Клиническая характеристика личностных изменений. Оценка частотного распределения симптомов

Наталья 14 Февраля в 0:00 257 0


Клиническая характеристика личностных изменений. Оценка частотного распределения симптомов

Сравнительная оценка частотного распределения симптомов

Сравнительная оценка частотного распределения симптомов социальной дезадаптации в 1-й и 3-й группах позволяет говорить о нарастании симптомов дезадаптации у подростков с сочетанной зависимостью (3-я группа).

Она затрагивает основные сферы деятельности (снижение познавательной мотивации и нарушение учебной деятельности, утрата увлечений), семейные отношения.

Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов социальной дезадаптации во 2-й и в 3-й группах представлена в табл. 2.26.

Таблица 2.26. Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов социальной дезадаптации во 2-й и 3-й группах


Симптом


Группа

2-я (n=20)

3-я (n=60)

ф

Абс.

%

Абс.

%

Нарушение дисциплины в учебном заведении

15

75

40

66,7

0,71

Провоцирование конфликтов с педагогами

16

80

48

80

0,00

Пропуски занятий в учебном заведении

17

85

48

80

0,51

Уходы с занятий

16

80

37

61,7

1,58#

Инициирование перевода в вечернюю школу

10

50

17

28,3

1,74*

Прекращение обучения

5

25

24

40

-1,25

Пропуски занятий в кружках и секциях

1

5

2

3,3

0,33

Прекращение занятий в кружках и секциях

6

30

38

63,3

-2,64"

Провоцирование конфликтов с членами семьи

20

100

60

100

0,00

Уходы из дома

10

50

18

30

1,60#

Неряшливость

8

40

18

30

0,81

Утрата навыков ухода за внешностью

7

35

15

25

0,85

Безразличие к мнению окружающих о себе

16

80

52

86,7

-0,70

Привлечение к административной ответственности в связи с приемом конопли

8

40

19

31,7

0,67

Постановка на профучет в правоохранительных органах

20

100

60

100

0,00

Примечание.*р <0,05; **р <0,01 — значимые статистические различия; #р >0,05 — <0,1 различия на уровне статистической тенденции.

При анализе частотного распределения симптомов, связанных с нарушением учебной деятельности, не установлено достоверных различий в следующих случаях. Нарушение дисциплины выявлено у 15 (75%) подростков 2-й группы и у 40 (66,7%) подростков 3-й группы (р > 0,05). Одинаково часто в сравниваемых группах (по 80%) подростки провоцировали конфликты с педагогами.

Пропуски занятий зафиксированы у 17 (85%) человек 2-й группы и 48 (80%) человек 3-й группы (р > 0,05). Уходы с занятий отмечались у 16 (80%) подростков 2-й группы и 37 (61,7%) подростков 3-й группы (р >0,05 — <0,1). Прекращение обучения выявлено у 5 (25%) человек 2-й группы и 24 (40%) человек 3-й группы.

Отсутствие статистически значимых различий при анализе частотного распределения описанных выше симптомов свидетельствует об их неспецифичности. Это позволяет говорить о том, что для подростков с сочетанной зависимостью (3-я группа) и гашишной наркоманией (2-я группа) присущи симптомы школьной дезадаптации, приводящие к прекращению обучения.

Инициирование перевода на вечернюю форму обучения отмечено у 10 (50%) подростков 2-й группы и 17 (28,3%) подростков 3-й группы (р <0,05). Статистически значимое различие в этом случае связано с тем, что значительное число подростков 3-й группы к моменту обследования прекратили обучение.

Обращает на себя внимание низкая частота встречаемости пропусков занятий в кружках и секциях [2-я группа — 1 (5%), 3-я группа — 2 (3,3%)]. Это связано с тем, что подростки с гашишной наркоманией и сочетанной зависимостью из-за ограниченности интересов крайне редко посещают какие-либо кружки и секции.

К моменту обследования у 8 (40%) подростков 2-й группы был факт задержания и привлечения к административной ответственности по причине положительных результатов на каннабиноиды при медицинском освидетельствовании. В 3-й группе 19 (31,7%) подростков привлекались к административной ответственности в связи с употреблением ими конопли.

Отсутствие достоверных различий частоты регистрации анализируемого симптома (р <0,05) подтверждает одинаково высокую интенсивность влечения к приему конопли у подростков как с сочетанной зависимостью (3-я группа), так и с гашишной наркоманией (2-я группа).

Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов, отражающих отношение подростков к употреблению ПАВ и к оказанию специализированной наркологической помощи, в структуре личностных изменений в 1-й и 3-й группах отражена в табл. 2.27.

Таблица 2.27. Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов, отражающих отношение к употреблению ПАВ и лечению, в 1-й и 3-й группах

Симптом

Группа

1-я (n=60)

3-я (n=60)

ф

Абс. %

Абс. %

Симптомы, отражающие отношение к употреблению ПАВ

Действия по сокрытию состояния опья­нения

54

90

20

33,3

6,95***

Лживость с целью сокрытия приобще­ния к приему ПАВ

48

80

29

48,3

3,71***

Утрата осторожности, страха быть заме­ченным при употреблении ПАВ

34

56,7

49

81,7

-3,03***

Бравирование опытом приема ПАВ

42

70

53

88,3

-2,53**

Применение средств, препятствующих распознаванию опьянения

20

33,3

14

23,3

1,22

Обмен информацией о новых способах сокрытия употребления ПАВ

15

25

15

25

0

Симптомы, отражающие отношение к специализированной наркологической помощи

Уклонение от оказания медицинской помощи в наркологических учреждениях

26

43,3

52

86,7

-5,25***

Скептическое отношение к специализи­рованной наркологической помощи

31

51,7

46

76,7

-2,90***

Прерывание курса лечения

26

43,3

34

56,7

-1,47#

Враждебное отношение к медицинским работникам наркологических учреждений

20

33,3

43

71,7

-4,33***

Примечание. ** р <0,01; *** р <0,001 — значимые статистические различия; # р >0,05 — <0,1 различия на уровне статистической тенденции.

Прежде всего рассмотрим симптомы, отражающие отношение подростков к употреблению ПАВ. Лживость с целью сокрытия приобщения к приему ПАВ достоверно чаще (р <0,001) проявляли подростки с пивным алкоголизмом [48 (80%) человек].

У подростков с сочетанной зависимостью этот симптом установлен в 29 (48,3%) случаях, что связано с отсутствием у них необходимости скрывать пробы ПАВ от окружающих. В связи с этим подростки 3-й группы (20, или 33,3%) достоверно реже (р <0,001) осуществляли действия по сокрытиюсостояния опьянения  по сравнению с подростками 1-й группы (54, или 90%).

Это объясняется утратой осторожности, страха быть замеченным при употреблении ПАВ, которая также с высокой степенью достоверности (р <0,001) была зафиксирована чаще у подростков с сочетанной зависимостью [49 (81,7%) человек], по сравнению с подростками с пивным алкоголизмом [34 (56,7%) человека].

С проявлением описанных выше симптомов связано бравирование опытом приема ПАВ, которое достоверно чаще (р <0,01) установлено среди обследованных в 3-й группе [53 (88,3%) человека] по сравнению с обследованными 1-й группы [42 (70%) человека]. Не установлено статистически значимых различий (р >0,05) по параметрам: применение средств, препятствующих распознаванию опьянения, обмен информацией о новых способах сокрытия употребления ПАВ. В 1-й группе средства, препятствующие распознаванию опьянения, применяли 20 (33,3%) человек, в 3-й группе — 14 (23,3%).

Это связано с тем, что подростки с сочетанной зависимостью уже использовали средства, препятствующие распознаванию у них состояния опьянения коноплей (например, закапывали в глаза сосудосуживающие капли), на этапе формирования пивного алкоголизма подростки пользовались способами, позволяющими скрыть факты приема пива (жевательные резинки, оральные спрей с интенсивными ароматами, аптечное средство «Антиполицай»).

Обследованные 1-й группы (15 человек, или 25%) и 3-й группы (15 человек, или 25%) одинаково часто обменивались информацией о новых способах сокрытия употребления ПАВ. При этом подростки с пивным алкоголизмом делились способами сокрытия фактов приема пива, а подростки с сочетанной зависимостью помогали узнать другим, как скрыть пробы конопли.

Отсутствие статистически достоверных различий в проявлении данных симптомов позволяет говорить об их неспецифичности и использовать в диагностике как гашишной наркомании, так и сочетанной зависимости.

Проанализируем симптомы, отражающие отношение подростков к оказанию специализированной наркологической помощи. Подростки с сочетанной зависимостью достоверно чаще (р <0,001) уклонялись от оказания им медицинской помощи в наркологических учреждениях. В 3-й группе это было в 52 (86,7%) случаях, в 1-й группе — в 26 (43,3%) случаях.

Это обусловлено достоверно более частой (р <0,001) демонстрацией скептического отношения подростков с сочетанной зависимостью к специализированной наркологической помощи, которая была выявлена у 46 (76,7%) человек в 3-й группе и у 31 (51,7%) человека в 1-й группе.

Подростки с сочетанной зависимостью (43 человека, или 71,7%) достоверно чаще (р <0,001) по сравнению с подростками 1-й группы (20 человек, или 33,3%) проявляли враждебное отношение к медицинским работникам наркологических учреждений, демонстрировали негативное отношение к приглашениям на прием к психиатру-наркологу.

Описанные выше проявления способствовали тому, что подростки с сочетанной зависимостью чаще (р >0,05 - <0,1) прерывали курс назначенного им лечения. В 3-й группе лечение не завершили 34 (56,7%) человека, в 1-й группе — 26 (43,3%), что отражает более низкую критику подростков с сочетанной зависимостью к имеющемуся у них заболеванию. Выявленные достоверные различия показателей, касающихся отношения подростков с сочетанной зависимостью к специализированной наркологической помощи, целесообразно использовать при построении профилактической работы с ними.

Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов, отражающих отношение подростков к употреблению ПАВ и к оказанию специализированной наркологической помощи, в структуре личностных изменений во 2-й и в 3-й группах отражена в табл. 2.28.

Таблица 2.28. Сравнительная оценка частотного распределения неспецифических симптомов, отражающих отношение к употреблению ПАВ и лечению во 2-й и в 3-й группах

Симптом

Группа

2-я (n=20)

3-я (n=60)

ф

Абс. %

Абс.

%

Симптомы, отражающие отношение к употреблению ПАВ

Действия по сокрытию опьянения

16

80

20

33,3

3,81***

Лживость с целью сокрытия приобщения к приему ПАВ

18

90

29

48,3

3,72***

Утрата осторожности, страха быть заме­ченным при употреблении ПАВ

17

85

49

81,7

0,34

Бравирование опытом приема ПАВ

16

80

53

88,3

-0,89

Применение средств, препятствующих распознаванию опьянения

10

50

14

23,3

2,18*

Обмен информацией о новых способах сокрытия употребления ПАВ

14

70

15

25

3,62***

Симптомы, отражающие отношение к специализированной наркологической помощи

Уклонение от оказания медицинской помощи в наркологических учреждениях

18

90

52

86,7

0,40

Скептическое отношение к специализи­рованной наркологической помощи

20

100

46

76,7

3,90***

Прерывание курса лечения

15

75

34

56,7

1,51#

Враждебное отношение к медицинским работникам наркологических учреждений

13

65

43

71,7

-0,41

Примечание. *р <0,05; ***р <0,001 — значимые статистические различия; # р >0,05 — <0,1 различия на уровне статистической тенденции.

Рассмотрим симптомы, характеризующие отношение подростков к употреблению ПАВ. Лживость с целью сокрытия приобщения к приему ПАВ достоверно чаще (р <0,001) наблюдалась у подростков с гашишной наркоманией (18 человек, или 90%) по сравнению с подростками с сочетанной зависимостью (29 человек, или 48,3%).

Этот факт следует объяснить тем, что у подростков 2-й группы сохранялась необходимость сокрытия проб ПАВ от окружающих, в то время как подростки 3-й группы эту необходимость утрачивали. По тем же причинам подростки 2-й группы (16 человек, или 80%) достоверно чаще (р <0,001) предпринимали действия по сокрытию состояния опьянения по сравнению с подростками 3-й группы (20 человек, или 33,3%).

Установлены статистически значимые различия в сравниваемых группах по показателям: применение средств, препятствующих распознаванию опьянения, обмен информацией о новых способах сокрытия употребления ПАВ. Во 2-й группе средства, препятствующие распознаванию опьянения коноплей, применяли 10 (50%) человек, во 3-й группе — 14 (23,3%).

Достоверные различия (р <0,05) связаны с тем, что подростки с сочетанной зависимостью уже неоднократно были замечены родственниками в состоянии алкогольного опьянения, конфликтовали с ними из-за этого и вследствие этого менее рисковали быть замеченными в опьянении коноплей.

В связи с этим обследованные 3-й группы (15 человек, или 25%) достоверно реже (р <0,001) обменивались информацией о новых способах сокрытия употребления конопли по сравнению с обследованными 2-й группы (14 человек, или 70%).

Утрата осторожности, боязни быть замеченным при употреблении ПАВ была зафиксирована в группе подростков с гашишной наркоманией в 17 (85%) случаях, в группе подростков с сочетанной зависимостью — в 49 (81,7%) случаях. Это было связано с бравированием опытом приема ПАВ, которое установлено среди обследованных во 2-й и в 3-й группах соответственно в 16 (80%) и 53 (88,3%) случаях. Отсутствие статистически значимых различий подтверждает, что имеющиеся у подростков 2-й группы симптомы проявляются и у обследованных в 3-й группе на стадии сочетанной зависимости.

Далее остановимся на симптомах, отражающих отношение подростков к оказанию специализированной наркологической помощи. Подростки с сочетанной зависимостью (46 человек, или 76,7%) достоверно реже (р <0,001) проявляли скептическое отношение к специализированной наркологической помощи по сравнению с подростками с гашишной наркоманией (20 человек, или 100%).

Прерывали курс лечения в 3-й группе 34 (56,7%) человека, во 2-й группе — 15 (75%) человек, различия на уровне тенденций достоверности (р >0,05 - <0,1). Враждебное отношение к медицинским работникам наркологических учреждений отмечено у 43 (71,7%) подростков в 3-й группе и у 13 (65%) — во 2-й группе.

Статистически достоверных различий здесь не зафиксировано (р >0,05). Их также не отмечено при анализе показателя «уклонение от оказания медицинской помощи в наркологических учреждениях» (р >0,05), которое было зафиксировано у 18 (90%) обследованных во 2-й группе и у 52 (86,7%) — в 3-й группе. Это позволяет говорить о недостаточной критике к заболеванию у подростков как с гашишной наркоманией, так и с сочетанной зависимостью.

Выявленные особенности отношения подростков с сочетанной твисимостью к получению специализированной наркологической помощи целесообразно использовать при построении профилактической работы с ними.

Погосов А.В., Аносова Е.В.
Похожие статьи
показать еще
Prev Next