Формы сосуществования микробиотов с организмом человека

17 Февраля в 8:21 1280 0


Наличие естественных биотопов в организме человека определяет синергический характер сосуществования вегетирующих в них микробиотов (главным образом бактерий) с микроорганизмом. Эта форма сосуществования классифицируется как симбиоз, то есть не просто сожительство, а взаимодополняющее, взаимовыгодное сожительство. 

Бактерии, населяющие кишечник, осуществляют в организме многоплановую функцию. Используя содержимое различных отделов кишечника как среду обитания, они принимают участие в пищеварительном процессе макроорганизма, в формировании экскрементов (одного из главных путей удаления из организма ксенобиотиков), поддержании стабильной функциональной преемственности между верхними и нижними отделами кишечника. Последнее достигается путем опосредованного влияния на ферментативную и моторную активность, на гормональную APUD-систему, а также на факторы полостного (местного) секреторного иммунитета кишечника. 

Вместе с макроорганизмом живущие в его биотопах микробиоты составляют самостоятельную сложную систему с множеством нелинейных обратных связей, находящуюся в состоянии неустойчивого равновесия. Ослабление системообразующих факторов и, следовательно, нарушение равновесия может привести к патологическим последствиям. Так, например, ишемия тонкий кишки, обусловленная централизацией кровообращения при шоке или другими причинами, приводит к колонизации ее активной анаэробной флорой из каудальных отделов толстой кишки. Как следствие, в тонкой кишке снижается интенсивность собственного (полостного и мембранного, или пристеночного) пищеварения, но возрастает интенсивность «симбионтного» (по выражению А. М. Уголева) пищеварения, осуществляемого главным образом протеолитическими ферментами микробов. 

В итоге пищеварительный процесс не может быть завершен: вместо аминокислот oт белковых продуктов остается множество токсических пептидов. Пептиды и ЛПС, поступая в общий кровоток благодаря нарушению барьерной функции ишемизированной кишечной стенки, включаются в патологический цикл развивающегося эндотоксикоза. Таким образом, симбиоз макро- и микроорганизмов для поддержания физиологических параметров жизнедеятельности нуждается в бережном, так сказать, деликатном отношении. 

Следующая форма сосуществования — носительство патогенных микробов. Здесь уже речь идет не о взаимовыгодном симбиозе, а об индивидуальной иммунотолерантности макроорганизма к данным патологическим микробиотам. Организм не реагирует на их присутствие болезненным процессом, а они при этом используют его как среду обитания. В этом случае также допустимо говорить о создании временной системы с неустойчивым равновесием, поскольку при определенных изменениях функций жизнеобеспечения макроорганизма равновесие нарушается, что может индуцировать инфекционный процесс. 

Обратная по отношению к носительству ситуация характеризует еще одну форму сосуществования макроорганизма и микробиотов — персистенцию (от лат. persisto — упорствую). В данном случае рассматривается ситуация, когда организм изначально отвечает на инвазию микробиотов болезнью. Более того, эта болезнь подвергается лечению с использованием антибактериальных средств. Однако какая-то часть микробиотов оказывается способной пережить эту экстремальную для них ситуацию и сохраниться после устранении клинических признаков болезни в первозданном виде. Они выживают и начинают производить себе подобных. В биологии такие персистирующие виды давно ушедшей в прошлое фауны или флоры называют филогенетическими реликтами или образно — «живыми ископаемыми» (кистеперая рыба латимерия, моллюски и др.). 

Персистирующие микробиоты продолжают сосуществовать с макроорганизмом, будучи окруженными сапрофитами, при этом, как правило, не вызывают рецидивов перенесенной острой инфекции. Но такое сосуществование не остается безвредным для макроорганизма: в нем могут развиваться органные или системные патологические процессы, которые отличаются по своей патоморфологии и клинической манифестации от острого или хронического воспаления. Протекают они обычно «под флагом» различного рода эндогенных заболеваний. Примером могут служить вирусные гепатиты, особенно «В» и «С», с которыми связывают развитие цирроза, а иногда и первичного рака печени. 

Наконец, последней и представляющей наибольший интерес для хирургов является форма сосуществования, прямо противоположная симбиозу, — инфекция. Инфекция — особого рода патологический процесс, который обусловлен агрессивным взаимодействием между организмом и различного рода патогенными микробиотами. В общем смысле это обозначение (или термин) правильнее употреблять во множественном числе, поскольку в зависимости от характера патогенности возбудителя (пли ассоциации возбудителей) патоморфология и клиническая манифестация, а также циклическая динамика инфекций может иметь существенные различия. 

В литературе при обозначении обобщающих категорий термины «инфекция» и «инфекционный процесс» иногда употребляются как самостоятельные, имеющие определенное смысловое различие. Возможно, в специальных научных целях это и заключает в себе какой-то смысл, но в клинической практике подобное различие вряд ли имеет перспективу широкого распространения. Если речь идет о патологическом взаимодействии между макро- и микроорганизмами, то, независимо от наличия или отсутствия клинических проявлений такого взаимодействия (то есть проходит латентный период), смысловых различий между понятиями об инфекции и инфекционном процессе не просматривается. 

Если же процесс носит не патологический характер, то, независимо от внешнего сходства с инфекционным процессом, его нельзя считать ни инфекцией, ни инфекционным процессом. Так, известно, что раны, содержащие некротические ткани (к примеру, огнестрельные), обязательно заживают через нагноение. Оно является нормальным проявлением первой фазы раневого процесса — фазы очищения — и не может служить критерием инфекционного процесса до тех нор, пока не появятся признаки инфекционной деструкции живых тканей (альтерации). А когда они появятся — это уже и инфекционный процесс, и инфекция. 


Пo своему течению инфекция (инфекционный процесс) может быть острой или хронической. Для острой местной инфекции характерно последовательное прохождение всех фаз инфекционного воспаления: экссудативной, инфильтративной, пролиферативной и репаративной. Под влиянием привходящих обстоятельств (дополнительной травмы, задержки экссудата, дополнительного инфицирования, наличия инородных тел в очаге деструкции и др.) циклическое развитие местной инфекции может задержаться в любой из фаз до устранения причины задержки. При длительной задержке в первой или второй фазах и обширности местного инфекционного очага возникает угроза генерализации инфекции с исходом в сепсис. Затянувшееся течение в третьей фазе инфекционного воспаления (пролиферативной) способствует переходу инфекционного процесса в хроническую форму. 

Инфекционное воспаление может и изначально развиваться по типу хронического. В этом случае для местной патоморфологической картины обычно характерно преобладание пролиферативных процессов, тогда как фазы экссудации и острого инфильтрата могут отсутствовать или пройти незамеченными ввиду слабой выраженности. 

При хроническом течении местной (хирургической) инфекции часто возникают периоды обострения. Во всех случаях для местных проявлений острой или хронической инфекции характерно наличие воспалительных или воспалительно-деструктивных изменений в тканях. 

В последние годы появились сообщения о выделении особых форм инфекционных процессов. Их отличие состоит в том, что в очагах поражения развиваются не воспалительные или воспалительно-деструктивные изменения, а дегенеративные или дегенеративно-деструктивные изменения. Такие формы стали называть медленными инфекциями. 

Изначально обозначение «медленные инфекции» появилось в связи с прионными болезнями. Об особенностях конформационных прионных белков в качестве инфекционных агентов говорилось выше. Напомним, что эти белки способны вызывать конформационные (конверсионные) изменения в крупных белковых молекулах млекопитающих. Вследствие таких изменений белковые молекулы утрачивают стабильность и подвергаются дегенеративно-деструктивным преобразованиям. Такие изменения характерны, в частности, для губчатого энцефалита (болезни Крейтцфельдта — Якоба) или (как иногда называют) «губчатой энцефалопатии». 

Следует заметить, что оба обозначения не точны: энцефалит предполагает наличие воспалительных изменений, а энцефалопатия ориентирована главным образом на функциональные нарушения. Здесь же речь идет о своеобразных дегенеративно-деструктивных изменениях мозговой ткани без типичных признаков воспаления. 

Близкие но своей сути (если не принимать во внимание различие органотропности) морфологические изменения в тканях ассоциируются с персистенцией патогенных микробиотов. 

Вспомним развитие цирроза и цирроза-рака печени после перенесенного вирусного гепатита типа «В» или «С». И, наконец, местные повреждения тканей при инфекциях, обусловленных сапрофитами, обретшими патогенность в силу тех или иных причин (вспомним эпидемию эрготизма в Эфиопии), также имеют в основе своей дегенеративно-деструктивные изменения. Правда, поскольку наблюдения эрготизма в Эфиопии в 1978 г. носят уникальный характер, нельзя исключить, что причиной столь злокачественного поведения плесневых грибов, не числящихся среди детерминированных патогенов человека, явились изменения условий развития процесса. В частности, решающая роль могла принадлежать глубокому иммунодефициту, развившемуся на фоне тяжелейшей алиментарной дистрофии. Сказались также и дистрофические изменения мышечной ткани, которая могла при этом приобрести качества, соответствующие тропности злаковых плесневых грибов. 

Или другой пример, тоже в какой-то мере близкий к изложенным представлениям о медленных инфекциях. До сих пор не решено окончательно, возможно ли расценивать Helicobacter pylori в качестве этиологического агента при гастродуоденальных язвах на фоне изначально неизмененной слизистой оболочки. А если все обстоит иначе и Helicobacter pylori, являясь малозначимым непатогеном, не выполняет этиологической роли? Если развитие гастродуоденита, обусловленное другими причинами, создает условия, соответствующие его тропности, начинает активно вегетировать и проявлять агрессивность, поддерживая и стимулируя (но не вызывая изначально) дегенеративно-деструктивные изменения в слизистой оболочке, реализующиеся в ее изъязвлениях? 

Таким образом, вынесение медленных инфекций в качестве самостоятельной проблемы клинической медицины пока еще выдвигает много вопросов, не получивших однозначной интерпретации. Они ждут своего решения, это всего лишь вопрос времени. Но хирурги, имеющие несомненную причастность к лечению многих перечисленных заболеваний, обязаны знать складывающуюся перспективу. Сегодня можно констатировать, что мы переживаем эпоху (наступление которой в значительной мере обусловлено антропогенными факторами), когда мир микробиотов повышает свою агрессивность.

Эта агрессивность проявляется по ряду направлений:
  • появление новых, ранее не известных, инфекционных заболеваний; 
  • включение в этиологию инфекций новых видов микробиотов: вироидов, прионов, нанобактерий;
  • проявление патогенных свойств у сапрофитов;
  • появление новых, антибиотикорезистентных штаммов детерминированных (облигатных) патогенов, завоевывающих приоритеты среди госпитальных инфекций.
Ерюхин И.А.
Похожие статьи
  • 15.03.2013 21514 26
    Гнойные заболевания грудной стенки. Гнойный мастит

    Мастит, грудница (mastitis) — воспаление паренхимы и интерстициальной ткани молочной железы; изолированное воспаление молочных ходов — галактофорит (galactoforitis); воспаление желез околососочковой зоны — ареолит (areolitis). Мастит следует отличать от других воспалительных ...

    Инфекционные заболевания
  • 12.03.2013 19635 28
    Сепсис. Лечение

    Лечение сепсиса проводят в отделении интенсивной терапии. Оно включает в себя хирургическое лечение, антибактериальную терапию, детоксикационную терапию и иммунотерапию, устранение водно-электролитных и белковых нарушений, восстановление нарушенных функций органов и систем, сбалансированное высокока...

    Инфекционные заболевания
  • 15.03.2013 19229 28
    Гнойные заболевания легких. Острый абсцесс легкого

    Абсцесс легкого — гнойно-деструктивная наполненная гноем полость, окруженная участком воспалительной перифокальной инфильтрации легочной ткани. Абсцесс легкого — заболевание полиэтиологическое. Острые легочно-плевральные нагноения возникают в результате полимикробного инфицирования аэробно-анаэробны...

    Инфекционные заболевания
показать еще
 
Общее в медицине