Бактериальные инфекции и заражение простейшими женских половых органов

Наталья 14 Мая в 0:00 158 0


Бактериальные инфекции и заражение простейшими женских половых органов
Да, по странной закономерности вирусные патологии хоть и распространены меньше бактериальных, зато мы склонны воспринимать их менее серьезно.

А реальный вред от них может быть большим, чем мы ожидаем, поскольку бесплодие - это одно.

А вот смерть через несколько месяцев с момента постановки диагноза - совсем другое.

Рак обладает несравнимо более высокой летальностью, чем утрата способности к воспроизводству. Последнее для многих становится сильным ударом и несчастьем, разрушающим семьи. Однако от него еще никто не умер. А от рака умирает 98 % больных с таким диагнозом. И здесь совершенно неважно, где расположена первичная опухоль - в матке ли, в легких или в любом другом органе.

Основные же бактериальные инфекции известны человечеству широко, давно, во всех подробностях. В былые времена заражение ими считалось синонимом распутства и карой за супружескую неверность. Сифилис, гонорея и проказа у пациента вызывали не сочувствие, а неприязнь и отчужденность со стороны окружающих. Несмотря на то что все эти заболевания имеют не один путь передачи, а несколько (а лепра даже не является половой инфекцией), приписывали им всегда один - самый распространенный.

Словом, такая патология становилась чем-то вроде позорного клейма на всю жизнь. Поэтому больные бактериальными инфекциями скрывали их, вместо того чтобы лечиться, так тщательно и долго, как только могли. Справедливости ради, до середины ХХ века их и можно было разве что скрывать. Ведь эффективных антибиотиков против них все равно не существовало, и открытое обращение к врачу за лечением ничего, кроме позора, пациенту все равно не приносило.

Теперь мы вроде бы и знаем, что бытовой сифилис распространен лишь чуть меньше полового, и антибиотики от него существуют... Но вековую привычку вытравить не так просто, как нравственность. Мы громко заявляем о полном уничтожении предрассудков в личной жизни, и часто ведем себя в полном соответствии с заявлением. Но едва дело доходит до очевидных признаков патологии, мы враз теряемся, вспоминаем и о стыде, и о скромности.

Мы оттягиваем визит к врачу, как только можем, и в жизни никогда не признаемся никому из окружающих, что заставило нас записаться на прием. Сколько раз на дню мне приходится объяснять больным, что проверку и лечение должны проходить оба партнера одновременно, а не только один. А мгновенно присмиревшие, робеющие, словно подростки, пациентки при этом едва ли не шепотом повторяют свое одно на всех: «Мы с ним познакомились случайно - я помню только имя»!..

Сифилис

Что тут скажешь - ситуации такого рода, конечно, всегда неприятны. С другой стороны, не все же нам пожинать только положительные плоды метаморфоз, которые произошли в сфере семьи, брака, деторождения и пр. Так не бывает. И нам лишь следует принять как факт, что вместе с нами свободу получили и возбудители половых инфекций. И какое счастье, что случилось это в эпоху, когда против большинства из них давно разработаны эффективные средства!

Сифилис вызывается бледной трепонемой или спирохетой. Само по себе событие заражения ею всегда оставляет верный признак - небольшую, плотную, совершенно безболезненную язву на коже. Эрозия остается ровно в том месте, где трепонема проникла сквозь кожу в залегающие ниже ткани, и называется она шанкром. Диаметр язвы в центре шанкра вместе с припухшим, покрасневшим участком вокруг обычно не составляет более 1 см.

То есть это новообразование пациенты, как правило, замечают, однако оно не болит, не разрастается и не проявляет других признаков инфекции. По этой причине все о нем благополучно забывают тотчас, как обнаружат. С попытками смазать место повреждения синтомицином или без них шанкр исчезает бесследно, самостоятельно, в течение следующих двух недель. Применительно к половому пути заражения и у женщин шанкр нередко располагается внутри влагалища, что, конечно, делает его совершенно незаметным.

Напомню, сифилис передается не только половым путем.

Спирохета достаточно живуча, чтобы в иных условиях сохранить способность к заражению даже в течение получаса. Это значит, что мы вполне можем «подхватить» ее с предметами быта, которыми недавно и как следует попользовался больной. В особенности если его заболевание сейчас находится в стадии очередного рецидива. Так, бледная трепонема хорошо сохраняется на влажных полотенцах и других предметах личной гигиены, хранимых в ванной.

Влага, тепло и отсутствие прямого солнечного излучения значительно продлевают ей жизнь. Хотя при воздействии высокой температуры (кипячении), высыхании, обработке сильными дезинфицирующими средствами она гибнет за минуты. Она содержится в большинстве выделений из половых органов, поэтому ею можно заразиться при разборе белья перед стиркой - в том числе если белье это является с постельным.

Симптомы сифилиса

Словом, больной сифилисом довольно заразен в течение всего времени, пока он является носителем бледной трепонемы. И хотя инфицирование возможно при ряде довольно, так сказать, невинных контактов с ним, очевидно, что самым «надежным» способом заражения остается половой путь. То есть тесные объятия, поцелуи и прочие проявления положительных эмоций.

А вот инкубационный период (наступает после появления шанкра) у этой бактерии долгий, иногда доходящий и до трех месяцев. Впрочем, у большинства первые признаки появляются раньше - примерно через один месяц. В особенности если в этом промежутке пациент не принимает терапию антибиотиками по другому поводу. В первую очередь у больного набухают и воспаляются лимфатические узлы  - и именно в прилегающих к месту бывшего шанкра областях.

Через некоторое время припухлости исчезают сами, без других признаков и видимых последствий. Зато на коже появляется сыпь, причин для которой подавляющее большинство больных назвать не может. Первые очаги высыпаний едва ли будут большими, а сам их вид - тревожащим. Эта сыпь алая, мелкая, мокнущая.

Однако при попытке подсушить ее (хотя бы тем же спиртом) и повышенной гигиене она сходит за дни, опять-таки без лечения. Проблема одна - через пару недель она появляется вновь. И обычно уже в другом месте. Со временем ее очаги расширяются, приобретают подчас весьма любопытные формы.

У мокнущей сифилитической сыпи имеется сходство с вирусом папилломы, о котором я говорила выше. Подобно тому, как колония бородавок может отчетливо походить на ягоды, листья, цветы и пр., сифилитическая сыпь тоже нередко рисует на коже узнаваемые контуры и фигуры. Скажем, она может образовать звезду, серпантинную ленту, круг, другие довольно правильные формы.

Сыпь появляется и исчезает вне всякой зависимости от эпизодов увеличения лимфоузлов. Однако ситуация с этой стороны тоже постепенно, заметно ухудшается. Например, через два-три месяца после первого эпизода приступ повторяется, только на сей раз воспаляются уже лимфоузлы по всему телу.

Второй виток реакции лимфатической системы вновь самопроизвольно спадает через неделю или чуть больше. Эту неделю наше самочувствие будет не лучшим - общее недомогание, слабость, температура 37°С... А если мы начнем прием любых антибиотиков, воспаление исчезнет даже за дни, и патология опять затихнет на несколько месяцев. Так оно и будет иногда повторяться - более или менее выраженное, более или менее тяжелое, но проходящее самостоятельно, как и сыпь.



У бледной трепонемы имеется ряд особенностей взаимодействия вообще с любыми антибиотиками - как широкого, так и узкого спектра. Дело в том, что их прием, начатый по поводу недомогания или другой болезни, «гасит» симптомы обострения быстро, полностью и на некоторое время.

Уничтожить спирохету антибиотиками полностью очень сложно - без специальной тактики, подбора препаратов и длительного лечения это сделать невозможно. Тем не менее все эти средства провоцируют ее к снижению яркости проявлений. Иными словами, они буквально «загоняют» заболевание в латентную стадию и могут привести к полному исчезновению внешних признаков при сохранении высокой заразности больного. Кроме того, отсутствие внешних проявлений заболевания еще не означает, что оно не развивается исподволь дальше, захватывая все новые ткани вплоть до головного мозга.

Я останавливаюсь на этом моменте столь подробно для того, чтобы сделать очевидным всего одно, зато самое опасное свойство сифилиса - скрытность. Эта патология вообще редко проявляется ярко. Да и даже если у нас случится явное обострение, согласимся, что эту картину симптомов можно внешне принять за что угодно другое, начиная от вирусного паротита («свинки») и заканчивая аллергией. Но мы можем, с позволения сказать, не переживать.

Современный среднестатистический человек за месяц «съедает» лекарств того или иного назначения втрое больше, чем представитель любого из прошлых поколений. Среди поглощаемых нами средств антибиотики попадаются все чаще. А потому и спирохета, в которой они «воспитывают» склонность вести с телом войну, но войну как бы партизанскую, все чаще ведет себя так, словно ее в организме больного отродясь не бывало.

По причине все возрастающей скрытности этой инфекции, которая сводит на нет усилия самых виртуозных диагностов, в настоящее время анализ на сифилис входит в число обязательных. Иными словами, даже если мы обратимся к гинекологу с кандидозом или к дерматологу - с экземой, нас все равно сначала направят сдать тест на спирохету. Впрочем, точно так же нам придется пройти еще одно обязательное исследование - флюорографию, выявляющую туберкулез легких.

У медицины, как видим, были самые веские причины сделать тест на сифилис обязательным. И между прочим, в целом эта мера не была напрасной. Я имею в виду то, что статистика заболеваемости им по всему миру медленно, но неуклонно снижается. Кроме того, окончательно в прошлое отошли поздние его стадии - сифилис костей и головного мозга.

Лечение сифилиса

Осуществляется, ради нашего же блага, только врачом, при помощи правильно подобранных, но «ударных» доз пенициллинов. Поскольку антибиотик этот - один из первых обнаруженных и примененных человеком, сейчас все чаще используется не сам пенициллин, а отдельные его производные. Прием антибиотиков вызывает быстрое привыкание к ним, а хоть какой-то из пенициллинов мы наверняка принимали до начала лечения сифилиса.

Иногда врач может использовать особую комбинацию разных его производных. Но последние лет 5 все большую популярность приобретает амоксициллин, о котором я упоминала выше. Недостатков у него несколько. И главные из них - склонность вызывать обострения кандидоза, а также способность препарата быстро разлагаться под действием солнечных лучей.

Если нас до сих пор интересует, существует ли альтернатива неприятному разговору с врачом и еще менее приятному лечению у него, то да, она есть. Сифилис известен человечеству так давно и репутация у него сложилась столь двусмысленная, что самые разные люди в разные времена изобрели множество способов заставить его внешние проявления исчезнуть. Как уже было сказано, пациент оставался опасен для себя и окружающих, однако в том, что он болен одной из «дурных болезней», его бы никто не заподозрил.

Если мы желаем добиться подобного исхода любой ценой, мы можем начать с солей ртути. Это средство чрезвычайно опасно, токсично, всегда приводит к необратимому бесплодию и часто - к смерти. Вариантами «лечения» в том виде, в котором оно проводилось ранее, выступают длительное отравление мышьяком и цинком. Существует еще ряд токсинов, прием которых в совместимой с жизнью дозе через некоторое время сводит внешние проявления патологии к нулю.

Конечно, это избавит нас от многих морально сложных, даже напряженных моментов. Ведь чего стоит только требование врача оповестить о своем диагнозе постоянного партнера, если таковой есть! Согласимся, даже без поисков безвестно канувшего источника инфекции разговор нам предстоит тяжелый, и не каждые отношения его выдержат.

В последние несколько десятков лет в постсоветских странах активно внедряется практика анонимного обследования, позволяющая оставить личность больного тайной даже для врача. При желании эту анонимность можно и распространить на постоянного партнера, детей, других домочадцев. Но мы должны при этом понимать, что некоторые из них, вполне вероятно, уже являются такими же носителями, как и мы.

А потому лечение одного носителя без привлечения остальных потенциальных больных попросту не даст никакого результата. Ведь иммунитет к спирохете в организме не вырабатывается - ею можно заразиться еще раз, и еще.

Так что сейчас врач, вполне может быть, станет уговаривать нас привести к нему на прием всю семью, а не ставить ультиматум, как нас, помню, учили поступать еще в советское время. Но демократичность его тона никак не влияет на тот печальный факт, что обойтись без этого нам не удастся. Застарелый сифилис приводит к устойчивому бесплодию как мужчин, так и женщин. В случае беременности при наличии инфекции она наверняка кончится либо выкидышем, либо мертворождением.

Но даже если ребенок появится на свет, сифилис, которым он был заражен еще в утробе, сделает невозможным нормальное развитие его скелета и отделов центральной нервной системы. Проще говоря, он в любом случае будет страдать умственной отсталостью, дефектами развития скелета и двигательной активности. Дефекты развития, полученные во внутриутробном развитии по причине заражения бледной трепонемой, в дальнейшем исправлению не поддаются.

Что до самих родителей, то напомню: в конечных стадиях бледная трепонема поражает даже хорошо защищенные от вторжений органы. В частности, костные ткани, в которых отсутствует кровообращение, и головной мозг, защищенный гематоэнцефалическим барьером. Первое приводит к появлению очагов расплавления кости и хряща - появлению пустот на их месте.

Чаще всего процесс затрагивает хрящ носовой перегородки и ушных раковин. А результаты второго сильно зависят от того, какой участок коры был поврежден инфекцией сильнее всего. Тут возможен и паралич, и отказ памяти, и утрата речевой способности, и еще очень многое.

Е.Н. Савельева
Похожие статьи
показать еще
Prev Next