Артроскопия как малоинвазивный метод диагностики и оперативного лечения внутрисуставных переломов

13 Апреля в 12:41 1345 0


Артроскопия как малоинвазивный метод диагностики и оперативного лечения внутрисуставных переломов мыщелков большеберцовой кости

В Иркутской городской клинической больнице №3 для диагностики повреждений коленного сустава и оперативного пособия при переломах мыщелков большеберцовой кости (МББК) артроскопическая техника применялась у 35 больных.

Рентгенологический метод диагностики, являясь ведущим в выявлении внутрисуставных переломов, часто не позволяет установить истинный характер перелома и сопутствующие повреждения других внутрисуставных структур. Детализировать клинико-рентгенологическую картину внутрисуставного перелома помогает компьютерная томография, с помощью которой можно исключить или подтвердить наличие перелома, уточнить характер смещения отломков, локализацию, площадь, направление и глубину костного дефекта. Применение эндоскопической техники на этапе диагностики позволяет избежать широкой артротомии для выявления сопутствующих повреждений суставного хряща, менисков, связок, капсулы. Кроме того, артроскопия дает возможность выполнить необходимые оперативные вмешательства на поврежденных внутрисуставных структурах, что значительно снижает травматичность операции. Полноценная санация внутрисуставных повреждений помогает использовать для репозиции и остеосинтеза самих переломов мыщелков закрытые (без вскрытия капсулы сустава) или минимальные артротомические доступы под артроскопическим контролем.

Определение тактики лечения и выбор способа оперативного вмешательства зависели от типа перелома мыщелков большеберцовой кости (согласно классификации AO\ASIF). Так, при линейном переломе одного из мыщелков большеберцовой кости (тип В1 по классификации АО) при смещении отломка после бескровной репозиции под контролем артроскопа через прокол мягких тканей в зоне поврежденного мыщелка с помощью направителя фиксировали отломок направляющими спицами и канюлированными винтами.

При переломах мыщелка большеберцовой кости с центральной компрессией (Тип В2.2-3 по АО) и с «вдавлением» суставной поверхности более 5 мм репозицию выполняли под артроскопическим контролем из внесуставного доступа через сформированный в основании мыщелка канал. Для заполнения образовавшегося костного дефекта применяли аутотраисплантат или гранулированный коллапанЛ, фиксируя его поддерживающим винтом.



При переломе мыщелка с краевой компрессией или с «оседанием» всей суставной поверхности (Тип В2.1 по АО) более 5 мм репозицию осевшей суставной части осуществляли из небольшого внесуставного разреза над основанием мышелка, выполняли остеотомию и поднимали осевшую часть единым блоком до уровня суставной поверхности под контролем артроскопа, с последующей костной пластикой образовавшегося дефекта и остеосинтезом компрессирующими винтами и мыщелковой пластиной АО. При оперативном лечении других вариантов компрессионных переломов мыщелков большеберцовой кости (Тип ВЗ,СЗ по АО) и внутрисуставных переломов метаэпифиза большеберцовой кости (Тип Cl.1-3, С2 по АО) с неудовлетворительным положением отломков после бескровной репозиции выполнение артроскопии сустава также дало возможность уменьшить травматичность операции.

В послеоперационном периоде - с первых суток после операции стремились к максимально раннему началу движений в оперированном суставе без использования иммобилизации конечности, чему способствовала минимальная операционная травма. Ортезы использовали при многооскольчатых переломах или при повреждении связочного аппарата сустава. Осевую нагрузку на оперированную конечность при переломах МББК разрешали не ранее 2,5-3 месяцев после операции.

Наш опыт применения артроскопии в комплексе диагностики и лечения больных с закрытыми внутрисуставными переломами костей коленного сустава свидетельствует о явных преимуществах используемых методик. К этим преимуществам следует отнести: возможность своевременной диагностики, лечения сопутствующих повреждений и визуального контроля качества репозиции перелома; сведение к минимуму тяжести операционной травмы и риска инфекционных осложнений; минимальный болевой синдром в послеоперационном периоде; возможность ранней функциональной реабилитации; сохранение питания гиалинового хряща после операции; сокращение сроков пребывания больных в стационаре и реабилитационного периода; минимальный кожный косметический дефект и нарушение кожной чувствительности.


Комогорцев И.Е., Домашевский В.А., Егоров Д.И.
Иркутский государственный медицинский университет

Похожие статьи
показать еще
 
Травматология и ортопедия