Комплексное лечение шока

19 Июля в 10:56 1190 0


Наилучший эффект при лечении шока может быть получен при (применении комплексной терапии его, направленной, по возможности всестороннее, на ликвидацию всех тех расстройств в организме, которые обусловливают и сопровождают шок и на которых мы останавливались выше. 

Нам кажется наиболее целесообразным и практически легко осуществимым вести борьбу с шоком в 4-х направлениях в нижеследующем порядке: 
1. ликвидировать болевой синдром, 
2. повысить кровяное давление, 
3. тонизировать нервную систему, 
4. попытаться изменить в благоприятную сторону нарушения обмена веществ и биохимического равновесия организма. 

Выше мы уже разбирали новокаиновую блокаду и переливание крови, как методы борьбы с гипотонией и болевым синдромом. 

Кроме того, каждый из этих приемов в отдельности и оба вместе являются полезными физиологическими раздражителями для нервной системы. 

Остается добавить что осторожное (не доходящее до интоксикации с угнетением дыхательного центра и снижением обмена веществ) применение морфия также является прекрасным обезболивающим и щадящим нервную систему средством.

Но и этого часто бывает недостаточно. Для более эффективной борьбы с шоком и депрессией нервной системы, необходимо дополнительное применение специальных средств, действующих тонизирующим образом на нервную систему (эфедрин, лобелин и др.). 

В системе мероприятий по борьбе с сердечно-сосудистой недостаточностью, всегда имеющей место при шоке, мы считаем необходимым, кроме переливания крови, особенно оттенить роль таких сердечно-сосудистых средств, как камфора, кардиамин, строфант и т. д. 

При более легких формах шока, не сопровождающихся резким падением кровяного давления, они должны применяться вне зависимости от переливания крови (которое в этих случаях может и не производиться). При более тяжелом торпидном шоке с резкой гипотонией, мы считаем рациональным применять эти средства вслед за переливанием крови или одновременно с ним, так как фармакодинамический эффект их может полностью проявиться лишь тогда, когда будет доведено до определенной величины масса циркулирующей крови. 

Наконец, крайне желательно по возможности оказать влияние и на нарушенный при шоке обмен веществ; в первую очередь, на углеводный обмен и на белковый состав кровяной плазмы. 

Практика показала эффективность внутривенного введения глюкозы при шоке. 

У нас к этому имеются некоторые соображения теоретического порядка, подтвержденные экспериментальными данными. Несколько лет тому назад мы с проф. В. С. Зимницким, в эксперименте на животных, изучали влияние болевого раздражения на внутреннюю секрецию (надпочечников, поджелудочной железы) и сахар крови. Мы показали, что болевое раздражение седалищного нерва вызывает повышение сахара крови. Этот эффект получается при условии сохранения в организме надпочечных желез. Если же последние в момент раз раздражения выключить (перевязкой надпочечных вен или перерезкой чревных нервов), то вместо повышения сахара крови, наступает его понижение. Это явление отмечается при нормальной функции поджелудочной железы (островков Лангерганса). 

Это дало нам основание предполагать заинтересованность последних в сахарном обмене в момент болевого раздражения. Дальнейшие наши эксперименты подтвердили это. 

При удалении поджелудочной железы или перерезке обоих блуждающих нервов болевое раздражение дает резкое и долго длящееся повышение сахара в крови. 

Таким образом, нервная система обеспечивает организму химическую основу для той или иной его реакции в ответ на болевое раздражение. А это совершенно необходимо, так как и мышечные и нервные клетки в период повышения их деятельности нуждаются в соответствующем энергетическом материале — преимущественно, в углеводе. 

Наши опыты также дают ключ к пониманию причин понижения сахара крови в некоторых случаях болевого раздражения. Это явление зависит от общего состояния организма и от исходного состояния различных отделов его вегетативной нервной системы. 


Н. Н Бурденко отмечает, что при сопоставлении кровяного давления и содержания сахара крови при шоке наблюдается параллелизм: т. е. повышается давление, в первой фазе (эретической) — повышается и содержание сахара в крови; в дальнейшем, во второй фазе (торпидной) одновременно с падением давления снижается и содержащие сахара в крови. 

Не случайно многие раненые отмечают чувство голода и желание поесть сладкого непосредственно после ранения. Недавно нам самим пришлось убедиться в этом. 

Когда глава о шоке была уже написана, с автором ее случилось несчастье. 

Я ехал в открытом автомобиле и на крутом повороте, на полном ходу, потерпел аварию, в результате которой получил внутрисуставной перелом плеча. Первую минуту я не испытывал никакой боли и даже, проделав движения рукой, поставил себе диагноз именно перелома, a не вывиха. Затем появилась сильная боль и peзкo ухудшилось общее состояние с признаками приближающейся потери сознания; одновременно с этим появилось сильное чувство голода. Вспомнив, что в кармане у меня лежали витаминизированные конфеты, я лег на землю и сразу съел четыре конфеты, залив их водой. Приняв затем пирамидон с кодеином, я вскоре почувствовал себя настолько хорошо, что сел в машину и без иммобилизации, поддерживая поврежденную руку, проехал около 80 километров. 

Мы считаем, что углеводы в виде сахара в комбинации с аскорбиновой кислотой и болеутоляющими (пирамидон и кодеин, алкоголь или морфий) должны приниматься на поле боя всеми ранеными (за исключением раненых в живот). Не даром в некоторых иностранных армиях раненым еще до выноса с поля боя дают сладкий чай (или какао) с ромом и таблетку морфия. 

Это и будет одним из самых простых и эффективных средств борьбы с травматическим шоком (проведение которого должно осуществляться через ротных санинструкторов). 

В случаях уже развившегося шока («торпидной стадии»), в системе всех противошоковых мероприятий, глюкоза, по нашим наблюдениям, наиболее эффективна в следующей прописи: внутривенно вводятся 50 см³ 40% раствора глюкозы, 0,2 см³ (-4 ед.) русского инсулина и 1 капля настойки строфанта. Эта пропись дает наиболее быстрый эффект. 

Мы считаем, что все противошоковые мероприятия должны производиться в определенном порядке: в первую очередь — переливание крови, новокаиновая блокада, морфий и камфора, во вторую очередь — мероприятия, более энергично тонизирующие нервную систему (эфедрин, лобелин), и глюкоза в небольших количествах в концентрированном растворе со строфантом и инсулином. В такой прописи глюкоза оказывает эффект и на сердечную мышцу и на обмен веществ. 

Через 30—60 минут после того как повысится кровяное давление, с целью послешоковой дезинтоксикации, полезно вводить подкожно жидкость — до 1—2 литров физиологического раствора. В это же время могут быть с большим эффектом использованы и различные противошоковые жидкости, приближающиеся к норме Рн крови. Из них особенно ценны те, которые как плазма крови или серотрансфузин ЦИПК, содержат коллоиды. 

Несколько слов об алкоголе. Не подлежит сомнению, что алкоголь оказывает сильный противошоковый профилактический эффект. В этом мы убеждаемся всякий раз, наблюдая в мирное время уличную травму у пьяных, а в настоящую войну — случаи ранений у напоенных перед атакой пленных немцев. Приходится пожалеть, что, кроме противошокового эффекта, алкоголь оказывает неприятные побочные действия на психику (в частности, понижает чувство осторожности, внимание и бдительность), которые должны мешать его применению в широком масштабе. 

Можно признать также, что в ранних стадиях шока алкоголь действует аналогично другим наркотикам, понижая чувствительность нервных центров к болевому раздражению. Но в поздних стадиях «вторичного» шока, с уже выраженным понижением окислительных процессов в организме алкоголь, по нашему убеждению, может принести только вред усиливая эти нарушения обмена веществ. В этом смысле его эффект противоположен действию глюкозы с инсулином!

Вишневский А. А.
Записки военно-полевого хирурга
Похожие статьи
показать еще
 
Военно-полевая хирургия