Черепно-мозговая травма у детей. Внутричерепные кровоизлияния

14 Апреля в 14:45 16142 0


Внутричерепные кровоизлияния относятся к од­ному из наиболее тяжелых вариантов ЧМТ.

Они включают в себя разнообразные по частоте, клини­ческой значимости и темпу необходимых лечебных мероприятий патологические состояния.

С одной сто­роны, это субарахноидальные кровоизлияния (САК), в подавляющем своем большинстве не нуждающиеся в хирургических манипуляциях.

С другой — острые эпидуральные гематомы, когда каждая минута за­держки с хирургическим ее удалением стремитель­но приближает фатальный исход.

В отличие от САК, внутричерепные гематомы (ВЧГ) не относятся к частым осложнениям ЧМТ, однако, именно они являются причиной смерти детей с травмой исходно совместимой с жизнью. При своевременной диагностике и оказании адек­ватной помощи дети с ВЧГ могут вернуться к пол­ноценной жизни.


Это придает особую значимость данному контингенту пострадавших.


Перед обсуждением каждого из видов внутри­черепных гематом целесообразно выделить их об­щие особенности.


Основные из них следующие:


- причиной внутричерепных гематом у детей могут быть даже минимальные механичес­кие воздействия на голову ребенка;

- у детей в возрасте до 1 года преобладают субдуральные скопления (гематомы, гигромы, геморрагический выпот), а затем основное значение приобретают эпидуральные гема­томы;

- в большинстве случаев у детей на ранних эта­пах своего формирования, внутричерепные гематомы не имеют классических неврологи­ческих симптомов и их диагностика возмож­на только при своевременном использовании методов нейроизображения (методом выбо­ра являются УС и КТ);

- наиболее перспективным в доклинической диагностике внутричерепных гематом и оцен­ке их эволюции является УС, обеспечиваю­щая скрининг-диагностику и мониторинг структурных изменений в полости черепа;

- при отсутствии классической неврологичес­кой картины, с целью своевременной диаг­ностики внутричерепных гематом у детей, КТ целесообразно проводить при наличии одного или нескольких признаков, перечис­ленных ниже: факт значительного механи­ческого воздействия (например, падение с большой высоты), нарастание степени на­рушения сознания, интенсивная или усили­вающаяся головная боль, многократная рво­та, переломы костей черепа или судорожные припадки; расширяются эти показания у де­тей с врожденными аномалиями мозга, вы­раженной гидроцефалией, особенно после ликворошунтирутощих операций и при на­рушениях свертываемости крови;

- почти все посттравматические гематомы мо­гут приводить к вторичным мозговым повреж­дениям, именно поэтому при выявлении у ребенка ВЧГ необходимо всегда рассматри­вать ее хирургическое удаление как наибо­лее вероятный вариант лечения;

- неблагоприятный прогноз связан в основном с тем, что диагностика внутричерепных ге­матом оказывается несвоевременной, а хи­рургическое лечение предпринимается на фоне декомпенсации состояния ребенка;

- внутричерепные гематомы могут формиро­ваться отсроченно, спустя даже несколько недель после ЧМТ, поэтому при необычном течении посттравматического периода необ­ходимо повторно применять методы нейро­изображения (УС, КТ);

- на 10—12 день после ЧМТ внутричерепные гематомы могут не визуализироваться при КТ (т.н. «изоденсные гематомы»);

- небольшие внутричерепные гематомы могут спонтанно рассасываться спустя 2—4 недели, это послужило основанием разработки тактики консервативного лечения гематом, однако она может применяться только в ста­ционарах, в которых в любое время суток можно срочно провести УС и/или КТ-исследование и нейрохирургическую операцию. Та­кая тактика возможна лишь при отсутствии клинических проявлений гематомы.


В зависимости от клинических и морфологиче­ских особенностей внутричерепные гематомы делят­ся на острые, подострые и хронические.


К острым относятся те из них, которые клинически прояв­ляются в течение первых двух дней после травмы и/или характеризуются плотной консистенцией (сверток крови). Подострыми называются гемато­мы, первые неврологические проявления которых возникают в период от 2 дней до 2 недель после ЧМТ, и морфологически они представляют собой полость, заполненную жидкой измененной кровью (лизированные сгустки крови).


После двух недель вокруг гематомы начинает формироваться капсула, наличие которой является признаком хронической гематомы.


Появление методов нейроизображения и возможность доклинической диагностики гематом на первый план их деления на острые, подострые и хронические выдвигает не сроки появления клини­ки, а консистенцию гематомы и наличие капсулы. Темп нарастания клинических проявлений оп­ределяется источником кровотечения (артериальное или венозное), характером повреждения сосуда (над­рыв или разрыв), локализацией формирующейся ге­матомы, а также особенностями сопутствующих внутричерепных изменений (травматических или фо­новых).


Перечисленные факты позволяют утверждать, что одним из важнейших принципов нейропедиатрии должна быть «гематомная настороженность» клинициста.


Опасным заблуждением является на­дежда на возможность ранней клинической диаг­ностики внутричерепных гематом только на осно­вании оценки клинических проявлений. Осознание приоритета методов нейроизображения позволит своевременно выявить гематому, а значит, исклю­чить возможность «нелепой внезапной нейротрав­матологической смерти» (синдром «говорил и умер»).


Субарахноидальные кровоизлияния

Субарахноидальные кровоизлияния (САК) вместе с субдуральными и эпидуралъными гематомами со­ставляют рубрику 852 в подразделеные травмы» Международной статистической клас­сификации болезней 10—го пересмотра (1996).


Од­нако, в большинстве последних руководств, по­священных ЧМТ у детей, этот вид патологии не рассматривается.


Вместе с тем, это наиболее рас­пространенный вид травматических внутричереп­ных кровоизлияний и поэтому, мы считаем целе­сообразным отдельно рассмотреть их особенности у детей. Непосредственным источником этого вида геморрагии является повреждение сосудов мягкой мозговой оболочки или поверхностных корковых сосудов мозга (разрывного, эрозивного или диапе-дезного характера при тяжелых вазомоторных рас­стройствах).


Различают диффузные и локальные САК.


Последние располагаются обычно в области корко­вых ушибов мозга или могут заполнять одну из ци­стерн мозга, формируя т.н. субарахноидальную ге­матому. В большинстве случаев возникают диффузные САК и кровь постепенно заполняет все ликворные пространства и базальные цистерны мозга.


Кровь и продукты ее распада приводят к развитию асептического менингита, спазма сосудов мозга, и к преходящим расстройствам ликворной резорбции. Частота выявления САК находится в прямой за­висимости от тяжести ЧМТ.


У детей младших воз­растных групп САК обычно сочетается с перело­мами костей черепа и ушибами головного мозга.


Для более старших детей характерно сочетание САК с очагами ушибов мозга и возникновение ти­пичной клинической картины.


Она включает в себя менингеальный синдром, в большей или меньшей мере сочетающийся с общемозговыми и очаговыми симптомами, а также вегетативными расстройства­ми. Дети жалуются на сильные головные боли, отме­чается периодическое двигательное беспокойство с дезориентацией, повторные рвоты.


Возможны генера­лизованные, редко фокальные, судорожные припадки. Обычно сразу после ЧМТ появляются и нарастают светобоязнь, затруднение движений глазных яблок, резь и неприятные ощущения в них, гиперестезия, ригидность затылочных мышц, симптом Кернига, воз­можны патологические рефлексы.


При проверке то­нуса затылочных мышц необходимо помнить о воз­можности переломов шейного отдела позвоночника. Менингеальные симптомы обычно нарастают в течение нескольких суток после травмы, появля­ется гипертермия. Последняя длится 7—14 дней и является следствием ирритации терморегуляцион­ного центра кровью и продуктами ее распада.


При значительных САК на КТ и МРТ можно обнаружить повышенную плотность изображения базальных цистерн и сильвиевой щели (рис. 27—9). Убедительных УС-симптомов САК не существует.


Наиболее достоверным методом диагностики САК остается люмбальная пункция.


Однако проводить ее следует только после исключения внутричерепной гематомы и признаков выраженного отека головно­го мозга. Необходимо помнить, что проведение диа­гностической пункции в условиях не выявленной внутричерепной гематомы или при высоком ВЧД может привести к развитию ятрогенньгх дислокаций мозга.


КТ-изображение массивного субарахноидального кровоизлияния (мальчик 12-ти лет). Аксиальные срезы. Видна высокая плотность рисунка борозд головного мозга и межполушарной щели.

Рис. 27—9. КТ-изображение массивного субарахноидального кровоизлияния (мальчик 12-ти лет). Аксиальные срезы. Видна высокая плотность рисунка борозд головного мозга и межполушарной щели.


При этом риск дислокационых нарушений мало зависит от количества выведенного ликвора, посколь­ку через постпункционный дефект оболочек в перидуральньте и параспинальные мягкие ткани может вытечь значительное количество ЦСЖ. Более того, при незначительных САК люмбальная пункция, про­веденная в первые сутки после травмы, может не выявить наличия крови в ЦСЖ.


Признаком САК является окрашенная кровью ЦСЖ, которая вытекает обычно под повышенным давлением. Об интенсивности геморрагии судят по количеству эритроцитов в ЦСЖ. Различают 3 сте­пени САК — легкое (не более 10 000 эритроцитов в 1 мкл. ЦСЖ), средней степени (от 10 000 до 100000 эритроцитов в I мкл. ЦСЖ) и тяжелое САК (более 100 000 эритроцитов в 1 мкл. ЦСЖ). При продолжа­ющейся геморрагии в осадке ЦСЖ обнаруживают­ся свежие и измененные эритроциты.


Основная цель лечебных мероприятий при САК — остановка кровотечения, санация ЦСЖ и профи­лактика осложнений.


Детям с диагностированным САК назначают строгий постельный режим, длительность которо­го зависит от состояния ребенка (в среднем около 10—14 дней).


Один из основных путей интенсив­ной санации ЦСЖ — это повторные люмбальные пункции с выведением измененного ликвора, что обеспечивает санацию через 7—10 суток (естествен­ная санация наступает спустя 2—3 нед.).


При зна­чительных САК спинно-мозговые пункции повто­ряют через каждые два дня (до санации ликвора), при этом ликворное давление стараются не сни­жать ниже нормы. После повторных люмбальных пункций формируются микроперфорации оболо­чек мозга, через которые осуществляется дренаж ЦСЖ с продуктами распада, что способствует бо­лее ранней ее санации и снижению ВЧД. По мере очищения ЦСЖ регрессируют клинические симп­томы. Обычно улучшение наступает на 3—5 день с последующей нормализацией состояния в течение 2—3 недель (при благоприятном течении).


При массивных САК рекомендуются более ин­тенсивные методы санации ЦСЖ (например, дли­тельное наружное дренирование ЦСЖ).


Значительные или рецидивирующие САК при­водят к нарушению функции арахноидальных вор­син, гипорезорбции и формированию поеттравматической гидроцефалии.


Эпидуральные гематомы


Эпидуральные гематомы (ЭДГ) составляют 2—4% от всех травм головы и являются самым частым видом гематом у детей.


ЭДГ имеют свои особенности и их необходимо учитывать при вы­боре оптимальной диагностической и лечебной тактики. Причиной кровотечения при ЭДГ явля­ются повреждения оболочечных артерий, стенок венозных синусов, реже диплоэтических вен.


Большинство ЭДГ возникают после «нетяжелой» травмы головы. У детей раннего возраста они не­редко сочетаются с экстракраниальными гемато­мами, которые могут достигать больших размеров, доходя у грудных детей до 180—200 мл. В этих слу­чаях ведущими симптомами являются анемия и ге­моррагический шок.


Классическое течение ЭДГ со «светлым проме­жутком» встречается менее чем у 10% детей.


Подозрение на ЭДГ должно возникнуть в тех случаях, когда у ребенка после относительно нетяжелой ЧМТ не наблюдается четкого улучше­ния состояния через 24—48 часов после травмы. Если же состояние ребенка ухудшается, а на краниограммах у него имеются признаки перелома костей черепа, вероятность ЭДГ становится очень высокой.


Наиболее характерно для ЭДГ наличие линейных переломов, пересекающих борозды сред­ней оболочечной артерии или венозных синусов, реже вдавленных переломов в проекции указанных образований.


Единственной возможностью доклинической ди­агностики ЭДГ является применение УС-скрининга. При нарастании клинических проявлений приме­нение КТ чаще всего обеспечивает своевременную диагностику ЭДГ (до появления признаков дисло­кации мозга) (рис. 27—10).


КТ-изображение острой эпидуралыюй гематомы в правой височной области, сопровождающейся отеком го­ловного мозга (мальчик 13-ти лет). Выявляется зона высокой плотности в виде двояковыпуклой линзы и диффузное суже­ние внутричерепных пространств, содержащих ликвор.

Рис. 27—10. КТ-изображение острой эпидуралыюй гематомы в правой височной области, сопровождающейся отеком го­ловного мозга (мальчик 13-ти лет). Выявляется зона высокой плотности в виде двояковыпуклой линзы и диффузное суже­ние внутричерепных пространств, содержащих ликвор.


Размеры ЭДГ могут увеличиваться в течение 1— 2 суток, поэтому если она выявлена в первые сут­ки и нет возможности объективно оценить дина­мику структурных внутричерепных изменений (например, путем повторных КТ или при УС-мониторинге), то гематому целесообразно удалить в срочном порядке, применяя традиционную крани­отомию.


Используется костно-пластическая трепа­нация черепа с формированием как свободного костного лоскута, так и лоскута на ножке из над­костницы.


После удаления гематомы ТМО подши­вается к надкостнице по краям костного дефекта и в области центральных отделов костного лоскута (2—3 швами). Использование костного лоскута на ножке из надкостницы требует осуществления осо­бенно тщательного гемостаза, поскольку сохраняющаяся высокая васкуляризация костного лоскута за счет надкостницы повышает риск повторной ЭДГ.


После удаления ЭДГ необходимо исключить воз­можность субдурального скопления жидкости (ге­матомы, гигромы). У детей ТМО прозрачная, по­этому субдуральную гематому чаще всего удается исключить при осмотре ТМО. При малейших сомне­ниях необходимо провести ревизию субдурального пространства после небольшого разреза твердой мозговой оболочки. При использовании интраопе-рационной УС уточнение диагноза во время опера­ции обеспечивается неинвазивным методом.


Если ребенок до операции был в коме или во время вмешательства обнаружены массивные оча­ги ушиба мозга, операцию желательно завершить имплантацией датчика для регистрации внутриче­репного давления.


Результаты хирургического лечения хорошие в том случае, если операция проведена до развития коматозного состояния. Смертность при неосложненных ЭДГ должна приближаться к нулю.


К сожалению, несвоевременная диагностика и сочетание ЭДГ с другими тяжелыми повреждени­ями приводят к достаточно высокой общей леталь­ности, которая составляет около 10%.


Особое значение имеют ЭДГ задней черепной ямки.


Они встречаются у детей редко, но занимают ведущее место в структуре травматических повреж­дений содержимого задней черепной ямки.


Почти всегда их причиной является локальная травма за­тылочной области. У этих детей в 80% обнаружива­ется перелом затылочной кости, обычно пересека­ющий венозные синусы и распространяющийся к большому затылочному отверстию. Источником кровотечения в большинстве случаев является по­врежденный синус (венозное кровотечение), поэто­му гематома накапливается относительно медленно. Она обычно односторонняя и может распростра­няться супратенториально (субсупратенториальные гаматомы).


Клиническая картина нетипична, но чаще все­го проявляется сохраняющимися в течение несколь­ких дней после затылочной травмы постоянными головной болью, рвотой, возможны координаторные расстройства. Наиболее важным клиническим критерием является быстрое (иногда катастрофи­ческое) ухудшение состояния ребенка после пе­риода относительного благополучия, длительнос­тью в несколько дней.


Основное значение в диагностике ЭДГ задней черепной ямки имеет УС-скрининг и КТ.


Однако при подострых ЭДГ возможней изоденсный харак­тер гематомы, которая выявляется только по вторичным КТ-признакам (деформация и дислокация IV-го желудочка).


При нарастании неврологических расстройств хирургическому лечению подлежат все пациенты, даже с самыми маленькими гематомами в задней черепной ямке. Операция направлена на удаление гематомы или уменьшение внутричерепного дав­ления (наружное вентрикулярное дренирование, имплантация резервуара Ommaya).


В связи с риском воздушной эмболии (особенно при вдавленных переломах в области синусов), по­ложение ребенка на операционном столе «сидя» долж­но применяться только в исключительных случаях.


Планирование краниотомии должно учитывать по­ложение венозных синусов.


В зависимости от рас­положения гематомы применяется срединный или парамедианный разрез мягких тканей и небольших размеров резекционная затылочная краниотомия. При вдавленных переломах над основными веноз­ными синусами смещенный в полость черепа кост­ный фрагмент должен удаляться только после того, как окружающая его ТМО обнажена достаточно ши­роко. При возникновении обильного кровотечения из синуса необходимо быстро изменить положение стола для обеспечения приподнятого положения го­ловы пациента, помня о том, что чем выше голо­ва, тем больше риск воздушной эмболии.


ЭДГ задней черепной ямки всегда представля­ют риск для жизни пациента и поэтому должны, по возможности, выявляться как можно раньше, однако даже в условиях широкого применения КТ, по мнению большинства авторов, это удается ред­ко. Основные перспективы ранней диагностики оче­видно следует связывать с УС-скринингом.


При ЭДГ возможно появление неврологических расстройств, спустя достаточно длительный пери­од после травмы (до 12 суток).


Истинная частота таких подострых и хронических ЭДГ у детей не известна. По мнению различных авторов она ко­леблется от крайне редких случаев до 10%. Эти гематомы выявляются у детей, которым, в связи с отсутствием показаний в остром периоде травмы, КТ проведена лишь при возникновении отсроченных неврологических расстройств.


Субдуральные гематомы и гигромы


Субдуральные скопления включают в себя субду­ральные гематомы, субдуральные гигромы и субду­ральные смешанные скопления.


Анатомо-физиологические предпосылки и механизмы формирования этих видов скопления не отличается от таковых у новорожденных и подробно изложены ранее (см. раздел «Родовая травма головы»).


Субдуральные гематомы (СДГ) выявляются у 8% детей с тяжелой ЧМТ.


Источником крово­течения обычно являются мостовые вены, поэтому объем гематомы увеличивается относительно медлен­но, постепенно возникает достаточно выраженная компрессия и смещение мозга, могут появиться при­падки, двигательные расстройства и нарушения со­знания. Одна из наиболее вероятных причин увеличе­ния объема гематомы — повторные кровоизлияния в ее полость. Особенностями СДГ у детей является склонность их к распространению в межполушарную щель и над обеими гемисферами.


Клиническая картина чаще также атипичная, ее основными составляющими является отсутствие улучшения или ухудшение состояния ребенка. К со­жалению, этот дифференциально диагностический признак опасен, поскольку нередко ухудшение но­сит драматический характер.


При подозрении на СДГ необходимо срочно провести УС и/или КТ с последующей краниото­мией.


После удаления гематомы мозг постепенно расправляется. СДГ могут сочетаться с другими тя­желыми внутричерепными повреждениями, поэто­му хирургическая эвакуация гематомы является лишь частью комплексного сложного лечения, ос­новные цели которого борьба с отеком мозга и внутричерепной гипертензией.


Субдуралъные гигромы предстваляет собой субдуральное скопление ЦСЖ и имеют много общего с субдуральными гематомами (рис. 27—11). Возника­ют они очевидно вследствие разрыва арахноидалъной оболочки, чаще всего в области базальных цистерн.


Субдуральные смешанные скопления характеризу­ются наличием в субдуральном пространстве изме­ненной крови и ЦСЖ. Они возникают при травме, сопровождающейся повреждением арахноидальной оболочки и вен в парасагиттальной области (мос­товые вены и арахноидальные ворсины). При этом в субдуральное пространство вытекает как ЦСЖ, так и венозная кровь.


При субдуральных гигромах или смешанных скоплениях клинические проявления обычно бо­лее мягкие, чем при гематомах, а общие принци­пы диагностики при всех трех видах субдуральных скоплений одинаковые. В лечении ведущее значе­ние имеют пункционные методы (чрезшовные, чрезродничковые, чрезкостные пункции). Иногда приходится прибегать к многократным пункциям, а в некоторых случаях к шунтирующим операциям (субдурально-перитонеальное шунтирование кла­панными системами низкого давления).


МРТ-изображение (аксиальная Т2-томограмма)

Рис. 27—11. МРТ-изображение (аксиальная Т2-томограмма)


У некоторых детей клинические проявления суб­дуральных скоплений возникают спустя значитель­ный период после ЧМТ (недели-месяцы).


Нередко у грудных детей наблюдаются субдураль­ные скопления жидкости различного цвета (ксантохромная, кровянистая), расположенные над обоими полушариями мозга, распространяющиеся в межполушарную щель и содержащие повышенное ко­личество клеток и белка.


У таких детей, в большин­стве случаев, не удается выявить наличие травмы в анамнезе и поэтому их происхождение часто оста­ется не уточненным. В литературе подобные скоп­ления получили название «субдуральный выпот», а их этиология продолжает обсуждаться.


Среди наиболее вероятных причин называются поствоспалителъные нарушения проницаемости со­судов оболочек мозга и изменение внутричереп­ных объемных соотношений (краниоцеребральная диспропорция). Значение ЧМТ в возникновении субдуралъного выпота у грудных детей очевидно значительно преувеличивается.


При хронических субдуральных скоплениях дети раздражительны, отмечаются рвоты, макрокрания, длительное сохранение открытого большого роднич­ка и относительно большие его размеры.


Достаточ­но часто у этих детей имеются судорожные припад­ки. Специфических признаков, таких как, например, при гидроцефалии (застойных явлений на глазном дне, симптома заходящего солнца, заметного выбухания большого родничка, расширения вен скальпа и пр.) обычно не бывает.


Объективизация структурного внутричерепного состояния обеспечивается применением УС, КТ и МРТ. Обычно выявляется двустороннее наружное скопление жидкости, которое отличается от рас­ширенного субарахноидального пространства (рис. 27—12). Однако, нередко возникают сложности даже при наличии данных нейроизображения, посколь­ку субдуральные скопления, затрудняя отток ЦСЖ, могут привести к сопутствующим расширениям субарахноидальных пространств, расположенных дистальнее области сдавления.


КТ-изображение двустороннего рецидивирующе­го субдурального скопления жидкости со значительным масс-эффектом (девочка 6-ти мес). При повторных субдуральных пункциях получена геморрагически окрашенная жидкость.

Рис. 27—12. КТ-изображение двустороннего рецидивирующе­го субдурального скопления жидкости со значительным масс-эффектом (девочка 6-ти мес). При повторных субдуральных пункциях получена геморрагически окрашенная жидкость.


Выявление у младенцев хронического субдураль­ного скопления, сопровождающегося клинически­ми проявлениями и/или нарастанием его размеров является показанием к хирургическому лечению.


Основная цель операции — удаление жидкости для устранения внутричерепной гипертензии, восста­новления естественных краниоцеребралъных взаи­моотношений и нормализация ликворо-гемодинамики. В настоящее время краниотомия в лечении данного контингента детей представляет лишь ис­торический интерес.


Опыт многих нейрохи­рургов указывает, что повторные субдуральные пункции часто приводят к исчезновению субдураль­ных скоплений. Пункция проводится на 3 см латеральнее средней линии в области большого род­ничка (чрезродничковая субдуральная пункция) или через коронарный шов (чрезшовная субдуральная пункция). Истечение жидкости должно быть спон­танным, до западения родничка, однако не следует выводить более 25 мл с каждой стороны. В большин­стве случаев возникает необходимость проводить многократные пункции с повторными КТ иссле­дованиями.


Другим достаточно распространенным методом является наружное закрытое субдуральное дренирование. Однако недостатками пункционного метода являются риск повторных геморрагии, а также значительные колебания внутричерепного давле­ния при эвакуации достаточно больших объемов скопления.


Длительное наружное дренирование, даже в условиях создания достаточно длинного под­кожного тоннеля для катетера, чревато развитием инфекционных осложнений, пневмоцсфалии и чрезвычайно усложняет уход за младенцем.


В настоящее время методом выбора является субдурально-перитонеальное шунтирование системами низкого давления.


Причем, одностороннее шунти­рование оказывается эффективным при двусторон­нем скоплении. В случаях нормального тургора моз­га, последний полностью расправляется через 2—3 мес. Если имеется атрофия или ранее был наложен вентрикулярный шунт, то со скоплением справить­ся сложнее. Это требует более длительного шунтиро­вания. Причем открывающее давление субдурально­го шунта должно быть ниже, чем вентрикулярного.


Внутримозговые кровоизлияния


Травматические внутримозговые кровоизлияния у де­тей встречаются намного реже, чем субарахноидальные, эпи- или субдуральные геморрагии.


Их размеры могут быть различными: от мелких, рас­сеянных кровоизлияний до больших свертков кро­ви. Мелкие кровоизлияния называются точечными или пстехиальными. Геморрагии, объем которых пре­вышает 5 мл, обычно относят к внутримозговым ге­матомам. Возможны внутримозговые крово­излияния по типу геморрагического пропитывания. Они располагаются в зонах ушиба головного моз­га, чаще в кортикальных отделах, формируя дос­таточно обширные участки мозга, имбибированные кровью {геморрагические ушибы мозга).


Следует выделить несколько наиболее вероят­ных механизмов возникновения внутримозговых кровоизлияний, характеризующихся определенной последовательностью первичных и вторичных по­вреждений:


• травма поверхностных отделов мозга первич­ное повреждение кортикального сосуда геморрагия, распространяющаяся, в основ­ном, на поверхностные отделы мозга;

• повреждение поверхностных отделов мозга, геморрагическое пропитывание и некрозы, освобождение вазоактивных веществ, локаль­ные расстройства ауторегуляции, локальная гиперперфузия в зонах с нарушенной проч­ностью сосудистой стенки, вторичная (от­сроченная) геморрагия с вовлечением в ос­новном поверхностных отделов мозга;

• сложные ротационные перемещения различ­ных пластов мозга, разрыв глубинных сосу­дов, внутримозговая гематома, распространяющаяся преимущественно на глубинные отделы мозга;

• сложные ротационные перемещения различ­ных пластов мозга, мгновенное перерастя­жение или частичное повреждение глубин­ных сосудов, сосудистый спазм, локальная ишемия, локальная постишемическая гипер­перфузия в условиях неполноценной сосуди­стой стенки, геморрагия в зону ишемии с преимущественным распространением гема­томы на глубинные отделы мозга.


При повреждении крупных вен, венозных си­нусов или их сдавлении, кроме гематом, могут воз­никать тромбозы вен и синусов, сопровождающи­еся нарастанием венозной гипертензии.


Клинические проявления внутримозговых кро­воизлияний обычно маскируются другими сопут­ствующими травматическими повреждениями (на­пример, инфарктами, оболочечными гематомами и пр.). В тех случаях, когда состояние ребенка не соответствует предполагаемому диагнозу (отсутству­ет должное улучшение или отмечается отсрочен­ное ухудшение), всегда необходимо исключить внутримозговую гематому.


Основа диагностики — Эхо-ЭГ, УС-скрининг, КТ/МРТ (рис. 27-13, 27-14, 27-15).


Внутримозговые гематомы располагаются чаще всего в лобной или височной долях. Глубинные внутри мозговые ге­матомы обычно менее опасны, чем обширные зоны геморрагического ушиба, поскольку они реже вы­зывают дислокацию мозга или грубо нарушают от­ток цсж.


Большинство небольших внутримозговых кро­воизлияний спонтанно рассасывается в течение 2— 3 недель, поэтому их лечение, в основном, кон­сервативное и направлено на купирование отека головного мозга. При геморрагических ушибах дос­таточно высок риск судорожных припадков, что оправдывает назначение профилактической анти­конвульсивной терапии в остром периоде и затем, в течение трех месяцев после травмы.


Иногда тре­буется более длительная терапия.


Применение УС-мониторинга или повторных КТ/МРТ исследований позволяет объективизиро­вать эффективность консервативного лечения и сво­евременно изменить лечебную тактику, применив хирургическое вмешательство.


Следует выделить ургентные и плановые пока­зания к операциям в этой группе детей. Ургентные операции проводятся при:


а) больших внутримозговых гематомах;

б) средних размерах внутримозговых гематом, в случаях их сочетания с обширными очага­ми ушиба мозга лобной и/или височной ло­кализации;

в) обширных изолированных очагах геморрагичес­кого ушиба мозга, сопровождающихся быстрым, значительным и медикаментозно резистентным нарастанием внутричерепной гипертензии. В последнем случае целью операции является уда­ление нежизнеспособных тканей мозга, что способ­ствует большей эффективности дальнейшего меди­каментозного лечения внутричерепной гипертензии.


Плановые вмешательства проводятся при минимальных стабильных неврологических расстрой­ствах, достаточно больших размерах внутримозговой гематомы, которая не уменьшается или мед­ленно увеличивается в объеме. Гематома может быть удалена при лоскутной краниотомии или пунк-иионным путем через фрезевое отверстие.


Два фак­тора позволяют отдать предпочтение краниотомии: поверхностное расположение гематомы и наличие саттелитного очага размозжения, подлежащего уда­лению. Чрезпункционное удаление гематомы пока­зано при ее расположении в глубинных или функ­ционально значимых зонах мозга.


При относительно небольших глубинных гематомах целесообразно применять стереотаксичсскую навигацию и эндос­копическую технику. Важным эта­пом при операциях по поводу внутримозговых ге­матом является интраопсрационная УС, которая обеспечивает точную ориентацию, минимально инвазивный доступ к гематоме и оценку полноты ее удаления. Перед операцией необходимо приго­товиться к возможной гемотрансфузии.


КТ-изображенис больших размеров острой внут-римозговой гематомы в правой лобной доле (мальчик 3-х мес). Выявляются признаки прорыва крови в правый боковой и третий желудочки головного мозга (А), тампонады свертком крови четвертого желудочка (Б).

Рис. 27—13. КТ-изображенис больших размеров острой внутримозговой гематомы в правой лобной доле (мальчик 3-х мес). Выявляются признаки прорыва крови в правый боковой и третий желудочки головного мозга (А), тампонады свертком крови четвертого желудочка (Б).


КТ-изображенис больших размеров острой внут-римозговой гематомы в правой лобной доле (мальчик 3-х мес). Выявляются признаки прорыва крови в правый боковой и третий желудочки головного мозга (А), тампонады свертком крови четвертого желудочка (Б).

Рис. 27—14. МРТ-изображение (аксиальная Т2-томограмма) острой гематомы б левом полушарии мозжечка (мальчик 12-ти лет). Выявляется зона высокой интенсивности сигнала в обла­сти гематомы, а также признаки тампонады свертком крови четвертого желудочка.


Сравнительные возможности МРТ и КТ в диагностике острой внутримозгичой гематомы лсвий затылочной области (мальчик 12-ти лет). А — аксиальнаяПП-томограмма. Б — аксиальная Т2-томограмма. В — КТ в аксиальной плоскости.

Рис. 27—15. Сравнительные возможности МРТ и КТ в диагностике острой внутримозгичой гематомы лсвий затылочной области (мальчик 12-ти лет). А — аксиальнаяПП-томограмма. Б — аксиальная Т2-томограмма. В — КТ в аксиальной плоскости.


При МРТ-изображении в режиме ЛП отсутствует четкая разница интенсивности сигнала в области гематомы и прилегающих участков мозга. МРТ в режиме Т2 хорошо визуализирует зону патологических изменений, однако она по интенсивности сигнала практически не отличается от цереброспинальной жидкости. КТ оказалась наиболее информативной, выявив типичные при­знаки внутримозговой гематомы (наличие патологической зоны высокой плотности).


При обнаружении у ребенка внутримозговой ге­матомы не следует забывать о возможности прони­кающего ранения, входное отверстие которого най­ти иногда не легко.


У пациентов с рецидивами внутримозговых ге­матом и отсутствием убедительных анамнестичес­ких данных за травму головы необходимо проведе­ние церебральной ангиографии для исключения аневризмы сосудов головного мозга. Оптимальные сроки ее проведения — после стабилизации состо­яния ребенка.


Отсроченные гематомы


Одной из проблем детской нейротравматологии яв­ляются т.н. отсроченные внутричерепные гемато­мы.


Они не выявляются на КТ, проведенной в ран­ние сроки после травмы.


Однако, повторное применение методов нейроизображения, проводи­мые в связи с ухудшением состояния ребенка мо­жет обнаружить типичные признаки внутричереп­ной гематомы. Поскольку декомпенсация состояния у детей может быть стремительной (синдромы «вне­запного ухудшения» и »внезапной смерти»), такие гематомы представляют собой серьезную угрозу для жизни пациента и летальные исходы могут наблю­даться даже в стационарах с круглосуточной воз­можностью проведения КТ. Отсроченными могут быть как эпи- и субдуральные, так и внутримозговые гематомы.


Сроки их формирования — от не­скольких дней до нескольких недель.


Механизм возникновения отсроченных гематом не до конца ясен. Наиболее вероятно, они форми­руются при уменьшении внутричерепного давления (спонтанного или на фоне проводимого лечения) и кровотечении из поврежденных венозных сосудов, исходно компремированных окружающими струк­турами. Отсроченные гематомы могут возникать так­же в случаях снижения ВЧД после хирургической декомпрессии черепа. При этом гематома может рас­полагаться даже контрлатерально по отношению к проведенной операции.


Отсроченные гематомы обычно возникают при тяжелой ЧМТ, когда особенно трудно оценить ди­намику неврологического состояния ребенка. В этих случаях особое значение имеет мониторинг внут­ричерепного состояния (УС и ВЧД). Отрицатель­ная динамика мониторируемых параметров явля­ется показанием к срочной повторной КТ.


Необходимо помнить о возможности формирова­ния отсроченных ЭДГ, которые могут возникать и при т.н. «нетяжелой» ЧМТ.


Такие гематомы не обна­руживаются методами нейроизображения при поступ­лении. Только повторное обследование ребенка спу­стя 3—4 дня после травмы позволяет своевременно выявить этот вид патологии при помощи этапного УС-скрининга или КТ/МРТ. Клинически отсрочен­ные гематомы проявляются отсутствием ожидаемого улучшения или нарастающим ухудшением состояния ребенка после непродолжительного периода, харак­теризующегося стабильным течением.


Большие сложности возникают при отсрочен­ных гематомах у детей, прооперированных по по­воду гематом, выявленных при первичном обсле­довании.


Если у них, после периода улучшения, вновь нарастают неврологические расстройства, это как правило связывается клиницистами с рециди­вом ранее удаленной гематомы и осуществляется реоперация с ревизией области удаленной гемато­мы. Однако такая ревизия, проведенная в случаях отсроченной гематомы другой локализации, может значительно ухудшить прогноз.


Поэтому, перед ре­визией ложа удаленной гематомы всегда необходи­мо визуализировать внутричерепное состояние.


Неинвазивные и минимально инвазивные методы лечения


Традиционные хирургические приемы лечения внутричерепных гематом характеризуются значитель­ной травматичностью.


Применяется достаточно ши­рокая краниотомия, осуществляются диагностические пункции мозга и субъективный контроль качества проведенных манипуляций. В плановой нейрохирур­гии такие классические приемы не применяются. В последние годы сформировался новый раздел ней­рохирургии, который получил название «минималь­но инвазивная нейрохирургия» (МИН). Ее главная особенность заключается в выборе оптимальной (ин­дивидуальной) хирургической тактики, обеспечи­вающей минимальность операционной травмы в каждом конкретном случае.


Травматичность опера­ции снижается за счет применения новых техноло­гий на различных этапах хирургического вмеша­тельства.


Точная предоперационная ориентация (КТ и/или МРТ) обеспечивает возможность использо­вания минимально достаточных кожного разреза и краниотомии. Применение интраоперационной УС дает точную топографическую информацию о внут­ричерепном структурном состоянии на этапах по­иска и контроля полноты удаления патологичес­кого объекта (УС-навигация и УС-мониторинг). Стереотаксические, эндоскопические и микроней­рохирургические приемы обеспечивают минималь­ную травматичность хирургических манипуляций.


С использованием приемов МИН связываются ос­новные перспективы развития детской нейрохирур­гии.


Однако наибольшие сложности возникают при попытках внедрения этих современных приемов в ургентной нейрохирургии. Они определяются, в ос­новном, необходимостью круглосуточной эксплуа­тации КТ аппаратов, а также использованием доста­точно сложных и дорогостоящих инструментальных систем для стереотаксической навигации. Внедре­ние УС-диагностики при травматических внутри­черепных повреждениях у детей, а также разработ­ка простых и универсальных навигационных систем создают условия для широкого применения мини­мально инвазивных технологий в нейротравмато-логии у детей.


Многолетняя практика показала, что некоторые внутричерепные гематомы могут самостоятельно ис­чезать без каких-либо последствий, что явилось осно­ванием для разработки и внедрения консервативного лечения внутричерепных гематом у детей.


Методы нейроизображения позволяют использовать эту так­тику у небольшой, тщательно отобранной группы пациентов.


Применение консервативного лечения внутричерепных гематом может применяться только в стационарах, имеющих возможность осуществ­ления динамической оценки структурного внутри­черепного состояния (УС-мониторинг, повторные КТ) и наблюдения нейрохирурга, обладающего опытом применения этой технологии. Основная опасность заключается в возможности внезапного ухудшения состояния ребенка с грубыми расстрой­ствами витальных функций.


Следует выделить три группы пациентов, явля­ющихся кандидатами для консервативного лечения.


Первая группа — дети с изолированными не­большими ЭДГ (не более 15 мм в диаметре и 40 мл в объеме), госпитализированные в стационар в сроки менее 24 часов после ЧМТ, у которых отсут­ствуют или минимально выражены головная боль, неврологическая симптоматика и смещение обра­зований средней линии.


Такие гематомы обычно обнаруживаются как «случайные находки» при УС или КТ. При наличии линейного перелома костей черепа, пересекающего ложе средней оболочечной артерии или венозных синусов, а также отсутствии возможности осуществлять УС-мониторинг, от кон­сервативного лечения, безусловно, надо отказать­ся. Исключением из этой группы являются ЭДГ в задней черепной ямке или на основании средней черепной ямки. В этих и остальных случаях ЭДГ, выявленные раньше, чем через 24 часа после трав­мы подлежат срочному удалению.


Вторую группу составляют дети с «маленьки­ми» ЭДГ, выявленными позже, чем через 24 часа после травмы, а неврологические проявления либо отсутствуют, либо отмечается их четкое обратное развитие.


В третью группу входят дети с внутримозговыми гематомами небольших размеров, при сохран­ном сознании ребенка, минимальных неврологи­ческих расстройствах и стабильном внутричерепном структурном состоянии.


С внедрением УС появилась возможность диаг­ностики внутричерепных гематом, которые проте­кают в раннем периоде асимптомно или с мини­мальными атипичными проявлениями (например, при клинике сотрясения головного мозга). Эти ге­матомы раньше оставались обычно нераспознан­ными, поскольку не было показаний для проведе­ния КТ.


Обязательным условием выжидательной такти­ки является отсутствие или невыраженность, а так­же стабильность неврологических проявлений, не­большой объем гематомы и отсутствие по данным нейроизображения (УС, КТ или МРТ) признаков компрессии среднего мозга.


В реанимационном отделении таким детям необ­ходимо обеспечить тщательное динамическое наблю­дение с мониторной регистрацией основных пара­метров состояния витальных функций, повторными УС-исследованиями и неврологическим осмотром.


Их основная цель — оценка динамики структурно­го и функционального состояния мозга. Возможны следующие варианты развития клинической ситуа­ции и тактики лечения. При нарастании масс-эффекта больным необходимо проводить классическую кра­ниотомию с удалением гематомы традиционным способом.


В подобных случаях УС-мониторинг внут­ричерепного состояния обеспечивает возможность выявления нарастания внутричерепных изменений до развития клинической декомпенсации. При кли-нико-сонографическом динамическом варианте, характеризующимся постепенным разжижением ге­матомы и уменьшением ее объема, возможно про­должение консервативного лечения. В случаях, когда после появления УС-признаков разжижения гема­томы (анэхогенная гематома с ярким рефлексом «пограничного усиления») объем се не уменьша­ется, гематома подлежит удалению.


Но в этих случаях можно избежать травматичных лоскутных краниото­мии, использовав минимально инвазивные техноло­гии для удаления жидкого содержимого гематом — стереотаксические и эндоскопические операции, пункционное наружное дренирование или длитель­ное дренирование в сформированную субгалсальную полость (в «субгалеальный карман»).


При использовании тактики консервативного ле­чения в УС-мониторинг должен осуществляться сле­дующим образом: первый день — через каждые три часа, второй день — через 6 часов, третий день — через 12 часов и в дальнейшем 1 раз в сутки, до рассасывания гематомы и решения вопроса о ме­тоде ее удаления (эндоскопическая операция, ус­тановка субгалеального дренажа и пр).


На рис. 27—16, 27—17 и 27—18 представлены результаты эндоскопического удаления внутриче­репных гематом у детей.


Показана возможность од­номоментного удаления обширной двусторонней субдуральной гематомы из двух фрезевых отверстий (рис. 27—18). Ранее этому ребенку был поставлен вентрикулоперитонеальный шунт в связи с выра­женной быстро прогрессирующей гидроцефалией. Спустя 2 года ребенок перенес легкую травму го­ловы, приведшую к нарастанию симптомов внут­ричерепной гипертензии.


На КТ выявлены признаки двусторонней обшир­ной субдуральной гематомы (рис. 27—16А). После эндоскопической операции у него восстановилось внутричерепное структурное состояние, имевшееся до возникновения гематом.


Несмотря на значительную резидуальную вентрикулодилятацию, клинические проявления у этого ребенка минимальные.


Безусловно, выбор тактики лечения внутриче­репных гематом у детей зависит от опыта хирурга и его желания ограничить хирургическую агрессию.


Психологически легче удалить гематому, чем дли­тельно наблюдать за ней, не будучи уверенным в том, что, в конце концов, ее придется срочно удалять. Однако возможность избежать операции или свести ее травматичность к минимуму, безусловно, оправдывает применение выжидательной тактики.


Острая эпидуральная гематома в височно-теменной области слева у мальчика 14-ти лет. А - КТ до операции. Б — КТ после чрезфрезевого эндоскопического удаления гематомы.

Рис. 27—16. Острая эпидуральная гематома в височно-теменной области слева у мальчика 14-ти лет. А - КТ до операции. Б — КТ после чрезфрезевого эндоскопического удаления гематомы.


Острая внутримозговая гематома в височно-теменной области справа у мальчика 11-ти лет. А — КТ до операции. Б — КТ после чрезфрсзсвого эндоскопического удаления гематомы.

Рис. 27—17. Острая внутримозговая гематома в височно-теменной области справа у мальчика 11-ти лет. А — КТ до операции. Б — КТ после чрезфрсзсвого эндоскопического удаления гематомы.


Двусторонняя субдуральная гематома у мальчика 4-х лет. А — КТ до операции. Б — КТ после одномоментного чрезфрезевого эндоскопического удаления гематом. Объяснение в тексте.

Рис. 27—18. Двусторонняя субдуральная гематома у мальчика 4-х лет. А — КТ до операции. Б — КТ после одномоментного чрезфрезевого эндоскопического удаления гематом. Объяснение в тексте.


Вопрос о ее выборе должен решаться не только хи­рургом, но и родственниками, которых следует под­робно ознакомить с особенностями такого лечения.


А.А. Артарян, А.С. Иова, Ю.А. Гармашов, А.В. Банин

Похожие статьи
показать еще
 
Травматология и ортопедия