История алкогольной политики в России. Политика РФ

Наталья 15 Февраля в 0:00 359 0


История алкогольной политики в России. Политика РФ
После распада СССР и провозглашения в России с начала 1992 года свободного рынка, производство и продажа алкогольной продукции стали переходить в частные руки.

В мае 1992 года государственная алкогольная монополия была упразднена. Однако это не дало государству ожидаемого экономического выигрыша.

 Налоги на производство и торговлю алкогольной продукцией не обеспечили стабильный и высокий уровень поступлений в государственный бюджет.

Главным образом по этой причине в июне 1993 года указом Президента Российской Федерации государственная монополия на алкоголь была частично восстановлена.

Снова бралась под строгий контроль государства вся цепочка - от производства спирта до розничной продажи алкогольных напитков населению. Приватизированные алкогольные предприятия в государственный сектор не возвращались, но подлежали контролю путем лицензирования.

Закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции"

Принятый в июле 1995 года федеральный закон "О государственном регулировании производства и оборота этилового спирта и алкогольной продукции" регламентировал основные направления деятельности в сфере алкогольного бизнеса, начиная с получения лицензии, и определил широкие полномочия государства. Было введено государственное регулирование отпускных цен на этиловый спирт, квотирование экспорта и импорта алкогольной продукции.

Производство спирта разрешалось только предприятиям, в которых государство обладало контрольным пакетом акций.

Допускалось домашнее изготовление алкогольных напитков, но без цели сбыта. Закон установил также порядок реализации алкогольных напитков, ввел ряд ограничений доступности алкоголя, запретил розничную продажу питьевого спирта и рекламу алкогольных напитков в средствах массовой информации.

При том, что этот закон не опирался на какую-либо научную концепцию алкогольной политики, в нем усматривается сильный крен в сторону интересов государства, а интересы потребителей только упомянуты в виде формальных заявлений о защите его прав и здоровья.

Поэтому дальнейшая реализация данного законодательного акта свелась к ужесточению всех видов контроля за производством и легальным оборотом спирта и алкогольной продукции - в целях выжимания всеми способами максимального дохода, как на федеральном, так и на региональном уровнях.

Такой однобокий подход не мог не привести к крупным негативным последствиям. С одной стороны, неоднократное повышение и без того высоких, как нигде в мире, акцизных налогов на алкогольную продукцию (для водки, например, размер акциза в 3-4 раза превышает ее себестоимость) и других государственных налогов и сборов подтолкнуло дальнейшее развитие массового подпольного производства водки, несмотря на постоянное ужесточение борьбы с ним.

Если в 1993-1994 годах правоохранительные органы выявили около 1,5 тысяч подпольных водочных цехов, то в 1999 году было ликвидировано уже 4,9 тысяч таких цехов.

Из оборота было изъято 3,3 млн. декалитров нелегальной алкогольной продукции, привлечено к административной ответственности 568 тыс. человек, заведено 9,4 тыс. уголовных дел. Несмотря на эти меры, согласно оценке налоговых и правоохранительных структур, из проданных населению в 1999 году 216 млн. декалитров водки не менее 40% имели нелегальное происхождение. Причем легальному производству из-за чрезмерно высоких налогов становится все труднее конкурировать с нелегальным.

Чтобы не обанкротиться, многие легальные предприятия стали все в больших объемах прибегать к тайному выпуску неучтенной водки, несмотря на то, что налоговое ведомство поставило на все алкогольные предприятия 2,5 тыс. своих контролеров для постоянного слежения за объемом продукции. Для пресечения "левого" производства МВД России только в 1999 году провело 2776 тыс. проверок предприятий, участвующих в производстве и обороте алкоголя.

Помимо прямых налогов (акцизный налог, налог с прибыли, налог на добавленную стоимость) вводятся разные сборы, являющиеся, по сути дела, дополнительными косвенными налогами. Это - оплата акцизных и так называемых "региональных" марок, обязательных для наклеивания на бутылки с алкогольными напитками, высокая плата за лицензию, сертификацию, аккредитацию и др.

Условия производства и продажи существенно увеличивают розничную цену алкогольной продукции. Так, расходы на покупку и наклеивание на бутылку только одной марки увеличивают ее розничную стоимость на 10%.

С другой стороны, частое повышение налогов и соответствующий рост розничных цен делают алкогольные напитки все менее доступными для населения, которое вновь все чаще прибегает к самогоноварению и употреблению суррогатов алкоголя, особенно в сельской местности.



Замечено, что в первые месяцы после очередного повышения акцизного налога во многих регионах России наблюдается всплеск количества отравлений алкоголем со смертельным исходом. Как показывают данные судебно-медицинской экспертизы, причиной отравлений чаще являются технические жидкости на основе спирта с примесью ядовитых компонентов (этиленгликоля, метанола и др.).

Научно обоснованная концепция алкогольной политики

В 1998 году в России было зарегистрировано 21,8 тыс. смертей по этой причине, в 1999 году - 24,1 тыс., в 2000 году - 37,2 тысячи. С 1992 года резко возросла заболеваемость алкогольными психозами: с 13,3 на 100 тыс. населения до 42,4 в 2000 году.

Такого рода серьезных негативных явлений в России, возможно, было бы меньше, если бы действия государства в сфере алкогольной политики вытекали из хорошо продуманной ее концепции, в которой учитывались бы не только интересы бюджета, но и потребителей алкоголя.

Иными словами, практической алкогольной политике не хватило научно обоснованной концепции алкогольной политики, разработанной с учетом современных представлений о месте алкоголя в жизни общества и богатого предыдущего организационно-законодательного опыта.

Вопрос о разработке такой концепции в последние годы вышел на парламентский уровень. В апреле 1998 года на специальных парламентских слушаниях в Совете Федерации было заявлено, что основным принципом алкогольной политики в России должно являться "признание права каждого на определение своего отношения к потреблению алкоголя".

Это было бы важным шагом вперед к разумному прагматизму от застарелой бесплодной позиции так называемого "государственного патернализма", когда власть оставляла за собой право определять за своих граждан, как они должны относиться к потреблению алкоголя.

В июне 1998 года в Государственной Думе состоялись парламентские слушания, на которых обсуждался проект федерального закона "О социальных основах алкогольной политики в России". Но в этом законопроекте преобладающей тональностью звучала по-прежнему борьба с потреблением алкоголя.

Характерна, например, включенная в него статья, предусматривающая возможность объявления того или иного района в России "районом чрезвычайной ситуации, вызванной алкоголизацией". Законопроект существенно противоречил действующему законодательству, получил отрицательный отзыв администрации Президента и не дошел даже до первого слушания в Государственной Думе.

В то же время Минздравом России была предложена "Концепция государственной алкогольной политики в Российской Федерации", разработанная в Научно-исследовательском институте наркологии. Она отличалась от вышеуказанного законопроекта тем, что исходила из нереальности в обозримой исторической перспективе полного вытеснения алкоголя из жизни общества, а также из того, что эффективная алкогольная политика возможна лишь при условии сознательной и активной поддержки ее населением.

Профилактика злоупотребления алкоголем, согласно этой концепции, должна опираться на формирование в массах ответственного отношения к алкоголю, на культивирование тех человеческих ценностей, которые при условии их реализации составили бы социально приемлемую альтернативу алкогольному потреблению.

Эти положения созвучны тенденциям, которые стали плодотворно развиваться в последнее десятилетие на Западе при обсуждении возможностей государства влиять на алкогольную ситуацию.

Следует, однако, отдавать себе отчет в том, что подобный сбалансированный, гуманитарно акцентированный и, в целом, прогрессивный способ государственного воздействия на потребность населения в алкоголе в сторону ее снижения путем поощрения альтернативных интересов и форм социальной и культурной активности населения (спорт, творчество, общественная и политическая деятельность и т.д.) требует не просто больших, а крупномасштабных инвестиций в создание соответствующей инфраструктуры, подготовку многочисленных квалифицированных кадров и поддержку позитивных общественных инициатив.

Россия экономически пока к этому не готова, но это не снимает необходимости определиться в этом вопросе политически.

Выбор сегодня адекватной стратегии алкогольной политики должен гарантировать от повторения прежних ошибок завтра и способствовать процветанию страны в будущем.

В.Е.Пелипас, Л.Д.Мирошниченко, М.Г.Цетлин
Похожие статьи
показать еще
Prev Next