Тканевой и клеточный спектр действия гормонов

10 Августа в 10:06 1730 0


Гормоны во многих случаях обладают выраженной тропностью физиологического действия. Так, действие гонадотропинов преимущественно направлено на клетки гонад, тиреотропного гормона — на тиреоциты, АКТГ — на клетки определенных зон коры надпочечников и адипоциты, эстрогенов — на клетки органов женской половой сферы, некоторые популяции клеток гипофиза и гипоталамуса.

Органы, ткани, клетки, избирательно реагирующие на гормон, называют соответственно органами-, тканями-, клетками-мишенями, или гормонкомпетентными клетками. Остальные структуры обозначают как «немишени», или гормонрезистентные структуры. В частности, для гонадотропинов, тиреотропного гормона и АКТГ органы-«немишени» представлены скелетными мышцами, органами желудочно-кишечного тракта и сердечно-сосудистой системы, большинством эндокринных желез, для эстрогенов клетки-«немишени» — эритроциты, клетки селезенки и т.д.

Вместе с тем гормоны как факторы системного управления обладают чаще всего широким спектром тканевого физиологического действия, включая клетки-мишени разного типа.

Характер, объем, направленность и длительность эффектов данного гормона разнообразны и зависят от фенотипа компетентных клеток. В связи с этим структуры-мишени по степени обусловленности их морфофункционального состояния гормоном можно дополнительно подразделить на гормонзависимые и гормончувствительные, а по количеству вызываемых гормоном реакций — на поли- и олигокомпетентные (Розен, 1977; Розен, Смирнов, 1981).

Отличительная черта гормонзависимых структур — практически полная зависимость их дифференцировки и морфофункционального состояния от соответствующего гормона. Такие гормонзависимые структуры почти всегда поликомпетентны. Примерами гормонзависимых поликомпетентных органов могут служить: для гонадотропинов — гонады, для АКТГ — пучковая и сетчатая зоны коры надпочечников, для эстрогенов — органы женской половой сферы, для андрогенов — мужской. Гормончувствительные структуры отличаются от гормонзависимых тем, что все главные фенотипические признаки их клеток могут проявляться и без соответствующего гормона; гормон в этом случае лишь модулирует в разном диапазоне экспрессию определенных функциональных признаков.

Такова, например, гормонкомпетентность гепатоцитов к глюкокортикоидам, инсулину, СТГ, эстрогенам и андрогенам. Гепатоциты к этим гормонам гормон-чувствительны и поликомпетентны, отвечая на действие указанных гормонов множеством реакций. Вместе с тем альдостерончувствительные железисто-эпителиальные структуры (почка, слюнные железы и др.) реагируют на минералокортикоиды весьма узким набором высокоизбирательных ответов, связанных с регуляцией работы Nа+/К+-насоса.



В этом случае клетки-мишени можно рассматривать как гормончувствительные, олигокомпетентные. Всякая поликомпетентность структур выражается и в том, что гормон способен вызывать в них эффекты селективные и общетрофические. Для олигокомпетентных образований наиболее характерны лишь селективные эффекты.

Важно также, что внутри одного и того же органа и ткани могут быть клетки-мишени, зависимые от гормона в разной степени. Некоторые типы клеток компетентной ткани, видимо, вообще не реагируют непосредственно на данный гормон.

Например, в эмбриональных элементах простаты, тотально зависимых от андрогенов, реагируют на прямое действие дигидротестостерона лишь мезенхимальные клетки. Миэпителиальные элементы зачатков зависимы от андрогенов лишь косвенно, через паракринные факторы, непосредственно индуцируемые гормонами в мезенхимальных клетках.

Рассматривая вопросы гормонкомпетентности клеток, следует учитывать не только фактор места действия гормона, но и фактор времени — стадию онтогенеза, степень клеточной дифференцировки, фазу их митотического цикла. Временные параметры могут существенно сказываться на реактивности структур к гормональным воздействиям (Розен, Смирнов, 1981).

Известно, что реактивность большинства клеток-мишеней к программирующему действию половых стероидов и трийодтиронина ограничена, как правило, эмбриональным и неонатальным этапами онтогенеза. Глюкокортикоиды регуляторно тормозят рост и вызывают лизис незрелых лимфоцитов, индуцируют синтез ряда ферментов печени только при переходе гепатоцитов из фазы G1 в фазу S их митотического цикла.

Анализ тропности гормональных влияний рождает закономерный вопрос: каким образом гормон находит адрес своего действия, а клетка-мишень узнает гормональный сигнал? Если адресность нервного импульса закреплена структурно в форме нервного проводника и синапса, то гормон, выделяясь в кровь, имеет равную вероятность вступить во взаимодействие с любой структурой организма. Следовательно, специфическая чувствительность клетки к гормону целиком определяется ею самой.

Вполне очевидно, в клетке-мишени должен существовать специальный аппарат узнавания и преобразования внешнего гормонального сигнала. Сказанное отнюдь не отрицает необходимости существования аналогичного аппарата для нейромедиаторов, а также гистогормонов. Однако в случае системной гуморальной регуляции специфические механизмы реактивности клетки к внешнему сигналу приобретают особое значение.

В.Б. Розен
Похожие статьи
показать еще
 
Эндокринная хирургия