Болезнь Иценко—Кушинга. Этиология и патогенез

01 Августа в 13:01 3607 0


Болезнь Иценко—Кушинга (БИК) — одно из тяжелых нейроэндокринных заболеваний, в основе патогенеза которого лежит нарушение регуляторных механизмов, контролирующих гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковую систему. Заболевание чаще развивается в возрасте от 20 до 40 лет, но встречается и у детей и людей старше 50 лет. Женщины болеют в 5 раз чаще мужчин.

Название болезнь получила по фамилии ученых. В 1924 г. советский невропатолог Н. М. Иценко из Воронежа сообщил о двух больных с поражением межуточно-гипофизарной области. Американский хирург Гарвей Кушинг в 1932 г. описал клинический синдром под названием «гипофизарный базофилизм».

От болезни Иценко—Кушинга следует отличать синдром Иценко—Кушинга. Последний термин применяют в случаях опухоли надпочечника (доброкачественной или злокачественной) или эктопированной опухоли различных органов (бронхов, тимуса, поджелудочной железы, печени).

Этиология и патогенез

Этиология болезни не установлена. У женщин болезнь Иценко—Кушинга чаще возникает после родов. В анамнезе у больных обоего пола встречаются ушибы головы, сотрясение мозга, травмы черепа, энцефалиты, арахноидиты и другие поражения ЦНС.

Патогенетической основой болезни Иценко—Кушинга является изменение в механизме контроля секреции АКТГ. Вследствие снижения дофаминовой активности, ответственной за ингибирующее влияние на секрецию КРГ и АКТГ и повышение тонуса серотонинергической системы, нарушается механизм регуляции функции гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковой системы и суточный ритм секреции КРГ-АКТГ-кортизола; перестает действовать принцип «обратной связи» с одновременным повышением уровня АКТГ и кортизола; пропадает реакция на стресс — повышение кортизола под воздействием инсулиновой гипогликемии.

В большинстве случаев обнаруживаются аденомы гипофиза. Макроаденомы встречаются у 10 % больных, у остальных — микроаденомы, которые не выявляются с помощью обычной рентгенографии турецкого седла и могут быть диагностированы только с помощью компьютерной томографии при хирургической диагностической аденомэктомии (у небольшой части больных опухолей не находят, а обнаруживают гиперплазию базофильных клеток гипофиза при гистологическом исследовании).

Опухолевые клетки удаленных аденом гипофиза при болезни Иценко—Кушинга дают положительную иммуноцитохимическую реакцию на АКТГ, (в-липотропин, в-эндорфин, а-МСГ и мет-энкефалин.

В настоящее время окончательно не доказано, являются ли опухоли гипофиза при болезни Иценко—Кушинга первичным поражением гипофиза или их развитие связано с нарушением в вышележащих отделах ЦНС. О вероятности центрального происхождения аденом говорит нарушение ритма секреции не только АКТГ и кортизола, но и СТГ и пролактина, резистентность к экзогенным кортикостероидам, а также отсутствие III и IV стадий в фазе медленного сна; против этого — восстановление суточной секреции АКТГ и кортизола после удаления опухоли гипофиза у значительного числа больных. Большинство АКТГ-секретирующих аденом локализуется в передней доле гипофиза (60 %), остальные — в задней и средней ее части.

В основе патогенеза болезни Иценко—Кушинга лежит как повышение секреции АКТГ гипофизом, так и выделение кортизола, кортикостерона, альдостерона, андрогенов корой надпочечников. Хроническая длительная кортизолемия приводит к развитию симптомокомплекса гиперкортицизма — болезни Иценко—Кушинга.

Нарушения гипоталамо-гипофизарно-надпочечниковых взаимоотношений при болезни сочетаются с изменением секреции других тропных гормонов гипофиза. Значительно уменьшается секреция соматотропного гормона, снижается уровень гонадотропинов и ТТГ, а пролактина повышается.



Атрофия мышечной ткани и появление красных полос на коже живота, бедер связаны с нарушением белкового обмена. Атрофические процессы затрагивают поперечнополосатую мускулатуру и особенно заметны в мышцах верхних и нижних конечностей. При исследовании мышечной ткани обнаруживается выраженное повреждение митохондрий.

Характерные для болезни Иценко—Кушинга покраснение, мраморность, истончение и сухость кожных покровов связаны как с полицитемией, так и с атрофией кожи, вызванной повышенным катаболизмом и снижением синтеза коллагена, что приводят к просвечиванию капилляров. Истончение кожи и быстрое отложение жира приводят к появлению полос растяжений (стрий). Они обнаруживаются у 77 % больных и обычно возникают раньше или одновременно с другими симптомами и являются весьма характерными для этого заболевания. Их отсутствие не исключает болезни Иценко—Кушинга.

Действие в организме избытка основного кортикостероида — кортизола — заключается в том, что с нарушением ферментных систем ускоряются процессы диссимиляции и дезаминирования аминокислот. Результатом этих процессов являются увеличение скорости распада белков и замедление их синтеза. Нарушение белкового обмена приводит к увеличению выделения азота с мочой, снижению уровня альбуминов.

Характерным симптомом болезни является мышечная слабость, которая объясняется дистрофическими изменениями мышц и гипокалиемией. Гипокалиемический алкалоз связан с действием глюкокортикоидов на электролитный обмен. Гормоны способствуют задержке натрия в организме, что приводит к выведению солей калия. Содержание калия в плазме, эритроцитах, в мышечной ткани и мышце сердца значительно снижается.

Патогенез артериальной гипертензии при болезни Иценко—Кушинга сложен и недостаточно изучен. Несомненную роль играют нарушения центральных механизмов регуляции сосудистого тонуса. Важное значение имеет также гиперсекреция глюкокортикоидов с выраженной минералокортикоидной активностью, в частности кортикостерона и альдостерона. Нарушение функции системы ренин—ангиотензин приводит к развитию стойкой гипертонии. Длительная гиперпродукция кортизола ведет к увеличению содержания ренина, участвующего в образовании ангиотензина I и вызывающего повышение артериального давления. Потеря калия мышечными клетками вызывает изменения сосудистой реактивности и повышение сосудистого тонуса. Определенную роль в патогенезе гипертонии играет также потенцирование глюкокортикоидами эффекта катехоламинов и биогенных аминов, в частности серотонина.

В патогенезе остеопороза при болезни Иценко—Кушинга большое значение принадлежит катаболическому действию глюкокортикоидов на костную ткань. Масса собственно костной ткани, а также содержание в ней органического вещества и его компонентов (коллагена и мукополисахароидов) уменьшается, активность щелочной фосфатазы падает. Вследствие сохранения массы и нарушения структуры белковой матрицы снижается способность костной ткани фиксировать кальций.

Значительная роль в возникновении остеопороза принадлежит уменьшению абсорбции кальция в желудочно-кишечном тракте, что связано с торможением процессов гидроксилирования кальциферола. Разрушение белковых компонентов кости и вторичная деминерализация приводят к остеопорозу. Выведение большого количества кальция почками вызывает нефрокальциноз, образование камней в почках, вторичный пиелонефрит и почечную недостаточность. Нарушения углеводного обмена при болезни Иценко—Кушинга сопровождаются повышением функций а-, в- и 6-клеток поджелудочной железы. В патогенезе стероидного диабета большое значение имеет относительная недостаточность инсулина, инсулин-резистентность и повышение уровня контринсулярных гормонов.

Н.Т. Старкова
Похожие статьи
показать еще
 
Эндокринная хирургия