Серозно-инфильтративная фаза панариция

17 Марта в 10:41 2312 0


Серозно-инфильтративная фаза панариция - первичная защитная экссудативная реакция поврежденных тканей на присутствие патогенных микроорганизмов. Серозно-экссудативная реакция в первые часы развития воспаления носит функционально обратимый характер, которая по мере последующего развития заканчивается формированием гнойно-воспалительного очага. Серозно-инфильтративной фазе воспаления предшествует случайная микротравма (А.Н. Рыжих, 1953; А.В. Григорян и др., 1978).

Известно, что не все случайные мелкие ранения мягких тканей пальцев кисти осложняются панарицием, в то время как каждая клиническая форма панариция и флегмоны кисти начинается с серозно-инфильтративных изменений в тканях.

Согласно нашим исследованиям, на вероятность развития серозно-воспалительной реакции в местах случайных повреждений определяющее значение оказывает патолого-анатомический профиль микроранения. Инфекция чаще развивается в глубине колотых случайных ран с узким раневым каналом. Вероятность инфекционного осложнения открытых повреждений зависит от количества и биологической активности попавших в ткани микроорганизмов, присутствия в раневом канале микрообъектов (инородных тел), наличия критической массы раневого детрита, степени нарушения артериализации тканей в зоне их повреждения.

Интимные физиологические механизмы формирования первичной воспалительной реакции в микрообсемененном раневом канале случайной раны не изучены. Знание взаимоотношений патогенных микроорганизмов с раневым субстратом позволило бы глубже проникнуть в биологическую сущность воспалительной реакции, познав которую, можно было бы целенаправленно моделировать способы превентивной этиопатогенетической ее терапии.

Достоверно то, что воспалительная реакция в тканях при панариции и флегмоне кисти инициируется экзогенными микроорганизмами - стафилококками или стрептококками (Б.Д. Савчук, М.Н. Зубков, 1979; В.А. Попов, В.В. Воробьев, 1986). Следует предположить, что наиболее чувствительными к инфекции являются жировая и рыхлая соединительная ткани подкожной клетчатки раневого канала. Первичное инфицирование жировой ткани предопределяет вероятность развития цепной воспалительной реакции.

Согласно данным литературы, панариций в серозно-инфильтративной фазе развития встречается у 7-10% больных, впервые обращающихся за медицинской помощью (Н. И. Батвинков, И.Д. Сидорчук, 1 973). Следовательно, у 10 из 100 пациентов больных панарицием имеется реальный шанс оборвать воспалительный процесс консервативными средствами. Однако, как свидетельствует медицинская практика, врач редко реализует эту благоприятную для пациента возможность. Причинами тому являются методологическая неразработанность патологофизиологического статуса серозно-инфильтративной фазы панариция и низкая эффективность существующих средств превентивной терапии.

В современной классификационной номенклатуре клинический отсчет развития воспалительного процесса при панариции и флегмоне кисти начинается с альтерации. Серозно-инфильтративные изменения, предшествующие альтерации, в современной классификационной номенклатуре не учитываются.

Для лечения серозно-инфильтративной фазы панариция предложены разнообразные консервативные средства: ручные ванны, мазевые повязки, водочные компрессы (А.Ф. Бердяев, 1949), спиртовые ванночки (С.А. Алферов, 1952; А.Н. Рыжих, 1953). Однако отмеченные способы лечения не имеют научного обоснования, они отражают вчерашний уровень знаний о воспалительном процессе. Терапевтическая их эффективность труднодоказуема, а негативные их последствия - реальные факты в повседневной работе хирурга поликлиники.

Тем не менее, в амбулаторной практике молодой врач, фельдшер начинают лечение больного панарицием в серозно-инфильтративной фазе воспалительного процесса с наложения мазевой повязки. Поступать подобным образом их учили в институте, медицинской школе, подобную лечебную тактику они переняли у старших коллег. Я и врачи моего поколения работали в эпоху безраздельного господства в хирургической практике бальзамической повязки с мазью А.В. Вишневского. Масштабность ее использования освещена в монографии А.Н. Рыжих (1953).

Автор, как и многие его коллеги, используя повязку с мазью Вишневского при гнойно-воспалительных заболеваниях кисти, редко встречался с тем, чтобы подобная повязка оказывала реальное лечебное действие. Лечение мазью Вишневского инфицированных ран и гнойно-воспалительных заболеваний было в то время своеобразным ритуалом, нечто в роде подстраховки репутации врачебного ремесла. Официальное признание чудодейственной силы этой мази создавало и определенное удобство для врача, потому что мазевый церемониал не требовал особого напряжения мысли, необходимости проникновения в патологофизиологическую сущность воспалительного процесса. Он также в определенной степени снимал моральную и правовую ответственность врача за многие негативные последствия проводимого лечения.

Надежда на целебное действие мази Вишневского нередко усыпляла профессиональную бдительность молодого хирурга, способствовала расширению зоны поражения, отдаляла сроки радикального хирургического вмешательства и непреднамеренно готовила почву для последующих осложнений. При этом состояние полунадежды у врача и больного сохранялось до определенного времени. В зависимости от опыта и профессионального мышления хирурга выжидательный период до принятия эффективных лечебных действий занимал в среднем от 3 до 5 и более дней.

По истечении этого времени врачу и больному становилось понятно, что доверие на благоприятный исход панариция под действием мазевых компрессов исчерпано. Требовалось действовать более решительно и радикально. За это время очаг воспаления претерпевал новые качественные и количественные изменения, расширялись зона и глубина патологической деструкции, в процесс вовлекались другие тканевые структуры: кость, сухожилие, суставная капсула, синовиальная оболочка. Объем оперативного вмешательства в этих условиях возрастал, и его последствия для больного становились более травматичными и опасными.

Позже, по мере развития прогресса в медицине, арсенал мазевых повязок при лечении ранней формы панариция и флегмоны кисти расширился. Появились мази с антибиотиками, антисептиками, гормонами, раневыми энзимами. По многим из этих средств защищены кандидатские диссертации. Однако замена химического состава мази не сгладила остроту проблемы консервативного лечения ранних форм панариция и флегмоны кисти.

Особое место в лечении ранних форм панариция и флегмоны кисти занимают ручные ванны. Корни этого метода произрастают из народной медицины. Несмотря на то, что с тех пор научное представление о биологическом содержании раневой инфекции изменилось, консерватизм в медицине продолжает давлеть над сознанием медицинских работников при выборе лечения. Доподлинно известно, что горячие ручные ванны, независимо от состава водной среды, способствуют отеку и набряканию воспаленных тканей пальцев и кисти, усиливают застойные явления в очаге воспаления, ухудшают микроциркуляцию, способствуют форсированному накоплению в очаге воспаления продуктов метаболизма и в целом негативно сказываются на результатах лечения. Тем не менее, эти процедуры продолжают широко применяться в амбулаторной практике лечения больных панарицием (В.А. Попов, В.В. Воробьев, 1986).

Ретроспективно оценивая традиционные приемы консервативного лечения остроинфекционных заболеваний пальцев и кисти, следует отметить, что мазевые повязки, компрессы, ручные ванны являются активными соучастниками многочисленных врачебных ошибок и тяжелых осложнений в виде ампутаций фаланг и пальцев, контрактур и анкилозов, причиненного морального и физического ущерба, материальных затрат на лечение и реабилитацию больных.

В недалеком прошлом для лечения серозно-инфильтративной фазы панариция были предложены новокаиновые блокады (М.Я. Поликарпов и др., 1982), инфильтрация очага поражения 1%-ным раствором диоксидина (Д.Ф. Скрипниченко и др., 1981), рентгенотерапия (А.А. Койко и др., 1979; А.И. Журавок и др., 1984), аппликация радиоактивного кобальта (М.М. Михайлов и др., 1961; Veraguth, 1970; Walker, 1979), ультразвук (И.А. Ковальчук,1966), лучи лазера (Л.В.Красовцева, В.А. Овсянников, 1988).

Однако из-за этиопатогенетической необоснованности лечебного действия перечисленных средств, низкой их терапевтической эффективности, громоздкости и технической сложности применения они оказались невостребованными многими практикующими врачами. Другие физические методы, такие, как рентгено- и радиоизотопное излучение, к тому же оказались опасными не только для здоровья пациентов, но и для врачей.

Определенный прорыв в лечении ранних форм панариция связан с открытием антибиотиков и успешным их применением при лечении инфекционных заболеваний. В амбулаторной практике получило распространение оральное и парентеральное назначение антибиотиков и сульфаниламидных препаратов (А.И. Киров, Л.И. Липский, 1973; В.Ю. Апаницкий, 1983).

Невозможность создания лечебной концентрации антибиотиков в организме при общем назначении привела к идее местного внутритканевого их введения непосредственно в серозно-воспалительный инфильтрат панариция или флегмоны кисти (Н.Т. Яриз, 1971). Данный способ был испытан и в нашей лечебной практике. У отдельных больных воспалительный процесс удавалось купировать без оперативного вмешательства. Недостаток метода - в болезненности инъекции и непредсказуемости лечебных результатов по причине невозможности подбора эффективного антибиотика и создания оптимальной его лечебной концентрации. Лечение проводится фактически вслепую, наугад. По данной методике Л.Г. Фишман высказался следующим образом (1963): «Применение метода введения антибиотиков в инфильтрат должно быть оставлено. Воспалительный процесс на ладонной стороне пальца и ладони находится под большим давлением. Дополнительное введение любой жидкости, в том числе и 2%-ного новокаина, вызывает нестерпимую боль. Многие больные в момент введения препарата теряют сознание». Подобной точки зрения на использование данной методики придерживается и К.Н. Губар (1957). А.И. Киров и др. (1978), Б.М.Костюченок и др. (1986) приводят данные о том, что почти всем больным, которым вводили антибиотики в воспалительный инфильтрат при панариции, через несколько дней потребовалось оперативное вмешательство.

По мере накопления индивидуального и коллективного опыта обнаружились и другие негативные последствия антибиотикотерапии: дисбактериоз, сенсибилизация организма и опасность аллергических осложнений, появление резистентных штаммов микроорганизмов, токсическое действие антибиотиков на организм человека (В.И. Юхтин, 1987). Позже было обнаружено, что применение больших доз антибиотиков снижает иммунологическую реактивность организма человека, повышает опасность генерализации инфекционного процесса в организме (П.Б. Остроумов и др., 1969; Ritter et al., 1976), возрастает вероятность развития анафилактического шока (Н.М. Никитина, Р.Н. Реброва, 1960; В.И. Стручков, 1973).

Для лечения серозно-инфильтративной фазы панариция нами предложена местная пролонгированная гипотермия (А.В. Мелешевич, 1964, 1979). Местная пролонгированная гипотермия в серозно-инфильтративной фазе панариция и флегмоны кисти обладает мощным этиопатогенетическим лечебным эффектом. Кроме того, местная гипотермия позволяет клинически дифференцировать фазу серозной инфильтрации от гнойно-воспалительных изменений в тканях. Принцип дифференциальной диагностики основан на степени быстроты проявления абортивного лечебного эффекта. Если противовоспалительный результат в течение первых часов (максимум 2-3 суток) не достигнут, следовательно, изменения в воспалительном очаге носят необратимый (альтеративный) характер, что является сигналом о необходимости неотложного хирургического вмешательства.



Следует также отметить, что местная пролонгированная гипотермия оказывает положительное лечебное действие и в заведомо гнойной фазе развития панариция. Благоприятное воздействие гипотермии выражается в снижении интенсивности болевой реакции, спадении перифокального отека, замедлении или своеобразной временной консервации воспалительной реакции.

Действенные средства лечения при ранних формах панариция применяют немногие (А.В. Григорян и др., 1978). В основном, специалисты используют традиционные приемы.

Неблагополучие в организации лечения ранней и гнойно-воспалительной форм панариция подтверждает следующее типичное клиническое наблюдение.

Больная К., 47 лет, рабочая. 12.05. получила ссадину ладонной поверхности средней фаланги II пальца правой кисти. Осмотрена фельдшером. Микротравма смазана йодной настойкой. Наложена асептическая повязка. Продолжает работать. Со слов пациентки, примерно через 7-8 часов после травмы почувствовала умеренную боль в пальце.
13.05. обратилась к хирургу поликлиники с жалобой на интенсивную пульсирующую боль в указательном пальце правой кисти. Объективно: на ладонной поверхности средней фаланги II пальца правой кисти глубокая ссадина, покрытая сухой буроватого цвета корочкой, кожа вокруг микротравмы гиперемирована, фаланга отечна, движения в межфаланговых суставах пальца ограничены. Диагноз: подкожный панариций средней фаланги правой кисти в фазе серозной инфильтрации. На палец наложена повязка с мазью А. В. Вишневского, назначен пенициллин со стрептомицином в виде инъекций по стандартной схеме.
15.05. состояние больной ухудшилось, из-за сильной боли в пальце ночью плохо спала. Расширилась зона отечности тканей. 
Диагноз: подкожный панариций средней фаланги II пальца правой кисти в фазе гнойно-воспалительных изменений. От предложенной операции отказалась. Лечение прежнее.
18.05. госпитализирована. Жалуется на непрекращающуюся боль. Пораженный палец отечен. Воспалительная инфильтрация тканей особенно выражена на ладонной поверхности. Положение пальца полусогнутое. Движения в межфаланговых суставах резко ограничены. 
Диагноз: сухожильный панариций II пальца правой кисти.
Операция. Под местной проводниковой анестезией 2%-ным раствором новокаина (10 мл) на уровне средней фаланги II пальца правой кисти произведены два средне-боковых разреза. Выделился гной. Ревизия сухожильного аппарата и вскрытие сухожильного влагалища в протоколе операции не отмечаются. Произведено сквозное дренирование раны резиновой полоской. Наложена асептическая повязка с гипертоническим раствором хлорида натрия.
23.05. после временного улучшения, отмечавшегося в первые сутки после операции, боль в пальце возобновилась с прежней интенсивностью. Сохраняется диффузная напряженная воспалительная инфильтрация мягких тканей на уровне всех фаланг указательного пальца. Дренаж зажат отечными тканями. Скудное гнойное отделяемое. Произведен туалет раны. Сменена повязка с гипертоническим раствором хлорида натрия.
27.05. боль в пальце сохраняется. Данные объективного осмотра те же. Отек тканей в области операционных ран несколько уменьшился. Из ран усилилось гноетечение. После горячей ручной ванны наложена сухая асептическая повязка.
30.05. боль в пальце держится. Повязка обильно промокла гнойным отделяемым. На рентгенограмме II пальца правой кисти костно-деструктивные изменения не выявлены. Сохраняются резкий отек и деформация пораженного пальца. После очередной горячей ванны наложена повязка с раствором фурацилина. 
Диагноз: сухожильный панариций II пальца правой кисти.
01.06. - повторная операция. Под местной проводниковой анестезией произведены дополнительные средне-боковые разрезы на уровне проксимальной фаланги II пальца правой кисти. Грануляции из предыдущих разрезов выскоблены ложечкой Фолькмана. 
В протоколе операции нет информации о производившейся ревизии гнойно-воспали¬
тельного очага и сухожильного аппарата пальца. Раны дренированы резиновыми полосками. Наложена повязка с гипертоническим раствором. Состояние больной средней тяжести. Пациентка извелась от изнурительной бессонницы, непрекращающейся боли и безуспешного лечения. Из ран обильное гнойное отделяемое. 
04.06. повторно госпитализирована в стационар хирургического отделения.

pan-pic4.JPG

06.06. - объективно: второй палец правой кисти в выправленном состоянии, отечен, резко раздут, тургор его тканей потерян. Палец представляет бесформенную функционально неуправляемую массу. Из ран выступают концы дренажных резиновых полосок. Активные движения в пальце отсутствуют. Патологическая подвижность в межфаланговых суставах. Отек тыла кисти. 
Диагноз: сухожильный панариций II пальца правой кисти. 
Анализ крови: Нв. - 115 г/л, эр. -3,5«1012/л, ц.п. - 1,0, л. - 5,2«109/л, э.- 4, б.-5, с.я.н. - 60, лимф. - 29, мон.- 2, СОЭ - 29 мм/час. 
Анализ мочи: объем - 80 мл, соломенно-желтого цвета, кислая, уд. вес - 1 027, ед. эпителий, л. - 3-6 в п /з, свежие эритроциты 3-6 в п/з.

На контрольной рентгенограмме определяется резко выраженный остеопороз основания средней и головки проксимальной фаланг с деструкцией сочленяющихся отделов.
Заключение: остеомиелит средней и проксимальной фаланг II пальца правой кисти, подвывих в проксимальном межфаланговом суставе. 
Клинический диагноз: пандиктилит II пальца правой кисти. От ампутации пальца пациентка отказалась. Продолжено консервативное лечение. Антибактериальная терапия. Процесс завершился анкилозом в межфаланговых суставах. В лечении больной принимали участие 5 хирургов одного лечебного учреждения. Лечение продолжалось 58 календарных дней.

Перечень ошибочных врачебных действий, послуживших причиной тяжелых осложнений воспалительного процесса: 
1 ) неполноценность антисептической обработки случайной микротравмы, положившей начало цепной воспалительной реакции; 
2) не использованы эффективные методики абортивной терапии серозно-инфильтративной фазы подкожного панариция (местная пролонгированная гипотермия, регионарная антибактериальная терапия); 
3) несвоевременно предпринято оперативное вмешательство в деструктивной фазе подкожного панариция (отказ больной от операции, как значится в амбулаторной карте - аргумент неубедительный); 
4) методически и технически неправильно выполнены обе операции при сухожильном панариции (не произведена хирургическая обработка вскрытого гнойно-некротического очага; 
5) к нерациональным действиям следует также отнести выскабливание раневого канала ложечкой Фолькмана, применение ручных ванн, отсутствие иммобилизации кисти в послеоперационном периоде.

А.В. Мелешевич
Похожие статьи
показать еще
 
Травматология и ортопедия