Общие сведения о непроходимости кишечника. Этиология. Патогенез.

13 Января в 16:57 2586 0


Непроходимость кишечника (НК) — тяжелое и опасное для жизни состояние, возникающее в результате закупорки просвета кишечника, а также сдавления его брыжейки и приводящее к частичному или полному нарушению продвижения содержимого по желудочно-кишечному тракту (ЖКТ). НК включает в себя все патологические процессы, которые приводят к нарушению пассажа по кишечнику содержимого, и характеризуется различным клиническим течением и морфологическими изменениями пораженной части кишечника. Среди острых хирургических заболеваний органов брюшной полости НК по частоте занимает 3-4 место и составляет 1,2-9,4%. Наиболее часто НК наблюдается у лиц в возрасте 40-60 лет. У мужчин она бывает несколько чаше (66,4 %), чем у женщин (33,6 %) [И.Д. Танаенко и др., 1980; А.Т. Астапенко и др., 1981; М.М. Мамакеев, 1994].

Несмотря на достигнутые в последние годы успехи, летальность при этом заболевании продолжает оставаться высокой и достигает 9-10%, а по данным некоторых авторовдоходит даже до 26% [Ю.М. Дедерер, 1972; В.И. Русаков, 1982; 1997; Неbеrmuth, 1982]. Это значительно больше, чем при остальных острых хирургических заболеваниях органов брюшной полости, вместе взятых [АЛ. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987]. Несмотря на предпринятые меры, летальность при острой НК не проявляет заметной тенденции к снижению [Н.Н. Кузнецов, 1978; М.Ф. Мазурик и др., 1981; М.А.Алcеев, 1996; Л.С. Розенштраух, 1999].

Основными причинами летальных исходов являются перитонит, интоксикация, обезвоживание, тяжелые нарушения центральной и периферической гемодинамики, гипопротеинемия, нарушение электролитного обмена, пневмония и др. Среди этих причин на перитонит приходится около 50 % [И.М. Шаповалов, 1970; Ю.М. Дедерер, 1972].

Высокая летальность при НК обусловлена также многими нерешенными вопросами патогенеза этого тяжелого и многоликого по происхождению и клиническому течению заболевания [В.И. Русаков и соавт., 1985; Б.С. Брискин, 1999].

Этиология

Для возникновения НК определенную роль играет имеющийся до нее ряд факторов. К ним относятся различные анатомо-морфологические изменения в кишечнике, брыжейке, брюшине и связочного аппарата кишечника.

Причиной НК могут стать как нарушения функции кишечника (функциональная или динамическая НК), так и морфологические нарушения (механическая НК). Функциональная НК встречается относительно редко (в 10-12% случаев), а механическая — часто (88-89 %). Причиной заболевания у 80 % больных является спаечный процесс в брюшной полости [М.М. Ковалев и В.П. Рой, 1981; В.П. Петров и соавт, 1989].

В этиологии НК выделяют две группы факторов: предрасполагающие и производящие.. Предрасполагающие факторы: врожденные и приобретенные анатомические изменения в брюшной полости, нарушения двигательной функции кишечника, аномалия развития кишечника (дивертикул подвздошной кишки, долихосигма, подвижная сигмовидная ободочная кишка (ОК), различные окна, щели, карманы в брюшной полости, куда могут внедряться петли кишечника), внутрибрюшные спайки, тяжи, рубцовые изменения брыжейки, изменяющие расположение петель кишечника (перекруты, сдавления, «двустволки»), различные образования, располагающиеся в просвете или в стенке кишки (желчные камни, глисты, опухоли, гематомы) и в соседних органах, возрастные изменения длины всей толстой, в особенности сигмовидной ободочной кишки.

В механизме развития НК также играют роль травма живота, воспалительные процессы, изменение моторной функции кишечника, вызванное нарушением пищевого режима, приемом обильной, грубой пищи.

К производящим факторам относят внезапное повышение внутрибрюшного давления, в результате чего происходит перемещение кишечных петель, перегрузку ЖКТ и др.

Патогенез

Изучая литературу по патогенезу НК и анализируя результаты наших наблюдений за этими больными, мы обратили внимание на общность нейрорефлекторных реакций при этом заболевании и шока.

В начальном периоде развития НК, когда клиническая картина обусловлена раздражением эфферентных приборов брыжейки и преобладают болевые явления, заболевание протекает с симптомами, характерными для травматического (болевого) шока. Развивающиеся нарушения водно-солевого обмена, дегадратация, дефицит жидкости в организме, понижение объема циркулирующей крови (ОЦК) (гиповолемия), а также нарушение электролитного баланса (гипонатриемия, гилохлоремия, гипокалиемия), являющиеся неизбежными при большинстве форм острой НК, усугубляют картину шока. Секвестрация жидкости, накопление ее в просвете, брыжейке и стенке ЖКТ приводят к понижению ОЦК и артериального давления (АД). Нарушается функция сердечно-сосудистой системы. Все это, вместе взятое, усугубляет явления шока, возникающего на фоне выраженной болевой импульсации.

В поздние периоды НК, когда вступают в силу выраженная интоксикация и явления перитонита, начинают играть роль элементы септического и эндотоксического шока [М.И. Лыткин и соавт., 1982; В.И. Русаков и соавт, 1985].

Функциональные и органические изменения в нервной системе при НК носят фазный характер. В первой фазе происходит активация, а в торпидной — нарастающее угнетение секреции нейронов и выделение биологически активных нейрогормонов в общее кровообращение. Интенсивность реакции нейросекреторной системы зависит от силы и продолжительности действия стрессорных факторов. При длительном действии раздражителей большой силы в нейросекреторных нейронах гипоталамуса возникают своеобразные фазные состояния. Исходом феномена патологической фазности нейронов гипоталамуса является их гибель, совпадающая с гибелью организма [H.H. Журавлев, 1979; В.И. Русаков и соавт., 1985].

Во все периоды развития патологического процесса отмечаются нарастание концентрации нейрогормонов в плазме и высокая функциональная активность гипоталамо-антидиуретической системы в терминальном периоде.

В первой стадии острой НК кратковременное возрастание функциональной активности надпочечников и инсулярного аппарата поджелудочной железы (ПЖ) сменяется, в терминальном периоде, глубоким угнетением и выключением их функций [В.И. Русаков и соавт, 1982].

Уже на начальных этапах острой НК в тканях отмечаются ускоренные реакции липопереокисления и нарастание ферментативной активности. Последняя особенно повышается в кишечных петлях, охваченных патологическим процессом (приводящий отдел кишечника). Это явление достигает максимума к 24 ч после начала НК [CA. Виноградов и соавт, 1971; Fahimi, 1970]. Ферментативная перегрузка портальной системы в более поздней стадии НК усиливает развитие гепатоцеллюлярных повреждений и вскоре приводит к функциональной декомпенсации печени, снижению ее барьерной функции и потере способности к удалению лизосомальных ферментов, перекисей, токсинов и других биологически активных веществ. К функциональным нарушениям вскоре присоединяются и морфологические изменения в печени, развивается тяжелая почечная недостаточность (ПН).

На более поздних этапах НК (более 24 ч) в связи с нарушением барьерной функции кишки лизосомалъные ферменты начинают попадать в свободную брюшную полость, проявляя там cвое деструктивное действие. Последнее усиливается еще в связи с тем, что оно обладает способностью отщеплять от белков вазоактивные вещества, которые оказывают большое влияние на гемодинамику [Д.И.Доренский, 1977].

Резкое возрастание патогенной афферентации при ущемлении брыжейки кишечника с последующим обильным потоком импульсов в виде различных раздражений конвергирует на центральную нервную систему (ЦНС) и вызывает грубые функциональные и структурные изменения в нейронах.

Достаточно быстро при этом возникают местные расстройства кровообращения в стенке кишки, что сопровождается возрастанием проницаемости. Следствием этого является массивное поступление тканевых и микробных токсинов в общую циркуляцию. Ущемление брыжейки кишечника при завороте ее с последующим самопроизвольным или выполненным хирургом разворотом может осложниться другой разновидностью шоковой реакции — турникетным шоком, для которого свойственна депрессия артериального притока и венозного оттока в сосудах брыжейки.

Выраженная эндотоксемия, нарастающая в связи с усиленным поступлением в кровоток тканевых токсинов, напоминает так называемый синдром длительного раздавливания тканей. Возникающий при НК перитонит тоже можно рассматривать как своеобразную модель септического шока.

Массивные раздражения афферентных рецепторов париетального и висцерального листков брюшины осложняются развитием висцерального шока, который служит атрибутом отдельных форм острой НК, а по механизму развития является типичным шоком [В.И. Русаков и соавт., 1985]. Нарушение микроциркуляции в стенке кишки, изъязвление ее слизистой оболочки (СО), поражение сосудов подслизистого слоя, большая потеря воды способствуют развитию гиповолемии.

Формирование адаптивных реакций в условиях развития острой НК чрезвычайно затруднено, поскольку возникает не простая суммация патогенных раздражений, а наслаивание их на измененную реактивность основных защитных систем — нервной, эндокринной, иммунной, обменной и т.д.

В механизме развития болезни и осуществления защитных реакций происходит смена стрессорных воздействий, в котором каждое последующее реализуется в новых условиях гомеостаза, измененных под действием предыдущего стрессора. При отсутствии своевременного хирургического вмешательства необратимые изменения в этой патогенной цепи могут произойти на любом этапе.

Время возникновения необратимых изменений зависит от самых разнообразных причин, среди которых можно назвать уровень и вид острой НК, возраст, применение своевременной интенсивной терапии, предшествующее состояние больного, в том числе и первоначальное [В.И. Русаков и соавт., 1985].

Патогенетический механизм острой НК схематически представляется следующим образом. К сильной болевой импульсации вскоре присоединяется воспаление в кишечной стенке и брыжейке, что приводит к плазмопотере и интоксикации. Развивающиеся нейроэндокринные сдвиги, микроциркуляторные нарушения и гипоксия приводят к ацидозу, энергетической недостаточности и глубоким метаболическим нарушениям в тканях кишки. Усиливается перекисное окисление липидов, нарушается проницаемость биомембран, в результате чего из поврежденных клеток высвобождаются лизосолеальные гидролазы, а от белков отщепляются вазоактивные вещества.

В результате усиленного перекисного окисления липидов высвобождаются в кровоток гидролазы и токсины, которые, в свою очередь, приводят к частичному гемолизу и повышению активности ферментных систем. Все это, вместе взятое, приводит к развитию метаболических, функциональных, а затем и глубоких морфологических изменений в печени, почках и других жизненно важных органах. При НК шок вначале носит травматический характер, обусловленный сильной болевой имлулъсацией, а в последующем по мере нарастания интоксикации, гиповолемии, нарушения центральной и периферической гемодинамики он приобретает характер эндотоксического, гиповолемического шока.

При НК в верхних отделах пищеварительного тракта многочисленные железы, участвующие в пищеварении, выделяют секрет (слюна — 1500 мл, желудочный сок (ЖС) — 2200 мл, секрет тонкой кишки (ТК) — 3000 мл, желчи — 700 мл, панкреатический сок — 700 мл и др.) при поступлении пищи. В процессе пассажа химуса они почти полностью реабсорбируются, особенно в дистальных отделах кишечника.

Вследствие нарушения пассажа по ЖКТ реабсорбционная способность кишечника резко понижается, так как отделы кишечника ниже препятствия не участвуют в абсорбции. Поэтому при высокой НК эти нарушения более выражены, так как верхние отделы кишечника обладают наибольшей способностью к реабсорбции, а также потому, что и в верхних отделах кишечника вырабатывается много секрета, а нижние отделы обладают наибольшей способностью к реабсорбции.

Далее задержка газов и секрета ведет к повышению давления в просвете кишечника и вместе с тем к нарушению венозного кровотока, отеку стенки и брыжейки кишечника, застойной гиперемии, петехиальным кровоизлияниям, а также к нарушению реабсорбции в престенотическом участке кишечника.

При дальнейшем развитии НК вследствие недостающего дефицита жидкости в организме наступает и гиповолемический шок. Последний вначале бывает компенсированным, а позднее наступает декомпенсация. Картина осложняется по мере развития перитонита.

В связи с переполнением и отеком приводящего отдела кишки сократительная способность мышечной оболочки ослабевает, перистальтика исчезает, увеличивается растяжение кишки. Распространенный на брыжейку отек увеличивает застой, что влечет за собой пропотевание жидкости вначале в просвет кишки, а затем в брюшную полость. Выпот в брюшной полости в условиях нарастающей патологической проницаемости кишечной стенки инфицируется с последующих развитием перитонита. Количество жидкости в стенке и просвете кишечника нарастает в зависимости от продолжительности НК. Эта жидкость состоит из пиищеварительных соков, пищевых масс и транссудатов, поступающих в просвет кишки вследствие нарушения кровообращения в ее стенке и повышения сосудистой проницаемости. Всасывание содержимого кишечника при высокой НК резко нарушено. В приводящем отделе всасывание содержимого кишечника в начале развития НК даже несколько усиливается. Однако в дальнейшем оно резко ослабевает. При низкой НК всасывание мало нарушается. В отводящих отделах нарушения всасывания из кишечника не происходит.

Накапливающийся выпот в брюшной полости обусловлен также сдавлением сосудов брыжейки и возникшим застоем крови и плазмы. По своему составу он близок к сыворотке крови и содержит до 5% белка. Вначале транссудат бывает прозрачным, желтоватого оттенка. В дальнейшем при более глубоком нарушении кровообращения в стенке кишки и брыжейке транссудат приобретает геморрагический характер. По мере нарушения кровообращения, развития некробиотических процессов и нарастания проницаемости стенки кишки в транссудат проникают не только форменные элементы крови, но и бактерии и их токсины.

Транссудат становится мутным, приобретает темно-бурую окраску и неприятный гнилостный запах. Это свидетельствует о тяжелых необратимых изменениях в кишечнике и является реальной предпосылкой развития перитонита и тяжелой интоксикации. Пусковым моментом развивающегося пареза ЖКТ является нервнорефлекторное влияние с присоединением в дальнейшем гуморальных факторов — потеря калия, активация хининовой системы, нарушение синтеза макроэргических соединений.

При механической НК происходит поступление и скопление большого количества жидкости и электролитов в просвет кишечника выше уровня непроходимости с одновременным резким угнетением реабсорбции в этом участке кишки. Это приводит к растяжению кишечной стенки и усиленной секреции ею жидкости, а нарушение кровообращения в СО, возникающее при растяжении кишечника, — к нарушению реабсорбции. Проксимальная часть кишки (выше уровня непроходимости) постепенно теряет способность всасывать натрий, калий и воду. Развивающийся стаз кишечного содержимого благоприятствует росту микроорганизмов, повышенному скоплению газов в кишечнике, которые не могут всасываться, и вызывает сильное растяжение кишечной стенки.

Вздутие и растяжение желудка и кишечника вызывают раздражение рвотного центра, антиперистальтику и рвоту, с которой больной теряет большое количество жидкости, электролитов и белков. Величину потерь жидкости нетрудно представить, если учесть, что в течение суток у человека выделяется 8-10 л пищеварительных соков, содержащих большое количество белков, электролитов и ферментов.

В патогенезе НК важную роль играет растяжение кишки. Она обусловливает значительное напряжение гладкой мускулатуры кишечной стенки, что увеличивает ее потребность в кислороде. Недостаточное поступление кислорода способствует энергетической недостаточности мышц кишечной стенки. Доставка кислорода тканям ухудшается из-за отека кишечной стенки. Одновременно возникают стаз крови в мелких сосудах, агрегация эритроцитов и тромбоцитов и быстро ухудшается снабжение тканей кислородом [A.A. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987].

Вследствие повышенных энергетических затрат и нарушения процесса всасывания имеющиеся запасы гликогена в организме быстро исчезают. Для покрытия энергетических затрат организм при этом расходует жиры и клеточные белки. При сгорании белков и жиров в организме накапливаются промежуточные (кислые) продукты обмена и высвобождается эндогенная жидкость, меняется КОС. Внеклеточный алкалоз, имеющийся в раннем периоде НК, сменяется ацидозом, который в связи со снижением диуреза становится декомленсированным. Изменения КОС зивисят от уровня препятствия: при высоких обтурационных формах НК обычно развивается алкалоз, при низких — ацидоз.

Вследствие сдавления и повреждения брыжеечных сосудов (в первую очередь тонкостенных вен) в просвете ущемленной кишки, в ее стенках и в брюшной полости при тяжелых видах странгуляционной НК может скопиться более 38 % всей циркулирующей в сосудах крови. Помимо указанных расстройств в патогенезе странгуляционной НК играют роль и ответные реакции на некробиотические изменения в стенке кишки с последующим перитонитом и интоксикацией. При этом возникают расстройства и со стороны ЦНС вследствие болевых рефлексов, а возможно, и интоксикации. Это, в свою очередь, приводит к нарушению функции сердца, печени, почек, надпочечников.

В поздние периоды НК резкое увеличение внутрикишечного давления приводит к еще большему сдавлению капилляров и вен кишечной стенки.

В результате нарушения интерстициального кровообращения развиваются дистрофические процессы, а иногда и очаговые некробиотические изменения. Эти изменения при странгуляционных видах НК более многообразны, чем при обтурационных формах. Все те патогенетические факторы, которые имеют значение при обтурационной НК, имеют место и при странгуляционной форме. Однако они действуют значительно быстрее, поскольку к процессам, происходящим в петле кишки, расположеной выше места препятствия, присоединяются потери жидкости, электролитов и белков в просвет странгуляционной петли и в брюшную полость. Количество жидкости, пропотевающей в брюшную полость и странгуляционную петлю кишки, иногда доходит до 2-3 л, причем эта жидкость содержит значительно больше белка, чем жидкость, теряемая при обтурационной НК. Теряется белок преимущественно из плазмы, что быстро приводит к расстройству гемодинамики.

Вследствие резкого усиления процессов катаболизма при страгуляционной НК имеют значение и потери клеточного белка. Нарушение ее кровообращения приводит к некробиозу или тотальному некрозу кишки уже в начальные периоды заболевания. В результате этого кишечная стенка становится проницаемой для находящихся в се просвете токсических продуктов белкового распада, микробных токсинов и микроорганизмов (в первую очередь Е. Coli и различных видов клостридий). Микроорганизмы и их токсины проникают в брюшную полость, всасываясь брюшиной, попадают в кровь, вызывая тяжелую интоксикацию, степень которой зависит от выраженности некробиотических процессов в кишечнике.

Важную роль в патогенезе острой НК играют тяжелые нарушения функции ЦНС, вызванные мощным потоком нервных импульсов, исходящих из многочисленных интерорецепторов пораженного отдела кишечника, его брыжейки. Последние влекут за собой вторичные нарушения функции органов и систем, усугубляющие тяжелое состояние больных, ухудшающие усилия обеспечения регулирующей функции ЦНС. Одним из важных звеньев в патогенезе острой НК является развивающаяся недостаточность гипофизарно-надпочечниковой системы. При острой НК в организме возникает состояние напряжения этой системы. Функция надпочечников мобилизуется, выделяется в кровь дополнительное количество кортикостероидов. Утилизация их продолжается и наконец наступает истощение.

Таким образом, острая НК вызывает целый ряд очень тяжелых общих нарушений, определяющих в дальнейшем тяжесть течения самого заболевания. Даже после устранения НК нередко состояние больного продолжает прогрессивно ухудшаться и наступает смерть.

Характер и степень происходящих при НК патофизиологических сдвигов наряду с общими закономерностями имеют специфические особенности, обусловленные главным образом формой НК, ее уровнем, сроком заболевания, состоянием компенсаторных и защитных реакций организма.

В механизме патофизиологических реакций большую роль играют нарушения водно-электролитного обмена. Они проявляются изменениями ОЦК и интерстициальной жидкости, состава (буферные соединения, электролиты, белки, гемоглобин), концентрации калия, натрия, хлора и распределения (секвестрация жидкости в кишечнике, брюшной полости). Возникшие изменения приводят к нарушению соотношения между внеклеточным и внутриклеточным водными секторами вплоть до развития общей гипогидратации.

При острой НК, особенно в первые часы с начала заболевания, за счет потери воды развивается клеточная дегадратация. При поздних стадиях НК, особенно при высоком ее уровне, увеличивается потеря электролитов, уменьшается давление интерстициальной жидкости, снижается ОЦК, развивается внеклеточная гипогидратация с гипергидратацией клеток. При острой НК всасывание из кишечника резко нарушается. В его просвете, стенках, а также в брюшной полости накапливается большое количество жидкости в виде геморрагического транссудата за счет убыли ее в других органах. Это резко отражается на состоянии других органов и систем, на течении обмена веществ.

При всех формах НК просходит потеря калия с развитием гипокалиемического синдрома (адинамия, нарушение сократительной способности миокарда и внутрисердечной проводимости, метаболический алкалоз, парез ЖКТ).

В результате скопления выше места препятствия газов, застоя кишечного содержимого в приводящей петле, сдавления сосудов в подслизистом слое кишки с отеком и пропотеванием плазмы в стенку кишки, ее просвет, брюшную полость, повышения внутрикишечного давления, нарушения оттока крови и транссудации жидкости в просвет кишки и нарушения процессов реабсорбции пищеварительных соков возникает так называемая «секвестрация» жидкости и эритроцитов в «третье» пространство (уменьшение ОЦК), и они выключаются из обменных процессов и кровообращения.

Возникает порочный круп чем больше растягивается расположенный выше места препятствия участок кишки, тем сильнее нарушается всасывание и увеличивается транссудация, что приводит к еще большему перерастяжению. Постепенно весь отдел ЖКТ выше места препятствия оказывается переполненным пищеварительными соками, транссудатом и газами. Рвота, являясь компенсаторным процессом, не в состоянии, однако, предотвратить прогрессирование перерастяжения кишечника. В результате нарушения реабсорбции, брожения и гниения жидкого содержимого приводящей петли образуются осмотически активные вещества, усиливающие секвестрацию жидкости, чему способствует также выделение биогенных аминов (гистамин, триптамин, серотонин).

За сутки при НК в «третьем» пространстве может депонироваться до 8-10 л пищеварительных соков, что, с одной стороны, ведет к резкой дегидратации, а с другой — создает тяжелую нагрузку на кишечную стенку, сдавливая сосуды под-слизистого слоя, в первую очередь — вены [М.И. Кузин, 1988].

В результате «секвестрации» в просвет кишечника и потерь с рвотой развивается тяжелая дегидратация. Последняя вначале развивается за счет уменьшения объемов внеклеточного, а затем и внутрисосудистого сектора.

В результате сдавления брыжейки при странгуляционной НК и находящихся в ней вен происходит депонирование крови в кишечной стенке, а затем выхождение эритроцитов в просвет кишечника и в брюшную полость. Жидкость, скапливающаяся в брюшной полости при странгуляционной НК, как правило, имеет розовато-красный, иногда даже коричневый цвет и содержит гемоглобин.

Потеря жидкости и электролитов приводит к гемодинамическим расстройствам, снижению клубочковой фильтрации в почках и к уменьшению диуреза. При дегидратации, уменьшении объема внеклеточного сектора и потерь ионов натрия наступает усиленная секреция альдостсрона, в результате чего уменьшается экскреция ионов натрия и хлора с мочой, происходит задержка их в организме. Параллельно с указанным процессом идет усиленная экскреция с мочой калия, на которую действие альдостеронного механизма не распространяется. Потеря ионов калия с рвотными массами и мочой очень быстро приводит к дефициту калия в организме и развитию гипокалиемии. В условиях гипокалиемии развиваются тяжелые гипотонии, ослабление сухожильных рефлексов, резкая слабость, апатия, сердечно-сосудистые расстройства, понижение тонуса кишечной мускулатуры, парезы кишечника.



В целях поддержания гомеостаза и восстановления нормальной концентрации калия в плазме крови и во внеклеточной жидкости организм начинает расходовать калий клетки, при этом происходит перемещение калия из клетки во внеклеточную жидкость, а ионов натрия и водорода из внеклеточной жидкости в клетку. В связи с этим в организме изменяется КОС, развивается внеклеточный алкалоз и внутриклеточный ацидоз.

В патогенезе указанных нарушений также главное значение имеет уровень препятствия, состояние секреторной активности и всасывающая способность кишки. Чем выше препятствие, тем быстрее она развивается. Это объясняется тем, что основное количество пищеварительных соков попадает в верхний отдел кишечника, поэтому чем меньше поверхность всасывания, тем быстрее развиваются описанные процессы. Высокая НК (вблизи двенадцатиперстной кишки (ДПК)) приводит к смерти уже через 1-2 сут.

При низкой НК потери воды, электролитов и белка происходят в меньшем объеме, чем при высокой. В связи с этим в раннем периоде не наблюдается тяжелых сердечно-сосудистых расстройств, нарушений электролитного баланса и изменений КОС. При обтурационной НК потери жидкости бывают значительно меньше и не сопровождаются существенными нарушениями внутренней среды, и лишь в поздних стадиях заболевания могут возникать серьезные нарушения.

Дегидратации при обтурационной форме НК обычно свойственно некоторое преобладание потерь электролитов по сравнению с жидкостью. Потеря с рвотой пищеварительного сока приводит к внеклеточной дегидратации, что сопровождается сгущением и уменьшением ОЦК. В более поздние сроки, когда потеря жидкости обусловливается преимущественно транссудацией, потери жидкости и электролитов происходят параллельно. В поздние сроки определенное значение приобретают и потери воды с дыханием, испарением, потом.

При высокой НК, сопровождающейся рвотой, происходит потеря желудочного, панкреатического и дуоденального соков, а также желчи и тонкокишечного сока. Жидкость, скапливающаяся в просвете кишечника и теряемая с рвотой, обычно имеет такой же электролитный состав, как и плазма, поэтому в начальный период заболевания происходит преимущественно обезвоживание организма за счет потерь из внеклеточного пространства без существенных изменений электролитного состава крови. При этом наблюдается уменьшение ОЦП и сгущение крови. Значительных нарушений КОС не наблюдается, поскольку происходит потеря как кислого желудочного, так и щелочного дуоденального и кишечного содержимого. При низкой НК длительно наблюдается лишь обезвоживание организма без изменений электролитного состава плазмы.

В более поздних стадиях НК распад клеточной массы сопровождается освобождением большого количества калия, который вследствие олигурии задерживается в организме, вызывая гиперкалиемию. В условиях гиперкалиемии страдает сердечно-сосудистая деятельность (аритмия, сердечные блокады, фабриляция предсердий) и нарушается функциональное состояние ЦНС.

Гемодинамическое нарушение наступает главным образом вследствие перераспределения жидкости и скопления ее в брыжейке и просвете кишечника, в кишечной стенке и париетальной брюшине, а также вследствие дальнейшей потери жидкости (экссудация, рвота, истечение секрета желез, желудочно-кишечное зондирование, воздержание от приема жидкости) или потери крови и плазмы (гиперемия серозных оболочек). Характер и степень этих нарушений зависят от количества и химического состава теряемых жидкостей.

Значительное уменьшение количества жидкости приводит к «сморщиванию» внеклеточного пространства, особенно интерстициальной ткани (резерв для восполнения объема крови) [И.Ф. Березин, П. Нурмедов, 1971].

В тех случаях, когда пораженная часть ТК превышает 1/3 всей ее длины, уже через несколько часов после начала заболевания объем крови, выключенной из циркуляции, достигает 40% и более. При обширной странгуляции эти потери и транссудация в брюшную полость могут превышать 50% ОЦК [Ю.М. Дедерер, 1971; Welch, 1958].

Возникающая в результате потерь жидкости гиповолемия вызывает активацию симлатико-адреналовой системы, проявляющуюся спазмом гладкой мускулатуры сосудов, особенно в бассейне верхней брыжеечной артерии, в почках и  коже. Это приводит к вазоконстрикции, спазму пре- и посткапиллярных сфинктеров, что в сочетании с повышенным внутрикишечным давлением вызывает тяжелые нарушения микроциркуляции в стенке кишки. В результате этого нарастает периферическое сопротивление, возникает стаз крови, увеличиваются потери жидкости и белка в просвете кишки. Прогрессирующая гипоксия тканей приводит к переключению обмена веществ на анаэробный гликолиз, к накоплению кислых метаболитов.

Растяжение и гипоксия кишечной стенки приводят к снижению ее сократительной способности. Повышенное образование лактата и освобождение катехоламинов изменяют соотношение вне- и внутриклеточного содержания калия и приводят к дальнейшему снижению возбудимости мышц кишечной стенки.

Длительное повышение внутрикишечного давления приводит к тяжелому нарушению кровоснабжения, изменению микроциркуляции, развитию некроза, изъязвлению СО, возникновению перфорации кишки. Более выраженно это проявляется при странгуляционной НК. Кроме внутрикишечного повышается и внутрибрюшное давление, что способствует скоплению жидкости и газов в кишечнике. Это приводит к высокому стоянию диафрагмы и ухудшению дыхания.

НК характеризуется также повышением вязкости, реологических и агрегационных  свойств крови и микроциркуляторными нарушениями.

Кроме того, вследствие изменения давления во внеклеточном пространстве изменяется также состояние внутриклеточного пространства. Это отличает шок, развивающийся при НК, от шока при геморрагии.

Дефицит калия ведет к атонии кишечника, а атония, в свою очередь, увеличивает дефицит калия.

При НК наблюдается как метаболический ацидоз, так и алкалоз. Главными причинами развития метаболического алкалоза, в частности, может служить потеря кислого ЖС, особенно при высокой НК.

Развившийся метаболический ацидоз может быть обусловлен потерей гидрокарбоната (потеря кишечных и других секретов) или повышенным образованием органических и неорганических кислот.

Подсчеты потерь жидкости у больных с НК показали, что наибольшее количество жидкости за короткие сроки теряется при странгуляциях обширных отделов кишечника. Дефицит жидкости у этих больных уже в первые сутки может составить 5-6 л и более. Дегидратация средней степени развивается при странгуляциях небольших участков кишечника. Потери жидкости к концу суток при этом составляют в среднем 2-3 л [Ю.М. Дедерер, 1972].

У больных с илеоцекальной и толстокишечной инвагинациями, заворотами сигмовидной кишки (протекающими без нарушения кровоснабжения кишечной стенки) потери жидкости в первые сутки составляют не более 1 -1,5 л. Это объясняется тем, что закупорка просвета кишки при илеоцекальной и толстокишечной инвагинациях бывает не полной, поэтому перерастяжение кишки выше места препятствия не происходит рвота отсутствует, или, если она есть, количество рвотных масс бывает незначительным. Количество транссудата в брюшной полости при этих формах также обычно невелико.

При странгуляциях обширных отделов кишечника тяжелая дегидратация развивается уже через несколько часов после начала заболевания.

При обтурационной НК транссудация жидкости в брюшной полости почти не бывает, и жидкость теряется главным образом с пищеварительными соками, скапливающимися в просвете кишки выше места препятствия и входящими в состав рвотных масс. Объем потерянной жидкости будет тем больше, чем меньше остается всасывательной поверхности кишки, т.е. чем выше расположено место препятствия.

У больных, поступивших в поздние сроки (3-4-е сут), большое значение приобретают «незаметные» потери жидкости с дыханием, испарением и потоотделением. К концу четвертых суток они достигают 6 л и более [Ю.М. Дедерер, 1971].

В поздней стадии НК (через несколько суток) развиваются тяжелые нарушения ионного равновесия. Сгущение крови и падение АД ведут к ухудшению кровотока в почках и снижению их фильтрационной способности. В результате увеличения количества остаточного азота развивается почечный ацидоз с одновременным увеличением щелочных резервов.

В последних стадиях НК этот резерв крови всегда уменьшается. Метаболический ацидоз может усиливаться в результате гипоксии при гиповентиляции, при длительном падении АД, которое также приводит к гипоксии и нарушениям гемомикроциркуляции.

Наблюдается азотемия, которая объясняется не только ухудшением функции почек, но и увеличением распада белков [К.С. Симонян, 1971].

Величина резервной щелочности крови зависит от уровня препятствия: при высокой НК массивная потеря кислого ЖС вначале может компенсироваться развивающимся метаболическим ацидозом.

Наблюдаются и нарушения белкового обмена, особенно при страшуляционной НК, в результате потерь внеклеточного белка (потеря плазмы, транссудация жидкости в брюшную полость), а затем и распада внутрикишечного белка. Повышается активность крови, развивается гипоальбуминемия, снижается онкотическое давление крови, особенно при высокой НК. Появляется диспротеинемия, происходит интенсификация белкового обмена, сопровождающегося усиленным распадом белка. Гипоальбуминемия связана и с нарушением белковообразовательной функции печени, распадом плазменных белков, нарушением всасывания белков из кишечника.

Причем если содержание в плазме мелкодисперсной фракции белков-альбуминов обычно бывает уменьшенным, то содержание грубодиспсрсных белков-глобулинов бывает увеличенным [К.С. Симонян, 1961].

Гипоальбуминемия при НК обусловлена задержкой альбуминов в печени и потерей их с транссудатом вследствие проницаемости сосудистого русла (К.С. Симонян, 1971; АЛ. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987]. При острой НК потери белка могут достигать 250-300 г.

Гипоальбуминемия при НК обусловлена задержкой альбуминов в печени и потерей их с транссудатом вследствие проницаемости сосудистого русла [К.С. Симонян, 1971; АЛ. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987]. При острой НК потери белка могут достигать 250-300 г.

Чем тяжелее течение НК и более выражены воспалительно-некротические изменения со стороны вовлеченных в процесс петель, тем изменения белкового обмена выражены резче. Падение концентрации альбумина в плазме резко снижает ее КОД и способность удерживать воду (гилопротеинемический отек), так как наибольишй вклад (85 %) в коллоидно-осмотическое давление (КОД) плазмы вносит альбумин. При странгуляционной НК количество белка в транссудате колеблется в пределах 2,5—5%, причем оно возрастает параллельно с увеличением процентного содержания в транссудате гемоглобина. Определенное количество белков плазмы депонируется и в стенке странгуляционной петли кишки. Следовательно, при интенсивной геморрагической окраске транссудата больше требуется компенсации потерь.

Установлено, что у больных с НК количество циркулирующего белка снижается ниже нормы на 20-30%.

Потери белка зависят как от формы заболевания, так и его длительности. При большей потери белка регуляторные механизмы быстро переходят в состояние декомпенсации, что является одной из причин шока, возникающего при тяжелой форме НК.

Быстрая потеря белков, как это имеет место при странгуляционной форме НК, приводит к снижению онкотического давления, выхождению жидкости из сосудистого русла в ткани, уменьшению ОЦК и тяжелым гемодинамическим расстройствам.

Быстрая потеря белков, как это имеет место при странгуляционной форме НК, приводит к снижению онкотического давления, выхождению жидкости из сосудистого русла в ткани, уменьшению ОЦК и тяжелым гемодинамическим расстройствам.

Таким образом, различают следующие возможные пути потерь внеклеточного белка вследствие процессов транссудации: 1) в просвет странгуляционной или обтурированной петли кишки; 2) с обычной жидкостью в стенку кишечника; 3) с транссудатом в брюшную полость; 4) в другие органы вследствие увеличения проницаемости капилляров. Если транссудат брюшной полости не содержит или содержит мало гемоглобина, количество белка в транссудате и кишечном содержимом составляет около 2 %, те. в 4 раза меньше, чем в плазме.

Потери белка при обтурации обычно колеблются в пределах 50-100 г/сут, при заворотах ТК — 100-170 г, спаечной НК—100-150 г,узлообразования—до 300 г. В эвакуированном кишечном содержимом среднее содержание белка составляет 1-2% [Ю.М. Дедерер, 1971].

При острой НК, как правило, уменьшается количество альбуминов и увеличивается процентное содержание глобуминов (К.С. Симонян, 1961; A.C. Сыновей, 1966), особенно при странгуляционных формах. При транссудации внеклеточного белка в первую очередь за пределы сосудистого русла уходят альбумины. Значение потерь альбуминов определяется их ролью в поддержании КОД плазмы крови. Хотя относительное количество альбуминов от количества остальных белков плазмы составляет 55-60 %, на их долю приходится 80 % онкотического давления, а на долю глобуминов только 20% (СМ. Раппопорт, 1965). Поэтому потеря альбуминов быстро ведет к уменьшению онкотического давления и ОЦК.

При тяжелых формах НК изменяется и аминокислотный состав [М.Д. Подильчук, 1968].  Это в основном связано с нарушением функции печени. Одной из причин количественных нарушении белкового обмена и усиленного распада клеточного белка является возрастание протеолитической активности сыворотки крови.

При нарушении кровоснабжения кишечной стенки из ее просвета в кровеносное русло могут попадать протеолитические и другие ферменты как из пищеварительных соков, так и бактериального происхождения. В связи с этим при странгуляционной НК наблюдается значительное возрастание активности про-тсолитических ферментов [Кrynicki, 1967 и др.].

Количество выключенной из кровообращения крови достигает высоких значений (от 38 до 57 %) и составляет около 47 % первоначального ОЦК.

Углеводный обмен при НК страдает в меньшей степени. Однако несмотря на это несомненно, что оно также может иметь определенное значение в изменении внутренней среды организма, следствием чего являются тяжелые нарушения деятельности внутренних органов. Высокая НК характеризуется более быстрым и значительным нарастанием содержания сахара в крови. В поздние сроки оно может достигать весьма высоких показателей (400-500 мг%). Как при обтурационной, так и при странгуляционной форме НК наблюдается уменьшение количества гликогена в печени и мышцах и соответственно этому повышение уровня сахара в крови.

Отмечено, что у этих больных в результате нарастания ауголитических процессов тканевой гипоксии, накопления кислых метаболитов и интоксикации, усиления перекисного окисления липидов образуется дополнительное количество перекисей [В.И. Русаков и соавт., 1982], которые ведут к образованию альдегидов и кетонов. Наиболее токсичны не сами перекиси, а продукты их дальнейших превращений — альдегиды и кетоны. Эти соединения взаимодействуют с функциональными группами белков, в частности с сульфгидрильными, вызывая тем самым полимеризацию белков и снижение уровня SН-групп крови [Л.А. Ким, 1974]. Окисление SН-группы белков мембран перекиси водорода (катализы и пероксидазы), эритроцитов продуктами разложения может стать причиной гемолиза [Э.Ф. Самарин и соавт., 1970].

Выход гемоглобина в плазму, в свою очередь, вызывает дальнейшую интоксикацию липопереокисления в мембранах эритроцитов, так как свободный гемоглобин является мощным прооксидантом [А.И. Лукаш и соавт., 1976].

Кроме того, повышение проницаемости сосудов при НК может способствовать переходу гемоглобина и продуктов его деструкции в другие органы и ткани и вызывать в силу их прооксидантных свойств перекисное повреждение плазматических и внутриклеточных мембран.

Возможно, это является одной из основных причин значительного увеличения активности кислых гидролаз в жизненно важных органах [В.И. Русаков и соавт., 1982]. Показана взаимосвязь обнаруженных метаболических нарушений с динамикой развития НК. В силу необратимых изменений в организме даже самое тщательное оперативное вмешательство не исключает летального исхода.

По мере развития острой НК интенсивность перекисного окисления липидов особенно нарастает в тканях мозга, печени и кишечнике, т.е. в тех органах, которые относительно больше реагируют на тггокстошпо. В результате этих сдвигов наступают структурные нарушения в мембранах лизосом, что приводит к освобождению и выводу в кровеносное русло высоких концентраций гадролаз, обладающих мощным деструктивным действием. В терминальных стадиях НК в результате развития некробиотических изменений и аутолитических процессов в стенке кишки нарушается ее барьерная функция. Освобожденные в результате этого кислые лизосомальные гидролазы начинают попадать в свободную брюшную полость и оказывать там деструктивное влияние. Вместе с освобождением лизосомальных гадролаз вышедшие из-под контроля пероксидазы могут участвовать в инактивации ферментов, полупептидных гормонов и других патологически активных соединений, могут способствовать необратимым изменениям в организме [В.И. Русаков и соавх, 1982; МЛ. Алиев, ЮЛ. Шальков, 1996].

Возникающие уже в первые часы НК тяжелые гемодинамические нарушения приводят к выключению из гемоциркуляции определенного объема крови, депонированию плазмы и эритроциров в стенке и просвете кишки, нарушению микроциркуляции, снижению кислородного обеспечения тканей и органов, особенно кишки и печени, возникновению в них энергетической недостаточности. Тканевая гипоксия в первую очередь приводит к накоплению кислых метаболитов и развитию метаболического ацидоза. Эти первичные нарушения метаболизма, а также нарастающая интоксикация приводят к интенсификации процессов структурных нарушений в мембранных лизосомах и высвобождению гидролаз, обладающих мощным деструктивным потенциалом. Метаболические и функциональные нарушения, а вслед за ними и структурные изменения в различных органах и тканях усиливают проницаемость клеток.

Таким образом, нарушается их гистогематогенный барьер с последующим проникновением в клетку кислых гидролаз и разрушением внутриклеточных структур. Это существенно влияет на развитие и течение деструктивного процесса в брюшной полости и может быть важным патогенетическим звеном в развитии системных поражений, приводящих к необратимым изменениям. Вследствие разрушения мембран эритроцитов и высвобождения продуктов их деструкции, а также повышения проницаемости сосудов указанные продукты переходят в другие органы и ткани и вызывают в них повреждение мембран клеток. Таким образом, в патологический процесс вовлекаются все новые и новые системы.

Кроме освобождения лизосомных гидролаз, пероксидазы, вышедшие из-под контроля клеток, могут участвовать в инактивации ферментов, полипептидных гормонов, кининов и других биологически активных соединений и тем самым способствовать необратимым изменениям в организме [В.И. Русаков и др., 1982; 1997].

Нарушения гемодинамики, возникающие вследствие нервнорефлекторных, гуморальных и метаболических изменений, проявляются нарушением центральной и периферической гемодинамики с развитием синдромов гипердинамики, особенно у больных с тяжелыми формами НК, поздно поступивших в стационар. Гиповолемия, нарушение микроциркуляции, повышение вязкости крови, агрегация форменных элементов приводят к недостаточности органного кровообращения в легких, почках, печени, тромбозу мелких сосудов, сладж-синдрому. Присоединяющаяся респираторная и циркуляторная гипоксия усугубляет нарушения функции почек и печени и ухудшает прогноз.

Изменения волемических показателей при НК обусловлены нарушениями основных водоудерживаюших структур системы «белок—вода—электролиты». Эти нарушения носят фазовый характер и отражают состояние компенсаторных механизмов, направленных на сохранение постоянства внутренней среды.

Объективная оценка волемического состояния основывается на учете ОЦП, общего циркулирующего альбумина, циркулирующих а-глобулинов, общего циркулирующего натрия и калия в плазме.

При НК значительно страдает функция жизненно важных органов, что объясняется главным образом двумя моментами: 1) нарушением состава внутренней среды организма (дегидратация, потеря белков, изменения электролитного состава) и 2) наличием интоксикации, сопровождающейся некрозом кишечной стенки. Кроме того, могут иметь место рефлекторные нарушения, в первую очередь вследствие мощного потока болевых импульсов из брюшной полости.

Вначале НК АД повышается, а венозное — снижается. Может наблюдаться некоторое урежение пульса и дыхания, уменьшение скорости кровотока. В дальнейшем в разные сроки в зависимости от формы НК наступает фаза декомпенсации. Падает АД, уменьшается минутный объем сердца. Количество крови, протекающей через кишечник, уменьшается не только в области обтурированной петли, но и в области, расположенной ниже места препятствия. В результате активации кининовой системы развивается микроциркуляторный стаз и увеличивается проницаемость капилляров.

Декомпенсация деятельности сердечно-сосудистой системы в определенной степени зависит от ухудшения деятельности мышцы сердца, развития в ней дистрофических изменений, что связано с нарушениями состава внутренней среды организма и в некоторых случаях с интоксикацией.

Однако наиболее выраженные и быстро развивающиеся темодинамические расстройства связаны обычно с резким уменьшением ОЦК вследствие потерь белков плазмы и нарушений водао-электролитного равновесия.

При НК, сопровождающейся шоком, уменьшение ОЦК и рефлекторные нарушения кровообращения ведут к нарушению кровоснабжения тканей, в котором не последнюю роль играет развивающаяся недостаточность микроциркуляции. Последняя может быть причиной тяжелых, иногда необратимых изменений во внутренних органах.

Прямым следствием нарушения мнкроциркуляции и развивающейся в связи с этим гипоксии являются интравазальная агрегация эритроцитов, увеличение вязкости крови, замедление циркуляции и как результат — микроинфаркты печени, почек, легких. Развивается порочный круп нарушение михроциркуляции усиливает гипоксию и метаболический ацидоз, а последний усиливает нарушения микроциркуляции.

Причинами поражения печени при НК являются, по-видимому, не только интоксикация, нарушение водно-электролитного равновесия и другие факторы, о которых упоминалось выше, но и значительное уменьшение кровотока в системе воротной вены (ВВ), связанное с перерастяжением кишечника.

При острой НК уже через 10-12 ч после ее возникновения резко возрастает токсичность кишечного содержимого, главным образом вследствие размножения микроорганизмов. Однако интоксикация при НК может возникнуть только в случае нарушения жизнеспособности кишечной стенки: неизмененная стенка кишки токсических веществ не пропускает. В наибольшей степени интоксикация выражена при гангрене и перфорации кишечника.

Если в процесс вовлекается брыжейка кишечника в результате венозного застоя сдавленных кишечных петель, невсасывания содержимого кишечника и напряжения их стенок быстрее развивается эндогенная интоксикация. Из застойных сосудов выходит жидкая часть крови и накапливается как в брюшной полости, так и в просвете кишечника. Это также приводит к обезвоживанию организма и сгущению крови. В организме происходят глубокие биохимические изменения. Вместе с потерей большого количества жидкости уменьшается количество хлоридов, появляется гипогликемия, в печени отсутствует (исчезает) гликоген, резко снижается количество белков, нарушается КОС и т.п.

Если не устраняется непроходимость, заболевание переходит во вторую — нейротрофическую — фазу. При этом усиливается действие накопленных в организме токсических веществ, которое приводит к еще большему нарушению метаболизма, развитию дистрофических изменений в жизненно важных органах, резкому нарушению их функции и гибели организма.
Перейти к списку условных сокращений

Р.А. Григорян
Похожие статьи
показать еще
 
Абдоминальная хирургия