Лечение непроходимости кишечника

13 Января в 19:57 6573 0


При острой НК проводят оперативное и консервативное лечение с учетом как местных изменений в кишке и брюшной полости, так и общих патофизиологических сдвигов в организме.

Консервативное лечение применяют по строгим показаниям: при динамической НК, в начальных стадиях некоторых форм механической НК, а именно: а) при спаечной НК; б) в начальных стадиях инвагинации и заворота сигмовидной ОК; в) в запушенных случаях низкой обтурационной непроходимости ОК [АА. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987], а также при отдельных формах обтурационной (копростаз, глистные клубочки, желчные камни) непроходимости.

При ранней госпитализации и отсутствии явных признаков механической НК ставят сифонные клизмы, производят декомпрессию верхних отделов ЖКТ, при наличии соответствующих зондов откачивают желудочное содержимое — интубируют кишечник. Особенно эффективны для этой цели так называемые управляемые зонды Смита, Эдлиха и Леонарда. Для проведения через привратник неуправляемых зондов можно использовать фиброгастроскоп. Гемодинамические нарушения у больных этой группы обычно не выражены, и для компенсации потери жидкости и электролитов достаточно ввести 1,5-2 л солевых растворов, а при частой рвоте, кроме того, 300-500 мл плазмы или ее заменителей.

У больных с выраженными явлениями интоксикации (перитонит с тяжелой формой странгуляционной и обтурационной НК) консервативное лечение противопоказано.

При проведении консервативного лечения производят постоянную аспирацию желудочного и кишечного содержимого, сифонную клизму, поясничную новокаиновую блокаду по А.В. Вишневскому, применяют ганглиоблокаторы, симлатолитические и спазмолитические средства. Эти мероприятия позволяют у ряда больных восстановить моторную функцию желудка и кишечника при их атонии. Отсасывание желудочного, особенно кишечного содержимого показано при паралитической и частичной обтурационной НК, наличии воспалительного процесса в брюшной полости, спаечной НК, особенно легко поддающейся декомпрессии. Для возможного прободения кишки при длительном нахождении зонда и быстром его извлечении рекомендуют очень медленное (50-60 см/ч) извлечение зонда (В.И. Чернов и соавт, 1999).

Опорожнение дистальных отделов кишечника достигается с помощью очистительной и сифонной клизм. В целях стимуляции двигательной функции кишечника широко применяют двустороннюю поясничную (околопочечную) новокаиновую блокаду по A.B. Вишневскому, которая в определенной мере является лечебно-диагностическим средством, позволяющим в некоторых случаях отдифференцировать механическую НК от динамической. Показателем эффективности консервативного лечения обычно являются восстановление проходимости кишечника и улучшение общего состояния больного. О восстановлении проходимости кишечника обычно свидетельствуют обильный стул с отхождением большого количества газов, уменьшение метеоризма и болей.

При эвакуации содержимого желудка, ДПК и ТК хорошие результаты нередко дает тонкий двухпросветный зонд с вмонтированным на его конце раздувным резиновым баллончиком (зонд Миллера—Эбботта), сифонная клизма, которая позволяет при обтурационной опухолевой НК вывести за суженный участок газы и кишечное содержимое. Внутривенное введение полиионных и плазмозаменяюших растворов позволяет восстановить ОЦК и ликвидировать гидроионные нарушения. Введение только полиионных растворов и 5-10%-х растворов глюкозы приводит к усилению секвестрации жидкости в «третьем» пространстве (за счет высокого осмотического давления в просвете кишки). Поэтому их необходимо использовать в сочетании с плазмой и плазмозаменяющими растворами.

Следует отметить, что в некоторых случаях отхождение небольшого количества газов и каловых масс после клизмы особого диагностического значения иметь не может, так как они могут отходить из дистальных участков обтурированной кишки, а НК как таковая остается. При невозможности выполнить клизму можно предположить, что механическое препятствие расположено в нижних отделах ОК. Ликвидировать НК консервативными мероприятиями удается у 40-50% больных с динамической НК, спаечной болезнью, у которых клиническая картина вызвана не механическим препятствием, а главным образом нарушением моторной функции кишечника, у больных с копростазом, обтурацией кишечника грубой, неудобоворимой пищей и др.

Консервативное лечение (промывание желудка, аспирация дуоденального и кишечного содержимого, сифонные клизмы, спазмолитики или антихолинэстеразные средства) в случае отсутствия выраженного эффекта должно проводиться не более 3-4 ч. Если в течение этого времени консервативные меры не дают эффекта, значит НК носит механический характер и показана неотложная операция. Продолжение указанного срока опасно из-за возможности развития необратимых изменений в кишечнике, в брюшной полости и в жизненно важных органах. Определить эффективность консервативного лечения позволяет контрольное РИ органов брюшной полости, сохранение тонкокишечных уровней обычно указывает на отсутствие результата консервативной терапии.

Абсолютными противопоказаниями к консервативному методу лечения как к основному в лечении НК являются признаки нарастающей интоксикации и перитонита.

Иной должна быть тактика в отношении больных, доставляемых в ранние сроки, но находящихся в тяжелом состоянии с явной странгуляционной НК (быстрое ухудшение гемодинамики, наличие свободной жидкости в брюшной полости, нарастающий лейкоцитоз, увеличение протеолитической активности крови).

При острой НК еще до оперативного вмешательства требуется специальная коррекция водно-электролитного баланса (ВЭБ), т.е. необходимо провести предоперационную подготовку. Этот вопрос приобретает особое значение у больных пожилого и старческого возраста.

Предоперационная подготовка этих больных должна быть интенсивной и занимать минимальное время. Несбалансирование до операции нарушения ВЭБ (особенно калия) может быть причиной ряда осложнений, развивающихся вслед за операционной травмой (упорные парезы кишечника, острое расширение желудка, атония мочевого пузыря, общая мышечная адинамия, ацидоз, алкалоз, легочные осложнения, падение сердечно-сосудистой деятельности) [И.Д. Устиновская, 1971].

Неликвидированные гидроэлектролитные нарушения в предоперационном периоде увеличивают риск. За период динамического наблюдения и диагностического исследования одновременно следует готовить больного к возможной операции. Предоперационная подготовка осуществляется интенсивной инфу-зионной терапией. Производят забор крови для общего анализа, определения показателя гематокрита, содержания общего белка, натрия, калия и хлоридов. По возможности исследуют показатели КОС. Предоперационная подготовка не должна превышать 3-4 ч с момента поступления больного в стационар. Цель этой подготовки — восполнение дефицита ОЦК, выведение больного из состояния шока и коррекция патофизиологических нарушений, происходящих во внутренней среде организма больного, и нарушенных функций жизненно важных органов и систем.

Инфузионная терапия осуществляется введением альбумина, плазмы и коллоидных плазмозаменяющих жидкостей, крупиомолекулярных декстранов, изотонического раствора натрия хлорида в смеси с равным количеством 1,9%-го раствора лактата натрия, раствора глюкозы, электролитов, витаминов, белковых заменителей струйно, желательно сразу в две вены. Для коррекции ацидоза применяют 4%-й раствор бикарбоната натрия (250-300 мл), трисбуфер. Применение его показано у сердечных больных, так как в нем мало натрия. Однако следует отметить, что при его передозировке возникает алкалоз, гиперкалиемия, гипотония.

При микроциркуляторных нарушениях примерно половину вводимого полиглюкина заменяют гемодезом или реополиглюкином. Если больной с узлообразованием или обширным заворотом ТК поступает в сроки 8-10 ч после начала заболевания или позже с угрозой бактериального шока, к вводимым жидкостям добавляют 200-300 мг преднизалона, доводя его общую дозу до 800-1000 мг/сут.

Одновременно вводят сердечные гликозиды, АТФ, кокарбоксилазу, аскорбиновую кислоту. Жидкость рекомендуется вводить под контролем центрального венозного давления (ЦВД), для чего сразу же после поступления вводят катетер в подключичную вену.

У больных, поступивших в тяжелом состоянии, но в поздние сроки (3-4-е сут и позже), предоперационная подготовка должна быть значительно более длительной, поскольку нарушения гомеостаза у них зависят не только от тяжести процесса, но и от большей степени его длительности. Время на предоперационную подготовку таких больных может доходить до 3-4 ч. При этом пользуются простым правилом: каждый день заболевания требует не менее 1 ч предоперационной подготовки [Ю.М. Панцырев, 1988]. Это правило ориентировочное, время подготовки корригируют в зависимости от клинической картины, показателей гемодинамики, электролитного состава плазмы крови и др. При угрозе некроза кишки время предоперационной подготовки резко сокращают.

У больных, доставленных в поздние сроки, когда весь расположенный выше места препятствия отдел ЖКТ значительно перерастянут жидкостью и газами, в предоперационной подготовке большое значение имеет декомпрессия кишечника: в начале откачивают желудочное содержимое, затем через нос вставляют зонд для кишечной интубации, постепенно продвигая его в дистальном направлении и одновременно отсасывая содержимое кишечника.

Следует учитывать то, что дефицит жидкости в организме на 3-4-е сут заболевания может доходить до 6-8 л и более, поэтому основным лечебным мероприятием является введение больших количеств изотонических (раствор Рингера) или слабогилертонических (1-1,5%-й) солевых растворов и 5%-го раствора глюкозы. После восстановления диуреза к вводимым жидкостям добавляют 150—200 мл 1%-го раствора хлорида калия. При низком АД к солевым растворам добавляют раствор полиглюкина, плазму или альбумин. Альбумин рекомендуется вводить в конце предоперационной подготовки, поскольку он легко дифундирует в просвет обтурированной петли кишки и, увеличивая там осмотическое давление, способствует транссудации жидкости в ее просвет. Вводят тиамин или лучше кокарбоксилазу, АТФ в больших дозах (до 2 г), сердечные гликозиды. После введения 1,5-2 л солевых растворов к ним добавляют 300-500 мл гемодеза или реополиглюкина. Если функция почек не восстанавливается, целесообразно ввести такое же количество маннитола.

Для суждения о выраженности дегидратации и оценки предоперационной подготовки выясняют время, в течение которого больной не принимал пиши и воды, ориентировочно оценивают количество рвотных масс, выделенной мочи за последние сутки. Следует рассчитывать и «незаметные потери», исходя из того, что они составляют для человека со средней массой тела 1-1,5 л/сут.

Следует обратить внимание в первую очередь на сухость кожи и СО, нарушение тургора тканей. Важную информацию дает определение гематокрита и, если возможно, ОЦК. О потерях электролитов судят по содержанию натрия, калия и хлоридов в плазме крови, однако начинать введение солевых растворов следует сразу же после поступления больного, не дожидаясь результатов анализов, которые имеют большое значение для дальнейшей коррекции инфузионной терапии, об эффективности которой судят также по количеству выделяемой мочи с помощью введенного в мочевой пузырь постоянного катетера. Оно должно составлять при полной компенсации потерь 40-50 мл/ч. Другим признаком достаточности введения жидкости служит снижение относительной плотности мочи ниже 1020 и нормализация показателей гематокрита. При странгуляционной НК операцию предпринимают на фоне инфузионной терапии, не дожидаясь полной компенсации нарушенного гомеостаза. Промедление с операцией при угрожающем некрозе кишечника является ошибкой.

Приблизительную оценку количества потерянной плазмы может дать изменение количества жидкости, эвакуированной из брюшной полости и странгуляционной петли кишки. При светлой и светло-розовой окраске жидкости объем потерянной плазмы составляет примерно 1/3 объема эвакуированной жидкости, при темно-красной или коричневой окраске — от 1/2 до 1/3 ее объема. Если потери плазмы невелики, их можно компенсировать введением плазмозаменителей. При очень больших потерях плазмы (при странгуляциях значительной части ТК) плазмозаменяющие жидкости и плазму вводят примерно в равных объемах, причем предпочтение отдают низкомолекулярным плазмозаменителям (гемодеэ, рсополиглюкин, неокомленсан), особенно при выраженных нарушениях микроциркуляции. Компенсация потерь клеточного белка не является столь срочной задачей, и ее осуществляют в послеоперационном периоде.

Приблизительный объем выключенных из циркулирующей крови эритроцитов можно определить находящимся в брюшной полости и просвете странгуляционной петли кишки содержанием гемоглобина. Резецированная петля кишки также содержит кровь, количество которой составляет в среднем 40-60 % от ее массы. Если проведенные таким образом расчеты показывают, что из циркуляции выключено не более 20% обшей массы эритроцитов (что способствует потери 1 л крови для человека со средней массой тела), в переливании крови нет необходимости и можно ограничиться введением плазмы и ее заменителей. При более массивной потере эритроцитов переливают свежецитратную или консервированную кровь недлительного хранения (срок хранения до 3-4 сут). Количество переливаемой крови должно быть в 1,5-2 раза меньше объема потерянной крови, а количество плазмы и плазмозаменителей соответственно больше объема потери плазмы, с тем чтобы создать умеренную гемодилюцию. Это способствует улучшению микроциркуляции.

Устранение источника шокогенных влияний, метаболических и гемодинамических нарушений, а также порождающих их причин служит надежной гарантией успешного воздействия на защитные реакции и улучшения результатов лечения. В зависимости от характера нарушения гомеостаза применяются различные растворы. Если у больного наряду с симптомами внеклеточного обезвоживания (тошнота, рвота, сухость языка и СО рта без чувства жажды, гипотония, частый слабый пульс, головокружение, головная боль и тд.) имеется и повышение показателей, указывающих на гемоконцентрацию, а также снижение электролитов, рекомендуется применять полиионный состав: глюкоза 15 г, хлористый натрий 4,5 г, хлористый калий 3,7 г, хлористый кальций 0,2 г и дистиллированная вода до 500 мл в количестве 1000-2000 мл. При нормальном или повышенном уровне натрия, но с наличием дефицита только калия применяется смесь (представляющая собой 5%-й раствор глюкозы, в 1 л которого содержится 7,4 г хлористого калия, т.е. децинормальной концентрации), в 1 мл которой содержится по 0,1 мэкв калия и хлора.

При восполнении потери воды и электролитов до операции учитывается возможность введения жидкостей во время операции и после нее. Если нарушения водного и электролитного обмена сочетаются с развитием метаболического ацидоза, применяется 4,2%-й раствор бикарбоната натрия, при дыхательном ацидозе — кислородотерапия. При применении корригирующих смесей дополнительно вводятся витамины С и группы В, а также инсулина 1 ЕД на 3-4 г глюкозы.

Калиевый дефицит ликвидируется внутривенным медленным введением раствора Le Quesne в модификации АА. Крохалева (3,0 хлористого калия, 2,0 хлористого натрия на 1 л 3%-го раствора глюкозы) в количестве 1 л. Для лучшей утилизации калия клетками вводится 40%-й раствор глюкозы с инсулином.

Для коррекции нарушенного белкового обмена применяют смеси свободных аминокислот в соотношениях, соответствующих таковым в крови здорового человека.

Для пополнения энергетического запаса к обоим растворам добавляют 100 мл 40%-го раствора глюкозы с инсулином.

Не следует во что бы то ни стало добиваться полной компенсации всей утраченной организмом жидкости и электролитов до операции, так как это может быть связано с неоправданно длительной задержкой оперативного вмешательства, а слишком быстрое введение больших количеств растворов может привести к опасной перегрузке сердца, особенно у лиц пожилого и старческого возраста.

При продолжающейся предоперационной подготовке 2-3 ч бывает достаточно, чтобы ввести 1-1,5 л. Остальное количество, необходимое для полной компенсации, должно быть введено во время и после операции.

При восполнении потерь жидкости у сердечных больных, а также в любом случае при внутривенном введении больших количеств жидкости (свыше 200 мл/ч) больного следует аускультировать каждые 30 мин для того, чтобы своевременно распознать застойные хрипы в легких и уменьшить скорость введения.

Для определения необходимой скорости введения растворов можно пользоваться следующей приблизительной формулой:

(Число миллилитров жидкости)/(4 х число часов до операции)=Число капель в минуту

О действенности проводимых мероприятий можно судить по уровню и улучшению наполнения пульса, подъему АД, увеличению количества выделяемой мочи (40-50 мл/ч при удельном весе ее ниже 1020), уменьшению показателя гематокрита. Солевые растворы рекомендуется вводить под контролем анализа мочи до тех пор, пока количество хлора в моче не станет нормальным. Это будет свидетельствовать о достаточной компенсации потерь натрия, хотя последние и не совпадают точно с потерями хлора, но в общем соответствуют им.

Существует более точный способ определения дефицита хлора: хлор, как внеклеточный ион, распределяется в экстрацеллюлярной жидкости, которая составляет около 20% всех жидкостей тела. Содержание хлора в экстрацеллюлярной жидкости равно в среднем 103 мэкв/л. Таким образом, общее количество хлора составляет 103 х 20% веса тела. Исходя из этих данных, дефицит хлора можно высчитать по формуле (Alder, 1960):

Дефицит хлора = (Вес тела(кг) х 103 мэкв/л)/5

К этому числу следует еще добавить хлориды, соответствующие внеклеточной части воды, которая вводится для покрытия дефицита. Экстрапеллюлярная вода составляет около 1/3 всей воды тела. Таким образом, более точную формулу можно представить следующим образом:

Количество хлора, необходимое для замещения (мэкв)=(Вес тела(кг) х 103 мэкв/л)/5 + (Предполагаемый дефицит воды(л))/3

Если признаки гипокалиемии отсутствуют (электрокардиограмма (ЭКГ)), до операции бывает достаточным то количество, которое содержится во вводимом растворе Рингера. Кроме того, эффективную компенсацию дефицита калия можно проводить лишь при условии хорошей функции почек и нормального количества выделяемой мочи, так как калий относительно медленно усваивается клетками, а накопление его избыточного количества в плазме крови может привести к ухудшению деятельности и даже остановке сердца.

При очень поздних сроках поступления больных (4—5-е сут и позже), у которых в результате «незаметных» потерь теряется относительно больше жидкости, чем электролитов, концентрация последних в жидкостях организма, несмотря на потери, может увеличиваться, и, следовательно, дегидратация станет гипертонической (клеточной). В таких случаях всегда наблюдается выраженный метаболический ацидоз. Лечение следует начинать с введения изотонических растворов глюкозы и бикарбоната или лактата натрия, с последующим вливанием плазмы, и только позже, когда начнет восстанавливаться диурез, вводят изотонические солевые растворы.

При странгуляционной НК потери жидкости весьма значительны и могут происходить в короткие сроки. Потери плазмы также бывают гораздо большими, чем при обтурационной НК, и в отличие от последней довольно часто наблюдается выключение из циркуляции значительного объема эритроцитов вследствие депонирования их в стенке и просвете странгулированной петли кишки и пропотевания в брюшную полость (что придает транссудату геморрагический характер).

Во время предоперационной подготовки проводят окситенотерапию, вводят сердечные и обезболивающие средства (промедол, фентанил).

Операция производится под комбинированным эндотрахеальным поверхностным наркозом закисью азота с применением мышечных релаксантов деполяризирующего действия. Во избежание возможной регургитации необходимо перед операцией опорожнить желудок. Следует учитывать также повышенную чувствительность больных с НК к барбитуратам и мышечным релаксантам. Этот вид обезболивания обеспечивает достаточную глубину наркоза и хорошую релаксацию мышц брюшной стенки.

Операционный доступ при НК должен создавать наиболее благоприятные условия для ревизии брюшной полости не только руками, но и визуально, определения уровня препятствия и выполнения необходимого вмешательства. Чаше применяют широкую средне-срединную лапаротомию, при которой разрез можно продлить кверху или книзу в зависимости от характера выявленной патологии. Этот разрез позволяет с наименьшей травматичностью и более быстро выполнить полноценную ревизию и произвести весь необходимый объем операции.

При поступлении больного в ранние сроки заболевания, когда резкое вздутие кишечника еще отсутствует, установить место и характер НК несложно и устранить ее можно довольно легко, не прибегая к эвентрации кишечника. Предлежащие к ране кишечные петли выводят в рану и у корня его брыжейки вводят 100—150 мл 0,25%-го новокаина. То же самое делается с брыжейкой поперечной ОК и в области солнечного сплетения. Подобная блокада позволяет снять афферентную импульсацию, которая не прекращается под действием наркоза. Она предотвращает развитие шока во время операции. После новокаиновой блокады удаляют имеющийся в брюшной полости выпот и приступают к ревизии кишечника. Место НК обычно определяют по состоянию ущемленных петель кишечника: выше препятствия они вздутые, ниже — спавшиеся. Лучше всего начинать ревизию кишечника с илеоцекального угла. Нередко подобная ревизия и определяемые места НК бывают затруднены из-за резкого вздутия кишечника. При локализации непроходимости в толстой кишке СК обычно резко вздута. Этот признак очень характерен, и, обнаружив его, следует сразу же приступить к ревизии ОК. При наличии патологии в самой ОК или на конечном отделе подвздошной кишки причину непроходимости обнаруживают сразу. Одновременно принимают меры по предотвращению охлаждения и высыхания кишечных петель.

Продвигаясь от илеоцекального угла вверх по ходу ТК, доходят до места препятствия. При резком вздутии и переполнении содержимым кишечник следует предварительно опорожнить. Это значительно уменьшает травматичность операции и облегчает ее выполнение. Кроме того, удаление содержимого раздутого кишечника (декомпрессия) способствует раннему восстановлению тонуса кишечной стенки, ее кровоснабжению, снижению внутрикишечного давления, раннему восстановлению перистальтики и разрешению явлений послеоперационной паралитической НК.

Для опорожнения кишечника от застойного содержимого чаше применяют закрытые способы (трансназальная) интубации ТК зондом с множественными отверстиями, одновременным отсасыванием застойного содержимого (рисунок 4) уже на операционном столе. Подобную декомпрессию продолжают и в послеоперационном периоде. При отсутствии длинного специального зонда можно воспользоваться обычным зондом, проведенным в желудок или в начальный отдел ТК.

abdom_004.jpg
Рисунок 4. Трансназальная интубация ТК

В отдельных случаях при невозможности применения закрытого способа, опасности разрыва кишки прибегают к энтсротомии или опорожнению кишечника через гестростому. Опорожнение кишечника путем энтеротомии производят через спавшуюся кишку, т.е. ниже препятствия. При некротически измененной кишке ее дистальный отрезок выводят за пределы операционного поля и через него пересекают проксимальный отрезок в пределах здоровых тканей и удаляют подлежащую резекции часть кишки.

Декомпрессию желудка и верхних отделов кишечника рекомендуют производить как во время операции, так и в послеоперационном периоде также с помощью специального зонда, введенного через гастростому (Ю.М. Дедерер, 1971), для опорожнения кишечных петель, как при цекостомии (Д.А. Арапов и В.В. Уманский, 1971).

Основной задачей оперативного вмешательства является ликвидация механического препятствия или создание обходного пути для кишечного содержимого. Характер проводимых мероприятий зависит от причин непроходимости, состояния кишечника и больного. При тонкокишечной непроходимости следует стремиться к полной ликвидации причины, вплоть до резекции кишки с наложением межкишечного анастомоза (рассечение спаек, резекция кишки при опухоли, рассечение кишки с удалением желчного камня и др.). Это правило не относится к толстокишечной непроходимости, при лечении которой одномоментное наложение межкишечного анастомоза приводит к недостаточности швов и развитию перитонита. Только при правосторонней локализации опухоли, обтурирующей ОК, у молодых больных при незапущенной НК считается допустимой правосторонняя гемиколектомия с наложением илеотрансверзоанастомоза (рисунок 5). В остальных случаях более целесообразным считают двухэтапные и трехэтапные операции. Двухэтапная операция — резекция кишки, несущей опухоль, с наложением противоестественного заднего прохода (ЗП) на приводятдюю петлю, вторым этапом наложить анастомоз между приводящей и отводящей петлями.

abdom_005.jpg
Рисунок 5. Правосторонняя гемиколэктомия (схема): а — границы резекции кишки (заштрихованы); б — наложен илеотраневерзоанастомоз

Трехэтапная операция — разгрузочная цекостома или противоестественный ЗП проксимальнее места обтурации; резекция участка ОК с опухолью с наложением межкишечного анастомоза; закрытые цекостомы.

При наличии перетяжки кишки спайкой или тяжем устраняется путем ее рассечения. При перетяжке кишки припаявшимся червеобразным отростком (40), дивертикулом подвздошной кишки, маточной трубой спайки рассекают у верхушки этих органов, чтобы не вскрыть их просвет. При завороте выполняют девальвацию (разворот) кишки с ее брыжейкой в сторону, противоположную по направлению заворота. В некоторых случаях (заворот сигмовидной ободочной, слепой кишок) деторсию дополняют фиксирующей операцией. При завороте сигмовидной ОК и грубых изменениях ее стенок рекомендуется произвести резекцию кишки двухэтапно. В первый этап удаляется соответствующий отдел кишки и намалывается противоестественный ЗП, на втором этапе его ликвидируют.

При ПК, вызванной желчными камнями, производят энтеротомию, удаляют камень и ушивают разрез кишки.

После ликвидации препятствия оценивают состояние жизнеспособности пораженной петли кишки, если же она явно нежизнеспособна, ее резекцию производят еще до устранения препятствия. При этом в первую очередь необходимо перевязать или хотя бы сразу пережать сосуды брыжейки. Это следует сделать для того, чтобы избежать поступления токсических веществ, оттекающих от странгуляционной петли кишки.

При нарушении жизнеспособности кишки и ее явном некрозе производят резекцию кишки (рисунок 6). При этом следует помнить, что некроз кишки начинается со СО и признаки его в серозной оболочке могут отсутствовать. Для определения жизнеспособности кишки применяют ряд приемов. При согревании изменившая свой внешний вид кишка в случае жизнеспособности обычно розовеет, появляется перистальтика, отчетливая пульсация сосудов. Брюшина жизнеспособной кишки обычно блестящая. Для более быстрого выявления последней в брыжейку сомнительного участка кишки можно ввести 0,2-0,3 мл 0,01%-го раствора ацетилхолина 1:10.

abdom_006.jpg
Рисунок 6. Резекция ТК:
а — пересечение брыжейки, ее клиновидная резекция; б — пересечение кишки между зажимами; в — формирование анастомоза по типу конец в конец; г — окончательный вид тонкокишечного анастомоза

Жизнеспособная кишка реагирует быстрым появлением оживленной перистальтики [В.В. Иванов, 1966]. С этой целью применяют трансиллюминацию — люминесцентное исследование (М.З. Сигал, 1973). Жизнеспособность кишки определяют с помощью локальной термометрии кишечника разницей в температуре здоровой и измененной кишки. Разница температур более 2оС свидетельствует о глубоком поражении кишечной стенки (К.Я. Чупракова и Л А. Козьмина, 1973).

Для определения жизнеспособности ТК применяют симптом «мокрой бумаги»: если после образования складки из кишечной стенки она не расправляется, то считается, что кишечная петля нежизнеспособна.

Во всех случаях при подозрении на нежизнеспособность стенки кишки рекомендуется произвести ее резекцию.

При узлообразовании между тонкой и сигмовидной ОК узел развязывают после опорожнения сигмовидной ОК с помощью пункции. Если не удается развязать узел между петлями ТК, то возникает необходимость в рассечении образовавшей узел кишечной петли и освобождении ущемленной кишечной петли, а затем восстановлении целостности рассеченной кишки.

При наличии инвагинации производится дезинвагинация (рисунок 7). После этого бывает необходимым фиксировать стенку кишки к переднебоковой стенке живота узловыми швами. Если бывает невозможно произвести дезинвагинацию или внедренная кишка бывает некротизированной, производится резекция кишки.

abdom_007.jpg
Рисунок 7. Дезинвагинация: а — обычный способ; б — по Хатчинсону; в — по Фельдману

При обтурационной НК ликвидируется препятствие, обтурирующее просвет кишки (рассечение спаек, вызвавших непроходимость). При резекции необходимо рассечь кишку проксимальнее препятствия на расстоянии 20—30 см. Накопившееся в просвете кишечника большое количество жидкого содержимого обязательно необходимо опорожнить. Значение последнего значительно велико в плане уменьшения интоксикации, ликвидации давления на кишечную стенку и восстановления ее тонуса. С этой целью на противоположном крае прикрепления брыжейки ставится кисетный шов или в его центре вскрывается просвет кишки. В просвет последнего вводят стеклянную трубку диаметром 10—12 мм, длиной около 15 см. К стеклянной трубке присоединяется резиновая трубка. Кисетный шов затягивается вокруг трубки, но не завязывается. Помощник способствует опорожнению содержимого кишки, без оказания лишнего давления на нее.

После опорожнения содержимого кишки из се просвета снимается трубка, кисетный шов завязывается и сверху накладывается несколько узловых швов. Ряд авторов рекомендуют при особо тяжелых случаях наложить энтеростому в одном или нескольких местах.

Резекцию кишки следует производить в пределах здоровых тканей. При этом приводящее колено резецируют на большом протяжении — до 50 см от участка некроза, отводящее — до 20 см. При обширных некрозах кишечника во время операции вводят трасилол в течение 1-2 сут послеоперационного периода.

Анастомоз после резекции кишки лучше накладывать по типу конец в конец (АА. Шалимов, В.Ф. Саенко, 1987). При резекции некротизированной кишки следует удалять и некротически измененную брыжейку, так как ее оставление может явиться причиной перитонита и летального исхода. Перитонит и тяжелое состояние больного не являются противопоказанием к резекции нежизнеспособной кишки. В случаях НК, вызванной воспалительными инфильтратами, мощным спаечным процессом, накладывают обходные анастомозы. После завершения операции брюшную полость осушают, орошают раствором антибиотиков (интраоперационная санация) и наглухо ушивают. При наличии показаний дренируют брюшную полость для отведения экссудата и введения антибиотиков в послеоперационный период. Интраоперационная разгрузка дилатированного участка кишечника способствует восстановлению микроциркуляции в стенке кишки, ее тонуса и перистальтики. Добиться разгрузки дилатированного сегмента можно трансназальным введением в ТК во время операции перфорированных зондов или введением аналогичных зондов через гастро- или цекостому (рисунок 8, 9).

abdom_008.jpg
Рисунок 8. Интубация ТК через гастростому

abdom_009.jpg
Рисунок 9. Интубация ТК через цекостому

В послеоперационном периоде проводят комплекс лечебных мероприятий, направленных на профилактику и выведение больного из состояния шока, коррекцию нарушений водно-солевого и белкового обмена, предупреждение и лечение осложнений. Активная инфузионная терапия проводится до стабильного улучшения состояния бального. В первые дни желудок и верхние отделы кишечника опорожняют назоинтестинальным зондом. При выраженном парезе ТК традиционно ставилась энтеростома в одном или нескольких местах. В последние годы наши наблюдения показывают, что интраоперационная назоинтестинальная интубация дает возможность еще на операционном столе быстро опорожнить кишечник от гнилостного содержимого и газов, восстановить тонус стенки кишечника, улучшить его кровообращение и двигательную функцию. Наш опыт показывает, что интраоперационная назоинтестинальная интубация достаточно эффективное средство в ликвидации интоксикации организма и восстановления перистальтики кишечника.

В послеоперационном периоде за больным устанавливают постоянное наблюдение, определяют показатели гемодинамики, измеряют суточную потерю жидкости (количество выделяемой жидкости из желудка и кишечника через интубационный зонд, с рвотой и др.).

Основными задачами лечения больных  НК после операции являются:
1) восстановление сдвигов внутренней среды организма и поддержание ее нормального состава;
2) точное возмещение и поддержание нормального объема внутриклеточной, внеклеточной жидкости и циркулирующей крови в целом путем расчета наружных потерь (рвота) и внутренних перемещений (транссудация в брюшную полость и просвет кишечника), а также «незаметных» потерь под контролем диуреза;
3) восстановление электролитного баланса организма;
4) возмещение белковых потерь переливанием плазмы и белковых препаратов;
5) устранение нарушений КОС;
6) улучшение функции жизненно важных органов;
7) восстановление ОЦК;
8) устранение нарушений гемомикроциркуляции и улучшение реологических свойств крови;
9) борьба с болевым шоком (наркотики, анальгетики);
10) профилактика гипоксии, аноксии и отека мозга — оксигенотерапией и переливанием плазмы;
11) поддержание функции печени вливанием растворов глюкозы с инсулином, введением витаминов, глютаминовой кислоты, белков в легкоусвояемой форме;
12) восстановление количества жидкости в организме и онкотического давления крови;
13) улучшение кровоснабжения почек, точный контроль диуреза;
14) борьба с интоксикацией (детоксикация) введением антибиотиков широкого спектра действия в брюшную полость, просвет кишечника и парентерально, тщательным удалением транссудата из брюшной полости, обработкой кишечных петель;


15) борьба с перерастяжением кишечных петель и восстановление кишечной моторики путем эвакуации кишечного содержимого во время операции, декомпрессия кишечника в послеоперационном периоде постоянным отсасыванием желудочного содержимого, стимуляцией его моторной функции;
16) парентеральное питание;
17) уменьшение протеолитической активности крови;
18) стимуляция иммуноактивных сил организма.

Все эти лечебные мероприятия должны быть индивидуализированы в соответствии с особенностями течения заболевания при данной форме и у данного больного.

В организме одного и того же больного происходят весьма разнообразные процессы, соответственно этому и лечение должно быть комплексным. Чтобы выполнить оба требования — индивидуальный подход и комплексность, необходимо знать характер происходящих в организме данного больного процессов и уметь оценивать их количественно.

Необходимо в каждом конкретном случае знать и уметь рассчитать, сколько того или иного раствора следует вводить, что предпочтительно переливать в данном случае — плазму, растворы глюкозы или соли, изотонические или гипертонические растворы и тд. Многообразные нарушения, возникающие в организме больного в результате НК, можно разделить на следующие основные группы:

1) потери важнейших составных частей человеческого организма — воды, электролитов, плазмы, клеточного белка, эритроцитов, приводящие к нарушению гомеостаза;
2) дискоординация регуляторных механизмов — нервной эндокринной системы, ферментативных процессов;
3) дистрофические процессы в клетках жизненно важных органов, развивающиеся вследствие интоксикации и нарушения состава внутренней среды организма.

Успехи в лечении НК, достигнутые за последние годы, в немалой степени связаны с восстановлением гомеостаза, восполнением потерь жидкости, белков и электролитов. В последнее время в связи с развитием наших знаний относительно характера нарушений внутренней среды организма мероприятия интенсивной терапии, направленные на коррекцию регуляторных механизмов, приобретают все большее значение. Современные методы исследования характера изменений внутренней среды организма помогают с большой точностью оценить характер патологических процессов, происходящих в организме больного. Однако большинство этих методов требует определенного промежутка времени, сложной аппаратуры и поэтому мало пригодно в условиях неотложной хирургии, особенно в районных условиях. Исходя из этого можно пользоваться простыми способами количественной опенки нарушений объема воды, солей, белков, изменения ОЦК и др., которые могут помочь  хирургу выработать правильный план лечения.

Так, например, знания клиники, симптоматологии дисгидрий и проведения анализов крови и мочи достаточно для того, чтобы определить форму дегидратации. Значение этого весьма велико, так как мероприятия по интенсивной терапии, являющиеся спасительными при одной форме дегидратации, могут принести вред или даже оказаться губительными при другой. В поздней стадии заболевания определенное значение приобретает компенсация нарушений КОС. Здесь необходимо точно знать характер происходящих сдвигов, так как терапевтические мероприятия при ацидозе (наблюдающемся в большинстве случаев в поздних стадиях болезни) и алкалозе диаметрально противоположны. В поздних стадиях острой НК в подавляющем большинстве случаев наблюдается метаболический ацидоз. При компенсации потерь воды и электролитов может иметь значение применение препаратов коры надпочечников, участвующих в регуляции водно-солевого обмена.

Вводить эти препараты в послеоперационном периоде можно лишь по строгим показаниям, когда действительно имеются убедительные данные об истощении функции коры надпочечников. С другой стороны, глюкокортикоиды улучшают показатели гемодинамики при шоке, так как способствуют уплотнению стенок, копилляров и уменьшению их проницаемости, усиливают реакцию гладкомышечных элементов сосудов на прессорные импульсы и норадреналин, нормализуют электролитный обмен миокарда и сосудистой стенки (Ю.М. Дедерер, 1971).

Должны быть срочно компенсированы потери белка, для чего рекомендуется переливать жидкости, содержащие белки плазмы или растворы крупномолекулярных плазмозаменителей. Компенсация их потерь, не представляющая такой срочности, как компенсация потерь внутриклеточных белков, заключается в парентеральном введении растворов аминокислот, белковых гидролизатов и перо-ральном введении белков с пищей. Ввиду того, что внеклеточные белки теряются в основном в результате транссудации в брюшную полость, просвет и стенку обтурированной петли, приблизительно оценить эти потери можно путем измерения объема транссудата в брюшной полости, содержимого обтурационной (или странгуляционной) петли и определения в них процентного содержания белка. Можно пользоваться ориентировочным расчетом исходя из среднего содержания белка в транссудате: транссудат светлой или розовой окраски содержит 2-3 % белка; при темно-геморрагической окраске содержание белка в нем увеличивается до 4-5%. Потери клеточного белка следует компенсировать исходя из того, что суточная потребность человека в белке составляет в среднем 100-120 г.

При потерях белков плазмы наиболее срочной задачей является устранение гемодинамических расстройств, в первую очередь путем нормализации онкотического давления и, следовательно, восстановления ОЦК.

Для этого можно применять только коллоидные растворы крупномолекулярных соединений, способных обеспечить достаточное КОД. Кроме плазмы и сыворотки крови, могут быть применены и растворы крупномолекулярных плазмозаменителей небелковой природы (полиглюкин, декстран). Эти вещества выполняют функцию поддержания онкотического давления. Потери внеклеточного белка (плазмы) должны быть срочно компенсированы еще до операции, так как уменьшение ОЦК предрасполагает к шоку.

Компенсация потерь внутриклеточного белка осуществляется парентеральным введением растворов аминокислот, белковых гидролизатов и пероральным введением белков.

Для покрытия потерь внеклеточного белка необходимо перелить плазму или сыворотку крови в количестве не менее половины объема жидкости, эвакуированной из просвета кишечника и брюшной полости.

Для покрытия минимальной потребности организма в белке, расходуемом в результате процессов метаболизма, достаточно введение 300-400 мл плазмы в сутки.

Замещение внеклеточного белка особенно важно в предоперационном периоде и во время операции, когда необходимо быстро ликвидировать гемодинами-ческие нарушения, восстановить ОЦК и удержать жидкость в сосудистом русле путем повышения онкотического давления [Ю.М. Дедерер, 1971]. В послеоперационном периоде потеря белков вследствие процессов транссудации практически не наблюдается, белки теряются при естественных процессах метаболизма, и поэтому парентеральное введение их может быть прекращено при восстановлении функции кишечника и получении возможности введения их с пищей.

При решении вопроса о количестве переливаемой плазмы больному НК необходимо принимать во внимание как длительность заболевания, так и общее состояние больного. Приведенные правила полезны как ориентир для определения потерь внеклеточного белка, когда обстоятельства не позволяют прибегнуть к более сложным методам исследования.

При странтуляционных формах НК наблюдается и значительное уменьшение ОЦК, что приводит к тяжелым нарушениям гемодинамики. Установлено (Ю.М. Дедерер, 1971), что ОЦК при странгуляционных формах может уменьшаться на 30 % и более.

Потери воды и электролитов при НК должны быть быстро и адекватно компенсированы. При этом важно знать характер развивающейся при острой НК дегидратации, так как лечебные мероприятия при различных видах последней неодинаковы.

Необходимо решить два основных вопроса: 1) какое количество жидкости потерял больной и 2) какие растворы и в каких соотношениях необходимо вводить.

У больных пожилого и старческого возраста введение жидкости в кровяное русло вызывает дополнительную нагрузку на сердце, если большой объем вводится быстро, без учета индивидуальных особенностей состояния сердечно-сосудистой системы. В каждом конкретном наблюдении вопрос о выборе инфузионной среды или оптимальных сочетаний нескольких сред, объеме жидкости, распределении ее во времени и последовательности введения решается индивидуально. Скорость введения растворов у больных с резким нарушением сократительной функции сердца не должна превышать 60 кап./мин.

При исходном гипогемодинамическом типе нарушения кровообращения считается целесообразным ввести препараты в такой последовательности: растворы глюкозы, белковые препараты, солевые растворы. При резко выраженном гипердинамическом режиме кровообращения инфузионную терапию начинают с солевых растворов, затем вводится растворы глюкозы и белковые препараты.

Для нормализации гемомикроциркуляции и улучшения метаболического ацидоза целесообразно добиться умеренной гемодилюции (гематокрит 35), подогревать вводимые растворы до температуры тела.

В устранении гиповолемии эффективны коллоидные растворы и белковые препараты (плазма, альбумин, протеин) в сочетании с кристаллоидами. При преобладании явлений внеклеточной гипогидратации применяются растворы хлорида натрия с ограниченным вливанием глюкозы, которую вводят только после компенсации осмотического дефицита во внеклеточной жидкости. При преобладании явлений клеточной гипогидратации инфузионную терапию следует начинать с введения изо- или гипотонических растворов глюкозы для восполнения потерь воды.

Коррекция гидроионных нарушений должна отвечать следующим требованиям: 1) восполнение потери внутриклеточной жидкости; 2) восстановление общего количества воды, прежде всего внутриклеточного пространства; Э) сочетанное восполнение потерь жидкости внеклеточного пространства и дефицита электролитов.

Для заместительной терапии при этом необходимы: а) базальный раствор для замещения потерь воды (раствор глюкозы, фруктозы); б) основной раствор для возмещения потерь воды и электролитов, раствор Ринтер—Лактата; в) три раствора для возмещения потерь электролитов: натрия хлорида, натрия лактата, калия хлорида.

При нормализации электролитного состава с помощью раствора калия хлорида останавливается КОС.

Компенсация нарушенного баланса натрия проводится в соответствии с уровнем натрия в плазме.

Пока в послеоперационном периоде диурез остается отрицательным, от введения калия следует воздержаться, а при достаточном диурезе, напротив, введению калия следует придавать значение.

Для покрытия энергетических затрат организма вводят 600-1000 мл 10%-го, 20%-го растворов глюкозы с добавлением необходимого количества инсулина (на 4 г глюкозы 1ЕД инсулина). Для поддержания метаболизма миокарда применяют кокарбоксилазу, аденозинтрифосфорную кислоту, витаминные препараты, сердечные гликозиды.

Количество глюкозы ограничивается 1 л исходя из следующих соображений: организм теряет жидкость без потери электролитов путем испарения через кожу и при дыхании. Эти потери составляют около 1 л, остальные потери (с мочой, потом, пищевыми соками) происходят с одновременной утратой электролитов и поэтому должны быть замещены солевыми растворами или другими жидкостями, содержащими электролиты.

Количество белковосодержащих жидкостей, как правило, составляет около 20—25 % общего объема вводимой жидкости (пока больной не начинает принимать вещества, содержащие белок, внутрь).

Остальное количество жидкости вводится в виде полиэлектролитных изотонических солевых растворов, объем которых составлял 1,5-2 л/сут в первые дни после операции. Когда больной начинает пить, количество вводимого солевого раствора уменьшается. При отсасывании содержимого ЖКТ путем интубации количество солевых растворов увеличивается соответственно количеству эвакуированного содержимого.

Для более или менее правильного расчета потерь жидкости и электролитов необходимо знать клинические признаки того или другого состояния. Признаками водной интоксикации являются саливация, слезотечение, рвота, понос, отеки кожи и признаки повышения внутричерепного давления (головная боль, потеря ориентации, подергивания мышц, брадикардия, гипертония). Признаками солевой интоксикации служат анорексия, тошнота, рвота, охриплость, подкожные отеки, отек легких, асцит, гидроторакс. Общие симптомы недостаточности солей: слабость, моторное беспокойство, «тишина в животе», позже — периферический сосудистый коллапс. Так как приведенные признаки отчасти неспецифичны, весьма желательно определение гематокрита, содержания хлоридов и натрия в крови.

Очень важна в послеоперационном периоде адекватная компенсация потерь ионов калия. Его количество в пищеварительных соках и поте в 2-3 раза больше, чем в плазме, поэтому обильная потеря пищеварительных соков с рвотой может привести к значительному дефициту калия в организме. Этому же способствует потоотделение, у некоторых больных довольно обильное. В послеоперационном периоде при нормализации диуреза вводится хлорид калия (2,5 г в 1 л изотонического раствора глюкозы).

Если дооперационный дефицит калия был невелик, а послеоперационный период протекает гладко, этого количества достаточно для покрытия минимальной суточной потребности. В тех случаях, когда больной поступает в поздние сроки, а также в послеоперационном периоде теряется значительное количество калия, а значит, количество раствора хлорида калия увеличивается. Учитывая, что в пищеварительных соках содержится в среднем 10 мэкв/л калия, на каждый литр эвакуированного содержимого следует вводить 0,75 г хлорида калия (250 мл 0,3%-го раствора).

Дополнительно вводят такое количество калия, какое больной предположительно потерял до операции. За сутки из организма выделяется в среднем 70-100 мэкв (2,7-4 г) калия (Ю.М. Дедерер, 1971); если давность заболевания составляет Зсут и за этот период больной не принимал пищи и ему не вводили преператов калия, то потери калия составляют не менее 210 мэкв (8,1 г), что соответствует 15 г хлорида калия. Учитывая наличие в организме запасов калия и опасность быстрого введения слишком больших его количеств, указанные потери следует компенсировать постепенно.

При введении растворов калия необходимо соблюдать некоторые правила: 1) абсолютно необходим диурез — 40-50 мг экв/ч; 2) растворы не должны содержать более 30-40 мэкв калия в 1 л; 3) максимальная дневная доза — 3 мэкв на 1 кг веса; 4) максимальная скорость введения — 20 мэкв/ч. Передозировка может вести к остановке сердца при уровне 7-14 мэкв/л в сыворотке крови. Лучше всего распознается передозировка калия по изменению ЭКГ (Ю.М. Дедерер, 1971).

В первые дни послеоперационного периода наиболее характерным изменением КОС является метаболический ацидоз. В дальнейшем, особенно при длительном отсасывании кишечного содержимого, может развиться гипокалиемичес-кий алкалоз [Frick, 1961], что объясняется потерями калия с пищеварительными соками и мочой. Кроме того, усиление секреции надпочечниками антидиуретического гормона альдостерона при стрессовой ситуации также увеличивает выделения калия. Альдостерон резко уменьшает выделение натрия и вызывает усиленную резорбцию воды в почках и способствует понижению КОД во внеклеточном пространстве (A.C. Сыновей и И.Ф. Львов, 1966). Авторами показано, что при введении минералокортикоидов количество натрия в сыворотке крови значительно увеличивается, что является результатом мобилизации неактивного натрия, не участвовавшего в обмене веществ ввиду недостаточности выделения минералокортикоидов корой надпочечника (истощение коры надпочечников). В связи с этим в комплексе лечебных мероприятий при НК применяют и минералокортикоиды.

Для коррекции уровня калия применяются и глюкозо-элекгролитные смеси. В сутки вводят до 200-600 ммоль калия в виде панангина и растворов хлорида калия.

Энергетические затраты восполняются применением различных сочетаний растворов глюкозы, аминокислот (2500-3000 кал).

В целях усиления усвояемости азота вводимых препаратов следует сочетать их с введением анаболических стероидов, инсулина, с комплексом витаминов.

Детоксикацию осуществляют с помощью препаратов антитоксического действия и метода форсированного диуреза. Нормализацию КОС проводят с учетом электролитных сдвигов. Метаболический ацидоз корригируется применением гидрокарбоната натрия, лактасола, трисамина, при метаболическом алкалозе восполняется дефицит калия, вводятся большие дозы аскорбиновой кислоты, ингибиторы ферментов (трасилол по 300 тыс. ЕД/сут или его аналоги). Для борьбы с инфекцией наряду с рациональным использованием антибиотиков с учетом чувствительности микрофлоры применяют средства пассивной и активной иммунизации. Целесообразно введение парентеральным путем или через рот растворов хлористого калия в количестве, адекватном суточной потере, в течение 3-5 дней после нормализации его содержания в плазме.

При признаках шока для возмещения жидкости вводятся коллоидные растворы (около 15-20 мл/кг массы тела), а затем электролитные инфузионные растворы. При отсутствии признаков шока немедленно начинают терапию электролитными инфузионными растворами.

Следует учитывать, что избыточное количество введенной жидкости, если оно не слишком велико, при нормальной функции почек особой опасности не представляет, однако оно нежелательно при наличии патологических изменений в почках или сердце.

Для расчета общего количества вводимой жидкости складывают объем рвотных масс, мочи (выделенной с начала заболевания), транссудата, кишечного содержимого и «незаметных» потерь.

В тех случаях, когда учесть потери жидкости с начала заболевания на основании расчетов затруднительно, приходится делать приблизительную оценку исходя из длительности заболевания, формы НК, клинических признаков, выраженности дегидратации (сухость кожи и СО, АД).

Простой, хотя не особенно точный, расчет потерь жидкости можно произвести исходя из показателя гематокрита, пользуясь при этом формулой Ваndall:

abdom_010.jpg

где Г — показатель гематокрита.

Весьма важен контроль за количеством выделенной мочи, особенно в послеоперационном периоде. Выделение нормального количества мочи за сутки (1400 мл) является довольно надежным показателем достаточности количества вводимой жидкости. Для этого в мочевой пузырь вводится катетер и каждый час измеряется количество мочи (в норме за час выделяется 50-60 мл).

Необходимо точно учитывать количество введенной и выведенной из организма жидкости. Больной весом 70 кг в течение суток должен получать 3,5 л жидкости плюс то количество, которое он теряет через дренаж или со рвотой.

Лечение общей дегидратации состоит в комбинации введения основных растворов и растворов глюкозы. Введение гипертонических растворов строго противопоказано, так как даже временное увеличение осмотического давления во внеклеточном пространстве будет усиливать клеточную дегидратацию и на какой-то срок ухудшит состояние больного [Ю.Н. Дедерер, 1971].

Адекватная дозировка вводимой жидкости и электролитов может быть осуществлена, если известны их потери при помощи современных методов исследования ВЭБ. Однако у больных НК в большинстве случаев значительная часть лабораторных исследований не может быть проведена, так как они занимают слишком много времени, а за 1-2 ч, которые имеются в распоряжении хирурга, он должен не только оценить степень потерь растворов ВЭБ, но и успеть подготовить больного. Кроме того, эти больные часто поступают в ночное время, когда лаборатория закрыта, а в большинстве больниц, особенно в сельских, исследования ВЭБ, как правило, не проводятся.

Таким образом, если для научно-исследовательской работы эти исследования имеют несомненную ценность, то в практической деятельности хирургу приходится ориентироваться на данные клиники и некоторые простейшие лабораторные пробы, которые могут быть выполнены в большинстве лечебных учреждений. В таких случаях следует обращать внимание на следующие моменты:

1) жалобы больного и анамнез заболевания (наличие жажды, тошнота, частота рвоты, длительность заболевания, количество рвотных масс, количество мочи);
2) данные осмотра (тургор кожи, сухость СО, пульс, АД, нарушения со стороны НС);
3) количество принятой и выделенной жидкости (моча, рвотные массы, отсасываемое содержимое желудка и кишечника);
4) показатель гематокрита;
5) количество белка в плазме крови;
6) определение содержания электролитов в плазме крови;
7) определение содержания электролитов в моче и эвакуированном содержимом желудка и кишечника.

Для борьбы с интоксикацией при НК предлагаются следующие мероприятия:
1) подавление жизнедеятельности микрофлоры, находящейся в просвете кишечника и за его пределами, путем местного и общего применения антибиотиков и других антибактериальных средств;
2) удаление из организма токсических веществ путем эвакуации транссудата из брюшной полости и кишечного содержимого брюшным диализом, а также обработка органов брюшной полости поверхностно активными веществами;
3) введение специфических антитоксических сывороток, что, однако, еще не вышло из стадии эксперимента;
4) неспецифическое повышение устойчивости организма больного по отношению к токсическим веществам путем введения гормонов коры надпочечников.

Ввиду того, что токсические продукты в основном являются экзо- и эндотоксинами микроорганизмов, подавление жизнеспособности последних может способствовать уменьшению интоксикации. С этой целью рекомендуется вводить антибиотики широкого спектра действия в просвет кишечника через зонд. Одновременно проводимая при этой методике декомпрессия кишечника способствует предотвращению развития в ней микробов и некробиотических процессов.

Детоксикация организма достигается восстановлением нормального диуреза. Для этого необходимо адекватное возмещение жидкостных потерь. Хороший детоксикационный эффект оказывает стимуляция, форсирование диуреза введением лазикса (30-40 мг) при умеренной гемодилюции. Хорошими адсорбентами токсинов, способствующими их выведению почками, являются синтетические плазмоэаменители (реополиглюкин, неокомленсан, гемодез, неодез).

Определенное значение для нормализации функции внутренних органов могут иметь гипербарическая оксигенототерапия (ГБО), введение витаминов и глюкозы. Последнее особенно необходимо при вливаниях тонизирующих сердечную мышцу средств в качестве энергетического ресурса.

Использование ГБО способствует более ранней нормализации параметров гомеостаза и восстановлению функции кишечника.

Кислородная терапия проводится в течение первых 2-3 сут после операции. Она приносит значительную пользу, уменьшает гипоксию, улучшает процессы всасывания газов в кишечнике, а следовательно, уменьшает вздутие. Кислородная терапия подается в увлажненном виде через катетер. Очень эффективна кислородная баротерапия.

Больным, находящимся в тяжелом состоянии, у которых можно ожидать истощения функции коры надпочечников, в течение 2-4 сут после операции к вводимым жидкостям добавляют 100-125 мг гидрокортизона, уменьшая дозировку к 3-4-м сут до 50 мг.

Сердечные средства назначаются в зависимости от состояния деятельности сердца и АД. Рекомендуется избегать назначения сильнодействующих сосудосуживающих средств во избежание последующего сосудистого коллапса. При наличии признаков упадка деятельности сердца назначаются в/в вливания строфантина (калельно в составе вводимых растворов глюкозы в небольших дозах) и кордиамина (по 2 мл 3-4 раза/сут). Для улучшения процессов обмена веществ парентерально вводятся (до тех пор пока функция кишечника не нормализуется и, следовательно, больной не сможет получать полноценное питание) витамины группы В иС в больших дозах.

При развитии анурии следует осуществлять поясничную новокаиновую блокаду по Вишневскому, вводить маннитол (500-1000 мл 10%-го раствора).

Более чем 1/4 всех осложнений, развивающихся в послеоперационном периоде у больных, перенесших операцию по поводу острой НК, связаны с инфекцией. Самым грозным инфекционным осложнением острой НК, нередко возникающим еще до операции, является перитонит, профилактика и лечение которого представляют одну из главных задач послеоперационного периода. В связи с этим обязательно проведение антибактериальной терапии с использованием самых мощных средств, какими являются антибиотики. При этом непременным условием эффективности антибиотикотерапии следует считать перманентный контроль чувствительности микробной флоры к антибиотикам. Применяют обычно антибиотики широкого спектра действия: аминогликозиды (мономицин, канамицин, гентамицин) и полусинтетические пенициллины (оксациллин, ампициллин и др.), а также цефалоспорины (цепорин), которые вводят внутримышечно, внутривенно, эндолимфатически, внутрибрюшинно.

Для профилактики тромбоэмболических осложнений осуществляют комплекс мероприятий: эластическая компрессия вен нижних конечностей, активный режим, назначение дезагрегантов, антикоагулянтов прямого и непрямого действия.

Для профилактики иногда возникающих тромбозов мелких вен кишечной стенки начинают гепаринизацию (20—30 тыс. ЕД/сут).

Одной из особенностей послеоперационного периода при острой НК является наличие пареза кишечника, поэтому важное значение имеют мероприятия, направленные на опорожнение кишечника, восстановление его перистальтики и активацию его двигательной функции. Борьба с парезом и паралитической НК и стимуляция моторной функции кишечника являются важной задачей послеоперационного периода.

Эвакуация содержимого из резко переполненных жидкостью и газами кишечных петель является важным этапом операции. Если приводящая петля вздута незначительно, то эвакуацию проводить не следует, а содержимое странгулированной петли кишки удаляют с резецируемой петлей. Устаревшие методики (например, выведение одной из петель с последующей энтеротомией и эвакуацией кишечного содержимого путем «выдаивания»), связанные с нарушениями асептики с травматизацией кишечных петель, применяться не должны.

Декомпрессия кишечника с целью профилактики и лечения парезов осуществляется различными методами. Наиболее эффективными из них являются те, которые обеспечивают эвакуацию, в первую очередь, кишечного содержимого из верхних отделов кишечника.

С целью восстановления тонуса и моторной функции желудка и кишечника в послеоперационном периоде производят постоянную аспирацию желудочно-кишечного содержимого.

Опорожнение ЖКТ достигается периодическим промыванием желудка с помощью тонкого назогастрального зонда, введенного в желудок через нос, или, что значительно эффективнее, постоянной аспирацией тонким зондом с использованием отсасывающих устройств. Опорожнению кишечника и восстановлению его тонуса способствуют очистительные клизмы. Однако их применение требует учета характера операции. Может оказаться эффективным введение газоотводной трубки.

Хороший дренажный эффект наблюдается при растяжении сфинктера в конце операции. У больных, не подвергающихся резекции ОК, может быть применена сифонная клизма.

Очень эффективно опорожнение кишечника интубационной трубкой (на-зоинтестинальная интубация кишечника во время операции).

Постоянное выведение застойного содержимого кишечника зондом уменьшает явления интоксикации и улучшает его тонус. Кроме того, постоянная декомпрессия кишечника создает наиболее благоприятные условия для восстановления кишечной моторики. При восстановлении кишечной перистальтики, появлении кишечного шума прекращают отсасывание и удаляют зонд.

Суть кишечной интубации зондом, введенным трансназально или (по показаниям) через гастростому, заключается в том, что снабженный отверстиями резиновый или пластмассовый зонд через нос или гастростому проводят в желудок, ДПК и ТК. Проведение зонда может быть связано с некоторыми трудностями. После того как зонд проведен в область ДПК — тонкокишечного изгиба, его конец может упираться в стенку кишки и ему необходимо в этом месте придать правильное направление. При вовлечении в патологический процесс значительной части или почти всей ТК зонд можно провести до конца ТК. Последнее отверстие в стенке зонда должно располагаться в области антрального отдела желудка. Место введения зонда в желудок герметизируют несколькими кисетными швами или как при гастростомии по Витцелю.

В тех случаях, когда переполненными жидкостью и газами оказываются только нижние отделы ТК, считается целесообразным проводить интубационную трубку через цекостому в ТК в оральном направлении (см. рисунок 9).

Если производилась резекция кишечника или энтеротомия, а также при наличии признаков перитонита, в брюшную полость вставляют микроирригаторы для введения антибиотиков. Брюшную полость обычно зашивают наглухо. После окончания операции производят растяжение сфинктера заднего прохода.

Особое значение имеет в ближайшем послеоперационном периоде парентеральное питание, связанное с ограниченным пероральным поступлением питательных веществ, повышенным распадом тканевого белка и значительными потерями азота. Следовательно, парентеральное питание в ближайшем послеоперационном периоде должно быть направлено наряду с коррекцией энергетического и водно-солевого обменов и на восстановление положительного азотистого баланса (H.H. Малиновский и соавт, 1974; A.B. Суджян, 1991).

Для обеспечения регулярной перистальтики вначале необходимо корригировать водный и электролитный баланс.

Устранение послеоперационного пареза или атонии кишечника достигается также посредством улучшения мезентериального кровообращения с помощью гиперосмолярно-гиперонкотических растворов из расчета 8 мл/кг массы. В отдельных случаях, прежде всего при утверждающейся атонии кишечника, считается необходимым повторять инфузию. При этом учитываются противопоказания (сердечная недостаточность, органическое поражение почек, дегидратация) и опасность возникновения гиперосмолярной комы. Следует помнить, что все степени гипопротеинемии могут вести к понижению моторики ЖКТ вплоть до развития паралитической НК.

С целью стимуляции перистальтики кишечника применяют ганглиоблоки-рующие средства — α и β-адреноблокаторы (димеколин и др.), угнетающие тормозную эфферентную импульсацию в ганглиях и одновременно стимулирующие моторику мускулатуры кишечника [Н.М. Баклыкова, 1965; А.Е. Норенберг-Чарквиани, 1969].

Стимуляции перистальтики (а одновременно и восполнению дефицита хлоридов) способствует в/в введение 20-40 мл 10%-го раствора хлорида натрия. А.П. Чепкий и соавт. (1980) на фоне сбалансированной трансфузионной терапии на следующий день после операции назначают 400-800 мл 15%-го раствора сор-битола, 2-3 мл 20%-го пантотената кальция. При отсутствии эффекта через сутки дополнительно вводят аминазин (по 0,2-0,3 мл 2,5%-го раствора 3-4 раза/сут) с последующей очистительной клизмой.

Такая терапия продолжается в течение 3-4 сут. Показано применение ингибиторов холинэстеразы для усиления парасимпатической иннервации (1—2 мл 0,05%-го раствора прозерина) и м-холинолитических средств (ацеклидин — 1-2 мл) с повторными очистительными и гипертоническими клизмами.

Для раннего восстановления двигательной функции кишечника применяются гуанитидин, изобарин и орнид. Орнид вводят внутривенно по 0,5-1 мл 5%-го раствора.

Большой активностью обладает аминазин [Ю.Л. Шальков и др., 1980], который применяют по 1 мл 2,5%-го раствора 2 раза/сут.

Хороший эффект оказывает леридуральная анестезия.
В случаях тяжелого послеоперационного пареза кишечника нередко хороший лечебный эффект дает поясничная новокаиновая блокада по Вишневскому. В комплексе лечебных мероприятий, направленных на восстановление моторно-эвакуаторной функции ЖКТ, используется и электростимуляция. При отсутствии механических причин и нарастания явлений перитонита положительный эффект достигается после 4-5 сеансов электростимуляции.

При появлении признаков восстановления моторной, переваривающей и всасывательной функции кишечника целесообразно энтеральное зондовое питание, что позволяет уменьшить число осложнений, связанных с необходимостью длительного парентерального питания (осложнения при катетеризации крупных вен, аллергические реакции, опасность инфекции). Для этой цели можно использовать назоеюнальный зонд.

Помимо применяемых средств для стимуляции кишечной моторики необходимым условием восстановления перистальтики является нормализация обмена веществ, компенсация дефицита белков, жидкости и электролитов, увеличение дозы вводимых витаминов, введение викасола, на фоне которого увеличивается эффективность других средств [Ю.Н.Дедерер, 1971].

С этой же целью назначаются адренолитические средства (они противопоказаны при снижении АД) или новокаиновая блокада, после чего внутривенно вливается 10%-й гилертонический раствор хлорида натрия (0,5 мл 10%-го раствора на 1 кг веса больного). Вливание можно повторять 2-3 раза в день. После внутривенного введения хлорида натрия через 30 мин производится сифонная клизма.

Стимуляция кишечной моторики лекарственными средствами при тяжелых парезах должна сочетаться с постоянным отсасыванием желудочного содержимого или, что значительно эффективнее, с кишечной интубацией.

Питание больных начинается, как только восстанавливается эвакуаторная функция желудка и кишечника. При непроходимости со значительным растяжением петель кишечника восстановление перистальтики происходит не ранее чем через 3-4 дня. При толстокишечной обтурационной непроходимости, иле-оцекальной инвагинации моторная функция желудка и ТК, как правило, не нарушена. Этим больным разрешают принимать жидкую пищу уже на следующий день после операции.

После резекции ТК, если оставшаяся часть кишки полноценна в функциональном отношении, разрешается пить на следующий день. В тех случаях, когда больному через нос введен в кишечник тонкий зонд, пить разрешается на следующий день после операции. Еще через день разрешаются яйца всмятку, кисель, жидкая манная каша, небольшой кусок сливочного масла, бульон. В последующие дни в питании больных необходимо предусмотреть достаточное количество белков.

При острой НК, несмотря на достигнутые успехи, летальность остается высокой и составляет в среднем 13-18% (М.И. Кузин, 1988).

Основная причина высокой летальности — поздняя госпитализация больных и глубокие нарушения солевого, водного и белкового обмена, а также интоксикация, которая развивается в результате распада кишечного содержимого и образования большого количества токсических веществ. При этой болезни процент летальности равнозначен времени (количеству часов), прошедшему с начала заболевания до оперативного вмешательства.

Своевременная госпитализация и раннее хирургическое вмешательство являются основной гарантией для благоприятного исхода лечения. По данным статистики летальность среди больных с острой НК, оперированных в первые 6 ч, составляет 3,5 %, а среди оперированных после 24 ч — 24,7 % и более.
Перейти к списку условных сокращений

Р.А. Григорян
Похожие статьи
показать еще
 
Абдоминальная хирургия