Механизмы эндокринной регуляции - выводы

10 Августа в 21:11 2453 0


На страницах нашего сайта представлены данные о путях и механизмах эндокринный регуляции основных процессов жизнедеятельности — роста, развития, размножения, адаптации. Показано, что у позвоночных животных с ранних стадий онтогенеза специфические эндокринные функции выполняют необходимую роль в координации всех видов жизнедеятельности.

Избирательно контролируя практически все виды клеточного метаболизма, гормоны обусловливают нормальное течение роста, деления и дифференцировки клеток, морфофункциональное созревание отдельных тканей и организма в целом, готовность особей к размножению, поддержание гомеостаза. Нарушение эндокринной регуляции приводит к развитию соответствующих форм патологии, в ряде случаев не совместимых с жизнью.

Характерные черты гормональной регуляции — специфичность и множественность. По-видимому, можно говорить о специфической множественности эндокринной регуляции процессов жизнедеятельности. При этом множественность регулятивного процесса определяется гетерогенностью эффектов (полифункциональностью) каждого гормона и гетерогенностью популяции гормонов, кооперативно участвующих в регуляции каждого процесса.

Соответственно один и тот же гормон, одна и та же эндокринная функция могут принимать участие в контроле различных процессов, один и тот же регулируемый процесс обычно избирательно контролируется специфическим комплексом гормонов, причем каждый гормон может либо дублировать эффекты другого, либо вносить в регуляцию особый вклад.

По направленности действия на тот или иной регулируемый процесс гормоны в первом приближении могут быть классифицированы как синергисты и антагонисты. Так, например, катехоламины и глюкагон однонаправленно регулируют углеводный и липидный обмены: СТГ, инсулин и Т синергичны в стимуляции ростовых процессов; ЛТГ, эстрогены, глюкокортикоиды и инсулин — стимуляторы дифференцировки молочной железы и т.д.

Вместе с тем паратгормон и кальцитонин — антагонисты в регуляции кальциевого обмена, эффекты тиреоидных гормонов антагонистичны действию ЛТГ на процессы развития у низших позвоночных, глюкагон и инсулин влияют в противоположных направлениях на углеводный и жировой обмены и т.п. Однако к понятиям антагонизм и синергизм в эндокринологии следует по ряду причин относиться с большой осторожностью.

Прежде всего необходимо подчеркнуть, что одна и та же группа гормонов может быть антагонистична в отношении регуляции одних процессов и синергична в отношении других. Так, инсулин и СТГ — синергисты в отношении ростовых процессов и синтеза белка, синергисты по линии влияния на проницаемость мембран мышечных и жировых клеток, но антагонисты в отношении регуляции процессов гликолиза, глюконеогенеза и липолиза. Эстрогены и прогестины являются стимуляторами роста матки, однако их эффекты на вагинальный эпителий противоположны. СТГ и глюкокортикоиды — синергисты в регуляции гликемии и липацидемии, но антагонисты в регуляции синтеза белка в мышцах и соединительной ткани.

Далее, один и тот же гормон в разных тканях может воспроизводить количественно и качественно различные эффекты. В частности, глюкагон хотя и действует однонаправленно с адреналином на сердечную мышцу, эффект его на миокард оказывается более слабым, чем эффект адреналина. Глюкокортикоиды, являясь катаболиками для мышечных и соединительнотканных клеток, оказывают анаболическое действие в печени. Если в мышцах и соединительной ткани кортикостероиды — антагонисты СТГ в регуляции синтеза белка, то в печени гормоны действуют как синергисты (агонисты).

Следует также отметить, что каждый гормон может действовать разнонаправленно и в пределах одной и той же клетки в зависимости от дозы и функционального состояния клетки. Так, например, действуют эстрогены и прогестины в отношении гипоталамических центров регуляции продукции гонадотропинов: на определенных стадиях женского полового цикла гормоны стимулируют активность гипоталамических центров, на других стадиях эту активность тормозят.



Относительность понятий антагонизм и синергизм обусловлена также тем, что во многих случаях гормоны действуют однонаправленно лишь в плане конечного эффекта, но совершенно разными путями. Так, ЛГ и ЛТГ стимулируют функцию желтого тела в яичнике. Однако ЛГ непосредственно стимулирует биосинтез прогестинов и пролиферацию лютеиновых клеток, а ЛТГ повышает концентрацию рецепторов ЛГ в этих клетках. Инсулин и глюкокортикоиды вызывают повышение синтеза гликогена в печени. Вместе с тем инсулин одновременно стимулирует гликогенсинтетазу и гликолиз, тормозит глюконеогенез, глюкокортикоиды же оказывают прямо противоположное действие.

Из сказанного следует, что синергизм и антагонизм — категории слишком общие и отнюдь не исчерпывающие сущности кооперативных взаимоотношений гормонов в регуляции того или иного процесса жизнедеятельности.

Хорошо известны и такие гормональные эффекты, как пермиссивные и сенсибилизирующие, когда один гормон позволяет или облегчает проявление эффектов других. Таковы, например, упоминавшееся облегчающее действие ЛТГ на эффекты ЛГ в желтом теле, разнообразные пермиссивные эффекты глюкокортикоидов, сенсибилизирующее действие эстрогенов по отношению к Рг или окситоцину на матку или аналогичное действие Тз и Т4 на эффекты половых стероидов и т.д.

Наконец, особое место во взаимоотношениях гормонов в регуляторных комплексах занимают субординационные процессы, в которых один из гормонов является регулятором секреции другого, а этот другой гормон медиирует эффекты первого. Такого рода взаимоотношения связывают гонадотропины и половые стероиды, АКТГ и глюкокортикоиды, ангиотензины и альдостерон, СТГ и соматомедины, проторакотропный гормон и экдизоны и т.д. Вместе с тем гормон-медиатор по принципу обратной связи контролирует продукцию соответствующего гормона-регулятора. Кроме того, необходимо иметь в виду, что последние могут оказывать часть эфгректов и без медиатора.

Таким образом, множественный эндокринный контроль метаболических процессов в животном организме реализуется с помощью сложно организованных специфических мультигормональных ансамблей, характеризующихся разнообразными формами гормональных взаимодействий — синергических, антагонистических, дублирующих, пермиссивных, сенсибилизирующих, субординационных.

При этом один и тот же гормон может включаться в разные по функциям динамические мультигормональные ансамбли и выполнять в каждом из них особую роль — доминирующую, вспомогательную, пермиссивную и т.д. Так, СТГ — ведущий регулятор роста, однако он принимает активное участие в процессах неспецифической и специфической адаптации.

Тиреоидные гормоны — ведущие регуляторы общего развития организма позвоночных, вместе с тем они участвуют в регуляции полового развития и имеют первостепенное значение в контроле энергообмена. Степень участия данного гормона в том или ином функциональном комплексе и направленность его действия в значительной мере зависят от общей физиологической ситуации, имеющей место в организме. Так, СТГ способен регулировать ростовые процессы только в растущем организме, а Т3 или Т4 — стимулировать общее развитие в развивающемся организме, роль инсулина или глюкагона может быть неодинаковой на разных этапах питания и т.д.

Взаимодействие гормонов в каждом функциональном комплексе и между комплексами тонко сбалансировано на различных уровнях — периферическом, гипоталамо-гипофизарном и др. — и тесно связано с деятельностью центральной нервной системы. Видимо, состояние того или иного процесса, контролируемого специфическими ансамблями гормонов, в каждый данный момент в конечном счете определяется, с одной стороны, соотношением концентраций активных гормонов в крови, с другой — чувствительностью к ним клеток-мишеней.

В.Б. Розен
Похожие статьи
показать еще
 
Эндокринная хирургия