Отоневрологические и оториноларингологические последствия ЧМТ. Отоневрологическая симптоматика последствий ЧМТ

18 Апреля в 18:02 4128 0


Отоневрологические нарушения в отдаленные сро­ки после ЧМТ имеют важное клиническое, про­гностическое, экспертное значение

Вестибулярные нарушения

Наиболее часто в отдаленном периоде ЧМТ встре­чаются вестибулярные нарушения. Значительная часть больных жалуется на головокружение посто­янного или периодического характера. Чаще оно наблюдается при поражении периферического (тре­щины пирамиды) и кортикального отделов анали­затора.

Спонтанный нистагм отмечается почти у поло­вины больных, перенесших тяжелую ЧМТ, когда она сопровождается трещинами пирамиды височ­ной кости и основания черепа. В отдаленном пери­оде спонтанный нистагм обычно является централь­ным, поскольку периферический нистагм исчезает через 2—3 недели после травмы (10) (рис. 13-1).

Преобладают симметричные вестибулярные ре­акции, преимущественно заторможенные по ни­стагму нередко при одновременном повышении вегетативных и сенсорных рефлексов. Симметрич­ность течения вестибулярных реакций отмечается также у тех больных, у которых неравномерно по­вреждалась кортикальная вестибулярная зона и пе­риферический анализатор. Это объясняется ком­пенсаторными перестройками в вестибулярном ап­парате в отдаленном периоде черепно-мозговой травмы.

Электронистагмограмма больного через год после по­перечной трещины пирамиды височной кости справа. Асимметричный спонтанный нистагм (вправо — медленный, тоничный; влево — живой, частый, клонический)

Рис. 11-1. Электронистагмограмма больного через год после по­перечной трещины пирамиды височной кости справа. Асимметричный спонтанный нистагм (вправо — медленный, тоничный; влево — живой, частый, клонический)

Гораздо реже встречается нарушение оптокине­тического нистагма. После полушарных очаговых по­вреждений он изменяется в противоположную от поражения сторону. После травмы ствола мозга оп­токинетический нистагм нарушается во всех направ­лениях. В динамике часто удается отметить восста­новление оптокинетического нистагма. Как резидуальный стволовой симптом нередко отмеча­ется нарушение ритма оптокинетического нистагма, выявляемое электронистагмографией (рис. 11-2).

Электронистагм о грамма у больного через год после поперечной трещины пирамиды височной кости. Четкая асимметрия горизонтального оптокинетического нис­тагма: вправо он более медленный, влево — ритм чаще. Дизритмия нистагма, многозубчатые вершины зубцов.

Рис. 11-2. Электронистагм о грамма у больного через год после поперечной трещины пирамиды височной кости. Четкая асимметрия горизонтального оптокинетического нис­тагма: вправо он более медленный, влево — ритм чаще. Дизритмия нистагма, многозубчатые вершины зубцов.

Слуховые нарушения

Комплексное исследование слуха современными электроакустическими методами с применением различных тестов (тональная, речевая, надпороговая аудиометрия) в отдаленном периоде ЧМТ по­зволяет установить большую частоту слуховых на­рушений, чем при исследовании камертонами, шепотной и разговорной речью. Особенно страдает слух на высокие частоты, нарушается восприятие сложных звуков, ухудшается разборчивость речи, имеется диссоциация между тональным и речевым слухом.

Всех больных с нарушением слуха можно раз­делить на две группы — с повреждением и без по­вреждения пирамиды височной кости. Наиболее ча­стое и значительное снижение слуха наблюдается при трещинах пирамиды височной кости вследствие повреждения периферического слухового рецепто­ра и слухового нерва.

Поперечные переломы

В большинстве наблюдений у больных с попереч­ными переломами пирамиды височной кости отме­чается высокая степень тугоухости или полная глу­хота на стороне повреждения (рис. 11-3). При этом также обычно выпадает вестибулярная возбудимость на стороне поражения, что обусловлено поврежде­нием внутреннего уха. У некоторых больных эти сим­птомы сочетаются с нарушением вкуса на передних 2/3 языка на стороне поражения. Также в этой груп­пе больных достаточно часто встречается перифе­рический парез лицевого нерва на стороне пораже­ния. При поперечных трещинах пирамиды височной кости нарушений вкуса на передних 2/3 языка и парезы лицевого нерва часто протекают более или менее параллельно. Такая симптоматика, очевидно, обусловлена повреждением их в канале внутреннего слухового прохода, где вкусовые волокна и волокна VII нерва проходят совместно.

Тональная аудиограмма больного 37 лет через 7 лет после черепно-мозговой травмы с поперечным переломом пирами­ды височной кости слева. Глухота слева. Справа незначительное снижение воздушной и костной проводимости на 15—40 Дб., преимущественно на высокие тоны (4000, 8000 Гц.)

Рис. 11—3. Тональная аудиограмма больного 37 лет через 7 лет после черепно-мозговой травмы с поперечным переломом пирами­ды височной кости слева. Глухота слева. Справа незначительное снижение воздушной и костной проводимости на 15—40 Дб., преимущественно на высокие тоны (4000, 8000 Гц.)

Продольные переломы

У больных с продольным переломом пирамиды височной кости, как правило, не отмечается пол­ного выпадения слуховой функции в резидуальном периоде. При тональной аудиометрии у части па­циентов с этой патологией выявляется снижение слуха на стороне поражения по смешанному типу. Звукопроводящий характер слуховых нарушений проявляется снижением слуха в диапазоне низких и средних частот, а также наличием костно-воздушного интервала. Однако у этих же больных од­новременно с нарушением звукопроведения стра­дает и звуковосприятие: слух снижается одновременно и даже преимущественно в диапазоне высо­ких частот (4000—8000 Гц) с параллельным повы­шением порогов слуха на эти частоты, как по воз­душному так и по костному звукопроведению. Ос­новной тип аудиометрических кривых при перело­мах пирамиды височной кости был все же с пре­обладанием сенсоневрального компонента (рис. 11-4).

Кроме того, у больных с ранее перенесенными продольными переломами височной кости на сто­роне поражения может отмечать лишь высокочас­тотная сенсоневральная тугоухость. При полной со­хранности костной и воздушной проводимости в зоне низких и средних частот отмечается параллельное повышение порогов слуха по воздушному и костно­му звукопроведению в диапозоне высоких частот.

Тональная аудиограмма больного через 12 месяцев после черепно-мозговой травмы с продольной трещиной пирамиды височной кости справа

Рис. 11-4. Тональная аудиограмма больного через 12 месяцев после черепно-мозговой травмы с продольной трещиной пирамиды височной кости справа

Справа на стороне трещины комбинированное снижение слуха по звукопроводящему и звуковоспринимаютцему типу (на частоты 125—1000 Гц. Имеется выраженный кости о-воздушный разрыв: при сохранности костной проводимости воздушная — снижена на 35—45 Дб.; на высокие частоты (2000—8000 Гц.) отмечается параллельное снижение костной и воздушной проводимости на 60— 85 Дб. Слева незначительное снижение слуха на высокие тоны (4000—8000 Гц.)

Следовательно, данные пороговой тональной аудиометрии показывают, что в отдаленном пери­оде после продольных трещин пирамиды височной кости на стороне травмы отмечается почти во всех случаях поражение внутреннего уха, которое мо­жет проявлятся только аудиометрически выявляе­мым снижением слуха в диапазоне высоких частот. Снижение слуха, связанное с нарушением звукопроведения, у большинства больных в дальнейшем восстанавливается за исключением тех случаев, когда перелом сопровождается повреждением цепи слуховых косточек.

В отличие от поперечных переломов пирамиды височной кости при продольных трещинах вкус на передних 2/3 языка на стороне поражения страдает значительно реже и, кроме того, преобладает изо­лированное поражение вкуса без поражения лице­вого нерва. Поражение вкусовых волокон при со­хранности функции VII нерва указывает на то, что при продольных трещинах чаше страдают вкусовые волокна, идущие в составе барабанной струны. Это согласуется и с тем, что при продольных трещинах в основном поражаются структуры среднего уха.

Применение тональной пороговой аудиометрии позволяет выявить на «здоровой» стороне почти у всех больных с повреждением пирамиды височ­ной кости снижение слуха на высокие частоты (4000—8000 Гц.), как при костном так и при воз­душном звукопроведении. Это объясняется как травмой внутреннего уха «здоровой» стороны, так и повреждением слуховых путей и ядер в стволе мозга. Эти признаки подчеркивают обширность и распространенность поражения при черепно-моз­говой травме.

При переломах пирамиды височной кости на стороне поражения значительно чаще отмечается параллельное снижение тонального и речевого слуха. Это характерно для периферического поражения. На «здоровой» стороне, наоборот, несколько чаще встречается диссоциация в восприятии речи и чи­стых тонов.

Изучение восприятия речи при увеличении ин­тенсивности ее до ПО Дб. показывает, что разбор­чивость речи в этих условиях ухудшается как на стороне поражения, так и на «здоровой» стороне (положительный речевой феномен ускоренного на­растания громкости — ФУНГ). Сочетание диссо­циированного снижения слуха и положительного речевого ФУНГ может отмечаться как на стороне поражения, так и на здоровой стороне. Все эти сим­птомы характерны для центрального нарушения слуха.

Нарушение слуха при отсутствии переломов пирамиды

Во второй группе больных без повреждения височ­ных костей при черепно-мозговой травме очень часто при тональной аудиометрии выявляется дву­стороннее почти, симметричное снижение слуха при воздушном и костном звукопроведении в диа­пазоне высоких частот (4000—8000 Гц). Это обус­ловлено как травмой внутреннего уха, так и пора­жением стволовых слуховых структур (рис. 11-5)

Аудиограмма больного 44 лет спустя 4 года после черепно-мозговой травмы лобно-теменно-височной локализации Снижение воздушной и костной проводимости на 10—50 Дб. преимущественно в диапозоне высоких частот.

Рис. 11-5. Аудиограмма больного 44 лет спустя 4 года после черепно-мозговой травмы лобно-теменно-височной локализации Снижение воздушной и костной проводимости на 10—50 Дб. преимущественно в диапозоне высоких частот.

Кроме того, поражение слухового анализатора может происходить и на более высоком уровне, что проявляется в особенно резком нарушении воспри­ятия речи и речетональной диссоциации.

В группе больных без поражения пирамиды ви­сочной кости в пределах речевых частот тональный слух обычно сохраняется в полном объеме. Вместе с тем порой отмечается нарушение разборчивости речи, и имеется отчетливая диссоциация между речевой и тональной аудиометрией с преимуще­ственным ухудшением восприятия разговорной речи. Исследование речевого слуха при нарастании громкости часто выявляет четкое нарушение раз­борчивости речи.

Феномен ускоренного нарастания громкости, который позволяет дифференцировать поражение слуха в улитке и ретрокохлеарно (при улитковом поражении этот феномен часто бывает положитель­ным, а при ретрокохлеарном — отрицательным) в остром периоде ЧМТ резко отрицательный. В отда­ленном периоде ФУНГ нормализуется. При пере­ломах пирамид височной кости он нередко бывает положительным, однако это встречается также и при лобных и теменных поражениях. Это указывает на то, что положительный ФУН Г может иметь цен­тральное происхождение. Особенно резко после травмы снижается слух у больных старше 50 лет, а также у больных, перенесших в прошлом невриты VIII нерва и воспалительные процессы в среднем ухе.

Восприятие ультразвука

Ряд авторов подчеркивает важность исследования слуховой чувствительности к ультразвуку в отда­ленном периоде черепно-мозговой травмы. Эта методика в сочетании с тональной аудиометрией позволяет более точно локализовать уровень пора­жения слухового анализатора при черепно-мозго­вой травме и дифференцировать характер пораже­ния рецепторных структур внутреннего уха. Это име­ет важное практическое и прогностическое значе­ние для восстановления слуха.

Так, при одинаковых тональных аудиограммах по невритическому типу со снижением слуха преиму­щественно на высокие частоты повышение порогов восприятия ультразвука указывает на поражение не­рвных элементов во внутреннем ухе, корешке слу­хового нерва либо в стволе мозга, в то время как более низкие пороги восприятие ультразвука при аналогичном снижении тонального слуха отмечаются при поражении звукопроводящих сред внутреннего уха (посттравматический гидронс), что прогности­чески считается более благоприятным.

Несколько чаще слуховая чувствительность к ультразвуку страдает у больных с трещинами пи­рамиды височной кости и в меньшей степени — у больных после черепно-мозговой травмы, проте­кающей без трещин пирамиды. Нарушения воспри­ятия ультразвука встречаются с одинаковой час­тотой в остром и отдаленном периодах травмы и говорят о необратимых нарушениях звуковосприятия во внутреннем ухе, слуховом нерве и стволе мозга. При исследовании латерализации ультразвука значительно чаще и более четко, чем при иссле­довании латерализации звуков слышимой части спектра в опыте Вебера, выявляется латерализация ультразвука в сторону лучше слышащего уха и, таким образом, улавливаются даже незначитель­ные нарушения зву ко восприятия во внутреннем ухе и корешке VIII нерва в результате травмы. Латерализация звука в опыте Вебера при смешанном ха­рактере тугоухости более часто, чем ультразвук, выявляет нарушения звукопроведения.

По соотношению латерализации звука в опыте Вебера и ультразвука с учетом характера тональ­ных аудиограмм можно уточнить уровень пораже­ния слуховых путей и дифференцировать пораже­ние волосковых клеток улитки и корешка VIII не­рва в центральных отделах, что важно для прогно­за слуховых нарушений и течения болезни.

В отдельных случаях отмечается прогрессирую­щее снижение слуха в связи с поражением внут­реннего уха даже после легкого сотрясения лаби­ринта. Так, ряд авторов подчеркивает, что в отдаленном периоде состояние слуха не является стабильным, у части больных оно подвержено ко­лебаниям. Указанная закономерность наблюдается в отношении не только слуховых, но и вестибу­лярных расстройств. Это можно объяснить динами­ческими нарушениями крово- и ликворообращения, обострением посттравматического арахноэнцефалита в связи с охлаждением или инфекцион­ными заболеваниями, наличием посттравматичес­ких перилимфатических фистул. 

Нарушения обоняния

Нарушения обоняния встречаются при переломах или кровоизлияниях в базально-медиальных отде­лах передней и средней черепных ямок, а также при очагах контузионного размягчения в базально-височных отделах мозга. При этом наиболее ча­сто повреждаются нежные обонятельные нити, обо­нятельные треугольники и тракты в лобно-медиально-базальных отделах, а также кортикальные обонятельные образования в височно-медиобазальных отделах вследствии их ушибов. Нередко обонятельные нарушения наблюдаются при пере­ломах свода черепа и затылочной кости вследствие противоудара. В отдаленном периоде различные на­рушения обоняния встречаются почти у половины больных. Можно встретить как полную потерю обо­няния, так и его снижение различной степени. От­мечается также нарушение распознавания запахов и обонятельные галлюцинации.

Важность отонсерологических симптомов в резидуальном периоде определяется их высокой час­тотой, они встречаются в 94 % случаев. Вестибу­лярные нарушения в подавляющем числе наблю­дений в резидуальном периоде компенсируется, слух улучшается.

Снижению компенсаторных возможностей в восстановлении слуха и вестибулярной функции способствуют перенесенные ранее невриты VIII не­рва, пожилой возраст больных с присоединением у них сосудистых нарушений, очень тяжелые необратимые повреждения этих анализаторов при  травме.

Лечение посттравматического головокружения, субъективного ушного шума и сенсоневральной тугоухости.

Комплексная реабилитация больных с постравматической сенсоневральной тугоухостью, субъек­тивным ушным шумом, гиперакузией и вестибу­лярными расстройствами основана на сочетании методов фармакотерапии, физиотерапии, психо­терапии, рефлексотерапии, внутрисосудистой дезинтаксикационной терапии.

Медикаментозное лечение направлено на улуч­шение микроциркуляции и активизации метабо­лических процессов в пораженных участках вести­булярного и слухового анализаторов, дегидратацию, купирование воспалительных явлений. С этой це­лью применяются препараты:

A) улучшающие снабжение тканей кислородом, уменьшающие агрегацию элементов крови и ее вяз­кость (трентал в/в 0.1 г, кавинтон в/в 10—20 мг на 250—500 мл реополиглюкина или изотонического раствора; ксантинола никотинат в/м или в/в 2.0 мл)

Б) улучшающие проницаемость клеточных мем­бран, в частности сосудистой стенки и активизи­рующие окислительно-восстановительные и репаративные процессы (витамин «С» в/в до 100 мг/ сут, кокарбоксилаза 100-200 мг в/в, фосфобион 2— 4 мл в/в, витамины группы «В» и «Е» в/м, метиол, мексидол)

B) нейропротекторная терапия (ноотропил, гли­цин, глиатилин по 1 капсуле 3 раза в сут, церебролизин до 5.0 мл/сут в/в или в/м)

Г) дегидратационные средства (манитол 250— 400 в/в, 40% раствор глюкозы 20 мл в/в, диакарб 0.25 гр, триампур 0.1 гр перорально через день в течение — 3—5 дней.)

Д) седативные средства (корень валерианы, пустырник), транквилизаторы (реланиум, феназепам, тазепам перорально до 20 мг/сут)

Кроме того, в небольших дозах вводятся кортикостероидные препараты (преднизолон в/в 30—60 мг в течение 3 дней), обладающие противовоспали­тельным, десенсибилизирующим и антиэкссудативным действием. По показаниям проводится антибиотикотерапия (абактал по 1 табл 2 р/сут) и антигистаминные препараты (телфаст по 1 табл/сут).

При головокружениях назначаются препараты атропинового ряда, торекан, а также бетасерк. Бетагистина гидрохлорид — Бетасерк — является пре­паратом, который способствует накоплению и вы­делению гистамина в нейрональных синапсах цен­тральной и периферической нервной системы. Пре­парат Бетасерк оказывает прогистаминовый эффект на постсинаптической мембране. Головокружение блокируется за счет агонистических воздействий Бетасерка на центральные и периферические ре­цепторы HI. На периферии Бетасерк увеличивает микроциркуляцию во внутреннем ухе, улучшает кохлеарный кровоток. Центральные гистаминовые рецепторы под воздействием Бетасерка получают возможность компенсации и ускорения вестибуляр­ной адаптации.

В период острого приступа головокружения це­лесообразно назначать по 2—3 таблетки — 24 мг Бетасерка однократно, которые купируют присту­пы головокружения уже через 30—45 минут. Ме­дикаментозная терапия назначается курсами по 1 — 2 месяца и хорошо сочетается с приемом бетасер­ка, курс которого составляет 1—2 табл 3 раза в сут.

Медикаментозную терапию также необходимо дополнять лечебной гимнастикой, массажем шейно-воротниковой зоны, которые способствует улуч­шению кровообращения в пораженной области, электрофорез с эуфиллином на шейно-воротниковую зону № 10.

В терапии нейросенсорной тугоухости и субъек­тивного ушного шума используется метод лечения флюктуирующими токами. Флюктуоризация явля­ется методом воздействия с лечебной целью апе­риодического переменного тока малой силы и низ­кого напряжения, беспорядочно меняющегося по амплитуде и частоте в пределах 100—2000 Гц. Дей­ствие флюктуирующего тока в зависимости от ме­тодики его применения, дозы и заболевания транс­формируется в большей степени через централь­ную и вегетативную нервную систему. В основе это­го действия лежит способность флюктуирующих токов активизировать трофику тканей, фермента­тивную деятельность и процесс рассасывания ток­сических веществ тканевого распада в результате кратковременной гиперемии. Курс лечения состав­ляет 10 ежедневных процедур. Длительность каж­дой колеблется от 10 до 20 мин.

Кроме того, используется импульсное низкоча­стотное электромагнитное поле, обладающее анальгетическим и седативным эффектом, оказывающее положительное влияние на нейродинамику и мик­роциркуляцию. Курс лечения 10 сеансов продол­жительностью 9 минут. Применяется импульсный низкочастотный физиотерапевтический аппарат «ИНФИТО».

Также в лечение субъективного ушного шума применяется чрезкожная электростимуляция. Дан­ная методика с применением постоянного тока основана на деполяризирующем влиянии на струк­туры внутреннего уха. Курс лечения включает 10 сеансов по 20 минут.

В качестве психокорректирующего средства в лечение субъективного ушного шума могут исполь­зоваться специальные «тиннитус-маскеры», гене­рирующие шум в диапазоне 1000 — 25000 Гц и пред­ставляющее собой заушное устройство в виде слу­хового аппарата. Положительный эффект состоит в том, что в результате регулярного использования маскера (от 2 недель до нескольких месяцев) вы­рабатывается способность пациента не замечать ранее беспокоивший субъективный ушной шум, что расценивается как уменьшение этого симптома.

Н.К.Серова, С.А.Еолчиян

Похожие статьи
  • 09.04.2013 35385 13
    Диффузные аксональные повреждения головного мозга

    К диффузным аксональным повреждениям головного мозга относят полные и /или частичные распростра­ненные разрывы аксонов в частом сочетании с мелко­очаговыми геморрагиями, обусловленные травмой преимущественно инерционного типа. При этом наи­более характерными территориями аксональных и сосудистых нар...

    Черепно-мозговые нарушения
  • 05.04.2013 33568 36
    Очаговые ушибы головного мозга

    К ушибам головного мозга относят возникшие в ре­зультате травмы очаговые макроструктурные повреж­дения его вещества.
    По принятой в России единой клинической класси­фикации ЧМТ очаговые ушибы мозга разделяют на три степени по тяжести: 1) легкие, 2) среднетяжелые и 3) тяжелые.

    Черепно-мозговые нарушения
  • 18.04.2013 22947 34
    Повреждения черепно-мозговых нервов

    Повреждения черепных нервов (ПЧН), нередко являются главной причиной инвалидизации боль­ных, перенесших черепно-мозговую травму. Во многих случаях ПЧН встречаются при легкой и среднетяжелой травме черепа и головного мозга, иногда на фоне сохраненного сознания (в момент травмы и после нее...

    Черепно-мозговые нарушения
показать еще
 
Нейрохирургия и неврология