Патоморфология последствий ЧМТ. Атрофия мозга

15 Апреля в 19:43 5831 0


Оценка влияния только макроскопически видимых повреждений мозга, возникших вследствие травмы головы, на прогноз и последствия ЧМТ не всегда проста и однозначна. Например, у пациента с пере­ломом костей черепа, ушибами мозга или внутри-мозговой гематомой, успешное лечение может при­вести к полному клиническому выздоровлению.

Минимальные макроскопические изменения мозга, видимые на КТ-МРТ-томограммах, в слу­чаях ДАП, трудно соотнести с последствиями ЧМТ в виде тяжелой инвалидизации пострадавшего.

Причиной посттравматических неврологических и/или психических нарушений, включая посттрав­матическую амнезию, служат не только различные структурные повреждения мозга, выражающиеся макроскопическими деформациями мозга в виде кист, рубцов, но и изменения на клеточном и суб­клеточном уровнях. Последствия перенесенной ЧМТ, несомненно, определяющиеся в первую очередь тя­жестью и механизмом первичной травмы мозга, так­же зависят и от вторичных повреждений мозга.

В основе неврологических и психических нару­шений после перенесенной ЧМТ в наибольшей сте­пени лежат, в первую очередь, внутриклеточные по­вреждения, запускаемые каскадно и приводящие к повреждению структур мозга, зачастую лежащих на отдалении от первичного очага повреждения . Про­цесс этот может длиться от нескольких месяцев до нескольких лет и сопровождаться появлением не­врологических симптомов, свидетельствующих об образовании новых участков повреждения мозга, на ультраструктурном, так называемом «структурно-функциональном» уровне. В ряде случаев новый уча­сток вторичного повреждения мозга может в конеч­ном итоге выявиться на высокоразрешающих МРТ-томограммах снижением интенсивности сигналов, нередко в перивентрикулярной зоне.

В ряде случаев морфологическим субстратом изменений плотности мозговой ткани, выявляемой КТ-МРТ-исследованиях может быть перивентри-кулярная лейкомалядия, вызванная экспрессией различных воспалительных цитокинов, в частно­сти TNF-alpha (туморо-некротического фактора), являющегося также и миелинтоксическим факто­ром. В других случаях обнаруживается посттрав­матическая атрофия мозга, преимущественно в белом веществе мозга.

В последние годы все больше уделяется внима­ние возможности развития болезни Альцгеймера после перенесенной травмы мозга (6). Патоморфологическая характеристика ряда клинических форм последствий ЧМТ уже приведена в главе ранее, и в ряде других глав руководства. Потому в настоящую главу включено описание только некоторых, часто встречаемых форм.

АТРОФИЯ МОЗГА

Одним из последствий черепно-мозговой травмы является атрофия мозга. Причин, способствующих или приводящих, в конечном итоге, к посттрав­матической атрофии мозга, немало.

Свидетельством очаговых ушибов мозга при КТ-и МРТ-томографиях может быть очаговая атрофия вещества мозга, развившаяся в зоне бывших очагов размозжения, интрапаренхиматозных кровоизлияний.

Исходом диффузного аксонального повреждения мозга бывает картина диффузной атрофии мозга, сходная макроскопически со старческой атрофией. Атеросклероз, гипертония, а в ряде случаев нейродегенеративные заболевания приводят к диффуз­ной атрофии мозга. Сам фактор старения играет определенную роль в развитии первичных нейродегенеративных процессов, приводящих к гибелинейронов. При старении ослабляется контроль над свободно-радикальными процессами, в частности из-за недостаточности альфа-токоферола (витами­на Е) или экзогенного повреждения природных ан-тиоксидантных систем в организме. Свободные ра­дикалы могут вызывать необратимые повреждения как на уровне клетки, так и в организме в целом. Все эти факторы могут быть фоном, в определен­ной степени влияющими на течение травматичес­кой болезни головного мозга во всех его периодах.

Очаговая атрофия мозга

Очаговая атрофия мозга фактически представляет со­бой исход репаративных процессов в веществе моз­га, развивающихся после первичного очага ушиба. В зависимости от размеров и локализации, организо­ванный очаг ушиба представляет собой глиальный или глиомезодермальный рубец, возможно с вклю­ченными в него микрокистами. Перифокальная ткань этого очага обычно с дистрофическими изменения­ми, иногда вплоть до дегенерации миелина; здесь же можно обнаружить скопления тучных астроцитов, а также единичных нагруженных гемосидерином мак­рофагов, так называемых зернистых шаров.

В ряде случаев процесс дегенерации миелина не ограничивается только перифокальной зоной, а зах­ватывает постепенно все полушарие мозга, иногда и оба. Распространение этого процесса идет по про­водящим путям в виде уоллеровской, ретроград­ной и транснейрональной дегенерации, аналогич­но тому, что наблюдается при диффузном аксональном повреждении мозга и, в конечном итоге, заканчивается гибелью нейронов, в том числе и корковых.

Диффузная атрофия мозга

Диффузная атрофия белого вещества мозга, была описана S. Strich в 1956 году при изучении мозга американских солдат, скончавшихся после длитель­ного периода посттравматического вегетативного состояния. Хотя первичное повреждение аксо­нов в случаях травмы мозга по механизму ускоре­ния-замедления обнаруживается только в опреде­ленных участках мозга (мозолистое тело, ножки мозга, ножки мозжечка), предложенный S.Strich термин «диффузное аксональное повреждение» (ДАП) мозга прижился, тем более, что послед­ствием этого типа повреждения мозга является диф­фузная атрофия мозга (рис. 2-1).

Полагают, что одной из причин атрофии мозга может быть длительная активация фактора транскрипции, так называемого ядерного фактора NF-кВ, играющего ключевую роль в продолжении про­цессов воспаления, развивающегося после травмы мозга. 

Диффузная атрофия мозга; макропрепарат.

Рис. 2-1. Диффузная атрофия мозга; макропрепарат.

Уже через 1 час после травмы активация NF-kB выявляется в аксоне, через 48 часов реак­ция на NF-kB обнаруживается в ядре нейронов и сохраняется еще две недели. Тогда как активация NF-kB в реактивных астроцитах сохраняется в зо­нах атрофии белого вещества даже через 1 год пос­ле травмы (рис. 2-2),

В цитоплазме реактивных астроцитов HivfMyHorHCTOXH-мическим методом выявляется положительная реакция с ан­тителами к активированному фактору транскрипции NF-kB.

Рис. 2-2. В цитоплазме реактивных астроцитов HivfMyHorHCTOXH-мическим методом выявляется положительная реакция с ан­тителами к активированному фактору транскрипции NF-kB.

Распространение процесса дегенерации миели­на проходит в основном по проводящим путям (рис. 2-3), дистальнее и проксимальнее места пер­вичного повреждения аксона, включая транснейрональный путь, может закончиться гибелью ней­рона. В коре мозга в этих случаях можно видеть кар­тину «выпадения» нейронов или так называемого неполного некроза, то есть отсутствующие нейро­ны замещены клетками и волокнами глии.

Посттравматическое повреждение и гибель ней­ронов в наиболее чувствительных участках мозга таких как кора, гиппокамп, таламус, стриатум может продолжаться от нескольких месяцев до не­скольких лет, не будучи связанными между собой или с первичным очагом соответствующими про­водящими путями.

Распространение дегенерации миелина по волокнам внутренней капсулы; окраска на миелин по Шпильмайеру, уве­личение х 100

Рис. 2-3. Распространение дегенерации миелина по волокнам внутренней капсулы; окраска на миелин по Шпильмайеру, уве­личение х 100.

В настоящее время известны и хорошо изучены три типа умирания клеток. Первый тип — генети­чески запрограммированная (естественная) смерть нейрона, сопровождающая старение человека. Вто­рой — некроз, при котором смерть («убийство») клетки наступает непосредственно от внешнего по­вреждающего воздействия, например, при ушибе, кровоизлиянии, ишемии. И третий тип — апоптоз («самоубийство») клетки начинается с разруше­ния ядра (рис. 2-4). При различных видах травмы мозга апоптоз нейронов обнаруживается не только вокруг первичного очага повреждения мозга, но и на значительном отдалении, чаще всего в гиппо-кампе.

Практический интерес к проблеме изучения апоптоза вызван пониманием того, что этот тип смерти клетки является активным и динамичным процессом, механизмы которого открывают воз­можности терапевтического воздействия на этот процесс, возможно, в недалеком будущем.

При травме мозга и ишемическом инфаркте, со­провождающихся отеком мозга вазогенного типа, апоптоз клеток обнаруживается не только вокруг очага первичного повреждения, но и на значитель­ном отдалении. Полагают, что обнаруживаемое в этих случаях внутриклеточное проникновение плаз­мы, может быть одной из причин фрагментации ДНК.

Другой причиной гибели нейронов, например в случае смешанного по механизму травмы мозга (ДАП + ушиб мозга), может быть повреждение нейронального цитоскелета, выявляемого иммуноэкспрессией АРР-100 в перикарионе нейронов и в астроцитах. Реакция эта выявляется через 24 часа после травмы мозга в гиппокампе и в коре мозга и сохраняется до 7 исследованных дней.

Характерная морфология апоптоза клетки, выявляе­мая методом TUNEL-фрагментация и конденсация ядра, апоп-тотические тельца

Рис. 2-4. Характерная морфология апоптоза клетки, выявляе­мая методом TUNEL-фрагментация и конденсация ядра, апоптотические тельца.

Все большее значение в развитии посттравма­тической диффузной атрофии мозга придается ней-родегенеративным процессам.

Посттравматические прогрессирующие нейродистрофические процессы

Очевидную связь развития у некоторых больных та­ких заболеваний как болезнь Альцгеймера, болезнь Пика, болезнь Паркинсона с перенесенной ими ранее ЧМТ, уже никто не оспаривает. Из­вестно, что многочисленные удары по голове, со­провождающиеся или не сопровождающиеся уши­бом мозга, что часто наблюдается в ряде видов спорта, у некоторых индуцирует развитие невро­логических нарушений и прогрессирующую демениию.

Клинических наблюдений развития неврологи­ческих заболеваний после ЧМТ достаточно много. Например, болезнь Альцгеймера у футболиста мос­ковского «Спартака», болезнь Паркинсона у аме­риканского боксера. Хорошо известно состояние, обозначаемое как «слабоумие боксеров» или как синдром «пьяной драчливости», который в ряде случаев развивается у боксеров, как любителей так и профессионалов, через ряда лет после завершения длительной спортивной карьеры, даже если они ни разу не были в нокдауне на ринге.

Известен случай с доктором Аланом Заркиным, руководителем Манхеттенской Клиники здоровья женщин. Только на суде было выяснено, что док­тор несколько лет до скандала получил ЧМТ, пос­ле которой у него развилась болезнь Пика, которая и была диагностирована только во время судебно­го процесса.

Еще в 1989 году J. Corsellis описал морфоло­гические изменения мозга бывших боксеров, вы­ражающиеся в расширении боковых желудочков мозга, Рубцовых изменениях прозрачной перего­родки. Детально исследовав мозг 15 бывших боксе­ров, J. Adams в 1992 году опубликовал свои дан­ные, в которых также выявил вентрикуломегалию и дефекты ( разрывы) прозрачной перегородки. Кроме того, в некоторых случаях обнаружил за­метное истончение мозолистого тела и свода моз­га, дегенерацию субстанции Нигра, потерю ней­ронов в коре мозга и мозжечке, а также изменения нейрофибриллярного аппарата большого числа ней­ронов в коре и стволе мозга. Изменения эти лока­лизовались в участках характерных для болезни Альцгеймера, но при этом нередко отсутствовали клас­сические сенильные бляшки.

Болезнь Альцгеймера морфологически характе­ризуется атрофией вещества головного мозга, ут­ратой нейронов и синапсов, глиозом, наличием сенильных бляшек и нейрофибриллярных клубков, а также амилоидной ангиопатией. Однако только сенильные бляшки (рис. 2-5) и нейрофибрилляр-ные клубки (рис. 2-6) рассматриваются как ключе­вые нейроморфологические феномены заболевания и имеют диагностическое значение.

Известно, что некоторые мутации в гене бел­ка-предшественника р-амилоида (р-АРР) ответ­ственны за увеличение продукции р-амилоида, из которого формируются так называемые сениль­ные или амилоидные бляшки, представляющие собой один из двух главных нейроморфологических феноменов заболевания. Исходя из этого по­лагают, что отложения р-амилоида в виде агреги­рованных скоплений (сенильных бляшек) в экстрацеллюлярных пространствах коры головного моз­га обладают нейротоксичностью и ответственны за развитие дегенеративных изменений в близле­жащих нейронах (рис. 2-7).

Кроме того, установлено, что последователь­ность развития алыцгеймеровских изменений обратна последовательности миелинизации головного мозга в онтогенезе. Все это явилось основанием для создания гипотезы о дисфункции олигодендро-глии, как одном из ключевых моментов патогенеза болезни Альцгеймера, так как известно, что бедно миелинизированные структуры в наибольшей сте­пени зависят от регулирующих влияний олигоден-дроглии 

Сенильная бляшка в коре мозга; окраска гематокси­лин-эозином, увеличение х 200

Рис. 2-5. Сенильная бляшка в коре мозга; окраска гематокси­лин-эозином, увеличение х 200.

Нейрофибриллярные клубки в дегенеративно изменен­ных нейронах коры мозга; импрегнация серебром по Бильшовскому, увеличение х 400

Рис 2-6. Нейрофибриллярные клубки в дегенеративно изменен­ных нейронах коры мозга; импрегнация серебром по Бильшовскому, увеличение х 400.

Дегенеративные изменения и потеря нейронов в коре мозга; окраска по Нисслю, увеличение х 100.

Рис. 2-7. Дегенеративные изменения и потеря нейронов в коре мозга; окраска по Нисслю, увеличение х 100.

Исходя из вышеперечисленных научных откры­тый, касающихся патогенеза болезни Альцгейме­ра, становится более понятным один из возмож­ных механизмов развития нейродегенеративного за­болевания после черепно-мозговой травмы, так как постоянным компонентом повреждения ткани моз­га является избыточное образование нейротоксичного предшественника амилоида р-АРР.

Экспериментальные данные о возможностях ткани мозга к репарации

Ведущиеся в мире яростные споры сторонников и противников клонирования клеток человека, ка­саются в основном этической и теологической сто­роны этой проблемы. При этом никто не оспарива­ет того, что клонированные ткани и отдельные органы человека снимут имеющиеся сложности с недостатком донорских органов и проблемой со­вместимости донорского сердца, почек и т.д. с ре­ципиентом.

Таким образом возможен прорыв в тех областях медицины, в которых трансплантация органов уже широко и довольно успешно применяется.

Не столь внушительны пока успехи нейротран-спланталогии. Применяемая в ряде клиник мира трансплантация в подкорковые структуры мозга нейронов эмбриона человека, с целью лечения бо­лезни Паркинсона, не всегда дает положительный эффект или этот эффект оказывается кратковре­менным. Большие надежды связывают с открывающимися в последние годы возможностями транс­плантации нервных стволовых клеток.

Многие ученые находят перспективным даль­нейшее изучение тонких механизмов репарации и скрытых возможностей регенерации нервной тка­ни. Так, уже в 2000 году, на модели эксперимен­тальной травмы мозга установлено, что существу­ет короткий временный посттравматический пери­од, в течение которого можно увеличить потенци­ал регенерации аксонов.

Возможно в перспективе эти исследования да­дут ключ к направленному воздействию на ткань мозга, что позволит не только предотвращать рас­пространение процессов вторичной дегенерации нервных волокон, но возможно и стимулировать нервные клетки к регенерации.

Так, уже в 2001 году обнаружено, что проявле­нию утерянных нейронами в ходе их клеточной дифференцировки способности к регенерации-росту аксонов, может способствовать наличие в повреж­денном мозге имплантированных эмбриональных нейронов. Способность к адаптации эмбриональ­ных нейронов при их имплантации в поврежден­ный мозг, сопровождается повышенной экспрес­сией рецепторов к молекулам, способствующим росту нейронов (7).

Экспериментальное подавление сегменто-ядерной и макрофагальной инфильтрации поврежден­ного участка мозга, а также избирательное сниже­ние астроглиоза, вызываемого виментин-положительными астроцитами, при неизмененной эксп­рессии ГФКБ-положительных клеток, уменьшает риск вторичного повреждения мозга и создает ус­ловия для внутриклеточной регенерации нейро­нов.

Кроме того, экспериментальные исследования показали, что не только в перивентрикулярной зоне мозга взрослой крысы, как полагали до не­давнего времени, но и в коре находятся клетки-предшественники. В условиях очаговой ишемии мозга в ипсилатеральном полушарии эти клетки приобретают свойства не только пролиферации, но и в определенной степени и дифференцировки.

Значительную роль в переживании нейронов после травмы и формирования синапсов, играют астроциты, выделяющие трофические факторы и цитокины, как ингибирующие, так и способству­ющие регенерации, фактор роста фибробластов, интерлейкин-1, интерлейкин-3, интерлейкин-6, туморо-некротический фактор, фактор роста не­рвов. После травмы увеличивается число органелл астроцитов, что вероятно связано с необходимостью продуцировать большое количество факторов роста.

Астроциты реагируют (превращаются в реактив­ные) в ответ на любой тип повреждения ткани мозга. У них гипертрофируется тело клетки, увеличива­ется число отростков, изменяется регуляция про­межуточных филаментов глиофибриллярного бел­ка и виментина (29). Обычно изменения экспрес­сии промежуточных филаментов в астроцитах на­блюдаются через 1—2 дня после травмы, вначале вокруг очага повреждения, затем постепенно рас­пространяясь и на отдаление. При этом, все виментин-положительные клетки экспрессируют и ГФКБ, но не все ГФ КБ-положительные клетки со­держат иммунореактивный виментин.

В неонатальном периоде виментин составляет большую часть промежуточных филаментов глии. К моменту рождения только единичные астроци­ты содержат ГФКБ, остальные — виментин. У взрос­лой особи почти все астроциты ГФКБ-положительные и виментин-отрицательные.

В течение пост- и пренатального периодов про­исходит рост аксонов, формирование синапсов. По­лагают, что отростки астроцитов, перекрещиваю­щиеся с синапсами, возможно воздействуют на их активность и способствуют формированию новых синапсов и потому, наличие виментин-положитель­ных астроцитов в перинатальном мозге может ука­зывать на стадию развития астроцитов, когда они каким-то образом участвуют в формировании но­вых синапсов. Реэкспрессия дифференцированны­ми астроцитами виментина после травмы мозга может свидетельствовать о том, что дифференци­рованные астроциты способны возвращаться к бо­лее ранней стадии своего развития и тем самым способствовать пластичности синапсов и росту ак­сонов.

Известно, что реактивно измененные астроци­ты экспрессируют фактор роста эндотелия сосу­дов (VEGF). Фактор роста эндотелия сосудов спо­собствует ангиогенезу, индуцирует повышение проницаемости гематоэнцефалического барьера и миграции макрофагов. Новообразованные со­суды облегчают проникновение макрофагов из со­судистого русла в очаг повреждения мозга, спо­собствуя тем самым фагоцитозу некротизированной ткани.

Кроме того, VEGF, способствуя нарушению це­лостности гемато-энцефалического барьера, изме­няет иммунопривилегированный статус мозга. В этих условиях оказывается возможным прямой контакт антигенов мозга с иммунными медиаторами кост­ного мозга.

VEGF слабо экспрессируется в нормальном мозге взрослого человека, но значительно повы­шается его экспрессия после травмы мозга. В усло­виях патологии экспрессия VEGF обнаруживается не только в эндотелии сосудов, но и в реактивных астроцитах и макрофагах.

Так, в эксперименте показано, что увеличе­ние иммунореактивности VEGF, появляется только через 6 часов в пиальных сосудах и сохра­няется до конца эксперимента в течение 14 дней. В артериолах, в зоне холодового повреждения, иммуно-реактивность VEGF появляется через 36 часов, предшествуя пролиферации эндотелия и ангиогенезу, наблюдаемым через 3—5 дней. Через 3—4 дня после травмы зона повреждения оказы­вается окруженной астроцитами, экспрессирующими наряду с ГФКБ и VEGF. В последующие 3 недели реактивные астроциты, экспрессирующие VEGF обнаруживаются не только в перифокальной зоне поврежденного, но и в интактном полу­шарии.

С.Ю. Касумова

Похожие статьи
  • 09.04.2013 35357 13
    Диффузные аксональные повреждения головного мозга

    К диффузным аксональным повреждениям головного мозга относят полные и /или частичные распростра­ненные разрывы аксонов в частом сочетании с мелко­очаговыми геморрагиями, обусловленные травмой преимущественно инерционного типа. При этом наи­более характерными территориями аксональных и сосудистых нар...

    Черепно-мозговые нарушения
  • 05.04.2013 33519 36
    Очаговые ушибы головного мозга

    К ушибам головного мозга относят возникшие в ре­зультате травмы очаговые макроструктурные повреж­дения его вещества.
    По принятой в России единой клинической класси­фикации ЧМТ очаговые ушибы мозга разделяют на три степени по тяжести: 1) легкие, 2) среднетяжелые и 3) тяжелые.

    Черепно-мозговые нарушения
  • 18.04.2013 22914 34
    Повреждения черепно-мозговых нервов

    Повреждения черепных нервов (ПЧН), нередко являются главной причиной инвалидизации боль­ных, перенесших черепно-мозговую травму. Во многих случаях ПЧН встречаются при легкой и среднетяжелой травме черепа и головного мозга, иногда на фоне сохраненного сознания (в момент травмы и после нее...

    Черепно-мозговые нарушения
показать еще
 
Нейрохирургия и неврология