Интервью врачей и специалистов:

Здоровый сон: нормы прошлого, настоящего и будущего - мнение эксперта в области эволюции сна

Администратор 05 Января в 3:00 993 0
Здоровый сон: нормы прошлого, настоящего и будущего - мнение эксперта в области эволюции сна

Профессор Роджер Экирх - всемирно известный эксперт в области эволюции сна

Что можно считать здоровым сном?

Какие нормы здорового сна существовали в прошлом?

Чего и сколько потребует человеческий организм завтра?

Об эволюции сна и других загадках нашего организма мы поговорим с профессором Роджером Экирхом.

Профессор Роджер Экирх (Roger Ekirch) – историк, всемирно известный эксперт в области эволюции сна, научный сотрудник Виргинского политехнического института (США) и Университета штата Виргиния. 

Профессор Экирх преподавал историю сна. Удостоен ряда национальных и международных наград за исследования по истории сна. Автор пяти бестселлеров, переведенных на восемь языков.

Основным объектом научного интереса профессора остается история ранней Америки, но наибольшую известность ему принесла книга «At Day’s Close: Night in Times Past», посвященная истории сна.

- Правда ли, что раньше человек спал в два этапа: первый сон и второй сон?

- Безусловно, и доказательств тому великое множество.

С доисторических времен вплоть до XIX столетия доминирующая картина сна в западном обществе была двухфазной (сегментированной).

Большинство семей доиндустриальной эпохи отходили ко сну между 21:00 и 22:00, спали около трех часов – это называлось «первым сном». За полночь люди просыпались, развивали бурную ночную активность, затем укладывались спать до самого рассвета – это был «второй сон».

- Когда появились первые доказательства двухфазного паттерна сна?

- Самая ранняя ссылка, которую я нашел – «Одиссея» Гомера, написанная в конце VIII либо в начале VII века до рождества Христова. Более существенное доказательство встречается в «Энеиде» Вергилия, и они были не единственными классическими писателями, упоминавшими двухфазный сон у древних. Аналогичные доказательства можно обнаружить у Фукидида, Ливия и Апулея.

- Когда и почему мы «сжали» двухфазный сон в однофазный?

- Удивительное преобразование происходило в Европе и Соединенных Штатах на протяжении XIX века, будучи затяжным и неустойчивым процессом. Трансформация сна была связана с технологическими и культурными причинами, и это в значительной мере продукт промышленной революции.

Как вы могли догадаться, на людей повлияло распространение искусственного освещения. Только в начале XX века однофазный сон стал восприниматься нормальным повсеместно, за исключением удаленных сельских районов без электричества, которые продолжали жить по своим законам.

- И все же, сколько доказательств указывает на эволюцию сна в этот период?

- Благодаря коммерческим базам данных с обширными архивами газет, периодики и научных публикаций, мы накопили огромный ворох документальных свидетельств, и это только на английском языке. Поиск по ключевым словам позволяет свести дело всей жизни к делу нескольких минут. Все общедоступно.

Я говорю своим ученикам, что мы продолжаем искать иглы в стоге сена, но XXI век подарил нам информационный магнит под названием поисковые системы.

Об эволюции сна и других загадках нашего организма мы поговорим с профессором Роджером Экирхом

- Проводились ли исследования сегментированного сна в культуре коренных народов?

- Бесспорно.

Последний вклад в этот вопрос – моя статья «Segmented Sleep in Preindustrial Societies», опубликованная на страницах Sleep в 2016 году. Практически на каждом континенте, за исключением Антарктиды, есть свидетельства двухфазного сна среди доиндустриальных культур.

Остается нерешенным только одно: был ли сегментированный сон среди коренных народов остальной планеты такой же доминирующей формой сна, как в западном мире.

- Как распространение искусственного света влияет на структуру здорового сна?

- По всей вероятности, двумя способами.

В течение XVIII века улучшение городского освещения на территории Европы и Америки, подпитываемое нефтью и китобойным промыслом, начало менять образ жизни людей. Появившиеся в 1807 году газовые фонари в Лондоне только ускорили процесс.

К 1823 году почти 40 000 ламп освещали более двухсот миль городских улиц. В Соединенных Штатах к 1860 году триста муниципалитетов могли похвастаться уличными фонарями. Стремительно делали успехи в освещении промышленные предприятия и обеспеченные домохозяйства Запада.

Свет от одиночного газового фонаря оказался в 12 раз сильнее, чем от свечи или масляной лампы. Электрическая лампочка, внедренная в конце XIX века, была уже в 100 раз сильнее. Хотя радикальная трансформация в освещении привела к более позднему отходу ко сну, она не могла в одночасье изменить время пробуждения – последнее исторически было привязано к рассвету.

Многие взрослые, работающие и гуляющие до глубокой ночи, чувствовали себя слишком утомленными, чтобы просыпаться за полночь. Со временем двухфазный сон уступил место однофазному.

Современные сторонники «терапии ограничения сна», подчеркивают важность сжатия для продвижения медленного сна за счет других, менее эффективных форм, таких как сон REM.

Что более важно, распространение искусственного света не просто расширяло часы бодрствования в ночные часы, но и имело более фундаментальное последствие. Наш график сна тесно привязался к лампочкам.

Ученый-сомнолог Чарльз Чейслер заметил, что каждое включение лампочки – это как будто непреднамеренный прием лекарства, влияющего на паттерны сна. Несколько часов воздействия искусственного освещения, полученные через фоторецепторы в сетчатке глаза, способны сбросить наш «циркадный водитель ритма».

Этот водитель ритма, расположенный у основания мозга, представляет собой крошечное клеточное образование размером с рисовое зерно. Он контролирует поток гормонов и изменяет физиологические функции в соответствии со временем суток (освещенностью среды).

Другими последствиями искусственного света стали флуктуации мелатонина в мозге.

Мелатонин, вырабатываемый шишковидной железой, сигнализирует организму о приходе темноты и помогает вызвать сон

Мелатонин, вырабатываемый шишковидной железой, сигнализирует организму о приходе темноты и помогает вызвать сон. По вечерам, когда «водитель ритма» ожидает темноту, искусственное освещение становится неожиданным переключателем режимов нашего мозга.

- Каким будет здоровый сон в будущем?

- Современные улучшения в борьбе с насекомыми (клопами, вшами и блохами), полнейшая изоляция от дождя и холода, эффективные лекарства от боли сделали наш сон глубоким и спокойным. О таком качестве сна наши предки могли только мечтать. Мы больше не беспокоимся об опасностях, связанных с хищниками, огнем, грабителями и ведьмами.

Как историк, я полагаю, что в дальнейшем сон будет все более консолидированным.

Что касается его качества, многое зависит от самого человечества. Миллионы людей употребляют наркотики, а военные разрабатывают лекарства, сутками поддерживающие солдат без сна.

Следствие донкихотского квеста в погоне за идеальным ночным сном простое и предсказуемое. Люди спешат в аптеку за снотворными, покупают за космические деньги «чудо-матрасы», и пытаются совмещать все это с энергетическими напитками, клубной жизнью или работой по 18-20 часов в сутки.

Современный человек живет в бешеном темпе, обманывая себя «достаточным» сном.

Ирония заключается в том, что чем меньше времени мы планируем спать, тем более требовательной к отдыху становится жизнь.
Похожие статьи
показать еще