Алкоголизм — это болезнь?

Наталья 18 Февраля в 0:00 335 0


Алкоголизм — это болезнь?
Алкоголизм — это болезнь?

Вопрос ставится часто и является предметом жарких споров среди специалистов.

Обратимся к истории вопроса.

Концепция алкоголизма как болезни не нова. Ее источник — работы Бенджамина Раша и британского врача Томаса Троттера, появившиеся в начале XIX в. и постепенно приобретшие популярность. В 1830-х гг. д-р Сэмюэл Вудворд, директор муниципальной больницы г. Вустера, штат Массачусетс, и д-р Эли Туд из Хартфорда, штат Коннектикут, создали первую медицинскую организацию для пьяниц. В 1876 г., основываясь на «факте, что пьянство есть форма невроза и психоза», создали журнал «Journal of Inebriety». В 1904 г. Медицинское общество трезвости сменило название на «Американская медицинская ассоциация изучения пьянства и наркомании».

Представление об алкоголизме как о болезни утратило привлекательность в первые годы XX в., но опять вошло в моду к середине века, во многом благодаря исследованиям и публикациям Е. М. Джеллинека из Йельской школы изучения алкоголизма.

Однако многие до сих пор не согласны с таким подходом. Называя алкоголизм болезнью, говорят они, мы просто даем алкоголикам хороший предлог для самооправдания. Может быть, эту преимущественно семантическую проблему нам поможет разрешить сравнение с «настоящими» болезнями.

Можно ли считать болезнью отравление свинцом? О наличии такового отравления судят по ряду симптомов: боли в животе, головная боль, судороги, вялость. О наличии алкоголизма также судят по ряду специфических симптомов, о которых мы поговорим далее. Как отравление свинцом, так и алкоголизм — проблемы медицинские в том смысле, что предполагается: врачи об этом кое-что знают и, может быть, даже в состоянии помочь.

Публике, в том числе и врачам, бывает трудно относиться к алкоголизму как к болезни вроде рака потому, что алкоголизм считается результатом неумеренной тяги к удовольствиям, а это как-то не принято ассоциировать с болезнью. (А что тогда делать с сифилисом? Разве секс меньшее удовольствие, чем выпивка?)

Штука вот в чем: как или почему человек «словил» свою болезнь. Если бы некие склонные к «самооправданию» люди получали кайф от свинца и поедали его как воздушную кукурузу, это не изменило бы врачебного диагноза — отравление свинцом. Для врачей в болезнях существенны их проявления и причины, а уж почему алкоголик пьет — это никак не связано с диагностикой.

Но хватит заниматься полемикой. Сказанное выше можно считать в той или иной степени точкой зрения американских врачей, которая, впрочем, широко распространена во всем мире. С другой стороны, как уже отмечалось, сохраняется немалое сопротивление представлению об алкоголизме как о болезни, и особенно среди психологов.



Оппоненты считают, что мы совершаем ошибку, наделяя статусом болезни то, что по сути представляет собой только отклоняющееся поведение, — набор дурных привычек. Они указывают, что миллионы людей страдают от последствий собственного пьянства, никак при этом не являясь алкоголиками.

Тем не менее они заслуживают понимания, изучения, а иногда и профессиональной помощи. В этой книге мы будем называть таких людей проблемными пьяницами или людьми, имеющими проблемы со спиртным, но при этом не являющимися, так сказать, «полноценными» алкоголиками.

По природе своей проблемы могут быть медицинскими, социальными или психологическими, однако они порождаются или усугубляются пристрастием к алкоголю и человек продолжает пить вопреки этому.

Таким образом, даже в случае проблемных пьяниц (человек, который от одной порции спиртного получает мучительную изжогу или утрачивает способность к адекватному поведению) тот факт, что он или она продолжает пить, свидетельствует о содержащемся в пьянстве элементе непреодолимого влечения, встречаемом и в самых крайних формах проблемного пьянства, которые я и многие другие по-прежнему называем алкоголизмом (или алкогольной зависимостью).

По моему мнению, алкоголизм — это непреодолимая тяга к спиртному, которая разрушает способность жертвы к нормальному функционированию. Человек жестоко страдает от изжоги или унизительности своего поведения. Для алкоголика спиртное — смертельный яд, разрушающий способность вести сколь-нибудь пристойное существование.

Спиртное становится для него навязчивой идеей, которая ведет к развитию непреодолимого влечения к выпивке, превращающейся в главный жизненный сюжет. Получение очередной дозы становится потребностью, отодвигающей в сторону все прочие аспекты душевной жизни, и тело алкоголика попадает примерно в такую же зависимость от спиртного, как от воздуха и пищи.

Таково мое рабочее определение алкоголизма. На всем протяжении книги при каждом употреблении этого термина я имею в виду именно это. По моему мнению, Дэвид был алкоголиком.

Критики концепции алкоголизма как болезни правы в одном отношении. Некоторые из тех, кто страдает от спиртного, не являются алкоголиками и никогда ими не станут. В этой книге мы уделим внимание и не являющимся алкоголиками проблемным пьяницам.

Дональд Гудвин
Похожие статьи
  • 18.02.2016 359 1
    Что такое алкоголизм?

    Дерево познается по плодам его, алкоголизм — по проблемам. Теоретически человек может выпивать всю жизнь по галлону виски в день и не знать проблем, а значит, и не быть алкоголиком. Теоретически. На деле у много пьющих людей всегда есть проблемы. Иногда они незначительны.

    Жизнь без алкоголя
  • 18.02.2016 300 1
    Нормальное потребление спиртного

    Во все века (и на всем протяжении этой книги) проводилось различие между нормальным и чрезмерным потреблением спиртного. Прежде чем вплотную заняться чрезмерным потреблением (порождающим проблемы), нужно как-то определить, что здесь норма.

    Жизнь без алкоголя
  • 18.02.2016 465 3
    История алкоголя

    Шесть тысячелетий назад в Годайн-Тепе, торговой фактории шумеров на территории современного Западного Ирана, люди пили пиво и вино. В 1992 г. химики определили, что осадок на дне глиняных кружек, найденных в развалинах древнего города, — следы вина или пива.

    Жизнь без алкоголя
показать еще
Prev Next