее состояние пациента, сопутствующие заболевания являются относительными противопоказаниями. На их основании отказать пациенту в радикальном вмешательстве возможно лишь в крайних случаях. Таким больным целесообразно выполнять экстирпацию грудного отдела пищевода из шейно-абдоминального доступа без торакотомии.

Особенности послеоперационного ведения.

Послеоперационные осложнения и способы их профилактики.

Общая частота послеоперационных осложнений после одномоментной эзофагопластики колеблется в пределах от 32,2 до 67,1%.

Осложнения со стороны дыхательной системы (трахеобронхит, плеврит, пневмония) развиваются после эзофагопластики с частотой от 15,6 до 75,0%. Чаще они возникают после внутриплевральной пластики и трансторакальной экстирпации.

Сам факт выполнения торакотомии увеличивает частоту легочных осложнений в 3,5 раза по сравнению с трансхиатальной эзофагопластикой.

Второй по частоте и первой среди причин смерти является несостоятельность швов анастомоза, частота ее после различных вариантов эзофагопластики колеблется в интервале от 5 до 20%.

Основной причиной этого осложнения являются ишемические нарушения в трансплантате и культе пищевода. Если соустье располагается в плевральной полости, то от развивающейся эмпиемы плевры погибают 80—90% больных.

Как показывает наш опыт, летальность при несостоятельности внутриплевральных анастомозов в 8 раз выше, чем при несостоятельности соустий, сформированных на шее.

В последнем случае несостоятельность протекает как местный воспалительный процесс, а наружные свищи закрываются самостоятельно и не требуют повторного вмешательства.

Применение атравматического шовного материала и совершенствование техники формирования пищеводных анастомозов позволяют удерживать частоту их несостоятельности в интервале от 5,0 до 10,0%.

При (суб)тотальной эзофагопластике у нас не было ни одного случая некроза изоперистальтической желудочной трубки.

Известно, что летальность после многоэтапных вмешательств находится в интервале от 20 до 45%, тогда как после одномоментных — от 3 до 21%. Госпитальная летальность оперированных нами больных РП составляет 4,0%.

Отдаленные результаты лечения.

1. Длительная выживаемость. Расширенная ЛАЭ положительно влияет на отдаленные результаты хирургического лечения РП. Пятилетняя выживаемость при выполнении трехзональной ЛАЭ колеблется в интервале от 40 до 55%.

Согласно нашим данным, методичное применение только расширенной абдоминальной ЛАЭ при РП позволило увеличить пятилетнюю выживаемость пациентов в 2 раза — с 15,4 до 34,9%.

Продолжительность безрецидивного периода у больных, перенесших вмешательство с ЛАЭ, больше в среднем на 15 месяцев. Выполненная абдоминальная ЛАЭ продлевает жизнь больных в 1,5 раза, снижает частоту регионарного рецидивирования на 16%, надежно предотвращает развитие рецидива в животе.

Представленные данные свидетельствуют о целесообразности внедрения в клиническую практику расширенной торакоабдоминальной ЛАЭ.

2. Функциональные результаты. Хорошие и удовлетворительные функциональные результаты желудочной эзофагопластики отмечены нами у 95% больных.

Качество жизни подавляющего большинства больных сразу после операции заметно улучшилось (они полноценно питались через рот, сохраняли физическую активность, многие вернулись на прежнюю работу).

Не стоит забывать, что у онкологических больных основные жизненные перспективы обусловлены не столько способом эзофагопластики, сколько радикальностью операции. Поэтому качество их жизни может быть снижено прогрессирующим онкопроцессом.

В отдаленном периоде наиболее частой проблемой являются стриктуры пищеводно-желудочных или пищеводно-кишечных анастомозов на шее, возникающие с частотой от 8 до 17%.

Стоит отметить, что сужение соустья легко устраняется эндоскопической баллонной дилатацией в сочетании с бужированием (1—2 курса) без повторной операции.

Демпинг-синдром легкой и средней степени развивается после желудочной эзофагопластики примерно у 6—8% больных и обычно проходит при соблюдении режима питания в течение первого года после операции.

Ближайшие перспективы развития хирургии рака пищевода.

Существует, по меньшей мере, 3 пути улучшения, результатов хирургического лечения больных РП.

Первый из них, профилактический, подразумевает:

1) улучшение ранней диагностики рака пищевода (скрининговое эндоскопическое обследование населения с цитологическим исследованием смывов-отпечатков, формирование и диспансерное наблюдение групп риска);

2) коррекцию и санацию предраковых заболеваний пищевода с устранением потенциальных очагов канцерогенеза (осложненного рефлюкс-эзофагитз, Рубцовых стриктур и пищевода Барретта).

Второй путь состоит в радикализации хирургического вмешательства. Осуществляется, в первую очередь, за счет расширения зон принципиальной лимфодиссекции на все регионы метастазирования— шея, средостение, живот.

В настоящее время в клиническую практику внедряются различные малоинвазивные методики лечения РП — электрорезекция, лазерная деструкция, плазменно-аргоновая коагуляция. Их применение допустимо лишь при раннем РП, не выходящем за пределы слизистой оболочки (а таких больных единицы).

В противном же случае эти методики противоречат принципу онкологического радикализма.

Третий путь— комбинирование хирургического вмешательства с лучевой, химио- и иммунотерапией. Мы считаем целесообразным после радикальной операции проведение лучевой терапии с облучением зон регионарного метастазирования — шеи, средостения, верхнего этажа живота (СОД — 40—60 Гр. с разделением на 20—30 фракций).

Такая комбинация способов лечения РП, несомненно, будет способствовать улучшению отдаленных результатов. Предоперационная лучевая терапия сегодня применяется реже. Она показана больным с местнораспространенным РП.

У 20—40% больных плоскоклеточным раком или аденокарциномой наблюдался частичный или полный эффект от применения цисплатина, митомицина С, 5-фторурацила или блеомицина. Другие препараты давали эффект у 10—20% больных.

Эффект от применения одного препарата в среднем продолжается в течение 2—3 месяцев. Средняя продолжительность действия комбинации препаратов составляет 6—8 месяцев. У некоторых больных эффект может держаться более 12 месяцев.

Складывается мнение, что оптимальным вариантом излечения и паллиативной терапии является комбинация хирургического лечения, лучевой и химиотерапии.

В заключение считаем необходимым подчеркнуть, что определенный итог эволюции способов эзофагопластики при РП достигнут.

Экстирпация грудного отдела пищевода с одномоментной заднемедиастинальной пластикой изоперистальтической желудочной трубкой, дополненная расширенной торакоабдоминальной ЛАЭ, сегодня считается адекватным, физиологически выверенным, радикальным и реконструктивным вмешательством при РП.

Дальнейший прогресс в улучшении результатов лечения РП связан, во-первых, с совершенствованием способов его ранней диагностики. Во-вторых, с применением комбинированного лечения — хирургической операции, лучевой и химиотерапии.

А.Ф. Черноусов, Д.В. Ручкин

Похожие статьи
  • 01.04.2013 17255 8
    Радикальные операции при раке пищевода

    До настоящего времени нет убедительных доказательств возможности излечения рака пищевода методами лучевой терапии или химиотерапии. Поэтому основным методом лечения остаётся хирургическое вмешательство.

    Хирургия пищевода
  • 27.09.2013 14185 5
    Материал и методы исследования ахалазии пищевода

    Основу работы составили результаты обследования и лечения 170 больных АП, находившихся на лечении в хирургическом отделении КГБУЗ Городская больница № 12 г. Барнаула. В зависимости от поставленных задач больным были проведены разноплановые морфо-функциональные исследования пищевода

    Хирургия пищевода
  • 08.09.2013 7560 5
    Операции при дивертикулах пищевода

    Показания: плохо опорожняющиеся большие дивертикулы (больше 2 см), дивертикулит, дисфагия, регургитация, кровотечение, перфорация и медиастинит. Противопоказания: тяжелые сердечно-легочные заболевания. При небольших легко опорожняющихся дивертикулах без клинических проявлений операция не пок...

    Хирургия пищевода
показать еще
 
Торакальная хирургия