Заражение женских половых органов трихомониазом и хламидиозом

Наталья 14 Мая в 0:00 252 0


Заражение женских половых органов трихомониазом и хламидиозом
Эта патология и теперь считается одной из самых распространенных в мире.

Вызывается она простейшим - трихомонадой.

На данный момент науке известно всего два вида простейших, паразитирующих в теле человека и нарушающих при этом работу репродуктивной системы.

Первое простейшее - это трихомонада, а второе - хламидия.

Я постараюсь рассказать о них обеих все, что необходимо для появления у нас правильных подозрений и своевременного обращения к специалисту. И здесь же, как и выше, при обсуждении вопроса, что нам делать с вирусом папилломы, я поделюсь некоторыми своими сомнениями по поводу одного из этих заболеваний.

Итак, простейшие - это не очень маленькие вирусы и не бактерии. Это известные каждому из нас еще по урокам школьной биологии обитатели внешней среды - обычно водной. Простейшие по своему строению похожи на клетки нашего тела, однако у них имеется ряд структур, позволяющих им жить самостоятельной жизнью - жизнью отдельных единиц этого мира.

Например, и трихомонада, и хламидия имеют жгутики, позволяющие им передвигаться, и нечто, похожее на примитивную пищеварительную систему. Кстати, подобно простейшим, которых мы когда-то изучали (инфузория-туфелька, вольвокс), трихомонады и хламидии нередко образуют колонии. То есть своеобразный групповой интеллект, организованный по всем правилам маленького государства.

Тем не менее у этих двух простейших (хотя не у всех простейших в мире) нет кое-чего, крайне необходимого, чтобы успешно размножаться. А у клеток тела это есть. Я говорю о митохондриях - элементах, которые позволяют клетке перерабатывать глюкозу из пищи в энергию. Глюкоза является основным компонентом не только сахара и других углеводов, но и вообще почти любого продукта питания, включая совершенно несладкие - кетчуп, сыр, колбасу. Исключения здесь существуют, но их немного и все они перечислены в так называемой безуглеводной диете.

Так вот, клетка тела успешно перерабатывает сахар в АТФ - аденозинтрифосфорную кислоту. АТФ дает ей возможность расти, поглощать многие другие питательные вещества, делиться. Столь похожие своей системой обмена веществ на клетку, трихомонада и хламидия тоже нуждаются в АТФ. Но получить ее самостоятельно им затруднительно, хотя иногда возможно. В любом случае, паразитирование в клетке, которая выполняет эту работу за них, кажется им заманчивой перспективой.

Простейшие отличаются от бактерий тем же, чем и вирусы, - способностью и желанием проникать внутрь клетки, за ее непроницаемую для иммунных телец мембрану. Ничего удивительного: без этой способности они, как и вирусы с их неполноценной ДНК, которую нужно чем-то «достроить», не получили бы искомого - доступа к недостающим ресурсам.

Для нас же все это означает сплошные проблемы. Вернее, проблему-то одну, зато со множеством последствий. Захватившая клетку трихомонада или хламидия становится недосягаемой для телец, которые обычно «поднимают тревогу» первыми - лейкоцитов. Да, существуют еще лимфоциты - тельца, уничтожающие все «неправильные» клетки тела.

Но, как я и сказала выше, строение простейших и их обмен веществ иногда схожи с клеточными, что называется, до неприличия. Это обычно служит естественным для простейшего, но так удачно совпадающим с его целями обманным ходом против лимфоцитов. И ходом довольно успешным.

В настоящее время широко распространено мнение, будто хламидиоз и в особенности трихомониаз тоже относятся к инфекциям с высоким канцерогенным потенциалом. Признаюсь честно, я долгое время пребывала на сей счет в полном неведении, пока меня не «просветила» коллега - гастроэнтеролог. Конечно, ряд странных реакций моих пациенток на диагноз «хламидиоз» и утверждения дипломированного врача, что между трихомонадой и раком может быть взаимосвязь, вынудили меня обратиться к последним исследованиям онкологов по данному вопросу.

Как оказалось, данное мнение распространилось среди неспециалистов и даже многих специалистов неспроста. Однако оснований у него мало, и часть из них является фактом не науки, а реальности. То есть факт налицо, но определенного объяснения наука ему так и не нашла. Вот, теория, будто злокачественная опухоль является колонией трихомонад, «выросла» как вольная интерпретация пока необъяснимого факта.

Сам он заключается в следующем: клетки злокачественных опухолей некоторых видов можно поместить в неблагоприятную среду - например, раствор для химиотерапии. Или облучить стандартной дозой рентгена. Эти опыты впервые были проведены давно - еще в Советском Союзе, на клетках опухоли желудка. Но с тех пор их неоднократно повторяли с различными образцами.

Суть феномена в том, что попавшие в неблагоприятную среду клетки рака нередко гибнут не сразу. Перед тем как погибнуть, они выращивают нечто, очень схожее со жгутиками, и некоторое время самостоятельно перемещаются по «выделенной» им пробирке. Иначе говоря, приобретают поразительное сходство с простейшими. Это происходит не во всех случаях, с образцом опухоли отнюдь не любой локализации. Например, образцы саркомы (опухоль мягких тканей - тела органа) демонстрируют такое «шоу» чаще образцов самого рака - опухоли тканей соединительных, разделяющих ткани органа на дольки.

Однако сам по себе опыт, согласимся, дает поистине сенсационный результат. Нужно сказать, что сама онкология факта появления у клеток рака сходства с простейшими не скрывает. Просто пока это явление объяснить не удается. И она никогда не стремилась его афишировать, особенно в среде неспециалистов.

То есть рядовых обывателей, далеких от науки и ждущих готовых рекомендаций, а не загадок без ответа. На мой взгляд, этот подход совершенно правильный. И, как видим, публикация полученных когда-то данных привела именно к тому, чего врачи и боялись. А именно к появлению совершенно невероятных домыслов и слухов, будто рак можно вылечить теми же средствами, что и половую инфекцию.

Увы, реальность такова, что и в случае с раком все не так просто, как грезится многим «интерпретаторам». И трихомониаз неприятен, небезопасен для репродуктивной системы, но все-таки не канцерогенен. А увы, разумеется, потому, что, будь все столь элементарно, врачи-онкологи давно решили бы проблему роста числа онкозаболеваний. А заодно проблему высокой смертности от них и проблему своей зловещей репутации, выросшей из этой неспособности лечить то, что они должны уметь лечить.

Насколько мне известны особенности условий, в которых работают онкологи, я не сомневаюсь, что они бы с радостью поставили авторам этой «теории» памятник. Поставили, разумеется, если бы она оправдалась хоть наполовину - не то что целиком. К сожалению, на деле это не так. Во-первых, препараты, успешно уничтожающие трихомонаду, не вызывают гибели клеток образца злокачественной опухоли. Данный факт уже тоже доказан, и неоднократно.

Во-вторых, в несколько, скажем так, ненаучной теории, которая запустила эту волну слухов, фигурируют данные еще из того, первого советского эксперимента. А в этих опытах участвовала саркома желудка, и не было ни единого слова о наличии у пациента с этой опухолью трихомонадной инвазии. Именно трихомонаду авторы версии выбрали только потому, что она на тот момент была единственным известным науке жгутиковым - паразитом. Ведь термин «хламидиоз» появился в списке половых инфекций значительно позже - всего лет 20 назад.

Так вот, возбудителя, провоцирующего сперва эрозию желудка, а после - ее перерождение, наука давно определила. И это вовсе не простейшее - это бактерия с высоким мутагенным потенциалом, которая получила название Helicobacter Pylori. Факт ее открытия снял сразу все вопросы по поводу того, почему такое количество язв возникает из ниоткуда (у пациента нет способствующих тому привычек), и подвергается малигнизации со временем.

Сравним: точно так же онкология уже ответила на вопрос частой малигнизации эрозий шейки матки. Ответила, когда обнаружила причину взаимосвязи - способность вируса папилломы изменять клетки наружных оболочек, заставлять их проявлять опасные свойства.

Судя по ряду признаков, вся эта теория возникла действительно как слишком уж вольное истолкование одной научной загадки. Трихомонада и хламидия гибнут в растворе для химиотерапии за секунды. И ничего удивительного, ведь этот раствор является концентратом нескольких мощных внутриклеточных антибиотиков, способных уничтожить любую форму жизни. Правда и то, что к радиоактивному излучению все простейшие демонстрируют куда лучшую устойчивость.

Но если бы клетки рака были трихомонадой, радиотерапия в онкологии отошла бы в прошлое. А вот химиотерапия давно была бы принята на вооружение как единственный путь борьбы с раком. И давала бы она, конечно, несравнимо лучшие результаты, чем те, которые мы видим в реальности.

Симптомы трихомониаза

Что ж, поскольку теперь у нас есть доводы не думать, что у нас так уж сразу и будет рак, разберемся с тем заболеванием, которое есть у нас на самом деле. Должна особо подчеркнуть, что у простейших есть несколько особенностей поведения в организме, несвойственных ни бактериям, ни вирусам. Первая и главная из них, опровергающая всякую взаимосвязь между ними и клетками рака, в том, что неблагоприятных сред у них довольно много.

Например, эти возбудители живут во влажной среде «долго и счастливо», но в сухой погибают за часы. Нормальная кислая среда влагалища и уретры - это отличное средство остановить их, едва они в нее попадут. Их быстро разрушают элементарные меры дезинфекции. И, как уже было отмечено, до определенного момента они сравнительно безопасны просто потому, что не могут быстро делиться во внешней среде.

Говоря еще проще, простейшие изначально не обладают выраженными свойствами паразитов. Однако они приобретают их при благоприятном стечении обстоятельств. То есть когда они попадают в измененную среду, в места, где имеются травмы слизистых. Или в другие обстоятельства, всячески облегчающие им задачу проникновения в более глубокие ткани, где не действует наружная защита. А это значит, что трихомониазом или хламидиозом можно заболеть далеко не только после полового акта с инфицированным партнером.

Наоборот, известно, что наши половые пути контактируют с обоими возбудителями куда теснее не во время секса, а при купании в естественных водоемах всего мира - не только региона нашего проживания. Да и даже половой контакт с инфицированным партнером заканчивается развитием патологии лишь в половине случаев. Вторая половина - это когда, несмотря на присутствие трихомонад у одного из партнеров, они оба прекрасно провели ночь, а заражение так и не произошло.

Женщины заболевают трихомониазом чаще мужчин - это связано с периодическим повышением проницаемости защитных барьеров их наружных половых путей. Дело не только в травмах и сопутствующих проблемах. Для временного снижения защитных сил бывает достаточно и критических дней, при которых и шейка матки раскрывается шире, и кислый баланс среды влагалища смещается в щелочную сторону. В острой стадии женщина быстро замечает появление у себя признаков, которых здоровьем не назовешь. И происходит это к концу первой недели после заражения.

Сперва появляются признаки, сходные с кандидозом, - неутихающий зуд влагалища и вульвы, жжение при мочеиспускании, болезненность при половом акте. Но есть и отличие - обильные бели, только не прозрачные, а с явной примесью гноя. На вид они желтоватые или серо-желтоватые, с неприятнымзапахом. Естественно, они быстро приводят к раздражению кожи вульвы, ее покраснению, отечности, усилению и распространению зуда.

Хроническая форма трихомониаза возникает, когда защитных сил хватает для сдерживания инфекции, но их недостаточно для ее уничтожения. Такие формы опасны тем, что жаловаться нам не на что - у нас ничего не болит и мы можем даже не догадываться о присутствии этого жгутикового. Конечно, и грибок Candida иногда вызывает патологию, а иногда ведет себя тихо и, так сказать, культурно.

Но разница между ними в том, что грибку для комфортного существования достаточно того, что предоставляет ему естественная среда наружных органов. А конечная цель трихомонады - проникнуть внутрь тканей, в клетки, их образующие. Потому заметная или незаметная, а эта инвазия будет исподволь распространяться выше - на внутренние репродуктивные органы.

Воспаление глубоко залегающих тканей влагалища и шейки матки при этом все равно появится. Как в острой, так и в хронической форме оно будет формироваться медленно, исподволь, не выходя за пределы низкой интенсивности. Первые «авральные» симптомы острой стадии здесь не в счет, поскольку они касаются лишь наружных оболочек. Эта начальная реакция иммунитета объясняется появлением возбудителя там, где его могут обнаружить и атаковать лейкоциты.

Дальнейшая и самая вредоносная его деятельность будет проходить куда «тише» потому, что развернется за пределами их «поля зрения». Поэтому мы можем не сомневаться - даже симптомы острой стадии вскоре затихнут сами, без лечения. Ведь на уничтожение всех не успевших «ускользнуть» в клетки трихомонад лейкоцитам потребуется максимум неделя.

Лечение трихомониаза

Вялотекущую или хроническую инфекцию такого рода врач может заподозрить по очагам воспалений неясной этиологии в тканях влагалища или шейки матки. На самом деле истинная природа его устанавливается легко, за один профессионально взятый и исследованный соскоб. Проблема в другом - в наличии у пациентки достаточной доли благоразумия и повода обратиться к врачу.

Вялотекущий трихомониаз не дает повода, острый - является патологией достаточно известной, чтобы иногда понадеяться на самолечение. Терапия трихомониаза проводится с помощью известного каждому антибиотика метронидазола. Иногда его продают в виде препарата с таким же названием, иногда - под более известным названием «Трихопол». Кто из нас не слышал его раньше или не знает, где его найти?..

Вот в чем главная загвоздка - в том, что пациентка самостоятельно не определит, насколько далеко зашел процесс распространения возбудителя. Да это ей и покажется не слишком значимым, поскольку препараты с метронидазолом рассчитаны на ее незнание. То есть на пероральный прием, который используется всегда, когда возбудителя нужно вывести из всего организма, а не только из одного очага.

Все это, конечно, создает соблазн прописать себе курс метронидазола так, на всякий случай. Но, во-первых, второй курс этого же средства мы себе с таким блеском не назначим - привычка сформируется еще в первый раз, и лечение эффекта не даст. А значит, уже в первый раз мы должны понимать, что делаем и зачем, очень хорошо.

Во-вторых, долгосрочные последствия недолеченной трихомонадной инвазии - это вялотекущее воспаление слизистой матки, чреватое и миомой, и раком. А также аналогичный процесс в маточных трубах, который приведет к спайкам и гарантированному бесплодию. Иными словами, мы должны понимать, что делаем, просто прекрасно - не хуже врача.

Вот если мысли наши ясны и цели определены поточнее, чем «для профилактики» (антибиотики с такой целью применять нельзя!), мы можем назначить себе метронидазол перорально, трижды в день, перед едой. Дозировка рассчитывается индивидуально, согласно правилам, указанным во вкладыше к препарату. Она зависит от нашего возраста, а также дозы действующего вещества в одной таблетке средства. Напомню лишь один нюанс: курс антибиотиков обычно не стоит проводить менее двух недель, но и более - это уже слишком.

Симптомы хламидиоза

Как я только что сказала, хламидия - это другое простейшее, по типу схожее с трихомонадой. В сущности, самое важное для нас различие между этими двумя возбудителями - в симптоматике патологий, ими вызываемых. Как мы только что видели, трихомониаз бывает заметен самой пациентке не всегда. Довольно часто честь этого, так сказать, открытия принадлежит гинекологу, к которому женщина обратилась с жалобой совсем иного толка.

Так вот, хламидийная инфекция обычно ведет себя еще более оригинально - она не бывает острой вообще никогда. Скажу больше: паразитические свойства хламидии (и, соответственно, заболевание ею) были открыты лишь в конце XX столетия. А потому с нею пока ясно далеко не все.



Сейчас медицина подозревает хламидийную инфекцию во всех случаях бесплодия и частых половых инфекций, которым не удалось подобрать другого объяснения. Как и в некоторых моментах, указанных выше, я (и не только я) пока не стала бы торопиться с выводами насчет роли этого микроорганизма в нашем теле. Проще говоря, прямых доказательств, что хламидия опасна, как вирус папилломы, условно опасна, как грибок Candida или анаэробы, или вовсе безобидна, как лактобактерии, не существует.

Объективно, без паники и истерик, наука пока выяснила лишь то, что простейшее хламидия может оказаться внутри тканей любого органа мочеполовой системы. То есть в уретре, яичниках, маточных трубах, плаценте и др. Конечно, сам по себе факт приятным не назовешь - обитатель водной среды в тканях тела. С другой же - к бактериям в кишечнике мы давно привыкли. И смирились с мыслью о том, что их популяцию не то что нельзя уничтожать - что ее еще нужно поддерживать и восстанавливать.

Так что сама эта идея пугать не должна - для нашего тела симбиоз с рядом микроорганизмов вполне нормален. У некоторых инфицированных хламидией мочеполовая система работает, что называется, как часы - без малейших признаков какого-либо нарушения. Причем, не только внешних, но и выявляемых любыми из доступных методов исследования. А у некоторых эта инфекция сопровождается регулярными, возникающими буквально друг за другом отклонениями.

Казалось бы, пациентка и не подвержена адюльтерам, и партнеров меняет не чаще остальных, и следит за гигиеной контактов. И все же у нее то одно воспаление появится, то другое уже в другом месте. То у нее кандидоз обострится, то критические дни не по графику начнутся. То бели изменят консистенцию, то беспричинный зуд возникнет, чтобы исчезнуть через пару дней.

Объективно, картина взаимосвязей между хламидиозом и какими-либо другими отклонениями в работе мочеполовой системы женщины либо мужчины так и остается неясной. Сочетаний здесь слишком много. И не все из них говорят в пользу того, что наличие хламидийной инфекции хоть каким-нибудь образом сказывается на текущем состоянии мочеполовой системы в худшую сторону. Тем не менее так же реален и другой факт: необъяснимое другими анализами бесплодие у мужчин или женщин всегда сопровождается наличием хламидий...

Мне сложно судить о том, где здесь «натяжки» и существуют ли они. Вынуждена признать, что случаи необъяснимого бесплодия в гинекологии - явление частое. Одно время его объясняли генетическими несовпадениями у супругов/постоянных партнеров, желающих иметь детей. Считалось, что любой постоянной паре разумнее всего ожидать пополнения не в первые 3 года с момента начала таких попыток.

Объяснялась закономерность тем, что группы крови у потенциальных родителей или их ДНК редко совпадают идеально. И что биологическим механизмам их тел необходимо время для «притирания» - ассимиляции к не оптимальным, но все же подходящим для зачатия условиям.

В пользу этого взгляда говорило открытие групп крови. И их сочетания у родителей, при котором неизбежно будет зачат плод с группой, которая будет несовместима с группой крови матери. Сейчас факт, который я озвучу, известен каждому: определенное (хоть и редкое) сочетание групп крови у отца и матери делает зачатие в их семье невозможным.

При этом репродуктивная система у обоих родителей остается полностью здоровой. Просто организм матери мгновенно пресекает любую вероятность оплодотворения яйцеклетки сперматозоидом с такой генетической информацией. При подобном сочетании групп крови беременность даже противопоказана - женщине ее не выносить успешно ни при каких обстоятельствах.

Впрочем, достаточной теория несовпадающих групп крови или ДНК тоже не выглядела никогда. Ведь, как я уже сказала, множество постоянных пар наблюдалось и наблюдается именно с бесплодием, причину которого установить не удается. Все эти случаи составляли загадку для науки столько веков подряд. И тут вдруг кто-то обнаружил в организме некоего пациента неожиданного «обитателя» - хламидию.

Во-первых, хламидийная инфекция может и не быть связана с необъяснимым бесплодием или постоянными «хворями» потому, что даже после избавления от инфекции детородную функцию удается восстановить крайне редко. Во-вторых, есть еще пара-тройка других, но очень похожих примеров. То есть когда посторонний возбудитель есть, но его присутствие иногда приводит к заболеванию, иногда - нет.

Таковы некоторые вирусы гепатита - например, гепатит Е, TTV, SEN, наконец. Их обнаруживают в клетках как абсолютно здоровой печени, так и больной... И как раз они, будто на грех, тоже были открыты лет 15-20 назад. Их роль в клетках печени невыяснена потому, что они даже как бы не разрушают захваченные клетки - просто присутствуют в них.

Хламидия тоже собственной выраженной деятельностью не занимается, поэтому собственных симптомов у хламидиоза, как и у рака, нет. Ее свободно можно обнаружить в тканях верхних дыхательных путей, пищеварительного тракта и других органах тела. Как уже понятно, эта инфекция не является чисто половой - ее проще «подхватить», искупавшись в ближайшем естественном водоеме. Прямое тому доказательство - наличие хламидийной инфекции у многих девственниц.

Все признаки, которые мы получаем с нею, похожи на другие заболевания. Предполагается, что хламидия, как и рак, постепенно нарушает работу захваченного органа, делая его уязвимым для других атак, неспособным к нормальному функционированию. Не исключено, что так оно и есть. Но этот взгляд не объясняет, откуда тогда берутся случаи, когда орган здоров, работает без малейших нарушений, а хламидийная инфекция есть. Как именно она нарушает что-либо, если она сама не дает ни воспаления, ни нагноения, ни отторжения задетых тканей?..

Если по этому поводу и можно добавить еще что-нибудь определенное, так это только одно. А именно: врач имеет право заподозрить у нас хламидийную инфекцию, если мы обратились к нему с другим заболеванием в хронической или вялотекущей форме. Заболеванием, которое возникло или было замечено недавно, но иных причин для его появления не нашлось. Он имеет также право подозревать ее при наличии у нас «благонадежной» (без лишних рисков) истории половых контактов и одновременно ряда патологий половой системы. В особенности если эти патологии локализованы в разных ее частях и не имеют видимого общего корня.

Однако в целом к этому диагнозу следует относиться с осторожностью. И начинать какой-либо разговор о лечении только после подтверждения хламидийной инфекции. Следует помнить, что она не выявляется по анализу крови - в крови к ней не образуется никаких антител. Однако на наличие внутриклеточной инфекции укажет повышенная активность лимфоцитов - телец лимфы. Впрочем, она повышается и при раке, но от интерпретации анализа врачом нам, как говорится, не убежать. Если он честен с собой и с нами, все, вероятно, обойдется.

Для подтверждения диагноза (мы можем просто не поверить!) сперва исследуется полная, вся история наших болезней от рождения до момента анализа. Считается, что сочетание неясной картины половых заболеваний или бесплодия с такими же процессами в других органах («хроника» верхних дыхательных путей) подтверждает опасения врача.

Ввиду таких странных во всех отношениях методов, официально принятых для диагностики хламидиоза, я настоятельно рекомендую всем своим пациенткам сначала обратиться за биопсией. В данном случае образец глубоко залегающих тканей у нас возьмут не по поводу подозрения на рак, а из очага, предположительно зараженного хламидией.

Все до крайности просто: хламидию видно в микроскоп, хотя ее тельца не выделяются ни с какими жидкостями тела и отсутствуют на поверхности каких-либо клеток/тканей. Их можно найти только внутри клетки. Но увидеть ее там, если она там есть, проблемы не составляет никакой. Согласимся, что один факт обнаружения простейшего в клетках образца разом перекроет все эти длительные и, скажем прямо, не особенно надежные цепочки выводов. Выводов, которые сможет сделать наш лечащий врач при изучении многолетней истории наших заболеваний по всему телу.

Признаюсь, хоть сколько раз была принята эта методика постановки диагноза, я никогда ею не пользуюсь. Причина проста: заболеваний, возбудителя которых не установить даже по «горячим следам», на свете вполне хватает. И я не вижу ни теоретического, ни практического смысла в сопоставлении фактов, разделенных иногда десятками лет жизни.

Простор для ошибок здесь очень широк, вероятность увидеть взаимосвязь между событиями, никак не связанными, - очень высока. Оттого мой совет каждому, кто законно не доверяет такой «ворожбе на анализах», - просто выяснить, есть ли хламидия в клетках задетого органа. А считать ли ее поводом для лечения или причиной всех своих бед - это уже дело сугубо личное.

Лечение хламидиоза

Словом, здесь осталось много вопросов и пробелов. Подчеркну, что способность хламидии паразитировать и размножаться в организме человека уже доказана. Не доказаны лишь истинные последствия этого паразитирования. Хламидия, как и трихомонада - паразит, сложный тем, что он не размножается и не живет в средах, где его легко «достать» обычным антибиотикам или лейкоцитам. Оттого лечение это - долгое и недешевое, поскольку проводится оно с помощью целого комплекса антибиотиков. Причем большая их часть относится к дорогостоящим внутриклеточным препаратам.

Пытаться провести нечто подобное самостоятельно, назначением этих средств «себе, любимой» было бы верхом безумия. Напомню, что внутриклеточные антибиотики уничтожают не одного возбудителя. Они делают то, чем не занимается иногда и сам возбудитель, - разрушают клетки тела. Это смертельно опасный органический яд. Проведу аналогию для сравнения: нам ведь не придет в голову самостоятельно купить и использовать препарат для химиотерапии, верно? Если верно, то лечить хламидиоз необходимо только под наблюдением врача.

Кстати, тем, кто воспринимает мои сомнения как серьезный повод отказаться от слишком уж радикальных шагов, я назначаю одно сравнительно недорогое (сравнительно по отношению к стоимости лечения «по полной программе») и безопасное средство борьбы.

Одной из методик лечения хламидиоза, как и рака, является искусственное увеличение числа лимфоцитов - единственных собственных телец организма, способных к эффективной борьбе с хламидией и, по некоторым данным, раком. Тельца эти, как было сказано выше, производит вилочковая железа - тимус. И, к нашему счастью, в мире имеется вещество, способное вызывать ускоренный рост тимуса.

Вещество это - аргинин, одна из 20 аминокислот, входящих в рацион всех, кто ест продукты животного происхождения. Среди натуральных продуктов аргинином особенно богат акулий хрящ - как раз один из противораковых иммуномодуляторов. А среди синтетических препаратов его можно приобрести с набором аминокислот в отделе БАДов в аптеке (там же, где акулий хрящ, в сущности) или в отделе спортивного питания в магазине.

Гонорея

Симптомы гонореи

В отличие от предыдущих двух случаев, гонорея вызывается бактерией - как и сифилис. Бактерия эта - гонококк. Заразиться гонококком за пределами интимной жизни очень сложно. Он весьма неустойчив к факторам внешней среды. И потому способен передаваться только, так сказать, в свежем виде, при весьма тесном и, желательно, длительном контакте. Конечно, этот контакт может не быть половым, но такие случаи встречаются в пропорции «единица на миллион».

Гонореей болеют как женщины, так и мужчины, с одинаковой картиной симптомов и частотой заболеваемости. Подобно сифилису, гонорея - это патология, известная человечеству давно, но долгое время не лечившаяся никак. Точнее, ее лечили и отварами трав, и местными прижиганиями, и походами в сауну... Разумеется, как и в случае с любой инфекцией, до момента изобретения первых антибиотиков все эти усилия были бесполезным издевательством над пациентом и результата не приносили.

Гонорея поражает преимущественно мочеиспускательный канал, а не половую систему. Поэтому спустя пять-семь дней после заражения гонококком первым нашим ощущением будет жжение в мочеиспускательном канале - как в покое, так и (особенно!) при мочеиспускании. Гонорея часто становится причиной острого цистита - кислая среда мочи этому возбудителю нипочем. Однако у ее возбудителя есть одно особое свойство. А именно способность выделять в кровь органический яд - гонотоксин.

Появление и рост концентрации этого яда в крови дает не только ряд характерных симптомов гонореи. Помимо прочего, он на то и токсин, чтобы поражать органы, вообще никак не связанные ни с мочевыделительной, ни с репродуктивной системой. В частности, гонорея более остальных половых болезней схожа по симптомам с типичной простудой.

Так, при ней тоже значительно повышается температура всего тела, начинается ломота в суставах. Первое значимое отличие от гриппа связано именно с ними: если при простуде суставы у нас просто начнут ныть, то при гонорее они наверняка еще и опухнут, покраснеют, их подвижность нарушится. Словом, они дадут целый ряд признаков, более похожих на травму или острую инфекцию их тканей.

Сам гонококк, подобно любой бактерии, с кровотоком почти не переносится. Он мог бы, но для большинства возбудителей это шаг равен самоубийству. Ведь в крови много лейкоцитов, и все они ждут свою «жертву» с «распростертыми объятиями». Так что эффективно с кровью по всему организму разносится один гонотоксин. Зато он, к несчастью, обладает способностью преодолевать гематоэнцефалический барьер головного мозга. Оттого при гонорее у нас вскоре начнет болеть голова, появится вялость и сонливость, нарушение внимания. Согласимся, это тоже можно принять за простуду -многие, собственно, и принимают.

Подозрения именно на половую инфекцию у женщин появляются чаще, чем у мужчин, - из-за большего разнообразия признаков с этой стороны. В частности, у мужчин наблюдаются (и то не всегда) гнойные выделения из воспаленной уретры. Женщина же может даже не подозревать о гнойном процессе в уретре. И все потому, что все ее внимание обычно оказывается привлечено к таким же, и весьма обильным, выделениям из влагалища.

Даже если гонококк сразу поразил, по традиции, уретру, анатомия женской половой системы такова, что к моменту появления признаков инфекции она уже распространится на влагалище. И, вполне возможно, шейку матки. Нужно сказать, гонококк не обладает выраженными канцерогенными свойствами, но эрозию он формирует даже, пожалуй, быстрее многих других возбудителей.

Лечение гонореи

Хоть в одном нам в данном случае повезло - эта патология, в отличие от любой другой, крайне не склонна переходить в хроническую стадию и не имеет другого начала, кроме острого. Согласимся, на фоне почти неуловимых сифилиса или хламидийной инфекции это скорее хорошо, чем плохо. Лечится гонорея, в сущности, так же, как и сифилис, - с помощью пенициллина.

Однако следует помнить, что уже лет 50 назад появились и с тех пор успешно размножаются виды гонококка, резистентные к этому антибиотику. Скажу по большому медицинскому секрету, что именно появление устойчивых к пенициллину видов спирохеты и гонококка подтолкнуло фармацевтику к созданию полностью синтетического амоксициллина.

Этот нюанс стоит иметь в виду всем пациентам, решившимся на самостоятельные эксперименты. Безусловно, самое разумное, что мы можем сделать, это обратиться к врачу -он наверняка подберет дозу и тип препарата точнее нас. Но если мы этого не сделали, боюсь, что большинству из нас будет уместнее начать именно с амоксициллина, оспамокса, аугментина.

Лучше выбрать дозировку действующего вещества свыше 500 мг, а при расчете числа приемов лучше руководствоваться инструкцией к препарату. В любом случае, реже одного раза в 12 часов антибиотики принимать недопустимо. Так что как правило, их принимают два-три раза в сутки. Следует обязательно убедиться, что у нас нет аллергии к антибиотикам вообще и пенициллинам в частности.

Наличие таковой хоть на один антибиотик в мире является строгим противопоказанием к самостоятельному лечению. К тому же нам не помешает запомнить: у больничного лечения есть одно бесспорное преимущество перед домашним. А именно возможность провести после стихания инфекции детоксикацию, чтобы быстрее вывести гонотоксин из крови.

Е.Н. Савельева
Похожие статьи
показать еще
Prev Next