Способы захвата

20 Марта в 17:59 4979 0


Анатомический и функциональный комплекс руки способствует осуществлению действию захвата. Однако существует не один, а несколько способов захвата, которые можно объединить в три большие группы: собственно захваты, которые можно называть зажимами, захваты с использованием силы тяжести и захваты-плюс-действие. Они не охватывают все возможности руки: кроме захвата, она еще может наносить удары, прикасаться, выражать мысли жестами. Мы их изучим последовательно.


Захват

Собственно захваты или зажимы делятся на три группы: пальцевые, ладонные и центрированные. Они не требуют участия силы тяжести.


Пальцевые захваты или зажимы 

Они, в свою очередь, делятся на две подгруппы: зажимы двухпальцевые и зажимы многопальцевые.

fs1_5_246-249.jpg


А. Двухпальцевые зажимы представляют собой классический пример поллиси-дигитального зажима, осуществляемого обычно большим и указательным пальцами. Они могут быть трех типов, в зависимости от того, является ли оппозиция терминальной, субтерминальной или субтерминолатеральной. 
  1. Зажим терминальной или термино-пульпарной оппозицией (рис. 246 и 247) наиболее тонок и наиболее точен. Он позволяет держать предмет небольших размеров (рис. 246) и подбирать очень тонкие предметы, например спичку, булавку (рис. 247). Большой и указательный (или средний) пальцы противопоставляются друг другу оконечностью пульпы и даже, если предметы совсем маленькие (волос), срезом ногтя. Поэтому нужна пульпа эластичная и правильно поддерживаемая ногтем, играющим главную роль в захвате такого типа. Следовательно, этот захват можно назвать пульпо-ногтевым. Этот способ захвата легче всего становится неосуществимым вследствие малейших повреждений руки. Дело в том, что он требует работы всех мышц, так как сгибание доводится до максимума, и особенно целостности следующих мышечных и сухожильных групп, в частности:
    • мышцы flexor digitorum profondus указательного пальца, которая стабилизирует дистальную фалангу в положении сгибания, чем объясняется важность восстановления в приоритетном порядке длинной сгибающей мышцы большого пальца (F.C.P.), если порезаны обе сгибающие мышцы;
    • мышцы flexor pollicis longus, по той же причине, со стороны большого пальца.
  2. Зажим субтерминальной или пульпарной оппозицией (подушечками пальцев) (рис. 248) является самым употребительным. Он позволяет держать относительно крупные предметы: карандаш или лист бумаги. Тест на эффективность субтерминального пульпарного захвата состоит в том, чтобы попытаться выдернуть лист бумаги, зажатый между большим и указательным пальцами. Если оппозиция хорошая, лист выдернуть невозможно. Этот тест, называемый тестом на симптом Фромана, позволяет оценивать силу мышцы adductor pollicis brevis и, следовательно, целостность локтевого нерва, который ею управляет.
    При этом способе захвата большой и указательный (или другой) пальцы противопоставляются друг другу ладонной поверхностью пульпы. Состояние пульпы имеет, естественно, большое значение, но дистальный межфаланговый сустав может находиться в разогнутом положении или даже блокироваться в полусогнутом положении артродезом. Главными для этого способа захвата мышцами являются:
    • flexor digitorum superficialis указательного пальца: стабилизация в сгибании второй фаланги Р2;
    • сгибающие тенарные мышцы первой фаланги Р1 большого пальца: flexor pollicis brevis, interosseus palmaris primus, abductor pollicis brevis и особенно adductor pollicis.
  3. Зажим субтермино-латеральной или пульпо-латеральной оппозицией (рис. 249): это когда вы держите монету. Этот способ захвата может дополнять собой терминальную или субтерминальную оппозицию, когда обе фаланги указательного пальца ампутированы: захват не такой тонкий, но все же сильный. Ладонная поверхность пульпы упирается во внешнюю поверхность первой фаланги Р1 указательного пальца. Главными для этого способа захвата мышцами являются:
    • interrosseus dorsalis primus indicis (чтобы стабилизировать в боковом направлении указательный палец, который, кроме того, подпирается другими пальцами);
    • flexor pollicis brevis, interroses palmaris primus и особенно adductor pollicis, активность которой была подтверждена электромиографией.
  4. Один из двухпальцевых захватов не образует поллиси-дигитального зажима. Это - межпальцевый латеро-латеральный захват (рис. 250), играющий совсем второстепенную роль (например, держание сигареты или любого другого небольшого предмета). Он обычно осуществляется между указательным и средним пальцами, без участия большого. Диаметр взятого предмета должен быть небольшим. Участвуют мышцы interossei (вторая ладонная и тыльная). Хватка слабая и неточная, но весьма полезная, так как людям с ампутированным большим пальцем удается удивительным образом развить эту функцию.

fs1_5_250-253.jpg


В. В многопальцевых захватах участвуют, кроме большого, два, три или четыре других пальца. Они позволяют держать предмет гораздо крепче, чем при двухпальцевом захвате, который более точен.
  1. В трехпальцевом захвате участвуют большой, указательный и средний пальцы. Он применяется чаще всего. Значительная, если только не большая, часть человечества, которая еще не пользуется вилкой, применяет такие захваты для того, чтобы класть пищу в рот. В этом случае он похож на пульпарный трехпальцевый захват (рис. 251), который применяется для того, чтобы держать в руке небольшой мячик, когда большой палец противопоставляет свою пульпу пульпе указательного и среднего пальцев по отношению к предмету. Для того чтобы, например, писать карандашом (рис. 252), необходим трехпальцевый захват, пульпарный для указательного и большого пальцев и латеральный для третьей фаланги среднего пальца, которая служит опорой, как и дно первой спайки.
    В этом смысле этот захват весьма направленный, и он сродни центрированным захватам, а также захватам-плюс-действие, которые мы рассмотрим позднее, поскольку написание букв является результатом не только движений плеча и руки, которая скользит по столу на своем локтевом ребре и мизинце, но и движений трех первых пальцев, которые задействуют мышцы flexor pollicis longus и flexor digitorum superficialis указательного пальца для осуществления возвратно-поступательного движения карандаша, а также внешние сезамовидные мышцы и вторую мышцу interroseus dorsalis для поддержания карандаша в руке.
    Действие отвинчивания пробки флакона (рис. 253) является трехпальцевым захватом, латеральным для большого пальца и второй фаланги среднего, которые противопоставляются друг другу непосредственно, и пульпарным для указательного пальца, который блокирует предмет на третьей стороне. Средний палец служит упором, опирающимся на безымянный палец и мизинец. Большой палец сильно прижимает пробку к среднему благодаря сокращению всех тенарных мышц; блокировка начинается благодаря мышце flexor pollicis longus и заканчивается под воздействием своей мышцы flexor digitorum superficialis. После того как пробка будет деблокирована, ее отвинчивание продолжится без помощи указательного пальца развертыванием большого и среднего пальцев: сгибание большого пальца, разгибание среднего. Это пример захвата-плюс-действие (см. ниже).
    Если сначала пробка завинчивается не очень туго, захват может быть трехпальцевым пульпарным для всех трех пальцев с движением отвинчивания путем сгибания большого пальца, выпрямлением среднего пальца и сопровождением указательного пальца в абдукции под воздействием мышцы intrrosseus dorsalis primus: еще один пример захвата-плюс-действие.
  2. Четырехпальцевые захваты используются, когда предмет более крупный и его следует крепко ухватить. Тогда захват может быть:
    • четырехпальцевым пульпарным (рис. 254), когда берут круглый предмет, например шарик для пинг-понга. Заметим, что при этом контакт является пульпарным для большого, указательного и среднего пальцев, но латеральным на третьей фаланге безымянного, роль которого состоит в том, чтобы помешать соскальзыванию предмета вовнутрь;
    • четырехпальцевым пульпо-латеральным (рис. 255), как при отвинчивании крышки. Контакт широкий на большом пальце, с участием пульпы и ладонной поверхности первой фаланги, как и на указательном и среднем пальцах; он пульпарный и латеральный на второй фаланге безымянного пальца, который блокирует предмет внутри.
      Охватывание крышки четырьмя пальцами придает спиральное движение второму, третьему и четвертому пальцам, и можно доказать, что результирующая усилий, которые они прикладывают, исчезает в центре крышки, которая двигается параллельно пястно-фаланговому суставу указательного пальца;
    • четырехпальцевым пульпарным поллиси-тригидитальным (большой палец + три пальца) (рис. 256), когда держат в руке уголь для рисования, кисть или карандаш: пульпа большого пальца сильно прижимает, поддерживая, предмет к пульпе указательного, среднего и безымянного пальцев, находящихся в почти полностью выпрямленном состоянии. Такой захват свойственен скрипачу или виолончелисту, держащему в руке смычок.
  3. Пятипальцевые захваты используют все пальцы; при этом большой палец противопоставляется остальным по-разному. Такие захваты обычно используются для хватания крупных предметов. Однако если предмет небольшой, его можно взять пятипальцевым пульпарным захватом (рис. 257); при этом только пятый палец вступает в латеральное соприкосновение. Если предмет будет крупнее, как, например, теннисный мячик, применяется пятипальцевый пульпо-латеральный захват (рис. 258): четыре первых пальца прикасаются всей ладонной поверхностью и почти полностью охватывают предмет; при этом большой палец противопоставляется трем другим, а мизинец препятствует своей внешней поверхностью малейшему соскальзыванию вовнутрь и проксимально. Несмотря на то что этот захват не является ладонным, так как мяч находится больше среди пальцев, чем в ладони, он уже весьма крепок.

fs1_5_254-256.jpg


Можно упомянуть и другой пятипальцевый захват, пятипальцево-спаечный (рис. 259), когда берут в руку крупные полукруглые предметы, например чашку, «завертывая» ее в первую спайку: сильно вытянутые и широко расставленные большой и указательный пальцы прилегают к ней всей ладонной поверхностью, что требует большой гибкости и нормальных возможностей сдвигания первой спайки. Это невозможно после переломов первой пястной кости или ранений первого межкостного промежутка, когда происходит ретракция этой спайки. Кроме того, чашка поддерживается (рис. 260) средним, безымянным пальцами и мизинцем, которые прикасаются к ней только своими двумя последними фалангами. То есть речь идет о пальцевом, а не ладонном захвате.

fs1_5_257-261.jpg


«Панорамный» пятипальцевый захват (рис. 261) позволяет брать довольно крупные плоские предметы, например блюдца. Он требует разведения пальцев под большими углами, причем большой палец, занимая крайние положения ретропозиции и разгибания, находится в положении максимальной контроппозиции. Он диаметрально противопоставляется безымянному пальцу (красные стрелки), с которым стягивает дугу в 180°, за которую цепляются указательный и средний пальцы. Мизинец заходит на другое полукружие таким образом, чтобы дуга, лежащая между ним и большим пальцем, была равна 215°; эти два пальца, находясь в положении максимального разведения, «в октаве», как говорят пианисты, образуют с указательным пальцем «треугольный» захват почти правильной формы, а с остальными пальцами - захват «паук», из которого предмет не может выпасть. Заметим, что эффективность такого захвата зависит от целостности дистальных межфаланговых суставов и от действия мышц flexores digitorum profondi.


Ладонные захваты

В ладонных захватах участвует, кроме пальцев, ладонь руки. Они могут быть двух типов в зависимости от того, задействуется ли или нет большой палец.

fs1_5_262-265.jpg


A. При пальцево-ладонном захвате (рис. 262) ладонь противопоставляется четырем последним пальцам. Это вспомогательный захват, но он часто используется при управлении рычагом или рулем автомобиля. Предмет небольшого диаметра (3-4 см) удерживается между согнутыми пальцами и ладонью, а большой палец в этом не участвует: захват в некоторой степени крепок лишь в дистальном направлении; ближе к запястью предмет может легко выпасть, так как захват не блокирован. Кроме того, заметим, что ось захвата перпендикулярна оси руки и не совпадает с косым направлением ладонной борозды. Этот пальцево-ладонный захват может также использоваться для более крупных предметов, например стакана (рис. 263), но чем больше диаметр предмета, тем менее крепким будет захват.

B. Ладонный захват «всей рукой» или «всей ладонью» (рис. 264 и 265) является силовым захватом для тяжелых и относительно крупных предметов. Старинный и сегодня редко используемый термин «хватка» (poigne) прекрасно подходит для обозначения захвата этого типа и заслуживает возврата в употребление как предпочтительный английскому термину «grasp». Рука буквально обвивается вокруг цилиндрических предметов (рис. 264); ось предмета приводится в направление ладонной борозды, т.е. наклонной, от основания гипотенарного бугорка до основания указательного пальца. Эта наклонность к оси руки и предплечья соответствует наклону рукоятки инструментов (рис. 265) и, к сожалению, приклада стрелкового оружия, которые образуют угол от 100 до 110°. Легко заметить, что легче компенсировать, благодаря ульнарному наклону запястья, слишком большой угол (120-130°), чем слишком малый (90°), так как радиальный наклон гораздо меньше.



Объем схваченного предмета обусловливает силу захвата: он оптимален, если позволяет большому пальцу прикасаться (или почти прикасаться) к указательному. Дело в том, что большой палец образует единственный упор, противостоящий нажиму четырех других пальцев, а его эффективность пропорциональна степени его сгибания. От этого зависит диаметр прикладов оружия и рукояток инструментов.

Форма хватаемого предмета также имеет значение, и поэтому сегодня изготавливают рукоятки с оттисками пальцев.

fs1_5_266-269.jpg


Необходимыми для этого вида захвата мышцами являются:

  • flexores digitorum superficialis и profondi и особенно interossei: для сильного сгибания первой фаланги пальцев;
  • все мышцы тенарного бугорка, особенно мышца adductor pollicis brevis и мышца flexor pollicis longus: для блокировки захвата благодаря сгибанию второй фаланги.

  1. 1) Если цилиндрический ладонный захват используется для предметов большого диаметра (рис. 266 и 267), он будет тем менее крепким, чем больше будет диаметр предмета. Тогда, как мы уже видели ранее, блокировка будет зависеть от действия пястно-фалангового сустава, который позволяет большому пальцу следовать по директрисе цилиндра, т.е. кругу, самому короткому пути для совершения оборота вокруг него. С другой стороны, объем предмета требует максимальной степени свободы отодвигания первой спайки.
  2. В сферических ладонных захватах могут участвовать три, четыре или пять пальцев. Если в них участвуют три (рис. 268) или четыре (рис. 269) пальца, последний из которых, будучи внутри - либо средний палец в трехпальцевом сферическом захвате, либо безымянный палец в четырехпальцевом сферическом захвате, - приходит во внешнее латеральное соприкосновение с предметом, образующим внутренний упор, поддерживаемый остальными пальцами, а именно, одним мизинцем или мизинцем совместно с безымянным. Этот упор противостоит давлению со стороны большого пальца, а предмет находится дистально заблокирован «крючком» или «крючками» пальцев, вступающих в ладонное соприкосновение с предметом.

fs1_5_270-273.jpg


В пятипальцевом ладонном сферическом захвате (рис. 270) все пальцы прикасаются к предмету своей ладонной поверхностью. Большой палец противостоит безымянному; вместе они образуют наибольший диаметр, а блокировка захвата дистально обеспечивается указательным и средним пальцами, а проксимально - тенарным бугорком и мизинцем. Захват очень крепкий благодаря участию всех пальцев в виде «крючков» и ладони. Это предполагает одновременно максимальные возможности отодвигания спайки и эффективность мышц flexores superficialis и profondi, обеспечивая соприкосновение всей ладони с предметом. Этот захват гораздо более симметричен, чем два предшествующих, и в этом смысле он является переходным к следующим.


Центрированные захваты

Центрированные захваты создают симметрию вокруг продольной оси, которая обычно совпадает с осью предплечья. Это очевидно в случае с дирижерской палочкой (рис. 271), которая в данном примере является лишь продолжением руки и представляет собой экстраполяцию указательного пальца в его роли указующего. Это необходимо с механической точки зрения при захвате отвертки (рис. 272), которая совпадает с осью проносупинации при завинчивании или отвинчивании. Это также ясно видно в захвате вилки (рис. 273) или ножа, которые лишь дистально продолжают руку в направлении указательного пальца. В любом случае предмет продолговатой формы крепко удерживается в руке ладонным захватом, в котором участвуют большой палец и три последних пальца, а указательный палец играет главную роль в придании инструменту нужной ориентации.

Центрированные или дирекционные захваты используются очень часто. Они требуют полной способности трех последних пальцев сгибаться, полного распрямления указательного пальца, сгибающие мышцы которого должны работать эффективно, а также минимум оппозиции большого пальца, для которого сгибание межфалангового сустава не является необходимым.


Захваты с помощью силы тяжести 

Описанные до сих пор способы захвата не требуют наличия силы тяжести: они осуществимы даже в космическом корабле. И наоборот, существуют такие типы захвата, для которых сила тяжести необходима и которыми пользуются на поверхности нашей планеты. Если сила тяжести отсутствует, мышцы атрофируются, но если она больше обычной, как, например, на Юпитере, мышцы должны усиливаться. Для спортсменов это - физический вид допинга, но как неудобно жить в центрифуге!

fs1_5_274-277.jpg


В этих захватах с помощью силы тяжести рука служит подставкой, как если бы она поддерживала поднос (рис. 274), что предполагает ее способность стать плоской с обращенной вверх горизонтальной ладонью, т.е. мы имеем полную супинацию и отсутствие скрюченных пальцев, что лежит в основе теста официанта, или ее способность образовывать треножник под предметом, который она несет.

Благодаря силе тяжести рука может также вести себя как ложка, т.е. как если бы в нее были насыпаны зерно (рис. 275) или мука или налита жидкость. В этом случае ладонная впадина продолжается впадинами пальцев, плотно сомкнутых друг с другом под воздействием мышцы interossei palmaris, чтобы избежать просыпания (выливания). Большой палец, играющий важную роль в этом действии, закрывает ладонную борозду снаружи: будучи полусогнутым, он прижимается ко второй пястной кости и первой фаланге указательного пальца под воздействием аддуктора. Более глубокая раковина может быть образована соединением двух рук (рис. 276) в форме полураковин, прилегающих друг к другу ульнарным краем, выражая жест приношения.

Для всех этих способов захвата путем поддержки необходима полнота супинации: без нее ладонь, единственная часть руки, которая может образовывать вогнутую поверхность, не может быть направлена кверху, так как замена супинации плечом никак невозможна.

Держание чашки тремя пальцами (рис. 277) осуществляется с помощью силы тяжести, так как окружность чашки зажимается между двумя упорами, образуемыми большим и средним пальцами, и «крючком», образованным указательным пальцем. Такой захват требует высокой стабильности большого и среднего пальцев и целостности мышцы flexor digitorum profondus указательного пальца, третья фаланга которого поддерживает чашку на весу. Мышца adductor pollicis brevis также необходима.

Захваты-крючки с участием одного или нескольких пальцев, применяемые, например, при несении ведра или чемодана или для того, чтобы зацепиться за неровности каменистой поверхности, также используют силу тяжести, противодействуя ей, и также нуждаются в целостности сгибающих мышц, в частности мышцы flexor digitorum profondus, которая может случайно порваться у альпинистов при осуществлении ими определенных захватов.


Захваты-плюс-действие

Уже описанные статические захваты не исчерпывают все возможности руки. Например, она также способна брать. Мы называем такие действия захватами-плюс-действие (РРА) или попросту захватами-действиями.

fs1_5_278-285.jpg


Некоторые из этих действий являются элементарными, как, например, запуск волчка (рис. 278) тангенциальным захватом большой палец/указательный палец или бросание шарика (рис, 279) резким расслаблением второй фаланги большого пальца под воздействием мышцы extensor pollicis longus; перед этим шарик удерживается в выемке указательного пальца, полностью согнутого мышцей flexor profondus.

Другие захваты сложнее, так как рука совершает действие, направленное на нее саму. В этом случае предмет, поддерживаемый одной частью ладони, подвергается воздействию со стороны другой ее части. Такие захваты-действия, когда рука воздействует сама на себя, неисчислимы; приведем некоторые примеры:

  • Зажигание зажигалки (рис. 280), которое довольно похоже на бросание шарика, когда зажигалка удерживается в выемке указательного пальца и остальных последних пальцев, в то время, как согнутый крючком большой палец нажимает на механизм под воздействием мышцы flexor pollicis longus и тенарных мышц.
  • Нажатие кнопки аэрозольного баллончика (рис. 281): в этом случае предмет удерживается ладонным захватом, а указательный палец, согнутый крючком, нажимает на кнопку под воздействием мышцы flexor profondus.
  • Резание ножницами (рис. 282): кольца надеваются, с одной стороны, на большой палец, а с другой, на средний или безымянный. Главным двигателем является большой палец, как при закрывании ножниц действием тенарных мышц, так и при их открывании мышцей extensor pollicis longus. Если раскрывание ножниц повторяется профессиональным движением, оно может вызвать разрыв этой разгибающей мышцы. Указательный палец направляет ножницы, что является примером захват-плюс-направляющее действие.
  • Прием пищи китайскими палочками (рис. 283), когда одна из палочек остается неподвижной, блокируемой безымянным пальцем в спайке большого пальца, а другая, приводимая в движение в трехпальцевом захвате большой/указательный/средний, образует с первой щипцы. Это, конечно, может служить для европейца хорошим испытанием на ловкость рук, в то время как жители Азии проделывают эту работу бессознательно, научившись есть палочками с самого раннего возраста.
  • Завязывание узлов одной рукой (рис. 284). И в этом случае речь идет о тесте на ловкость рук, которой обладают не все и которая предполагает независимое и координированное действие двух двухпальцевых зажимов: одного, состоящего из указательного и среднего пальцев, действующего латеро-латеральным захватом, и другого, состоящего из большого и безымянного пальцев, осуществляющего поллиси-дигитальный захват, довольно редко используемый. Хирурги применяют похожий метод, более простой, для завязывания узлов одной рукой. Такие многочисленные действия одной рукой весьма часто проделывают фокусники и иллюзионисты, ловкость которых гораздо выше средней и поддерживается каждодневными тренировками.
  • Левая рука скрипача (рис. 285) или гитариста осуществляет мобильный захват плюс действие: большой палец поддерживает гриф («рукоятку») скрипки и, двигаясь, служит противоположной опорой для четырех других пальцев, которые, прижимаясь к струнам, формируют звуки. Это давление на струну должно быть одновременно точным, твердым и модулированным, чтобы создавать вибрато. Эти сложные действия являются результатом продолжительного обучения, и умение их производить должно поддерживаться каждодневными упражнениями.

Каждый читатель может сам открыть для себя все разнообразие захватов-плюс-действие, которые являются самыми отработанными видами работы руки, обладающей всей полнотой своей функциональности, и могут служить тестами на функциональность.


"Верхняя конечность. Физиология суставов"
А.И. Капанджи
Похожие статьи
показать еще
 
Анатомия и патанатомия