Эпидемиология травмы. Профилактика травматизма

13 Августа в 8:23 1247 0


Профилактика травматизма

При анализе летальности, связанной с травмой, среди детей от О до 14 лет в Соединенных Штатах за 1980—1985 гг., отмечено несомненное ее снижение, особенно существенное в младшем возрасте (до 9 лет) и касающееся почти всех видов повреждений. Если принимать во внимание пять самых «фатальных» механизмов травмы, то наибольшее снижение выявлено в группе утоплений и группе автодорожных происшествий, где детишки были пешеходами. Частота травм в автомобильных авариях, когда пострадавшие дети находились в машине, уменьшилась в общем на 14%.

Имеется заметная разница в темпах снижения травматизма в разных возрастных группах: у детей в возрасте до 1 года уменьшение на 32%, 1—4 года — на 22%, 5—9 лет — на 11 % и 10—14 лет — всего на 3%. К сожалению, не снижается летальность, связанная с суицидными повреждениями, среди детей в возрасте от 10 до 14 лет.

Профилактическая работа с детьми в догравматическом периоде должна стоять на одном из первых мест в детской травматологии и в обществе в целом, ибо во все времена остается актуальной формула «Легче болезнь предупредить, чем потом ее лечить».

Каждый год в стране более 250 000 детей получают травмы и соответственно госпитализируются. Необходимость в экстренной реанимации, так же, как и в длительной реабилитации, существенно увеличивает нагрузку на нашу и без того перегруженную систему здравоохранения. До тех пор, пока не будет серьезных изменений в профилактике травматизма и в системе оказания экстренной помощи, мы будем продолжать наблюдать это «кровавое истребление» детей в результате травм.

Ежегодно более 78 000 детей госпитализируются по поводу травмы головы, что составляет около трети всех экстренных госпитализаций при травме в детском возрасте. На лечение такого количества больных только в остром периоде затрачивается 27 млн долларов. Кроме того, хорошо известны тяжелые последствия травмы головы у детей, последствия физические, неврологические и психологические.

И хотя скудна информация о травме головы малой и средней тяжести, однако можно предположить, что и здесь психосоциальные и поведенческие последствия удлиняют сроки необходимого диспансерного наблюдения. Все это обусловливает существование непреходящих проблем, стоящих перед системой здравоохранения и связи с детским травматизмом, что уже неоднократно нами подчеркивалось.

В 1951 г. Американская Академия Педиатрии (ААП) разработала законопроект, предусматривающий обязательное получение элементарного образования по детскому травматизму врачами и другими работниками здравоохранения, равно как и населением страны. Ото были первые шаги на поприще законодательства по профилактике травм, их контролю и лечению.

Что касается промышленности, то в прежние времена мало кто проявлял интерес и стремился к лидерству в развитии стандартов для производства безопасных товаров, используемых детьми. Если даже такие стандарты и существовали, то не было средств для их соблюдения и претворения в жизнь, да и не ясно было, кто должен был выполнять эти предписания. С увеличением же осведомленности населения о возрастающей частоте детской травмы и летальности в обществе начали понимать, что добровольных общественных усилий и действий в этом направлении явно недостаточно.

Необходимо было легализовать некоторые положении не только для работников промышленности, что обязывало бы их производить безопасные товары, но и для населения, которому следует понимать необходимость соблюдения ряда правил, обеспечивающих самосохранение и безопасность.

Первоначально три элемента казались необходимыми для избавления общества от детского травматизма: законодательство, прокладывающее путь для соответствующих технологий, и образование, обеспечивающее все остальные аспекты этой проблемы. Однако очень быстро стало ясно, что подобный подход к профилактике травматизма явно недостаточен.

Необходим был еще один компонент — обязательное контролируемое проведение в жизнь этих намерений. Раннее федеральное законодательство, направленное на решение этих задач, до 1965 г. носило в основном «реактивный» характер и вступало в действие лишь после свершения трагедий, преследуя довольно специфические цели. Примерами таких «исторических памятников» может служить ряд актов по правилам безопасности при использовании легко воспламеняющихся тканей, эксплуатации холодильников и т.д.

И хотя намерения, обусловившие появление на свет этих законов, были похвальными, однако эффект отмечался слишком кратковременный. И только в 1973 г., после 20 лет дебатов. Конгрессом была наконец создана Потребительская Комиссия по контролю за качеством и безопасностью товаров. Это позволило довести до конца дело, не завершенное в свое время Федеральной Комиссией Предпринимателей. Федеральный Акт-перечень опасных веществ потребовал многочисленных поправок и дополнений.

Важной вехой в профилактике травм была большая работа, проведенная объединенными усилиями правительства и медиков ЛАП, по маркировке и разработке специальных форм и упаковок салицилатов, применяемых в педиатрии.

Дальнейшим шагом на пути уменьшения травматизма и смертности в результате транспортных аварий явилось создание при правительстве в середине 60-х годов Национального Управления по безопасности дорожного движения. В задачи данной структуры, укрепленной для этих целей специальными штата ми, входит контроль за соблюдением норм, стандартов и программ, обеспечивающих безопасность на всех уровнях, начиная с промышленного производства автомобилей, правил дорожного движения и т. д.



Сюда же относятся и такие меры, как тестирование водителей на содержание алкоголя в крови, использование мотоциклетных касок, при вязных ремней, откидных рулевых колонок и других приспособлений, а также программы специального обучения для полиции, водителей транспорта и персонала скорой медицинской помощи. Целенаправленное осуществление всех этих мероприятий, начатое на федеральном уровне, первоначально, в 60-х годах, было довольно хаотичным и неравномерным в разных штатах.

Со временем отмечаются значительные достижения на пути профилактики детского травматизма, но, к сожалению, не повсеместно. И порой чрезвычайно трудно легализовать некоторые достаточно простые, но важные меры. Например, к настоящему времени только в одной местности в Соединенных Штатах (Говард, Мэриленд) принят закон, обязующий юных велосипедистов (в возрасте до 16 лет) носить защитные шлемы.

В заключение необходимо еще раз подчеркнуть, что профилактика травматизма должна начинаться задолго до травмы. И эффективное обеспечение детской безопасности может быть достигнуто лишь при объединении усилий правительства (как федерального, так и местного), профессионалов-медиков, работников системы образования, представителей духовенства и родителей.

Этические проблемы «Положения о смерти и искусственном поддержании жизни»

Проблема определения понятия смерти и выработки критериев, позволяющих ее констатировать, ни в одном из разделов медицины не стоит так остро и не вызывает столько споров, как в травматологии, особенно детской. С точки зрения социальной и законодательной, так же, как и непосредственно медицинской, факт смерти должен устанавливаться только в том случае, когда этот «диагноз» абсолютно несомненен и неопровержим.

Однако главная сложность заключается в том, что, с одной стороны, основным и широко распространенным определением понятия смерти является «смерть мозга», а потому многочисленные и разнообразные исследования направлены на выявление и установление наиболее достоверных и объективных се признаков. С другой же стороны, ведущим направлением развития медицины вообще и особенно таких ее разделов, как травматология и реанимация, является всестороннее совершенствование методов искусственного поддержания жизни. Резко обострилась данная проблема с приходом в медицину нового раздела — трансплантологии, использующей в качестве доноров трупы.

Начало этому направлению было положено в 50-х годах текущего столетия, когда человеку впервые была пересажена ночка, затем в 60-х гг. последовала трансплантация сердца, а последние два десятилетия — печени и поджелудочной железы, а также кишечника, изолированно либо в сочетании с паренхиматозными органами. Параллельно стремительному развитию трансплантологии в неотложной клинической медицине резко возрос интерес к проблеме «смерти мозга».

Трансплантация может быть успешной лишь в том случае, когда пересаживаемый орган интактен. Однако его пригодность для трансплантации стремительно уменьшается по мере остановки дыхания и кровообращения. Иначе говоря, наиболее подходящим донорским органом является тот, который взят от молодого здорового организма, умершего непосредственно после травмы головы. Если же проводится интенсивная терапия, то органы потенциального донора «портятся».

Таким образом, решающий и в то же время особенно сложный вопрос — определить на самой ранней стадии тот момент, когда мозг пациента перестал функционировать, притом необратимо. В действительности же, на практике, лишь в очень небольшом проценте случаев взятие органов для трансплантации осуществляется с учетом критериев смерти мозга.

Не удивительно, что при решении вопроса о времени наступления смерти медики руководствуются в меньшей степени желанием облегчить трансплантологам пересадку органов, чем стремлением оказывать соответствующую оптимальную помощь больному, искусственно поддерживая жизнь «до последнего», когда пациент находится на грани смерти.

Именно такое отношение врача к больному пользуется наибольшим уважением и пониманием в обществе. С другой стороны, нельзя не принимать во внимание, что порой использование дорогостоящей и имеющейся в недостаточном количестве аппаратуры для интенсивной терапии у пациента с нефункционирующим мозгом может не только бессмысленно продлевать положение неопределенности и страдания убитых горем родственников, но и оставить в это время без надлежащей помощи больных с обратимыми состояниями. Если эта проблема иногда почти неразрешима, даже у взрослых пациентов, то у маленьких детей сложность вопроса определения времени смерти мозга возрастает до предела.

К.У. Ашкрафт, Т.М. Холдер
Похожие статьи
показать еще
 
Детская хирургия