Концептуальные модели профилактики наркоманий и токсикомании

Наталья 22 Февраля в 0:00 489 0


Концептуальные модели профилактики наркоманий и токсикомании
Постоянные и непрекращающиеся перемены, происходящие в любом обществе, развитие знания и науки делают невозможным создание универсальной концептуальной модели профилактики наркоманий и токсикомании.

Требуется непрерывное обновление и усовершенствование профилактических подходов.

Тем не менее, существует ряд общепризнанных концептуальных моделей, позволяющий ориентироваться в методологической базе различных профилактических программ.

Трансакциональная модель превенции А. Дж. Самероффа

Данная модель предполагает, что поведение человека детерминируется характеристиками индивида и среды, в которой индивид функционирует. Автор модели полагает, что индивидуальные характеристики человека проявляются только при действии специфических состояний среды.

На жизненное личностное пространство, психологический, поведенческий статус влияют контекстуальные факторы, которые сами по себе подвластны влиянию индивида. Результаты взаимодействия между личностью и средой описываются в терминах "трансакций". Цель модели - показать, что возможность понять и предвидеть результаты поведения человека зависит от идентификации, анализа и понимания таких трансакций.

Это понимание важно для возможности предупредить и контролировать причины наркотизации, детских и подростковых психосоциальных расстройств.

Трансакциональная модель показывает, что риск расстройств может быть вызван тремя причинами:
а) характеристиками индивида, имеющего те или иные предиспозиции расстройств,
б) характеристиками среды, воздействующей на индивида;
в) специфическими комбинациями индивидуальных и средовых характеристик.

Вместе эти элементы способствуют последовательности событий, которые включаются в функциональное или дисфункциональное поведение Такие последствия рассматриваются как "этиологические изменения", определяющие эмоциональные и поведенческие исходы, которые превентивные усилия позволяют избежать.

Модель рассматривает развитие ребенка как продукт динамических интеракционных состояний и опыта, который он получает в процессе функционирования в семейной и социальной среде. Наиболее важным положением этой теории является то, что ребенок и среда не анализируются независимо в отрыве друг от друга.

Они являются взаимозависимыми элементами одной системы, а поведение ребенка строго детерминировано накопленным опытом (Сирота Н.А., 1994) Трансакциональная модель предполагает, что уровень риска психосоциальных расстройств различен во времени, поскольку индивид и среда не всегда находятся в равновесии.

Когда в какой-то определенной точке равновесие между средой и индивидом нарушается, поведение и эмоциональная сфера личности дестабилизируются, уровень риска возникновения психосоциальных расстройств повышается. Р.Белл считает, что индивидуальные, семейные или средовые обстоятельства в ряде случаев, позволяют защитить личность от возникновения психосоциальных расстройств и помогают уменьшить влияние факторов риска наркотизации (Сирота Н.А., 1994; Ялтонский В.М., 1995).

Модель антисоциального поведения Г. Паттерсона

Модель базируется на трансакциональной концепции и исходит из того, что в процессе развития детей существуют периоды "несогласованной" активности. В том случае, когда взрослые неуместно стремятся дисциплинировать детей, они создают контекст, в котором ребенок усиленно обучается принудительному поведению.

Родители, постоянно чрезмерно следящие за детьми, контролирующие их действия, требующие выполнения строгих дисциплинарных установок, снижают позитивные усилия ребенка, уменьшают для себя вероятность вовлеченности в общение с ребенком.

В ответ на действия родителей у ребенка развивается протестное поведение, выражающееся в плаче, криках, стремлении передразнивать воспитывающих лиц, воплях, визге. Такое поведение вызывает у родителей негативный ответ, который усиливает поведенческие нарушения, переходящие в открытую агрессию, включая физическую. Когда протестное поведение проявляется часто и интенсивно, а дисциплинарные требования чрезмерны и неуместны, ребенок усваивает ригидные поведенческие стереотипы, которые будут использоваться им в общении со сверстниками и в школе.

Одновременно процесс обучения лабильным, более гибким, подвижным поведенческим стратегиям затормаживается.

Когда протестное поведение используется при общении со сверстниками и в школе, на него неизбежен агрессивный или избегающий ответ. Результатами этого являются снижение самооценки и плохая успеваемость, формируются негативные трансакции, следствием которых оказывается антисоциальное поведение (Сирота Н.А., 1994).

Модель "Превентивных буферов"

3. Модель "Превентивных буферов" Н.Гемези и М.Роттера Гемези и Роттер (цит. по Сирота Н.А., Ялтонский В.М., 1996) выдвинули гипотезу о "превентивных буферах" или позитивных факторах, которые способствуют снижению чувствительности к стрессу и развитию адаптивного поведения. В качестве примера превентивного буфера часто приводят социальную поддержку (Ялтонский В.М., 1995).

Разработка концептуальных моделей профилактики в России

Описанные зарубежные превентивные модели широко используются на практике. Однако существующие культурные, этнические и социально-психологические различия между странами создают определенные трудности при решении задачи их успешной адаптации в России. Необходима разработка отечественной методологии профилактики.



Основой для создания предлагаемой концептуальной модели профилактики наркоманий и токсикомании послужили исследования различных групп детей, подростков и взрослых: условно здоровых - без выраженных факторов риска психосоциальной дезадаптации; с аддиктивными формами поведения; лиц, зависимых от алкоголя и наркотиков (Сирота Н. А, Ялтонский В.М., 1994; 1995; 1996; 2001).

В этой связи определяются задачи, технологии и методы профилактической деятельности.

Задачи профилактической деятельности:

1. Формирование мотивации на эффективное социально-психологическое и физическое развитие.

Исследователями установлено, что формирование у человека позитивного отношения к окружающему миру, желания вести здоровый образ жизни более эффективно, чем запугивание последствиями злоупотребления психоактивными веществами.

2. Формирование мотивации на социально-поддерживающее поведение. У каждого человека должна быть возможность поделиться своими бедами, печалями или радостями, ощутить поддержку "значимого другого".

Такая возможность есть не у всех. Поэтому важно научить людей социально-поддерживающему поведению, мотивировать их на оказание помощи родным и близким, активизировать их ресурсы для поиска поддержки в случае необходимости. Люди, у которых сформирована сеть социальной поддержки (семья, друзья, значимые другие), легче справляются с проблемами, могут более эффективно преодолевать стрессы без употребления наркотиков.

3. Развитие протективных факторов здорового и социально-эффективного поведения, личностно-средовых ресурсов и поведенческих стратегий у всех категорий населения.

Люди, эффективно использующие поведенческие стратегии, имеющие развитые физические, психические, личностные ресурсы и социально-поддерживающее окружение, оказываются более защищенными перед лицом стрессовых факторов. У них уменьшается вероятность формирования зависимости от наркотиков.

4. Формирование знаний и навыков в области противодействия употреблению наркотиков у детей школьного и дошкольного возраста, родителей и учителей, в организованных и неорганизованных группах населения.

Информирование людей о действиях и последствиях злоупотребления психоактивными веществами, о способах избегания ситуаций соприкосновения с наркотиками и отказа от их применения, о вариантах поисков помощи в случаях возникновения проблем, связанных с ними, в сочетании с развитием ресурсов, стратегий и навыков адаптивного поведения помогают формированию жизненного стиля, ведущего к здоровью.

5. Формирование мотивации на изменение дезадаптивных форм поведения.

Подобная работа проводится с представителями групп риска или лицами с уже сформированной зависимостью, а также с членами их семей. Для того чтобы люди захотели изменить свое поведение, необходимо сформировать у них активное желание, решимость и готовность - то есть мотивацию на изменение. Решать эту задачу помогают краткосрочные и длительные профилактические мотивационные акции.

6. Изменение дезадаптивных форм поведения на адаптивные.

Эта задача предполагает работу с лицами, употребляющими наркотики. Прежде чем стать на путь выздоровления, человек, зависимый от наркотиков, алкоголя или других психоактивных веществ, проходит длинный, тернистый путь: от осознания своих подлинных чувств, преодоления психологических защит, осмысления деструктивности своего поведения до желания изменения дезадаптивных форм поведения на более адаптивные.

7. Формирование и развитие социально-поддерживающих сетей сверстников и взрослых.

Любой человек должен иметь возможность получить помощь социально-поддерживающего окружения. Поэтому, если он одинок и у него нет естественного социально-поддерживающего окружения, необходимо создание структур, которые могут оказывать поддержку. Для этого необходима подготовка субспециалистов, волонтеров - сверстников и взрослых, имеющих навыки социально-поддерживающего и адаптивного поведения.

8. Поощрение стремления к прекращению употребления психоактивных веществ и минимизация вреда от такого употребления.

Это - работа с теми, кто уже употребляет наркотики. В данном случае усилия направляются на формирование желания уменьшить и прекратить их употребление.

9. Формирование мотивации на изменение поведения у труднодоступных для контактов подростков и взрослых, употребляющих наркотики и другие психоактивные вещества.

Решение этой задачи требует разработки различных технологий. Однако главные из них - социальные: развитие безопасной и доступной системы помощи зависимым лицам, многоуровневой системы их социальной поддержки и ресоциализации.

Н.А. Сирота, В.М. Ялтонский
Похожие статьи
показать еще
Prev Next