Онкогинекология. Рак яичников

03 Мая в 16:03 7544 0


Эпидемиология

Рак яичников составляет 4—6% всех злокачественных опухолей у женщин, занимая 7-е место по частоте среди всех онкологических заболеваний и 3-е место среди онкогинекологических.

В большинстве экономически развитых странах мира показатели смертности от рака яичников являются наиболее высокими среди всех показателей смертности от злокачественных гинекологических опухолей, что связано с поздней диагностикой заболевания.

По данным Международного агентства по изучению рака, ежегодно в мире регистрируются более 160 000 новых случаев рака яичников и более 100 000 женщин умирают от злокачественных опухолей этого органа.

В России ежегодно рак яичников выявляется более чем у 11 000 женщин. За последние 10 лет произошел прирост заболеваемости на 8,5%.

Факторы риска возникновения злокачественных новообразований яичников:
■ отсутствие беременностей и родов;
■ нерациональная заместительная гормональная терапия;
■ применение гормональных ЛС в гинекологии;
■ наследственная предрасположенность.

Классификация

По гистологическому строению выделяют следующие эпителиальные опухоли яичников (в скобках указана распространенность): эпителиальные и вторичные (метастатические) опухоли.

Эпителиальные опухоли подразделяются на:
■ серозные (60—72%):
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ муцинозные (8—10%):
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ эндометриоидные (10—12%):
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ светлоклеточные (мезонефроидные) (2—4%):
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ опухоли Бреннера (0,5—1,5%):
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ смешанные эпителиальные опухоли:
— доброкачественные;
— пограничные (потенциально низкой степени злокачественности);
— злокачественные;
■ недифференцированная карцинома (0,5—1%);
■ неклассифицируемые эпителиальные опухоли.

Общепринятая классификация стадий рака яичника отражена в таблице 56.5.

Метастазы в капсулу печени классифицируются как Т3/Ш стадия, метастазы в паренхиме печени — как M1/IV стадия, выявление опухолевых клеток в плевральной жидкости — как M1/IV стадия.

Этиология и патогенез

Этиология и патогенез рака яичников изучены недостаточно. Согласно теории непрерывной овуляции, зародышевый эпителий яичников не выдерживает многолетнего постоянного функционирования без физиологического отдыха, что приводит к возникновению опухоли. В эту теорию хорошо вписывается снижение риска заболевания раком яичников у женщин, имеющих детей с длительным грудным вскармливанием, а также применяющих гормональные контрацептивы.

Представляет интерес дисгормональная теория, согласно которой постоянная гиперстимуляция клеток яичников гонадотропными гормонами гипофиза приводит к их повреждению и озлокачествлению.

В последние годы интерес исследователей привлекают семейные случаи рака яичника. В настоящее время его причиной считается мутация генов BRCA1 и BRCA2. У носителей этих генов повышен риск заболевания (до 60%). Возможность развития рака яичников у женщин, матери или сестры которых страдали этим заболеванием, увеличивается на 5—7%.

Распространение рака яичников чаще идет по протяжению, путем имплантации по париетальной брюшине малого таза и за его пределами с поражением большого сальника.

Метастазирование идет по основным лимфатическим сосудам яичников в забрюшинные ЛУ и затем в главный лимфатический проток — грудной проток. Таким образом, в процесс вовлекаются верхние отделы брюшной полости, плевральная полость, надключичные и шейные ЛУ. Могут также поражаться паховые ЛУ и ЛУ малого таза.

Гематогенным путем происходит метастазирование в отдаленные органы.

Клинические признаки и симптомы

Клинические проявления опухолевого процесса зависят от степени его распространения. На ранних стадиях общее состояние пациенток обычно не изменяется. Иногда появляется слабость, периодически возникают боли в животе без определенной локализации. Тошнота, рвота, ощущение распирания в верхнем отделе живота и тяжесть внизу живота иногда могут быть первыми симптомами заболевания.

По мере роста опухоли боли приобретают постоянный характер, локализуются в нижнем отделе живота, подвздошных областях и пояснице.

Возможны дизурические явления, нарушения функции ЖКТ. При прогрессировании опухолевого процесса отмечается резкое увеличение живота в объеме за счет роста опухоли и появления асцита, а также одышка, субфебрильная температура. При вовлечении в опухолевый процесс маточных труб и матки могут появиться кровяные выделения из половых путей.

Таблица 56.5. Классификация рака яичников по критериям ТNM и стадиям FIGO (1997)
Классификация рака яичников по критериям ТNM и стадиям FIGO (1997)

Диагноз и рекомендуемые клинические исследования

Для распознавания заболевания помимо традиционного физикального и гинекологического исследований используют:
■ УЗИ с цветным допплеровским картированием;
■ компьютерную томографию (КТ);
■ магнитно-резонансную томографию (МРТ);
■ диагностическую лапароскопию.

К диагностической лапаротомии следует прибегать только при исчерпании возможностей всех других методов обследования. Диагноз уточняют после проведения гистологического и цитологического исследований. В последнее время широко применяют также определение опухолевых маркеров (СА-125 и др.).

Степень распространения опухоли определяют на основании данных клинического обследования, результатов оперативного вмешательства и гистологического изучения биоптатов, полученных во время операции из различных участков брюшной полости. Правильное определение стадии опухолевого процесса дает возможность выбрать оптимальную тактику лечения и улучшить его результаты.

Однако при определении степени распространения опухолевого процесса возможны значительные трудности, особенно при начальных стадиях заболевания. Так, у 28% пациенток с предполагаемой до операции I стадией заболевания и у 43% с предполагаемой II стадией после операции нередко выявляются более поздние стадии процесса.

При целенаправленном обследовании почти у 30% пациенток со злокачественными опухолями яичников I—II стадии выявляются метастазы в забрюшинных ЛУ различных локализаций.

Следует отметить, что обнаружить метастазы в забрюшинных ЛУ бывает достаточно трудно. Пораженные ЛУ могут оставаться неувеличенными, сохранять плотноэластическую консистенцию и относительно свободно смещаться.

Таким образом, несмотря на проведение операции, казалось бы, в полном объеме, у пациенток с предполагаемыми ранними стадиями заболевания отмечается достаточно высокий процент рецидивов — до 23%.

Существуют следующие критерии оценки риска рецидивирования рака яичника.

Низкий риск рецидивирования:
■ степень дифференцировки G1 и G2 (высокая и умеренная);
■ капсула яичника интактна;
■ отсутствие опухоли на наружной поверхности яичника;
■ отрицательный  цитологический результат в биоптатах с брюшины;
■ асцит отсутствует. Высокий риск рецидивирования:
■ степень дифференцировки G3 (низкая);
■ капсула вовлечена в опухолевый процесс;
■ наличие опухоли на наружной поверхности яичника;
■ положительный цитологический результат в биоптатах с брюшины;
■ асцит имеется.

Дифференциальный диагноз

Дифференциальную диагностику рака яичников необходимо проводить с доброкачественными новообразованиями и следующими опухолевидными процессами:
■ лютеомой беременности;
■ гиперплазией стромы яичника и гипертекозом;
■ массивным отеком яичника;
■ единичной фолликулярной кистой и кистой желтого тела;
■ множественными фолликулярными кистами (поликистозные яичники);
■ множественными лютеинизированными фолликулярными кистами и/или желтыми телами;
■ эндометриоидными кистами яичника;
■ поверхностными эпителиальными кистами-включениями;
■ простыми кистами;
■ воспалительными процессами;
■ параовариальными кистами.

Клинические рекомендации

При лечении больных злокачественными новообразованиями яичников находят применение все основные методы лечения:
■ хирургический;
■ лучевой;
■ химиотерапия;
■ иммунотерапия.

Выбор варианта комбинированного лечения больных раком яичников зависит от выявленных клинико-морфологических факторов заболевания.

Оперативное лечение

Оперативное лечение больных раком яичников за последнее десятилетие претерпело значительные изменения. В настоящее время выработаны показания как к органосохраняющим, так и к расширенным операциям.

Для выполнения последних должны соблюдаться 2 условия:
■ наличие метастазов в забрюшинных ЛУ, что определяется при УЗИ, КТ, МРТ;
■ отсутствие видимой опухоли в брюшной полости после операции стандартного объема.

При расширенной операции удаляют тазовые, парааортальные, а при необходимости и паховые ЛУ. Частота поражения удаленных ЛУ достигает 78%, что свидетельствует о целесообразности выполнения хотя бы селективной лимфаденэктомии при наличии увеличенных ЛУ.

Стандартным объемом операций при раке яичников I стадии является экстирпация матки с придатками и удаление большого сальника из срединного лапаротомного доступа. При этом производят обследование брюшной полости со взятием материала для цитологического исследования при наличии выпота или смывов с органов брюшной полости. При наличии подозрительных участков брюшины их иссекают для последующего гистологического изучения.

При желании молодых больных с пограничными опухолями или раком яичников IA стадии (серозной, муцинозной или эндомериоидной высокодифференцированной аденокарциномой G1) сохранить репродуктивную функцию допустимо выполнение органосохраняющей операции в объеме одностороннего удаления придатков матки с обязательной биопсией другого яичника со срочным гистологическим исследованием и удаление большого сальника.

От адъювантной химиотерапии можно воздержаться только при 1А стадии рака яичников указанных выше типов, высокой степени дифференцировки и диплоидности клеток опухоли. В этих случаях необходимо наблюдать за больной, проводя клиническое, ультразвуковое и иммунологическое (определение уровня онкомаркеров в сыворотке крови) обследования не реже 1 раза в 3 месяца.

Лечение пациенток с распространенными злокачественными опухолями яичников, как правило, следует начинать с хирургического вмешательства. При этом стараются максимально удалить опухолевые массы, т.к. это заметно улучшает выживаемость пациенток. Операция заключается в удалении матки с придатками и резекции большого сальника. Во время операции также определяют стадию опухолевого процесса. Обязательно проводят тщательное обследование брюшной полости с биопсией измененных участков брюшины и цитологическим исследованием аспиратов и смывов.

Хирургическое вмешательство играет важнейшую роль при проведении комбинированного лечения больных раком яичников. Как правило, при этом операция имеет характер циторедуктивного вмешательства, при котором максимально удаляют первичную опухоль и ее метастазы в брюшной полости. Качество выполненного циторедуктивного вмешательства в значительной мере определяет последующий прогноз.

Радикальность операции оценивают по размерам остаточной опухоли:
■ оптимальная циторедуктивная операция — отсутствие измеряемой остаточной опухоли при повышенном уровне СА-125, иногда наличие асцита и плеврита;
■ субоптимальная операция — остаточная опухоль не превышает 2 см в наибольшем измерении;
■ неоптимальная — остаточная опухоль более 2 см.

Целесообразность выполнения более обширных циторедуктивных операций признается далеко не всеми исследователями, поскольку современная химиотерапия является альтернативой хирургическому лечению.

Поскольку больным раком яичников проводятся лишь циторедуктивные операции, то им в дальнейшем показана системная химиотерапия.

При вовлечении в опухолевый процесс других органов брюшной полости иногда приходится прибегать к выполнению комбинированных операций.

Показанием к их выполнению является возможность удаления основных масс опухоли при поражении соседних органов. При этом чаще резецируют тонкую или толстую кишку (74%), мочевыводящие пути (15%), удаляют селезенку (5%), резецируют печень (5%).

Нередко (в 65% случаев) удается выполнить резекцию пораженной части кишки вместе с опухолью яичника и полностью восстановить проходимость кишечника с наложением анастомоза.

Увеличение объема хирургического вмешательства за счет удаления метастазов из стенки кишки и из ее брыжейки улучшает функцию ЖКТ, а следовательно, и состояние больной, облегчая в будущем переносимость химиотерапии.

При невозможности выполнения оптимальной первичной циторедуктивной операции может быть проведено отсроченное хирургическое вмешательство после нескольких курсов неоадъювантной химиотерапии.

Лучевая терапия

Применение адъювантной лучевой терапии при раке яичников является предметом изучения и дискуссий. Показаниями к ее проведению служат остаточная химиорезистентная опухоль, локализующаяся в малом тазу или в забрюшинном пространстве, и сопутствующее поражение ЛУ.

Лучевую терапию планируют с учетом стадии заболевания, локализации и величины опухоли, эффекта от проведенной химиотерапии и общего состояния пациентки.

Облучение проводят с использованием следующих методик: 
■ открытых полей и квадратов;
■ одновременного облучения малого таза и парааортальных зон;
■ последовательного облучения всего таза;
■ облучения одной пораженной опухолью зоны.


Эффективность лучевой терапии зависит от размеров опухоли и дозы облучения. Проведение одновременной химиолучевой терапии оказывается более эффективным, чем их последовательное применение, однако при этом отмечаются выраженные побочные реакции.

Химиотерапия

Адъювантная химиотерапия является неотъемлемой составной частью лечебного процесса для подавляющего большинства пациенток, страдающих раком яичников. Проведение ее следует начинать как можно быстрее — уже на 10— 12-е сутки после операции.

Под термином «первая линия химиотерапии» понимают применение противоопухолевых ЛС у больных, ранее не получавших химиопрепараты.

Вторая и последующие линии химиотерапии используются в отсутствие эффекта от применявшихся ранее схем лечения.

Использование химиотерапии в качестве основного лечебного воздействия для достижения выраженного эффекта называется индукционной химиотерапией.

Стандартом первой линии химиотерапии при IC—IV стадиях являются следующие схемы, включающие производные платины:
Паклитаксел в/в капельно в виде 3-часовой инфузии 175 мг/м2 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов
+
Карбоплатин в/в капельно AUC 5 1 раз
в 3—4 нед, 6—8 циклов или Цисплатин в/в капельно 75 мг/м2 1 раз
в 3—4 нед, 6—8 циклов или
Доксорубицин в/в капельно 50 мг/м2 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов
+
Циклофосфамид в/в капельно 500 мг/м2 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов
+
Цисплатин в/в капельно 50 мг/м2 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов или
Карбоплатин в/в капельно AUC 5 1 раз
в 3—4 нед, 6—8 циклов или Цисплатин в/в капельно 75 мг/м2 1 раз
в 3—4 нед, 6—8 циклов
+
Циклофосфамид в/в капельно 750 мг/м2 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов или
Карбоплатин в/в капельно AUC 5—7 1 раз в 3—4 нед, 6—8 циклов или 
Цисплатин в/в капельно 100 мг/м2 1 раз в 3—4 недели или 50 мг/м2 1 р/нед, 6—8 циклов. 

Пожилым пациенткам в качестве адъювантной химиотерапии можно рекомендовать следующую схему:
Мелфалан внутрь 0,2 мг/кг/сут 1 р/сут, в течение 5 сут каждые 28 сут, 6 курсов. 

В настоящее время перспективным методом лечения больных раком яичника считается внутрибрюшинное введение паклитаксела (это позволяет создать в брюшной полости концентрацию, превышающую концентрацию в плазме при в/в введении более чем в 100 раз):
Паклитаксел внутрибрюшинно 60 мг/м2 1 р/нед, 3—4 нед.

Внутрибрюшинное введение таксола может быть использовано для проведения химиотерапии у пациенток с оптимально выполненной циторедуктивной операцией в том случае, если размеры остаточных опухолевых образований не превышают 0,5 см, а также в качестве химиотерапии второй линии у больных с минимальными проявлениями болезни после химиотерапии.

Соблюдение оптимальной интенсивности химиотерапии, позволяющей сбалансировать токсичность и эффективность лечения, является важным фактором успешного лечения наряду с правильным выбором лекарственной комбинации. Необоснованное уменьшение числа курсов и/или доз химиопрепаратов, а также увеличение интервалов между курсами неминуемо приведет к ухудшению результатов лечения.

Ретроспективный анализ многочисленных работ показал, что с повышением доз цитостатиков в режимах комбинированной химиотерапии или дозы цисплатина при проведении монотерапии улучшаются непосредственные и отдаленные результаты лечения. Однако корреляция доза—эффект существует в пределах от 15 до 25 мг/м2 1 р/нед (или от 45 до 75 мг/м2 1 раз в 3 недели), дальнейшее повышение дозы не приводит к улучшению результатов лечения.

Пока не получено убедительных данных о целесообразности использования высокодозной химиотерапии с поддержкой стволовыми клетками костного мозга пациентки при распространенном раке яичников.

При использовании стандартных режимов химиотерапии уменьшение доз, как правило, не требуется, за исключением случаев тяжелой гематологической токсичности (нейтро- и/или тромбоцитопения III—IV степени), осложненной лихорадкой и/или геморрагическим синдромом, что чаще наблюдается при использовании карбоплатина в дозах AUC 6,5—7. Явления нефро- и нейротоксичности, как правило, не достигают выраженной степени и не требуют коррекции доз.

Важной составной частью успешной лекарственной терапии является соблюдение оптимальной периодичности лечения. Большинство используемых при раке яичников химиотерапевтических режимов предусматривает интервал между курсами, равный 3, реже 4 неделям. Увеличение интервала может и должно производиться в соответствии с четкими медицинскими показаниями. Наиболее частой причиной увеличения промежутка между курсами служат проявления токсичности: сохраняющаяся к моменту начала очередного цикла нейтро- и/или тромбоцитопения, что более характерно для комбинаций с включением карбоплатина. Уместно напомнить, что абсолютное число нейтрофилов, равное 1,5 X 109/л, и тромбоцитов, равное 100 X 109/л, является достаточным для проведения очередного курса лечения.

Правильный выбор лекарственного режима и соблюдение основных принципов проведения химиотерапии позволяют добиться объективного противоопухолевого эффекта у 70—80% больных при средней продолжительности ремиссии 12 месяцев.

Химиотерапия второй линии. Несмотря на исчезновение всех признаков заболевания, у подавляющего большинства пациенток в первые 2—3 года после окончания химиотерапии первой линии следует ожидать прогрессирования заболевания в основном за счет появления внутри-брюшных метастазов. Все эти пациентки будут нуждаться в проведении химиотерапии второй линии.

Появление после достижения полной регрессии клинических или определяемых с помощью дополнительных методов исследования признаков болезни либо рост имевшихся после окончания первой линии химиотерапии опухолевых узлов с ухудшением общего состояния — абсолютный признак прогрессирования заболевания. При этом требуется проведение химиотерапии второй линии.

В случае возникновения локального рецидива заболевания может быть рассмотрен вопрос о целесообразности оперативного вмешательства. Однако очень часто при выполнении операции помимо определяемого локального рецидива выявляются субклинические метастазы в брюшной полости.

Химиотерапия второй линии позволяет контролировать симптомы заболевания у большинства пациенток, в т.ч. с опухолями, резистентными к платине; увеличивать время до прогрессирования злокачественного процесса и общую продолжительность жизни у больных с высокой чувствительностью к платине, но не способна приводить к излечению. Таким образом, для подавляющего большинства больных химиотерапия второй линии носит паллиативный характер.

Эффективность химиотерапии второй линии зависит от продолжительности интервала между окончанием химиотерапии первой линии и возникновением признаков прогрессирования заболевания. Чем длиннее этот интервал, тем больше шанс получения противоопухолевого эффекта при последующем лечении. Рецидив заболевания, потенциально чувствительный к производным платины, предполагает обязательное включение в состав химиотерапии цисплатина или карбоплатина. При этом возможно проведение химиотерапии второй линии теми же ЛС, которые были использованы при проведении химиотерапии первой линии, или комбинацией производного платины с новым противоопухолевым ЛС.

Набор противоопухолевых ЛС, используемых для проведения химиотерапии второй линии, необычайно велик, что свидетельствует о том, что ни один из них не позволяет получить длительную ремиссию у большинства пациенток.

Наиболее часто применяемые ЛС и возможные комбинации представлены в таблице 56.6.

Таблица 56.6. ЛС химиотерапии второй линии при лечении рака яичников
ЛС химиотерапии второй линии при лечении рака яичников

Эффективность применения этих химиопрепаратов варьирует от 12 до 40% при средней продолжительности жизни пациентов 9—12 месяцев.
Неудовлетворительные результаты лечения больных злокачественными новообразованиями яичников делает необходимыми совместные усилия хирургов, химиотерапевтов, радиологов по разработке новых программ и методов лечения.

Оценка эффективности лечения

После окончания первичного лечения больные раком яичников должны постоянно находиться под наблюдением онкогинеколога.

Им рекомендуется каждые 3 месяца, помимо клинического обследования и УЗИ, проводить определение в крови уровня опухолевого маркера СА-125.

Динамика уровня этого маркера тесно коррелирует с эффективностью лечения и выживаемостью. Уровень СА-125 в сыворотке крови необходимо определять перед каждым курсом химиотерапии. Повышенный уровень СА-125 может рассматриваться в качестве первого сигнала рецидива заболевания. В дальнейшем рецидив заболевания подтверждается клиническими и дополнительными методами исследования (УЗИ, КТ, МРТ).

Повышение уровня СА-125 у больных раком яичников нередко предшествует появлению симптомов прогрессирования процесса. Известно, что СА-125 является неспецифическим маркером рака яичников, повышение его уровня может быть обусловлено продукцией хронически воспаленного мезотелия брюшины после ранее проведенной операции и химиотерапии первой линии. Именно это обстоятельство иногда обусловливает умеренное персистирующее присутствие или повышение уровня СА-125 вскоре после окончания лечения в отсутствие признаков болезни.

В случае медленно текущей опухолевой прогрессии интервал между повышением уровня СА-125 и появлением других симптомов заболевания может составлять несколько месяцев, а иногда и лет.

По мнению сторонников раннего начала химиотерапии, проведение лечения при минимальных (субклинических) объемах опухолевой массы имеет большие шансы к достижению клинического эффекта. Противники этой точки зрения утверждают, что химиотерапия второй линии носит паллиативный характер, и ее проведение у больных в отсутствие симптомов способно лишь ухудшить общее состояние вследствие токсичности, не оказав влияния на прогноз заболевания.

При решении вопроса о начале химиотерапии в случае выявления повышенного уровня СА-125 следует учитывать мнение пациентки, поскольку эмоциональное состояние при росте уровня СА-125 является основной причиной немедленного начала терапии.

Эффективность применения химиотерапевтических ЛС оценивается по степени регрессии опухоли, общей и безрецидивной выживаемости больных.

Ниже представлена эффективность использования ЛС первой и второй линий химиотерапии рака яичников (табл. 56.7, 56.8).

Таблица 56.7. Эффективность применения ЛС первой линии химиотерапии рака яичников
Эффективность применения ЛС первой линии химиотерапии рака яичников

Таблица 56.8. Эффективность применения ЛС второй линии химиотерапии рака яичников
Эффективность применения ЛС второй линии химиотерапии рака яичников

Осложнения и побочные эффекты лечения

Применение противоопухолевых ЛС может сопровождаться значительной частотой побочных реакций.

Различают 5 степеней интенсивности побочного действия:
■ степень 0 — нет изменений самочувствия пациентки и лабораторных данных;
■ степень 1 — минимальные изменения, не влияющие на общую активность пациентки, лабораторные показатели изменены незначительно, их коррекция не требуется;
■ степень 2 — умеренные изменения, нарушающие нормальную активность и жизнедеятельность пациентки, вызывающие заметные изменения лабораторных показателей, обусловливающие необходимость в коррекции;
■ степень 3 — резкие нарушения, при которых требуются активное симптоматическое лечение, отсрочка или прекращение химиотерапии;
■ степень 4 — опасна для жизни, требует немедленной отмены химиотерапии.

Основные побочные эффекты комплексных соединений платины заключаются в появлении тошноты и рвоты, угнетении кроветворения, нефро- и нейротоксичности. Карбоплатин обладает меньшей по сравнению с цисплатином нефротоксичностью и оказывает более выраженное угнетающее миелопоэз действие.

Для токсанов характерно угнетение гемопоэза, главным образом гранулоцитарного ростка. Кроме того, возможны реакции в виде периферической нейропатии в виде парестезий, практически у всех пациенток отмечается аллопеция.

Ошибки и необоснованные назначения

Включение платиновых производных в режимы индукционной полихимиотерапии при раке яичников является в настоящее время обязательным. Однако в России таким пациенткам нередко все еще назначают бесплатиновые комбинации, что не может считаться адекватной тактикой лечения.

Прогноз

Летальность пациенток со злокачественными опухолями яичников на первом году после установления диагноза составляет 35%. По сводным данным популяционных раковых регистров стран Европы, одногодичная выживаемость больных раком яичников составляет 63%, трехлетняя — 41%, пятилетняя — 35%.

При наличии хотя бы одного из признаков высокого риска рецидивирования (см. «Критерии оценки риска рецидивирования рака яичника») процесс должен рассматриваться как прогностически неблагоприятный. Кроме того, известно, что с неблагоприятным прогнозом ассоциируются серозные аденокарциномы, в то время как при эндометриоидных опухолях прогноз наилучший, а при муцинозных и светлоклеточных опухолях прогноз занимает промежуточное положение.

В случае высокодифференцированных опухолей 1А и В стадий хирургическое лечение позволяет обеспечить более чем 90% 5-летнюю выживаемость. Однако при этих же стадиях в группе пациенток с высоким риском рецидивирования (см. «Критерии оценки риска рецидивирования рака яичника») у 35—60% больных после оперативного лечения развиваются рецидивы.

В.И. Кулаков, В.Н. Серов
Похожие статьи
показать еще
 
Клиническая фармакология