Эпидемиология черепно-мозговой травмы

19 Марта в 16:02 4446 0


Методика

Корректная методология эпидемиологических исследований распространенности ЧМТ требует решения по крайней мере двух основных вопросов: о предмете исследования и о способе исследования.

Предмет исследования трактуется многими авторами неоднозначно. Так, например, понятие «черепно-мозговая травма» приравнивается к понятию «травма головы», где «мозговое» слагаемое повреждений становится как бы необязательным. Этой подмене понятий дается оправдание: необходимость в целях планирования службы оперировать большим числом состояний, с которыми нейрохирургу приходится иметь дело на практике. Все же понятие «травма головы» является более или менее уточненным, т.к. здесь, по крайней мере, идет речь о ране или ушибе мягких покровов черепа, заставляющих хотя бы подозревать возможную травму головного мозга.

Однако допустимо ли включение в это понятие травмы костей лицевого скелета, где зачастую может фигурировать лишь ушиб мягких покровов лица? Разграничение травмы костей мозгового черепа и лицевого скелета не имеет достаточно точных дефиниций, что дает простор расширительным трактовкам. Вопрос о границах «черепно-мозговой травмы» является актуальным: от этого зависит не только методика исследования, но и его конечные результаты. Так, по данным опроса Института здоровья США, занимающегося изучением негоспитализированных больных, собраны сведения о 1.275.000 случаях травмы головы, (что составляло 6 пострадавших на каждую 1000 жителей). По сравнению с другими подобными исследованиями в США, частота ЧМТ оказалась завышенной, так как в понятие «травма головы» входили не только травмы с повреждением мозга, но и с повреждением только мягких покровов головы.

Yager J. с соавторами в свои материалы включили случаи переломов костей лицевого черепа без сопровождающей их мозговой симптоматики.

По г. С.Петербургу в 1987 г. были также получены результаты, где в «черепно-мозговую травму» включались и все случаи ран и ушибов мягких покровов головы, частота которых в расчете на 1000 населения составила 8,65 случаев, из них 36,3% составили повреждения мягких покровов головы.

В сходном исследовании по г. Самарканду были получены следующие соотношения: частота ЧМТ составила 3,0%о, а вся травма головы (ТГ) — 8,6%о. Важно, что автор дает определение тому, что он вкладывал в понятие ТГ: «Травма головы понятие, которое объединяет два слагаемых: 1) повреждение механической энергией только мягких покровов в пределах волосистой части и лобно-височной области (без повреждения костей черепа и вещества мозга); 2) повреждение механической энергией черепа и головного мозга (как при наличии сопутствующих повреждений мягких покровов головы, так и без них)». Таким образом, это исследование выступает как более корректное, ибо возможно однозначно оценивать все дифференцированные диагнозы.

Другим, не менее важным, оказалось содержание понятий «легкая» и «тяжелая» ЧМТ.

В зависимости от определения предмета исследования в значительной мере находится и решение вопроса о методах получения достоверной информации о количестве случаев ЧМТ в популяции и, как следствие, выборе конкретных исследовательских методик.

Вопрос о наличии травмы головы может быть изучен и с помощью различных методик проведения опроса населения, т.к. удар «головой/по голове», ранение или ушиб мягких покровов головы могут сохранятся в памяти пострадавших. Таким путем были получены эпидемиологические данные в США и других странах. Но корректные данные о количестве травм самого мозга могут быть получены только с помощью методик, где клинические методы наблюдения и исследования пострадавшего с ЧМТ в целях получения верифицированного диагноза включены как основополагающие. Однако на этом пути возникают свои проблемы.

Так, ряд исследователей отмечают трудности с регистрацией ЧМТ «легкой» степени. Последнее обстоятельство является фактором в значительной мере определяющим разброс показателей частоты черепно-мозговой травмы.

Таким же является и «противоположный» вопрос — вопрос о тяжелой, часто несовместимой с жизнью ЧМТ. В ряде сообщений о госпитализированных с травмами головы авторы отметили, что они не включали в исследование пострадавших, умерших на месте происшествия или в реанимации. Другие же, наоборот, изучая клинико-эпидемиологические аспекты тяжелой ЧМТ, ограничивались только материалами реанимационных отделений или включали в исследование больных, где степень тяжести ЧМТ оценивалась по шкале комы Глазго не ниже 9 баллов.
С.С. Baker et al.; В. Jennett, R.Mc Millan и другие отмечают, что в 50 — 60% летальных исходов, обусловленных травмой головы, пострадавшие погибают до поступления в госпиталь и, следовательно, эпидемиологический анализ основывается только на сведениях о больных, находившихся на лечении в госпиталях, т.е. переживших травму.

Другими авторами из материалов исследования исключались лица с травмами головы, но не поступившие в госпиталь, или лица, умершие в течение трех суток в палатах интенсивной терапии госпиталя вследствие тяжелого повреждения мозга. Вместе с тем, в исследование включались больные, поступившие на лечение более одного раза и более чем в один госпиталь вследствие осложнений от травмы головы или вторичной травмы, т.о. на эпидемиологические показатели оказывало влияние кратность госпитализации. По этим причинам уровень смертности населения при ЧМТ по данным различных исследователей существенно варьирует.

В целом же, частота госпитализации пострадавших с ЧМТ для городских жителей США составила 1,1 — 1,4 случая на 1000 жителей. Средняя частота госпитализации равная 2%о помогает определить расчетное число госпитализаций по поводу ЧМТ и потребности в коечном фонде при средних сроках лечения пострадавших в 10—12 суток. При этом 15—20% госпитализированных нуждались в специализированной нейрохирургической помощи.

Вариабельность приведенных выше результатов изучения эпидемиологии ЧМТ, по мнению Vapalahti M. свидетельствует о различных подходах в оценке диагноза ЧМТ и различий в принципах госпитализации пострадавших.
В странах бывшего СССР в 1985—1990 гг. , была выполнена отраслевая научно-техническая программа С.09 «Травма центральной нервной системы», где среди основных целей которой было и изучение эпидемиологии ЧМТ.

Главными его задачами являлись:
1. Изучение частоты и структуры ЧМТ, ее связи с важнейшими факторами внешней среды (демографическими, социальными, географическими и др.), а также с региональными особенностями организации и состояния медицинской, в т.ч. и специализированной, помощи населению.
2. Изучение показателей госпитализации пострадавших.
3. Изучение исходов ЧМТ.
4. Определение ведущих факторов, влияющих на уровень ЧМТ.

В качестве методологической основы выполнения этой работы была принята концепция популяционного выборочного исследования. В соответствии с ней Институтом нейрохирургии им. акад. Н.Н. Бурденко АМН СССР совместно с ВНИИ социальной гигиены и организации здравоохранения им. Н.А. Семашко МЗ СССР была разработана методика, включавшая:
1) использование в качестве рабочей классификации клинической классификации ЧМТ, сопряженной с Международной статистической классификацией болезней, травм и причин смерти Всемирной организации здравоохранения 9-го пересмотра (МКБ-9);
2) сочетание популяционного подхода с выборочным методом формирования размера исследуемой совокупности населения;
3) проведения сбора сведений о случаях ЧМТ из всех медицинских источников информации и занесение их в унифицированную карту;
4) разработка единой базовой методики статистической обработки полученного материала и его интерпретации;
6) привлечение дополнительных данных из органов государственного учета (демографические данные о численности и составе населения по полу возрасту, по группам занятости и пр.) в целях использования их для последующего расчета необходимых аналитических показателей;
5) возможность проведения дополнительных исследований, развивающих и углубляющих основные задачи исследования.

В 1986 г. в 7 городах страны, было проведено зондажное исследование (в течение 1 месяца), позволившее подтвердить адекватность методических решений, скорректировать ее отдельные положения и отработать статистический инструментарий, получить предварительные оценки ожидаемой частоты ЧМТ в популяции, подготовить соисполнителей данного исследования. Единый подход всех исполнителей к эпидемиологическому исследованию ЧМТ достигался использованием унифицированной методики, основные методические и организационные моменты которой были оформлены в виде специальных рекомендаций, утвержденных Минздравом страны. Определение клинических форм ЧМТ и построение диагноза осуществлялось на основе единой классификации ЧМТ, также утвержденных Минздравом.

В течение 1987 г. в выборочных территориях России, Украины, странах Балтии и Средней Азии сотрудниками ряда нейрохирургических клиник проводился сбор материала и фиксация сведений о каждом случае острой ЧМТ в специальную карту.

В 1988—1989 гг. осуществлялся централизованный сбор, корректировка и компьютерная обработка исходных данных. Было собрано и обработано 68 тыс. эпидемиологических карт. В целом исследование охватило 30 городов и 27 аграрно-промышленных и сельских районов с общей численностью населения, проживающего на изучаемой территории, более чем 30 миллионов человек.

Результаты

Среди большого числа разнообразных аналитических показателей и их частных значений, применяемых для измерения интенсивности возникновения и распространения ЧМТ и ее последующей оценки, выделяются наиболее существенные. К ним относятся:
частота ЧМТ (в расчете  1000 или 100.000 населения);
структура ЧМТ по клиническим формам (в % );
частота госпитализации пострадавших с ЧМТ и ее доля от всех пострадавших; летальность при ЧМТ.

Частота и структура ЧМТ

В таблице 3—2 представлены данные только в отношении верифицированных случаев ЧМТ по ряду крупных городов, отражающие основные тенденции в частоте, структуре и распределении пострадавших по ведущим внешним факторам.

Таблица 3—2
Частота ЧМТ у городских жителей в 1987—1996 гг. (по материалам программы С.09 и других исследований)
Частота ЧМТ у городских жителей в 1987—1996 гг. (по материалам программы С.09 и других исследований)

Примечание: * — данные взяты из публикаций А.П. Фраермана, С.С. Рабиновича,
А.Г. Королева.
** — данные предоставлены главным нейрохирургом г. Москвы В.В. Крыловым.

Проведенные исследования позволили установить, что частота ЧМТ для городских жителей варьирует от 2,18 случая на 1000 жителей (Н. Новгород) до 7,2 случаев (Рига). Средняя частота ЧМТ составила 4 на 1000 населения в год. Представляет интерес сопоставление этих данных с результатами аналогичных зарубежных исследований (табл. 3 — 3).
По материалам программы С.09 у мужчин частота ЧМТ фиксировалась на более высоком уровне (от 2,74 до 9,71%о), чем у женщин, у которых частота ЧМТ колебалась от 1,0%о до 5,0%о, т.е., повсеместно мужчины получали ЧМТ в 2 раза чаще, а в отдельных регионах и в 3 раза чаще, чем женщины (табл. 3—2). Сходные данные получены в США и ряде других стран: ЧМТ у мужчин встречается в 2—3 раза чаще, чем у женщин с сохранением этой зависимости во всех возрастных группах.
Выявлена общая тенденция к росту частоты ЧМТ, начиная с 5-летнего возраста, и быстрое ее дальнейшее увеличение у подростков 15—18 лет. На рис. 3 — 3 представлена выборка данных о частоте ЧМТ в трех городах России — Новосибирске, Череповце и Саратове по полу и возрастным группам. В целом, наиболее подверженными ЧМТ оказались мужчины в возрасте 20 — 39 лет. Было также обнаружено, что динамика повозрастных показателей частоты ЧМТ у мужчин и женщин имеет разный характер. Так, если у мужчин имелись 2 возрастные пики частоты ЧМТ, то у женщин возрастные показатели частоты ЧМТ колебались вокруг некоторой средней величины.

Сравнение частоты черепно-мозговой травмы у мужчин и женщин (на 1000 соответствующего возраста).
Рис. 3 — 3. Сравнение частоты черепно-мозговой травмы у мужчин и женщин (на 1000 соответствующего возраста).

Таблица 3—3
Выборочные данные о частоте ЧМТ в различных странах мира (на 1000 населения)
Выборочные данные о частоте ЧМТ в различных странах мира (на 1000 населения)
Следует подчеркнуть, что в ряде городов (Донецк, Ташкент, Самарканд, Тарту, Рига) частота ЧМТ у детей превышала таковую у взрослых.

Близкую картину динамики повозрастных показателей частоты ЧМТ по США приводит J.F. Kraus  (рис. 3 — 4).
В структуре ЧМТ повсеместно доминировало сотрясение головного мозга (от 81 % в Тарту до 90% в С.Петербурге). Ушибы головного мозга разной степени тяжести составляли от 5% (Донецк) до 13% (Ижевск) от всех пострадавших с ЧМТ, в их структуре на ушибы головного мозга средней и тяжелой степени приходилось от 30 (Рига, Душанбе, Череповец, Ташкент) до 50% (Донецк, Каунас, Саратов, Ижевск, С.Петербург). Сдавления головного мозга в структуре ЧМТ занимали от 1% (С.Петербург) до 9% (Донецк) (рис. 3—5).


Частота травмы мозга в США (по материалам исследований в 1978—86 гг.).
Рис. 3—4. Частота травмы мозга в США (по материалам исследований в 1978—86 гг.).


Структура черепно-мозговой травмы по клиническим формам в России в 1987—1995 гг.
Рис. 3—5. Структура черепно-мозговой травмы по клиническим формам в России в 1987—1995 гг.


Сопоставление структуры клинических форм ЧМТ у взрослого населения г.Алматы по полу и возрасту (1991 г.).
Рис. 3—6. Сопоставление структуры клинических форм ЧМТ у взрослого населения г.Алматы по полу и возрасту (1991 г.).


Структура травмы мозга по тяжести в США и Франции (1965—1986 гг.)
Рис. 3—7. Структура травмы мозга по тяжести в США и Франции (1965—1986 гг.)

В целом, ушибы и сдавления головного мозга встречались с частотой 30—40 случаев на 100000 населения. При этом удельный вес ушибов и сдавлений головного мозга у мужчин был выше, чем у женщин. С увеличением возраста доля более тяжелых клинических форм ЧМТ возрастала как у мужчин так и у женщин (рис. 3—6).



На рис. 3—7 представлены данные о структуре травмы мозга по тяжести, которые показывают, что имеются существенные отличия как в США, так и во Франции. Вместе с тем сравнение показателей зачастую затруднено, вследствие различных методик изучения частоты ЧМТ, различного понимания что такое «легкая травмы головы» (mild brain injury) и т.д.
Следует отдельно остановиться на частоте и структуре ЧМТ у детей, нередко отличавшихся от таковой у взрослых. По мнению А.А. Артарян с соавторами, это связано с трудностями диагностики ЧМТ в самых младших возрастных группах (0 — 4 года) и, особенно, у младенцев (до 1 года).

Специальное эпидемиологическое исследование в г.Москве позволило не только дать оценку частоте ЧМТ у детей, которая составляла 4,1 %о, в т.ч. 5,1%о у мальчиков и 3,0%о у девочек, но и установить, что наиболее часто ЧМТ отмечается в грудном возрасте — 5,4%о и реже в школьном (7 — 14 лет) — 4,3%о. У детей грудного возраста по сравнению с детьми раннего возраста (1—3 года) в структуре ЧМТ преобладают тяжелые формы ЧМТ (ушибы и сдавления головного мозга) — 76,4% и 39,9% соответственно. У детей грудного возраста при ушибах головного мозга в 80% случаев обнаружены линейные переломы костей свода черепа и более чем в 50% — субарахноидальные кровоизлияния. В то же время среди детей раннего возраста переломы костей свода черепа встречались в 47,1% случаев.

Отмечено, что у детей первых 3-х лет жизни и, особенно, у младенцев даже тщательное клиническое обследование в условиях нейрохирургического отделения не всегда позволяет в остром периоде дифференцировать ушибы мозга легкой и средней степени тяжести. При ушибах головного мозга как у грудных детей, так и раннего возраста в 39% случаев отсутствовала сколько-нибудь выраженная очаговая неврологическая симптоматика. Установлено также, что потеря сознания не может служить критерием тяжести ЧМТ у детей грудного и раннего возрастов.

Таким образом, материалы исследования эпидемиологии ЧМТ среди детей г. Москвы позволили выявить отсутствие единых классификационных принципов постановки клинического диагноза у детей с ЧМТ.

Особое значение в эпидемиологическом анализе придается показателю частоты госпитализации пострадавших с ЧМТ, т.к. он позволяет оценить общее число госпитализированных в регионе (стране), эффективность использования коечного фонда, расчитать потребность населения в этом виде помощи и т.д. В целом, отмечена зависимость между частотами регистрируемой ЧМТ и госпитализации (рис. 3—8). В городах с частотой ЧМТ в пределах 3—5 случаев на 1000 жителей уровень госпитализации составлял 2 — 2,5%о; в городах с частотой ЧМТ в 2,4 — 2,65%о — в пределах 0,9—1,8%о.

Анализ всех данных, полученных в результате работы по программе С.09, позволяет говорить о средней частоте госпитализации при ЧМТ, равной 2%о. В городах, в которых частота госпитализации была выше этого уровня, по видимому имеются большие возможности для госпитализации пострадавших при малейшем подозрении на травму мозга. Так, например, в Риге и Ташкенте регистрировался самый высокий уровень госпитализации — 4,5%о и 3,4%о, что говорит о существовавшей в этих городах тенденции к безотказной госпитализации пострадавших с травмой головы. В то же время, при сравнении показателей частоты ЧМТ и частоты госпитализации нельзя исключать и ошибки методического подхода: в первую очередь идет речь о полноте сбора информации по поводу легких (амбулаторных) случаев ЧМТ.

Частота и структура травмы мягких покровов головы

Необходимо привлечь внимание к роли травмы мягких покровов головы (ТМПГ) в нейрохирургической практике. ТМПГ требует внимания специалистов в связи с их распространенностью, необходимостью временных и материальных затрат на обследование (уточнение характера повреждений, дифференциальной диагностики с черепно-мозговой травмой и другой патологией) и лечение (обработка ран, перевязки, введение противостолбнячной сыворотки, стационирования и т.д.), а также возможной угрозе гнойно-воспалительных местных, а иногда черепных и внутричерепных осложнений.

Сравнение частоты распространенности ЧМТ и госпитализации пострадавших (по материалам программы С. 09).
Рис. 3 — 8. Сравнение частоты распространенности ЧМТ и госпитализации пострадавших (по материалам программы С. 09).

Сравнение частоты черепно-мозговой травмы и травмы мягких покровов головы (С.Петербург, на 1000 соответствующего возраста).
Рис. 3 — 9. Сравнение частоты черепно-мозговой травмы и травмы мягких покровов головы (С.Петербург, на 1000 соответствующего возраста).

Представление о соотношении частоты ЧМТ и ТМПГ в возрастном аспекте дают материалы по С.Петербургу (рис. 3—9). В общем массиве наблюдений «травмы головы» изолированная ТМПГ составляла 38% случаев, в основном встречаясь у детей и лиц пожилого возраста. Авторы справедливо считают, что нельзя недооценивать повреждения мягких покровов головы, т.к., зачастую в травматологических пунктах и приемных отделениях больниц степень тяжести травмы занижается, — при явных признаках черепно-мозговой травмы ставится диагноз ТМПГ, что часто связано с формальным подходом дежурного врача в случае отказа пострадавшего или его родственников от госпитализации. Это не исключает последующей госпитализации уже в срочном порядке в нейрохирургическую клинику. Так, А.Ш. Шодиев  отмечает, что 12% пострадавших с ТМПГ нуждались в госпитализации с целью исключения ЧМТ.

Таким образом, ТМПГ заслуживает серьезного клинического внимания и подчеркивает значение казалось бы жизненно неопасных повреждений головы.

Ведущие факторы среды и эпидемиология черепно-мозговой травмы

На популяцию населения одновременно, отдельно и в комплексе действуют множество факторов. Параметры возможных причинных факторов травмы испытывают во времени всевозможные изменения и колебания. Подверженность этим факторам у индивидов неоднозначна: хроноструктура популяции, ее поколений, состав их биологического и календарного времени имеют неоднородный характер. Факторы риска могут быть эндогенными (наследственность, пол, возраст, болезни других органов) и экзогенными (эмоциональный стресс, вредные привычки, метеогелиофакторы). Однако они переплетены, ведь образ жизни — интегративное общественное явление, функционирует и развивается в неразрывной связи с естественными условиями жизнедеятельности.

Происходящая урбанизация населения, увеличение количества автомашин, скоростей передвижения, злоупотребление алкоголем, увеличение числа пострадавших от техногенных катастроф определяют частоту и структуру как общего, так и черепно-мозгового травматизма.

Анализ внешних факторов, отражающих роль обстоятельств в получении ЧМТ, показал, что для бывших республик СССР характерно преобладание ЧМТ, полученных в бытовых условиях (49 — 78%). В самой же структуре бытового травматизма отмечается высокий удельный вес умышленной (криминальной) травмы — 26 — 49%. Дорожно-транспортный травматизм занимает второе место (9,7—29,9%) и половина его была связана с автомобильными авариями; производственный травматизм составляет 12—15% (табл. 3—4).

Таблица  3— 4
Структура ЧМТ по ее видам (%) (по материалам исследований по программе С.09)
Структура ЧМТ по ее видам (%) (по материалам исследований по программе С.09)

Примечание: ДТТ — дорожно-транспортный травматизм.

Алкогольное опьянение в момент получения травмы отмечено у 6—20% пострадавших. При ДТП, в 20% которых у участников происшествия  отмечалась алкогольная интоксикация, наблюдаются наиболее тяжелые формы ЧМТ и особенно велика летальность на месте происшествия и при транспортировке в больницы (до 60% от всех умерших в результате ЧМТ). Следует также учитывать и то обстоятельство, что наличие алкогольной интоксикации определялось далеко не в каждом случае ЧМТ, а многие пострадавшие, особенно с легкой и средней тяжестью ЧМТ обращаются за помощью уже после того, как алкогольная интоксикация проходит.

Сопоставление данных о структуре внешних причин ЧМТ, полученных в ходе выполнения программы С.09 с аналогичными исследованиями за рубежом показало, что структура внешних причин ЧМТ в США имеет резкие отличия от таковых в СССР: в большинстве исследований дорожно-транспортная травма является ведущей и, как правило, составляет не менее 50% всех случаев, 20—30% приходится на падения с высоты и столько же на криминальную травму (рис. 3 — 10).

Применение математических методов многофакторного анализа при ЧМТ

Изучение причин ЧМТ у населения свидетельствует о том, что формирование его уровней и структуры находится под воздействием различных по силе и направленности многофакторных связей, установление которых в каждой конкретной популяции позволяет целенаправленно разрабатывать определенные мероприятия по снижению его уровней. Оценка влияния некоторых наиболее важных факторов на частоту ЧМТ и уровень смертности населения по этой причине было предпринято в Ташкенте под методическим руководством Института нейрохирургии РАМН.

Структура причин травмы мозга (по материалам исследований в США в 1974—81 гг.).
Рис. 3—10. Структура причин травмы мозга (по материалам исследований в США в 1974—81 гг.).

Предварительно были собраны сводные данные по наиболее значимым факториальным признакам эпидемиологической ситуации по 10 районам города. Для изучения влияния ряда факторов на результирующие показатели (частота ЧМТ и смертность по причине ЧМТ), был проведен корреляционно-регрессионный анализ, в основе которого лежало уравнение множественной регрессии. Методом построения парных (линейных) уравнений регрессии (у=а + Ьх) были отобраны наиболее значимые факторы, а именно: плотность населения районов (количество жителей на 1 кв. км), удельный вес различных причин травматизма, смертность населения по причине ЧМТ.

В последующем были построены соответствующие уравнения множественной регрессии, окончательный отбор из которых был произведен по лучшим показателям связанной регрессии (а ), коэффициенту детерминации (R2), критерию Фишера (F) и стандартной ошибки уравнения регрессии. В конечном итоге были оставлены две цифровые модели множественной регрессии зависимости результирующих признаков от факториальных.

Первая модель была построена в отношении частоты ЧМТ (результирующий признак), в отношении которой было получено регрессионное уравнение вида:
y1= - 8,7608 + 0,8159х1 - 0,0242х2 + 0,1844х3 -- 0,0261х4 + 1,2316х5,
где
у1 — частота ЧМТ
x1 — плотность населения,
х2 — доля бытовой неумышленной ЧМТ,
х3 — доля бытовой умышленной ЧМТ,
х4 — доля ЧМТ, полученной при дорожно-транспортных происшествиях,
х5 — смертность населения.

Отобранные для данной модели факториальные признаки на 85,0% объясняют изменение частоты ЧМТ по районам города при уровне достоверности 95%.

Вторая модель была построена в отношении смертности населения г. Ташкента в 1987 г. (результирующий признак), в отношении которой было получено регрессионное уравнение вида:
y2= - 9,8017 + 0,9816х1 - 0,0603х2 + 0,3058х3 - 0,0299х4,
где
y2 — смертность населения, x1 — плотность населения на 1 кв.км, х2 — доля бытовой неумышленной ЧМТ, х3 — доля бытовой умышленной ЧМТ, х4 — доля ЧМТ, полученной при дорожно-транспортных происшествиях.

Отобранные для данной модели факториальные признаки на 70,91% объясняют изменение уровня смертности по причинам ЧМТ по районам города при уровне достоверности 95%.

Резюме

Проведенное Институтом нейрохирургии РАМН совместно с другими нейрохирургическими учреждениями исследование подтвердило закономерности распространенности ЧМТ, известные ранее по данным зарубежных авторов:
— превышение в 2—3 раза частоты ЧМТ у мужчин по сравнению с женщинами;
— наибольшего акцента этого показателя в возрастных группах 20—39 лет у мужчин и в возрастных группах старше 60 лет вне зависимости от пола;
— преобладание в структуре ЧМТ сотрясения головного мозга;
— сопоставимость доли пострадавших с наличием алкогольной интоксикации, средние сроки лечения в стационаре, показатели общей и госпитальной летальности.

В то же время имелись и существенные отличия между эпидемиологическими данными в России, США, а также ряде европейских стран.

Они касаются, главным образом, внешних причин ЧМТ:
— преобладание в нашей стране бытовой травмы над автодорожной;
— большим удельным весом умышленной (криминальной) травмы (нападения, драки и т.д.);
— высоким удельным весом умерших на месте и по дороге в госпиталь;
— более высокими показателями частоты ЧМТ у женщин, а в ряде регионов страны — и у детей;
—   большим удельным весом тяжелой ЧМТ у детей грудного возраста.

Реальная статистика повреждений черепа и головного мозга, полученная на выборочных территориях, может быть экстраполирована на всю страну: если принять среднюю частоту ЧМТ равную 4 случаям на каждую 1000 населения, то на основании этих исходных данных было рассчитано, что как минимум 1 миллион 200 тысяч человек ежегодно (в границах бывшего СССР) получают ЧМТ, из них тяжелую — не менее 100000. В России абсолютное количество пострадавших с ЧМТ составляет, соответственно, не менее 600000 человек в год.

Нельзя также не учитывать и пострадавших с ранами и ушибами покровов головы, которые составляют не менее 1,5—3 млн. в год и требуют квалифицированного неврологического и рентгенологического обследования с целью исключения повреждений мозга. Отсутствие такого обследования при обращении травмированных в неспециализированные медицинские учреждения (травмпункты, амбулатории и поликлиники, траматологические и хирургические отделения общего профиля) приводит к тому, что значительная часть пострадавших остается с невыявленной и, стало быть, нелеченной ЧМТ. Это — почва для развития в последующем посттравматической эпилепсии, арахноидита и других заболеваний, требующих длительного лечения.

К аналогичным выводам пришел и известный американский эпидемиолог J.F. Kraus, который считает, что в мире в среднем частота ЧМТ должна составлять не менее 4 случаев на каждую 1000 населения ежегодно.

Имея выборочные данные, американские исследователи также используют их для экстраполяции выводов на всю страну. Так, на основании данных национального исследования черепно-мозговой травмы в 1972—74 гг. было показано, что ежегодно в США по поводу травмы головы госпитализируется не менее 420 — 470 тыс. пострадавших.

Приведенные данные представляются важными, т.к. позволяют предсказывать ежегодное ожидаемое число пострадавших с ЧМТ и ТМПГ и планировать развитие специализированной помощи данному контингенту.

В.П.Непомнящий, Л.Б.Лихтерман, В.В.Ярцев,  С.К.Акшулаков
Похожие статьи
  • 09.04.2013 35267 13
    Диффузные аксональные повреждения головного мозга

    К диффузным аксональным повреждениям головного мозга относят полные и /или частичные распростра­ненные разрывы аксонов в частом сочетании с мелко­очаговыми геморрагиями, обусловленные травмой преимущественно инерционного типа. При этом наи­более характерными территориями аксональных и сосудистых нар...

    Черепно-мозговые нарушения
  • 05.04.2013 33392 36
    Очаговые ушибы головного мозга

    К ушибам головного мозга относят возникшие в ре­зультате травмы очаговые макроструктурные повреж­дения его вещества.
    По принятой в России единой клинической класси­фикации ЧМТ очаговые ушибы мозга разделяют на три степени по тяжести: 1) легкие, 2) среднетяжелые и 3) тяжелые.

    Черепно-мозговые нарушения
  • 18.04.2013 22788 34
    Повреждения черепно-мозговых нервов

    Повреждения черепных нервов (ПЧН), нередко являются главной причиной инвалидизации боль­ных, перенесших черепно-мозговую травму. Во многих случаях ПЧН встречаются при легкой и среднетяжелой травме черепа и головного мозга, иногда на фоне сохраненного сознания (в момент травмы и после нее...

    Черепно-мозговые нарушения
показать еще
 
Нейрохирургия и неврология