Аллергия и грибковые болезни

22 Мая в 9:53 684 0


Проблема медицинской микологии объясняется ее чрезвычайной актуальностью, широкой распространенностью этих инфекций. Не могу не назвать наших прекрасных учителей, широко известных в СССР и за рубежом ученых-микологов: проф.П.Н.Кашкин, проф. А.П.Базыка, проф. Н. П. Блинов, проф.А. Н.Аравийский, проф.В.Я.Некачалов, проф.В.М.Лещенко, — которые помогли приобрести глубокие знания и опыт, определиться с выбором научного направления, привили нам любовь к изучению этой проблемы медицинской науки.
Проф. В П Федотов

Микозы остаются одними из наиболее распространенных инфекционных болезней человека (по данным BQ3 различных лет, не менее 20% населения Земли страдают грибковыми заболеваниями). При этом отмечается их повсеместный рост, появление генерализованных форм, устойчивость к терапии. Грибковые болезни могут поражать кожу, слизистые оболочки, внутренние органы.

Однако, опасность микотической инфекции связана и с тем, что патогенные грибы оказывают не только общепатологическое (при глубоких микозах — также общетоксическое) действие, но и (являясь полноценными антигенами) способствуют развитию аллергических реакций и заболеваний (астма, грибковая экзема, аллергические васкулиты и др.). Т. о., в условиях грибковой сенсибилизации могут формироваться качественно новые синдромы, по тяжести превосходящие само грибковое заболевание.

Следовательно, во многих случаях важно не только то, чем вызывается микоз, но и почему он развивается, каковы его последствия. В настоящее время все реже стали встречаться микозы в «моноварианте», уступая место грибково-бактериальным ассоциациям, «полимикозам».

С другой стороны, многие микозы имеют тенденцию протекать с осложнениями; в частности, микозы стоп, широко распространенные в мире — часто стали сопровождаться экзематизацией, причем аллергизация организма происходит не только при активных (манифестных) проявлениях, но и «стертых» формах, миконосительстве. Даже изолированные поражения ногтей могут вызывать сенсибилизацию организма.

При этом аллергические и парааллергические реакции усиливаются в связи с широким использованием противомикробных антибиотиков (имеющих общую антигенную структуру с грибами-паразитами). Остается недостаточно ясной и роль лимфатической системы при микозах; вместе с тем, показано, что грибы могут «проникать» в лимфатические узлы, что позволяет предполагать возможную роль этого феномена в рецидивировании микоза, сенсибилизации организма.

Проведенные нами клинические и экспериментальные исследования показали роль патогенных грибов в развитии сосудистой аллергии. В условиях роста сердечно-сосудистых заболеваний нельзя игнорировать при этом и аллергизирующее воздействие грибковой микрофлоры на кровеносные и (возможно) лимфатические сосуды (на обложке книги показан лимфатический узел и сосуд, в просвете которого имеются элементы гриба).

Грибковые поражения органов дыхания (в т.ч. субклинические) и потенциально связанная с ними микогенная аллергия занимают существенное место в проблеме микозов. При этом грибы-паразиты в одних случаях оказывают собственное патогенное действие, но чаще микотический процесс развивается вторично — на фоне пневмоний, бронхоэктазий, каверн, опухолей, профессиональной патологии — вплоть до развития «астматоидного симптомокомплекса». Сравнительно часто гриба p. Candida осложняют туберкулез (взаимодействие между ними усиливает общий «патогенный потенциал»).

Недостаточно оценивается и патогенная роль плесневых грибов, выявляемых, например, при исследовании мокроты больных туберкулезом (аспергиллы и др.).

Помимо изменений в дыхательных путях, плесневые грибы могут поражать носоглотку, придаточные пазухи; возможно также их лимфо- и гематогенная диссеминация с развитием процессов в ЦНС (особенно на фоне иммунодепрессии, в т.ч. обусловленной ВИЧ). Особую роль в активации микозов и их аллергических осложнений играют общие метаболические («дистрофические») процессы, что следует учитывать — в т.ч. при недостаточной эффективности лечения.

Экспериментально-клинические исследования с использованием электронной микроскопии обосновали несомненные преимущества сочетанного применения антимикотиков и ультразвука при кандидозах кожи и ее придатков, а также микогенной аллергии. Применение указанного метода существенно повышает фунгицидный эффект (повреждение структур грибов, синергизм воздействия на биологические мембраны, системы энергообеспечения, лизосомальный аппарат и др., что ведет к необратимой утрате жизненно важных функций у клеток кандида альбиканс).



Динамика распределения полиеновых антибиотиков и некоторых иных антимикотиков с ультразвуком имеет достоверные преимущества (способствует более глубокому проникновению лекарств в ткани, более длительному там нахождению без потери специфической активности) — перед применением тех же препаратов без УЗ, а также с димексидом.

В микологии СНГ (и Украины в частности) остаются в «тени» и редко выявляются глубокие (в т.ч. системные) микозы. При этом отсутствует точный статистический учет их, а также потенциально связанных с ними аллергических осложнений.

Полагают, что истинное число больных глубокими микозами превышает их выявляемость. Следует признать, что количественное большинство глубоких микозов (как и в прежние годы) приходится на иные регионы планеты (Африка, Индокитай, Индия, страны Ближнего Востока, Америка и др.). Однако, данные заболевания все чаще регистрируются и в других странах, включая северные регионы Европы, СНГ. Вместе с тем, диагностика висцеральных (в т.ч. с поражением ЦНС, на фоне СПИДа) форм глубоких микозов бывает запоздалой и приводит к инвалидизации и даже летальному исходу (зачастую диагноз ставится патологоанатомически!).

Данные факты в определенной мере связаны с недостатком «ориентации» на диагностику глубоких микозов, трудностью их распознавания (клинический полиморфизм, отсутствие специфических признаков, ассоцииации и сходство с иными заболеваниями). При этом, диагностика глубоких микозов существенно отличается от стандартных лабораторных исследований при дерматомикозах.

Важно распознать тканевую форму гриба, своеобразную для каждого глубокого микоза и не сходную с дерматомицетами — в патологическом материале. В связи с этим, в книге особое внимание обращено на использование специфических методов окраски срезов ткани на грибы, характеристику гистологических изменений, морфологию и тинкториапьные свойства возбудителя, а также особенности «тканевой реакции».

В отличие от «традиционных» микозов, при их глубоких формах передача инфект-агента от больного происходит не прямым путем, а опосредованно (через почву, воду и др., где патогенные грибы претерпевают своеобразную биотрансформацию — в новую фазу развития, способную к инфицированию).

Пути заражения могут быть различными — в т.ч. через респираторный тракт, а также как результат микротравм и др. Методы диагностики глубоких микозов совершенствуются и в настоящее время и включают ДНК-тестирование (ПЦР) и др. По эффективности они сравнимы с микробиологическими методами и могут являться альтернативными, хотя количество исследований и «степень оттитровки» результатов еще нуждаются в дальнейшей оценке.

Проблема глубоких микозов требует в настоящее время значительного внимания — ввиду возможности инфицирования в связи пребыванием в эндемичным зонах («хаотичный» туризм, длительная работа по контрактам, миграция населения в результате «локальных войн», стихийных бедствий и др.). Имеют значение также импорт некоторых видов сырья, продуктов.

Данная проблема становится еще более актуальной в связи с распространением ВИЧ-инфекции (ряд глубоких микозов играют роль оппортунистических заболеваний и могут явиться непосредственной причиной летального исхода).

Следует учитывать и иную особенность патологического процесса при глубоких микозах: «тканевая форма» гриба сравнительно незаразна (т.е. не вызывает непосредственного инфицирования); с другой стороны, культуры возбудителей обладают высокой контагиозностью (известны случая заражения лаборантов и др.). Проблема глубоких микозов, по-видимому, приобретает большую актуальность в современной медицине, в связи с чем врачам следует учитывать критерии диагностики и принципы лечения, а также оценивать степень благоприятности прогноза.

Авторы впервые представили классификацию грибковых болезней, «воссоединив» в ней микозы и их аллергические проявления. Это позволяет определиться с нозологией и назначением лечения. Современные методы диагностики грибковых болезней, их аллергических осложнений, рациональное использование антимикотиков (нового поколения в сочетании с ранее применявшимися фунгцидами) позволяют во многом решать актуальную и сложную проблему борьбы с микозами и их тяжелыми последствиями (токсическим, аллергенным влиянием на организм человека).

Кулага В.В., Романенко И.М., Афонин С.Л., Кулага С.М.
Похожие статьи
показать еще
 
Аллергология и иммунология